Библейская и языческие картины мира
    (Авторитаризм и основы демократии)
                      Алекс Кандр


Каждый молится Богу на собственный лад.
Всем нам хочется в рай и не хочется в ад.
Лишь мудрец, постигающий замысел Божий,
Адских мук не страшится и раю не рад.
                                                      Омар Хайям


  Закономерным следствием европейской научной революции XVII-XIX вв., сопровождавшейся интеллектуальным противостоянием апологетов религии и ученых-натуралистов, стало окончательное отделение науки от религии, и вытеснение из общественного сознания утратившей свою былую значимость библейской картины мира зарождавшимися в муках становления естественных наук представлениями о научной картине мира. Сторонник Дарвина Т.Г. Гекели, оценивая роль духовенства, стремительно лишавшегося былого интеллектуального лидерства в культуре и образовании, любил повторять, что «оставшиеся не у дел богословы, толпятся вокруг колыбели любой науки подобно змеям, что готовы были задушить младенца Геракла» (1). Эта метафора отражает накал страстей, разыгравшихся в ходе крушения библейской картины мира, абсурдность которой становилась очевидной для широких слоев населения Европы и мира в целом.
  На фоне краха представлений о библейской картине мира было бы уместным критически оценить её достоинства и недостатки, сопоставляя библейскую картину мира уже с языческими картинами мира народов дохристианской Европы, общим признаком которых является многобожие, соответствующее определению политеистической религии.


  Политеистические религиозные представления, характерные для древних народов Европы дохристианской эпохи, имеют вполне рациональную основу своего изначального возникновения, поэтому они и предшествовали появлению, в частности, монотеистической религий ветхозаветного Бога. Это связано с тем, что как жизнь, так и само выживание древних народов зависело от разнообразных сил природной стихии той местности, где они обитали, что важно, в природно-естественных условиях своего существования. Поэтому нет ничего удивительного в том, что древние народы обожествляли силы природной стихии во всевозможных формах её проявления, поклоняясь каждой из них в отдельности. Это и обусловило их потребность поклоняться множеству божеств, наделенных властью управлять теми или иными силами природной стихии и прочими важными для жизнедеятельности людей аспектами их существования.
  Обожествление разнообразных сил природной стихии, обуславливающих условия существования древних народов, лишало даже гипотетической возможности зарождения монотеизма с единым всемогущим Богом, поклонение которому могло бы решить субъективные аспекты их житейских проблем, несмотря даже на то, что политеистические религиозные представления подразумевали наличие главного Бога в иерархии божеств. Именно по этой причине политеистические религиозные представления древних народов имеют более рациональную основу изначального своего возникновения, выраженную в отсутствие у этих народов необходимости взывать лишь к одному всесильному Богу, т.е., условно, упоминать его Имя всуе, когда дело касалось многообразия жизненно-важных дел (война, охота, рыбалка, землепашество, роды и т.п.), относящихся к компетенции божеств, персонально наделенных властью помогать или отказывать в помощи в этих узкоспециализированных сферах человеческого бытия, сообразно религиозной культуре восприятия мира, индивидуальной для разных народов.


  В данном случае можно проследить прямую аналогию с иерархией государственной власти и развитием общественных институтов в современном обществе, в котором проблемы человека (семьи, жильцов дома или района), например, имеющие жилищно-коммунальный характера, решаются на уровне Управляющей Компании (ЖКХ). В государствах, уважающих демократические ценности, думаю, мало кому придёт в голову мысль, обращаться с такими проблемами к главе государства, минуя множество промежуточных ступеней в иерархии государственной власти, призванной обеспечивать нормальные условия жизнедеятельности граждан государства, регламентируя деятельность общественных и коммерческих организаций. Обычно бывает достаточно и обращения к территориальному «владыке коммунальных благ».
  Однако существуют примеры таких «благословенных Богом государств», где решением жилищно-коммунальных проблем рядовых граждан приходится периодически заниматься главе государства, до которого своевременно дошла челобитная от простолюдина, свидетельствующая о полной несостоятельности вертикали власти. Когда авторитарный «Бог» единолично берет бразды правления в свои Руки, закономерно оставляя не у дел созданную им «иерархию божеств» (вертикаль власти), то «вынужденное» их бессилие, решать реальные проблемы бытия простых людей, не оставляет последним шансов получить желаемый результат, в частности, от территориальных «владык коммунальных благ», что и вынуждает челядь бить челом самому главному «Божеству» государства.


  Тысячелетия не теряющий своей актуальности постулат Астрологии: «То, что есть наверху (на Небе) подобно тому, что есть внизу (на Земле)», подчеркивающий, в частности, тождественность организации божественной и земной иерархии власти, вполне способен подтвердить прозорливость интуитивного восприятия устройства мира древними народами, выраженного ими в своих политеистических религиозных предпочтениях.


  Монотеизм религии иудеев и христиан, лежащий в основе библейской картины мира, принципиально не противоречит существованию иерархии богов в политеистических религиях в той же степени, в какой наличие главы государства не противоречит существованию самостоятельных в пределах своей компетенции ветвей государственной власти. Да и духовенство некоторых конфессий Христианства как монотеистической религии, позиционирующей себя с религией единого Бога, лукавит, делая акцент именно на поклонении одному Богу. Несмотря на то, что в Христианстве постулируется идея «свободы воли» человека, так или иначе навязывается диаметрально противоположная мысль о предначертанности судьбы, подчеркивающая важность божьего Промысла в людских делах, что подразумевает вовлеченность Бога в дела людские. Последнее, в свою очередь, подразумевает наличие иерархии высших сил в божественной «канцелярии» библейского Бога с его ангелами, архангелами, а также наличие падшего ангела (Дьявол, злой дух) и прочей связанной с ним нечисти, нашедших свое место в христианской трактовке Ада. А если ещё учесть существование целой плеяды святых в Христианстве, к вспомоществованию которых взывают многие верующие в своих молитвах, то Христианство в ряде своих конфессий ничем не уступает политеистическим религиям (язычеству) по количеству аналогов языческих божеств, наделенных властью помогать тем, кто взывает через молитву о помощи и совершает пожертвование в самых разнообразных формах: свеча к иконе святого, пожертвование на храм и т.п.
  «В христианстве и некоторых других религиях: святой - человек, посвятивший свою жизнь церкви и религии, а после смерти признанный образцом праведной жизни и носителем чудодейственной силы». Например, «Николай Чудотворец - один из наиболее почитаемых христианских святых, с молитвами к которому ежедневно обращаются тысячи людей по всему миру. Как утверждают многие из них, они становятся свидетельства того, как помог Николай Чудотворец в решении их самых тяжелых житейских проблем». В чем же помогает святой Николай Чудотворец? Помогает выйти замуж, покровительствует узникам и неправедно осужденным, помогает путешественникам, а икона Николая Чудотворца помогает даже неверующим. С древних времен он считается покровителем путешественников и, в первую очередь, - моряков».
  Фактически, своим покровительством моряков, Николай Чудотворец занял в Христианстве нишу чудотворца, аналогичную языческому повелителю морской стихии Посейдону у древних греков или Нептуна у древних римлян, к которым древние моряки также взывали о помощи в своих молитвах, совершая им подношения должным образом. В этом нет ничего удивительного, ведь Христианство, став государственной религией в Римской империи при императоре Константине в 324 году н. э., пришло на смену прежней политеистической религии римлян, постепенно адаптируясь к удовлетворению традиционных политеистических потребностей разных социальных групп новообращенных христиан, в частности, организованных по профессиональному признаку - моряки. Эта первоначальная адаптация опять же условно монотеистического Христианства (Троица, ангелы и пр.) к консервативным традициям политеистической религиозной культуры римлян привела впоследствии к подмене римских богов образами святых чудотворцев на бытовом уровне обращения к ним, что мы и наблюдаем на примере отождествления сфер влияния бога Нептуна и святого Николая Чудотворца.


  Так что заимствование аналогов языческих божеств в образах святых, наделенных чудодейственной силой, можно наблюдать и в современном Христианстве, почему-то лишь формально отождествляемом с монотеизмом, т.е. с религией одного Бога. На самом же деле в Христианстве кроме одного Бога, представленного как триединое божество (Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой), фигурирует целая иерархия высших сущностей, начиная с ангельских и заканчивая святыми, наделенными христианским богословием властью помогать верующим в тех или иных мирских делах – констатация факта. Поэтому некоторые якобы монотеистические религии, по насыщенности в них высших существ, включая святых, на фоне, опять же условно, одного Бога, фактически, немногим отличаются от политеистических религий язычников, в которых также фигурируют главные Боги: Один – у германо-скандинавских народов, Зевс – у греков, Юпитер – у римлян и т.д.


  Что касается библейской сказки на тему сотворения мира Богом Ветхого Завета, положенной в основу представлений христианского богословия о библейской картине мира, то следует отметить факт схематичности повествования о сотворении мира в Первой Книге Моисея, Бытие. Ортодоксальные богословы иудейской и христианской религии на протяжение многих веков считали и продолжают считать, что первые Пять Книг Ветхого Завета не только принадлежат авторству Моисея, но и записаны им по Божьему вдохновению.
  Ниже приведена дословная цитата из Книги Бытие Ветхого Завета Библии о 6-ти днях сотворения мира. Благо, описание поэтапного характера этого процесса представлено в весьма схематичном виде.


ПЕРВАЯ КНИГА МОИСЕЯ
               БЫТИЕ

     Сотворение мира

 1   В начале сотворил Бог небо и землю.
 2   3емля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.
 3   И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.
 4   И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.
 5   И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.
 6   И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.
 7   И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.
 8   И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день второй.
 9   И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.
10   И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо.
11   И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.
12   И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что это хорошо.
13   И был вечер, и было утро: день третий. Библейский Бог
14   И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;
15   И да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.
16   И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды; Vethozav_god_310X260.jpg
17   И поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,
18   И управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо.
19   И был вечер, и было утро: день четвертый.
20   И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной.
21   И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо.
22   И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
23   И был вечер, и было утро: день пятый.
24   И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
25   И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.
26   И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.
27   И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
28   И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.
29   И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя, — вам сие будет в пищу;
30   А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так.
31   И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой.
2   Так совершены небо и земля и все воинство их.
2   И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал.
3   И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.
(БИБЛИЯ, Российское библейское общество, Москва, 1996)


  Схематичное изложение этапов божественного сотворения мира в Ветхом Завете Библии крайне мало информативно в своей конкретике, несопоставимо уступая в красочности и в подробностях многим языческим представлениям о возникновении мира, например, в древнегреческой мифологии. В мифологии древней Греции, формально, отсутствует упоминание деятельного начала Бога-Творца, однако последовательность этапов возникновения мира отражена в иносказательной форме генеалогии богов, отождествляемых с теми или иными стихиями природы и многими другими важными для жизнедеятельности людей аспектами их существования.


  Первое поколение богов: Сначала существовала Мгла. Из неё возник Хаос.
От Мглы и Хаоса родились Никта (Ночь), Эреб (Мрак) и Эрос (Любовь), Гея (Земля), Тартар (Бездна) и Уран (Небо).
  Дети Никты и Эреба - братья-близнецы Гипнос (Сон) и Танатос (Смерть); Керы (Несчастья), Мойры (Судьба), Мом (Злословие и Глупость), Немезида (Возмездие), Эрида (Раздор), Эринии (Мщение); Ата (Обман); Лисса (Бешенство, Безумие).
  Дети Геи и Тартара - Понт (внутреннее Море); Дети Геи и Понт - Кето (владычица морских чудовищ), Нерей (спокойное море), Тавмант (морские чудеса), Форкий (страж моря), Эврибия (морская сила),
  Дети Геи от Урана и Тартара: титаны и титаниды, гиганты.
  Титаны: Гиперион, Иапет, Кей, Криос, Кронос, Океан.
  Титаниды: Мнемосина, Рея, Тейя, Тефида, Феба, Фемида.
  Младшее поколение: Прометей, Атлас, Гелиос (персонификация солнца), Лето, Менетий, Астерий, Селена (персонификация луны), Электра, Эос (персонификация утренней зари).
  Олимпийцы

Боги небесного ОлимпаРис. 2 Боги небесного Олимпа

  Дети титана Кроноса и титаниды Реи:
   Зевс - Бог неба и грома, глава древнегреческого Пантеона.
   Гера - покровительница семьи и брака, покровительница рожениц, супруга Зевса.
   Посейдон - владыка морей.
   Аид - владыка подземного царства мёртвых.
   Деметра - Богиня земледелия и плодородия.
   Гестия - Богиня домашнего очага.
  Потомки детей Кроноса и Реи:
   Аполлон - Бог солнца, света и правды, покровитель искусств, наук и врачевания, бог-прорицатель.
   Арес - Бог кровожадной, несправедливой войны.
   Артемида - Богиня луны и охоты.
   Афина - Богиня мудрости, справедливой войны, покровительница города Афины, ремесел, наук.
   Афродита - Богиня любви и красоты.
   Гермес - покровитель дорог и путников, воров и посланник Зевса, первым научивший людей азбуке, счету и торговле. (2)


  Этот перечень богов древнегреческой мифологии далеко неполный, однако он позволяет оценить мифологические этапы сотворения мира, предшествовавшие появлению людей на Земле, желания и страсти которых, как и их жизнь, были подконтрольны божьему Промыслу опосредованно, через созданную Им иерархию Высших Сил, символически представленную в древнегреческой мифологии. Истоки древнегреческой мифологии уходят корнями в 30 - 15 вв. до н. э. - крито-минойская религия. В 1850 году до н. э. уже были построены Афины, названные в честь богини Афины.


  В отличие от весьма предметной библейской сказки о сотворении мира, мифология древней Греции, как ей и положено быть, иносказательна, отражая в себе лишь инструментарий божьего Промысла, что не позволяет её также разбирать «по косточкам», как позволила это сделать своей конкретикой библейская сказка о сотворении мира своим оппонентам – ученым-натуралистам XVII-XIX вв.
  Книга Бытие, предположительно написанная 3 тысячи лет назад, была предназначена в большинстве своем не столько для людей глупых и малообразованных, как это принято считать, сколько для людей неглупых, но в силу объективных и субъективных обстоятельств, не нуждавшихся в уточнении детализации этого процесса, трезво осознавая нечеловеческие масштабы божественного сотворения мира, чему способствовало, конечно, и неразвитость естествознания. Эти же рассуждения справедливы и к обоснованию особенностей доверительного восприятия язычниками своей мифологии.
  Однако многоликая языческая мифология не претендует в своей основе на безоговорочную достоверность в связи с отсутствием ссылок на авторитетный первоисточник в виде какого-либо божественного Откровения. В основе же представлений о сотворении мира монотеистических религий иудеев и христиан лежат авторитет пророка Моисея, который якобы «записал книгу Бытия по Божьему вдохновению».


  Авторитет Св. Писания, основанный на божественном откровение, подвергали сомнению многочисленные деисты ещё в XVIII веке. «Они вели атаку на власть христианских церквей, конкретно - на Католическую церковь, отрицая авторитет учений, источником которых называлось божественное откровение» (1).
  Думаю, не составит труда убедиться в том, что ни о каком божественном откровении пророка Моисея (следует уточнить: исходящем от реального Бога-Творца мироздания) и речи быть не может, в частности, учитывая наличие в его запредельно схематичной версии сотворения мира какой-то загадочной «небесной тверди», о существование которой реальный Бог-Творец вселенной ни сном, ни Духом ведать не мог, поскольку её просто не существует в его Творении на фоне бесконечной вселенной со множеством звездных миров, отчасти, подобных нашей солнечной системе.


  Ветхозаветный Бог открывает для себя масштабы Творения реального Бога-Творца вселенной.

Iud_God405X.jpg

 

Рис. 3   «А царь-то не настоящий!»


  В связи с этим можно только констатировать факт введения в заблуждение пророка Моисея кем-то, но отнюдь не реальным Богом-Творцом мироздания, если принципиально придерживаться этой концепции возникновения мира – сотворение его Богом.
  В реальности же библейская схематичная зарисовка на тему: сотворения мира, отражает лишь представления современников пророка Моисея о картине мира с его 7-ю небесными сферами планет и наиболее дальней - звездной сферой, которые отождествлялись ими с «небесной твердью». Так что библейский Бог пророка Моисея явно не был в курсе деяний реального Бога-Творца вселенной, поэтому и ограничил небесной твердью звездной сферы Свой собственный мир, соответствующий библейской картине мира.


  Если бы современникам Моисея было известно хоть что-то про важность фотосинтеза для растений, то «записанный по Божьему вдохновению» Моисеем текст книги Бытие о сотворении мира, приведенный выше, имел бы иную последовательность дел творения, в которой дела 4-го дня творения (И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи… И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;) предшествовали бы делам 3-го дня творения (И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.), поскольку первоначально следовало бы создать небесные светила, а лишь потом - «зелень, траву» и пр., по вполне понятным причинам для наших современников.
  Эта абсурдность последовательности дел сотворения мира особенно становится неприемлемой в контексте противоречия между библейской хронологией, фактически отождествляющей возраст Земли с историей человечества, и основанными на фактологии разных наук представлениями натуралистов XVIII-XIX вв. о том, что история человечества никак не может совпадать с историей Земли.
  Думаю, любой здравомыслящий человек, читая Книгу Бытие Ветхого Завета о сотворении мира, должен воспринимать содержание прочитанного как утрированное и схематичное перечисление этапов творения, безотносительно реальной продолжительности интервалов времени, исчисляемых в днях творения. Аналогичные рассуждения приводило духовенство ещё в XVIII-XIX веках, пытаясь отстоять библейскую сказку о сотворения мира под натиском аргументов ученых-натуралистов, оспаривавших её достоверность поэтапно, опираясь каждый раз на вновь совершенные открытия в различных науках естествознания: геология, палеонтология, эволюционной биологии, археологии и др.


  Если отойти от буквализма в оценке продолжительности времени (в днях) сотворения мира, что приводит к эпохальному увеличению продолжительности каждого дня творения, согласно представлений французского натуралиста Бюффона (1707-1788) на несоответствие библейской истории Земли и человечества, изложенных им в книге «Эпохи природы» (1778), то неприемлемость очередности дел творения 3-го и 4-го дня (эпох), отмеченная выше, становятся предельно абсурдной, в дополнение к многим другим критическим оценкам натуралистов XVII-XIX вв. библейской сказки о сотворении мира, окончательно подорвавшим доверие к авторитету Книги Бытие Моисея, основанному якобы на божественном откровении.
  Таким образом, если бы ветхозаветный Бог действительно был Тем, за Кого его выдаёт автор (Моисей) Книги Бытие, руководствуясь якобы «божественным откровением», то в этом случае последовательность дел 3-го и 4-го дня сотворения мира была бы иная, просто в силу осведомленности реального Бога-Творца в том, что за чем из дел сотворения мира должно было следовать, безотносительно познаний автора Книги Бытия в важности фотосинтеза для растений.

  Даже одного этого аргумента достаточно, чтобы убедиться в недопустимости отождествления ветхозаветного Бога с реальным Богом-Творцом мироздания, что подразумевает мифологическое происхождение концепции ветхозаветного Бога.

«В то время как Библия была написана людьми, у природы нет иного создателя, кроме Бога» - Том Пейн (1737-1809гг., деист).


  Критическая оценка букета нелепостей в повествовании Моисея о сотворении мира, якобы записанного им «по Божьему вдохновению», позволяет предположить, что правильнее будет отождествлять Бога, фигурирующего в Ветхом Завете, лишь с Богом иудеев, представления о котором сформировались при жизни Моисея или несколько позже.

  Немецкий специалиста по Ветхому Завету, профессор теологии Вильгельм Фатке, выявил не только «поэтический, легендарный и мифический уровни в книгах Ветхого Завета, но и развивал тезис о том, что Пятикнижие было написано гораздо позже, чем жил Моисей. Проследив историческое развитие иудаизма, он продемонстрировал, каким образом Яхве из племенного бога войны ко времени пророков Иеремии и Второисаии превратился в универсальное божество». (1)
  Задолго до В. Фатке предрассудок о том, что Моисей был автором Пятикнижия подверг сомнению известный средневековый теолог (комментатор) Авраам Ибн-Эзра (Абен-Езра, XII век), сделав это «в нарочито завуалированной форме, что объясняется условиями его времени».

«Значительно позже, в XVI—XVII вв., сомнения в авторстве Моисея высказывались уже в гораздо более свободной форме, чем это мог себе позволить Ибн Эзра.
А. Б. Карлштадт в 1520 г. утверждал, что Моисей не мог быть автором Пятикнижия, так как он не мог описывать собственную смерть. Более ста лет спустя Гоббс говорил, что Пятикнижие названо Моисеевым только потому, что его главным действующим лицом является Моисей. По его мнению, Моисей в лучшем случае мог быть только составителем какого-то отрывка;» (4)


  Рациональный подход к исследованию текста Пятикнижия, породивший сомнение Ибн Эзры в авторстве Моисея, послужил впоследствии философу Бенедикту Спинозе (1632-1677) основанием для более детального опровержения этого предрассудка в работе «Богословско-политический трактат» (1670):

«я начну с предрассудков относительно истинных авторов священных книг, и прежде всего об авторе Пятикнижия. Таковым почти все считали Моисея. Фарисеи даже до того упорно это отстаивали, что считали еретиком того, кто оказывался иного мнения. И по этой причине Абен-Езра, человек свободного ума и незаурядной эрудиции, из всех, кого я считал, первый, обративший внимание на этот предрассудок, не осмелился открыто высказать свою мысль, но посмел только указать на это в довольно темных словах. Я не побоюсь представить здесь это яснее и показать самый предмет очевидным образом». (3)


  Объясняя «мысль Абен-Езры, как и места Пятикнижия, которые он приводит для ее подтверждения», Б. Спиноза отмечает и более существенные указания на очевидность предрассудка об авторстве - Моисея:

«1) писатель этих книг говорит о Моисее не только в третьем лице, но он, сверх того, свидетельствует о нем многое, например: Бог говорил с Моисеем; Бог разговаривал с Моисеем лицом к лицу; Моисей из всех людей был самый кроткий (Числа, гл. 12, стих 3); Моисей был охвачен гневом на вождей войска (Числа, гл. 31, стих 14); Моисей —муж божественный (Второзаконие, гл. 33, стих 1); Моисей, раб Божий, умер;…
2) Следует также заметить, что в этой истории рассказывается не только то, каким образом Моисей умер, был погребен и поверг евреев на 30 дней в печаль, но что в ней после сравнения его со всеми жившими впоследствии пророками говорится, кроме того, что он их превосходил. …
3) Должно заметить, что некоторые местности называются не теми именами, которые они имели при жизни Моисея, но другими, которыми они были обозначены уже много лет спустя. …
4) Исторические рассказы иногда продолжаются и за пределы времени жизни Моисея. …
Таким образом, из всего этого яснее дневного света видно, что Пятикнижие было написано не Моисеем, но другим, кто жил много веков спустя после него». (3)


  Несмотря на то, что «Богословско-политический трактат» был напечатан в Амстердаме анонимно и с соблюдением предосторожностей, чтобы оградить автора-вольнодумца от преследований (местом издания был назван Гамбург), однако его имя стало известно.

«Его пытались заставить подкупом и угрозами изменить своим убеждениям, посещать синагогу и соблюдать иудаистские обряды и обычаи, к нему подсылали наемного убийцу, а 27 июля 1656 г. Бенедикт Спиноза был отлучен и изгнан из еврейской общины. Однако мужественный философ остался верен своим убеждениям.
Книга Спинозы — страстный гимн свободе человеческой мысли; его цель — ликвидировать господствующее положение церкви в обществе. Характеризующийся яркой антицерковной и, в конечном счете, антирелигиозной направленностью, трактат вызвал яростные нападки со стороны всех церковников вплоть до запрещения печатать и распространять его.
Нет ничего удивительного в том, что современники Спинозы — враги свободомыслия и научного прогресса — на всех перекрестках кричали, что «Богословско-политический трактат» составлен «отщепенцем-евреем при помощи дьявола» (памфлет против покровителя Спинозы Яна де Витта) и что «автор хитро и скрыто учит в своем трактате атеизму, Он, правда, очень часто говорит о боге». (4)


  Как это нестранно, но и современные апологеты христианской религии без тени сомнения уверены в том, что Моисей является автором Пятикнижия, лишь на том основании, что они якобы не верят Б. Спинозе, в отличие от своих оппонентов, которым приписывается вера ему в качестве аргумента в «споре» о истинности авторства Моисея. Как видим, ортодоксальная вера в данном случае полностью блокирует доводы рассудка и зачатки здравого смысла у подобных сторонников ортодоксальной веры, ведь аргументы Б. Спинозы – это не предмет веры или неверия, поскольку они основаны на тщательном анализе буквального смысла текстов Ветхого Завета. Это лишь свидетельствует о том, что подобные ортодоксы категорически не желают («как черт ладана боятся») изучать Св. Писание во всех Его подробностях, довольствуясь лишь вершками, что и делает их уязвимыми перед аргументацией, основанной на доводах здравого смысла, единственным оружием против которого для них являются смехотворная апелляция к вере или неверию, категорически неуместная в данном конкретном случае. Так что и по сей день ортодоксальная вера апологетов религии вступает в противоречие со здравым смыслом несмотря на то, что на дворе уже XXI век.


  Уместен архиважный вопрос: следует ли отождествлять ветхозаветного Бога, «заявившего» о своем существовании в качестве «Бога Евреев» через пророка Моисея, с реальным Богом-Творцом вселенной, несмотря на приведенный ранее вполне очевидный аргумент против этого?
  Тот факт, что иудеи проецируют на своего Бога качества, принадлежащие реальному Богу-Творцу вселенной, скромно остающемуся в тени своего Творения, опровергается самым незамысловатым образом в результате критического осмысления текста Книги Бытие, которое значительно облегчили нашим современникам представители естественных наук XVII-XIX вв. Они поставили под сомнение не только авторитет Св. Писания, основанный на божественном откровении, но и вообще констатировав абсурдность как библейских представлений о сотворении мира, так и библейской же картины мира с Землей в качестве центра мироздания.
  Что-что, а все те заблуждения природно-естественного характера, которыми изобилует Книга Бытие и основанная на ней библейская картина мира, мы никак не может приписать реальному Богу-Творцу мироздания, поэтому в качестве гипотетического источника «божественного откровения» пророка Моисея может фигурировать лишь Бог иудеев, ветхозаветная конкретика представлений о котором сформировалась при жизни Моисея.


  Предположение о том, что ветхозаветный Бог является лишь иудейским Богом, подкрепляется ещё и фактом избрания Им евреев в качестве Своего народа, о чем свидетельствует описанное в Книге Исход избавление Им евреев от рабства в Египте, при посредничестве Моисея. (Быть избранным народом – это парадигма своей завышенной значимости так или иначе присутствует в традициях многих народов, оправдывая их притязания на какую-то свою значимость в борьбе за достойное существование в условиях конкуренции с другими народами, в частности, за природные ресурсы. Это один из очевидных признаков расизма. Достаточно упомянуть возвеличивание значимости арийской нации по отношению к другим народам в гитлеровской Германии, в результате чего идея расизма материализовалась в нацизме.)


  Вероятней всего, что иудейский Бог, избравший евреев Своим народом, ранее либо вовсе не существовал, что подтверждает предположение о Его мифологическом происхождении во времена Моисея, либо Он полностью игнорировал этот народ, допустив его унизительно рабское положение в Египте (430 лет рабства – Исход 12:40), что порождает множество вопросов о причине Его внезапной озабоченности судьбой еврейского народа: «И приму вас Себе в народ и буду вам Богом, и вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш, изведший вас из-под ига Египетского» (Исход 6:7). Такое развитие сюжета в книге Исход вполне оправдывает употребление термина «иудейский Бог» для обозначения ветхозаветного Бога, подтверждение чему находим и здесь: «И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь, Бог Евреев: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение» (Исход 9:1).
  Так что иудейский Бог, избравший евреев Своим народом, обозначил свое присутствие в качестве Бога лишь на «известном» историческом этапе, описанном в Книге Исход, а это и ознаменовало собой весьма грубую датировку мифологического «рождения» иудейского Бога, предназначение которого было в формировании религиозной самоидентичности еврейского народа, прибывавшего в те времена в унизительном для целого народа - рабском положении во власти фараона Египта. Поэтому древние иудеи, как и другие не менее древние народы, имели и имеют полное право на собственные представления о Своем Боге в качестве покровителя «избранного Им народа», уповая в молитвах на милость которого можно было обрести национально-религиозную самоидентичность, сплачивавшую древних евреев в той же степени, в какой другие древние народы, в частность, Европы находили свою религиозную самоидентичность, поклоняясь своим Богам.
  Таким образом, совершенно нет никаких оснований отождествлять ветхозаветного Бога, Господа, заявившего о Своем мифологическом рождении еврейскому народу через пророка Моисея, с реальным Богом-Творцом мироздания.


  Следовательно, иудейского Бога Ветхого Завета можно поставить в один ряд, по крайней мере, с верховными Богами язычников, которые также имеют мифологическую основу своего происхождения. Подтверждение этому «еретическому вольнодумству» можно обнаружить в том же Ветхом Завете:

1. «В повествовании о военачальнике Иеффае (Йифтахе) Яхве фигурирует как собственно израильский бог, аналогичный богам других народов по своей роли и по своим функциям. Обращаясь к аммонитскому царю, Иеффай говорит (Суд. 11:24): «Разве не тем, что дал тебе во владение Хамос [Кемош], твой бог, ты владеешь? А тем, что дал во владение Яхве, наш бог, нам, этим мы владеем». (4)

  Эта же цитата из Ветхого Завета Библии:
«Не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хомас, бог твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие Господь, Бог наш». (Кн. Судей 11:24)

2. «Уже в сказании об изгнании человека из «Сада Эдема» (рая) Яхве фигурирует как один из богов, опасающихся того, что человек приобретает божественную сущность. Он говорит (Быт. 3:22): «Вот, Человек, стал, как один из нас (богов — И. Ш.), знающим добро и зло. А теперь: как бы он не простер свою руку, и не взял бы также от дерева жизни, и не стал бы жить вечно!»
Очевидно, в исходном варианте предания действовали не только Яхве, но и другие боги израильского пантеона: к ним он обращается, мотивируя изгнание человека за пределы божьего жилища». (4)

  Эта же цитата из Ветхого Завета Библии:
«И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас (богов – И.Ш.), зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно» (Бытие 3:22)

«И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят». (Бытие 3:23)

«Библейские пророки проповедовали мысль, что Яхве является искони не только главным богом израильского пантеона, но и единственным богом Израиля». (4)


  Тот факт, что набожные иудеи традиционно воспринимают текст Книг Моисея как божественное откровение, без тени сомнения в его достоверности, свидетельствует лишь о потребности людей с врожденной набожностью принимать на веру авторитетные в своих кругах религиозные догмы, принципиально не подлежащие какому-либо сомнению, на чем и основана слепая Вера, что и унаследовало в свое время Христианство, включив Ветхий Завет в Библию.
  В отличие от политеистических религиозных представлений других древних народов, иудейский Бог, заявив о своем мифологическом «рождении» еврейскому народу через пророка Моисея, фактически, стал основателем еврейского монотеизма как религии лишь единственного ветхозаветного Бога (Яхве, Господ), т.е., чисто формально, Он стал основателем религии Себя Самого! Как бы это «парадоксально» не выглядело.


  Было бы немаловажным для раскрытия данной темы получить вразумительный ответ на вопрос: вследствие чего еврейский народ, следуя наставлениям пророка Моисея, предпочел монотеистическую религию иудейского Бога, в отличие от других столь же древних народов, выбравших в качестве своих религиозных предпочтений политеистические представления о мире с иерархией божеств? Тем более, что до Моисея евреи были язычниками, придерживаясь политеистических религиозных представлений на мир со множеством племенных богов:

«религия древних израильтян и иудеев, как и религии других окружавших их народов, была политеистичной. Главой древне-израильского пантеона был общесемитский верховный бог Эл (иначе Элоах или Элохим). Само это имя, собственно, и значит «бог».
Эл был верховным богом и главой совета богов (Пс 81:1), он (Эл Всевышний) был творцом и владыкой неба и земли. В иудейско-израильском пантеоне фигурируют также Ашера — верховная богиня и супруга Эла, богиня любви и плодородия Астарта, земледельческий бог Баа (Ваал) …
Очень популярными были культы войска небесного — Солнца, Луны и звезд (Иер. 8:2). Звезды изображаются сражающими против врагов Израиля (Суд. 5:20). Поклонение Баалу и Ашере неоднократно с осуждением упоминается в Ветхом завете (Суд. 2:13; 10:6).
Особое место в иудейском пантеоне занимал бог Яхве (Йахве). Само его имя (оно означает «сущий») избегали произносить; вместо него говорили и читали «господь мой» («адонай»)». (4)