В поисках божественного Откровения


  «Божественное откровение» Моисея о сотворении мира (Книга Бытие), ставшее основой библейской картины мира, не выдержало испытания на истинность в ходе европейской научной революции XVII-XIX вв., в результате чего библейская картина мира и потерпела сокрушительный крах в общественном сознании, уступив свое место научной картине мира, в которой лишь усердием апологетов науки XIX-XX вв. не осталось места для реального Бога-Творца мироздания.
  Поэтому ветхозаветные представления об иудейском Боге, сотворившем лишь далекую от реальности библейскую картину мира, можно отнести к мифотворчеству Моисея или более поздних авторов, что, без сомнения, ставит библейскую сказку о сотворении мира в один ряд с прочими результатами мифотворчества других древних народов Европы, отдавших своё предпочтение политеистическим представлениям о мире.


  Если и искать признаки божественного Откровения реального Бога-Творца мироздания в мифологическом наследии древних народов, включая библейскую сказку о сотворении мира, то следует использовать для этой цели лишь здравый смысл и разумность критериев такого поиска, что ассоциируется с представлениям о Высшем Разуме.

  Реальный Бог-Творец мироздания неизменно прибывает в тени Своего Творения, не совершая явно выраженных попыток стать центром внимания всего человечества, однако Его ипостась, Высший Разум, заявляет о Своем присутствии через Его носителей, отдающих центральное место в своей интеллектуальной и практической деятельности приоритетам здравого смысла и разумности своих начинаний, действий и выводов, чем и была отмечена деятельность ученых-натуралистов времен европейской научной революции. Вот и получается, что «божественное откровение» Моисея, как и основанная на нем библейская картина мира, не выдержали проверку на истинность по критериям здравого смысла во времена европейской научной революции XVII-XIX вв.


  Из всего множества религиозного мифотворчества древних народов Европы, включая мифотворчество Моисея о иудейском Боге Ветхого Завета, лишь в древнегреческой (древнеримской) мифологии можно обнаружить НЕЧТО, что способно подтвердить присутствие именно в ней признаков божественного Откровения реального Бога-Творца мироздания. Он даровал человечеству в мифологии древнегреческой цивилизации основы механизма реализации Своего божьего Промысла, посредством астрологического влияния планет и пр. элементов солнечной системы, представленных в образах Богов небесного Олимпа, на судьбы людей и других обитателей Земли. Это лишний раз свидетельствует о Его вовлеченности в сотворение, в частности, солнечной системы, на третьей планете от солнца которой были созданы благоприятные, в частности, температурные условия для возникновения жизни в известной нам её форме, позволяющей обретать материальную оболочку душам, «обреченным» божьим Промыслом на вечное существование.


  Достаточно сложный механизм астрологического (божественного) влияния планет и пр. элементов солнечной системы, во всей своей полноте, возможно, никогда не станет достоянием астрологических знаний человечества, оставаясь скрытым в глубинах непознанного, которое, как известно, границ не имеет. Однако и того, что известно в астрологии, вполне достаточно, чтобы убедиться в её работоспособности, что и способствовало интересу многих выдающихся ученых мужей прошлых веков к профессиональному занятию астрологией:

- Немецкий астроном и астролог Региомонтан, урожденный Иоганн Мюллер (1433-1476);
- Датский астроном Тихо Браге (1546–1601), названный своими современниками «королем астрономов»;
- Иоганн Кеплер (1571–1630), астроном и физик, открывший три закона небесной механики.


  Они убеждались на своей практике занятий астрологией в предопределенности тех или иных событий в жизни людей, что и убеждало их в реальности существования божьего Промысла (реального) Бога-Творца мироздания, укрепляя их естественное богословие, вступавшее в противоречие с ортодоксальным христианским богословием.
  Вместе с очевидностью существования предопределенности судьбы в ключевых её моментах, астрология также подтверждает и наличие немалой степени свободы воли, что очевидно само по себе любому здравомыслящему человеку, поскольку повседневный житейский опыт нам это демонстрирует ежедневно, ежечасно и ежеминутно. Наличию свободы воли человека есть и астрологическое подтверждение, за что отвечают некоторые планеты своим основным предназначением.


  Кухня человеческого бытия устроена таким образом, что люди в значительной степени погружены в своею повседневность с её заботами, кратковременной праздностью, радостями и т.д., чередующимися как кадры кинохроники. Поэтому иллюзия всеобъемлющей свободы воли свидетельствует лишь о нашей погруженности в обыденность, индивидуальный для каждого человека стереотип которой в один прекрасный день ломается самым жестоким образом, как результат негативных судьбоносных перемен, требующих от человека, хочет он этого или нет, адаптироваться к этим переменам, часто продолжая свое существование уже в новых для себя условиях. С такой же очевидностью в привычную обыденность могут вторгаться и периоды счастливых перемен, также вносящие изменения в стереотипы отношения человека к прошлой обыденности, позволяя ему насладиться плодами этих позитивных судьбоносных перемен.
  Судьбоносные события в большинстве своем происходят достаточно редко, заставляя привыкать людей к повседневной обыденности, что и демонстрирует всем и каждому наличие у них свободы воли и свободы выбора в этом бесконечном потоке разнообразных повседневных дел.
  Ни предопределенность судьбы, ни свобода воли не вступают в противоречие между собой, поскольку они существуют вне зависимости друг от друга в той же степени, в какой законы физики макромира не противоречат законам физики микромира. Да и большая часть повседневных дел людей находит отражение в астрологической реальности, что обесценивает обывательскую идеализацию такого понятия как свободы воли человека в чем бы то ни было.
  В известном изречении: «если человеку суждено быть повешенным, то он не утонет», сформулирован трезвый взгляд на предопределенность судьбы любого человека.


  Как бы к этому, кто ни относился, однако здравый смысл оценки даже сегодняшнего уровня астрологических знаний, через призму признания астрологии выдающимися учеными-астрологами прошлого, позволяет убедиться в том, что в мифологии древней Греции заложены основы астрологии. Астрология преподносит нам планеты солнечной системы в образах главных Богов древнегреческой мифологии через свои римские аналоги: Юпитер\Зевс, Плутон\Аид, Нептун\Посейдон, Уран (Уран), Сатурн\Кронос, Марс\Арес, Венера\Афродита, Меркурий\Гермес, Луна\Селена (Артемида), Солнце\Гелиос (Аполлон). В свою очередь, астрологический Зодиак представляет из себя не что иное как небесный Олимп греко-римских Богов, каким-то чудесным для апологетов науки образом нашедших свое место в солнечной системе в качестве планет и других её элементов.
  Комплекс основных астрологических знаний в своей целостности, в принципе, не мог быть результатом эмпирических изысканий древних народов, поэтому в качестве единственного его источника следует признать лишь божественное Откровение реального Бога-Творца мироздания, нашедшее свое место в древнегреческой мифологии.

  В той же степени, в какой ученые сами не изобретают законы природы лишь потому, что законы природы существовали задолго до появления субъектов их изучения, также и божественный Промысел о судьбах, в частности, людей реализовывался посредством механизма астрологического влияния планет солнечной системы и др. её элементов задолго до того, как реальный Бог-Творец мироздания соизволил приоткрыть людям тайны предначертанности их судеб, даровав древнегреческой цивилизации знания по астрологии, преподнося их в мифологической форме многочисленных поколений Богов, олицетворяющих собой разные силы природной стихии и иные важные аспекты человеческого бытия.
  Каким-то загадочным для апологетов науки образом в древнегреческой мифологии фигурируют, в частности, кроме 7-ми Богов, известных грекам в качестве 7-ми планет солнечной системы, ещё и такие Боги как Уран, Посейдон/Нептун и Аид/Плутон, наделенные вполне конкретным набором своего божественного предназначения: Уран – бог Неба (воздушная стихия), Посейдон/Нептун – владыка морей, Аид/Плутон - владыка подземного царства мёртвых.
  Ещё можно было бы предположить, с точки зрения апологетов науки и сторонников эмпирического происхождения знаний по Астрологии, что 7 планет, видимые невооруженным взглядом, поэтому и известные, в частность, древним грекам, заняли свое достойное место в их мифологии в качестве соответствующих им Богов Олимпа. Однако тут же возникает вопрос: откуда древние греки позаимствовали информацию для своей мифологии о существовании других богов, в частности: Урана, Посейдона/Нептуна и Аида/Плутона, которые наделены якобы лишь мифотворчеством греков вполне конкретным предназначением, упомянутым выше? Ведь 3-4 тысячи лет назад люди не имели возможности самостоятельно эмпирическим путем получить информацию о высших планетах: Уран, Нептун и Плутон. Эти планеты нашли свое достойное место в Астрологии лишь после их открытия, а за несколько тысяч лет до этого они каким-то чудесным образом для апологетов науки нашли свое место в качестве Богов в древнегреческой мифологии. Причем астрологические характеристики этих планет «каким-то чудесным образом» соответствуют их предназначению в качестве Богов древнегреческой мифологии.


  Присутствие в мифологии древней Греции знаний, облаченных в мифологическую форму небесных Богов, об устройстве солнечной системы ещё и за гранью видимых невооруженным взглядом планет, самым естественным образом свидетельствует о том, что весь этот комплекс знаний о механизме влияния Богов древнегреческой мифологии на жизнедеятельность обитателей Земли является божественным Откровением реального Бога-Творца мироздания в качестве знаний о механизме реализации Его божественного Промысла.
  Таким образом, даже с позиции сторонников здравого смысла (разума), которому его обладатели обязаны Высшему Разуму, мы вынуждены констатировать присутствие в древнегреческой мифологии божественного Откровения, даровавшего людям в мифологической форме информацию о механизме божьего Промысла в качестве астрологического инструментария, основой для которого до сих пор служит мифология древней Греции.


  Нет ничего удивительного в том, что апологеты религии и науки, достигшие процветания (паразитирующие) на ниве своих ортодоксальных представлений, соответственно, о ветхозаветном Боге и о материализме, «как черт ладана» боятся признания Астрологии, в основе которой лежит древнегреческая мифология.
  Для Церкви признание Астрологии тождественно признанию истинной ценности для человечества политеистических представлений древних греков о Богах небесного Олимпа, т.е. признание язычества, в непримиримой борьбе с которым Церковь совершала многие из своих преступлений на протяжении всей истории своего существования. В свою очередь, апологеты науки, в принципе отрицающие понятие о Боге, также видят угрозу в Астрологии уже в качестве покушения на истинность научной картины мира, сшитой ими белыми нитками ортодоксального материализма.


  В контексте этого следует отдельно акцентировать внимание читателей, включая адекватных адептов науки, на том, что реальный Бог-Творец мироздания не только остается в тени Своего Творения, так Он ещё оставил в безвестности Свое участие в процессе сотворения мира, описанном в древнегреческой мифологии! Это становится особенно значимым фактом, учитывая очевидность признания присутствия Его божественного Откровения в мифологии древней Греции.
  Современным апологетам науки, боящимся, как черт ладана, признания роли божественной составляющей в возникновении вселенной, следовало бы обратить внимание на то, что реальный Бог-Творец вселенной Сам преподнёс процесс возникновения мира в мифологии древней Греции как процесс самозарождения и саморазвития природных стихий, олицетворяемых с Богами лишь в сознании древних греков.


  Если умозрительно отстраниться от отождествления греческих Богов с разнообразными силами природной стихии, то генеалогия Богов древней Греции предстанет перед нами без вуали обожествления природных стихий как процесс самозарождение природных стихий, что полностью соответствует сути взглядов апологетов науки на процесс возникновения вселенной без участия какой-либо Высшей божественной Силы.
  Таким образом, учитывая доказанным факт присутствия в мифологии древней Греции божественного Откровения реального Бога-Творца мироздания, мы также вынуждены признать, что Он отказался от навязывания человечеству исключительно Своей личной Роли в создании вселенной, преподнеся в мифологической форме древним грекам лишь божественный (астрологический) механизм реализации Своего Промысла о судьбах обитателей земли, включая описание генеалогии небесных Богов в качестве представлений о процессе возникновении небесного и земного мира.
  Так что древнегреческая мифология, если с неё отбросить вуаль обожествления сил природных стихий, нам преподносит процесс возникновения мира как процесс самозарождения и саморазвития материальной стороны природных явлений и стихий, что полностью соответствует представлениям апологетов науки об этом.


  Как видим, реальный Бог-Творец мироздания Своим божественным Откровением открыл древним грекам лишь завесу тайны механизма реализации Своего божественного Промысла, отказавшись вместе с этим акцентировать внимание человечества на Своей главенствующей роли в создании вселенной, что Ему и позволяет «скромно» оставаться в тени Своего Творения, используя созданную Им иерархию небесных Богов, материализованных в виде планет солнечной системы и иных её элементов, для реализации Своего божественного Промысла, ради одному Ему известной Цели.
  Сам факт признания присутствия признаков божественного Откровения реального Бога-Творца в мифологии древней Греции, культурному и научному наследию которой западный мир обязан своему прогрессу после более чем тысячелетия темного средневековья, имеет важное значение в качестве демонстрации примера утверждения Богом-Творцом мироздания демократических принципов распределения божественной власти между Богами небесного Олимпа, Которые наделены Им неотчуждаемой божественной властью, естественно, в пределах своей божественной компетенции. Государства, уважающие демократические ценности, следуют именно этому примеру децентрализации всей полноты государственной власти, распределенной между независимыми в пределах своей компетенции её ветвями, что лишь служит подтверждением постулата Астрологии: «То, что есть наверху (на Небе) подобно тому, что есть внизу (на Земле)».
  Да и в авторитарных государствах мы наблюдаем аналогичную структуры власти, лишь с тем отличием, что ветви такой государственной власти лишены своей независимости, представляя из себя иерархию марионеток авторитарного правителя, который, как правило, нуждается в религиозной опоре на одну из монотеистических религий с авторитарным Богом, отрицающим существование других Богов, кроме Себя, на чем и основан авторитаризм.


  Культы ветхозаветного Бога в Иудаизме и Христианстве (в роли Бога Отца), а также и культы авторитарных правителей, стремятся занять центральное место в общественном сознании, что можно проследить и на примере фараона Эхнатона с его культом бога Атона в Египте.
  Если реальный Бог-Творец мироздания не навязывает Себя людям даже через Свое божественное Откровение в древнегреческой мифологии, оставаясь в тени Своего Творения, то иудейский Бог демонстрирует противоположный пример, отмеченный Б. Спинозой:

«|Правда| в Писании часто встречается, что Бог делал чудеса с целью сделаться известным среди людей, как в гл. 10, стих 2 Исхода, что Бог издевался над египтянами и давал знамения о себе, дабы израильтяне знали, что он есть Бог». (3)


  В противоположность авторитарному ветхозаветному Богу, стремящемуся сделаться известным среди людей, реальный Бог-Творец остается в тени Своего Творения, создав предварительно хорошо отлаженный механизм реализации Своего Промысла в образах Богов древнегреческой мифологии, материализованных в виде планет и иных элементов солнечной системы. Оставаясь в тени Своего Творения, Он явно не пытается навязать человечеству признание Своей единоличной Роли Творца мироздания и вершителя судеб, а также не требует раболепия по отношения к Себе от древних греков и других народов. Последнее, позволяет косвенно оценить значимость для реального Бога-Творца такого важного для людей понятия как человеческое достоинство, на которое Он явно не покушался, оставаясь в тени Своего Творения, в отличие от иудейского Бога (в роли Бога Отца), превратившего своих адептов в рабов, осознанно признающих себя рабами Его.
  Поэтому, в отличие от авторитарных правителей и авторитарного же ветхозаветного Бога, стремящихся занять центральное положение в социуме и в религии (религиозная нетерпимость), реальный Бог-Творец мироздания нам демонстрирует совершенно противоположный пример - демократического обустройства небесной власти, отлаженный механизм которой позволяет Ему отказаться от необходимости быть в центре внимания, что и унаследовали главы государств, уважающие демократические принципы управления государством на основе самостоятельных и независимых ветвей власти. В государствах, уважающих демократические ценности, символически представленные реальным Богом-Творцом мироздания на примере Богов небесного Олимпа (наделенных неотчуждаемой божественной властью), все ветви государственной власти также предельно самостоятельны, создавая тем самым механизм, препятствующий узурпации власти в руках какого-либо претендента на роль авторитарного правителя.


  В свете этих рассуждений, общечеловеческая значимость монотеизма религии ветхозаветного Бога в роли Бога Отца, с Его библейской картиной мира, потерпела не только сокрушительное поражение в ходе европейской научной революции XVII-XIX вв., но и оказалась весьма ущербной по отношению к гуманистическим ценностям политеистических религий, в частности, представленных в древнегреческой мифологии, которая действительно обладает неоспоримыми признаками присутствия божественного Откровения реального Бога-Творца мироздания и Его ипостаси, Высшего Разума.
  А если учесть, что реальный Бог-Творец мироздания не навязывает Себя человечеству, оставаясь в тени Своего Творения, да ещё и реализует Себя в качестве Своей ипостаси - Высший Разум, наравне с возможностью существования других Его ипостасей, то можно сделать вполне разумное предположение о Сущности реального Бога-Творца мироздания, как о совокупности множества Его Ипостасей, а это и есть потенциальное Многобожие, соответствующее понятию политеизм.


Май-ноябрь 2018г.


Литература

1. Наука и религия: Историческая перспектива, Дж.Х. Брук, М, 2004.
2. Боги и герои древней Греции и Рима, А.П. Кондрашов, М, 2002.
3. Бенедикт Спиноза, Сочинения, том II, С.-Петербург, Изд. «Наук», 2006
4. Ветхий Завет и его мир, И.Ш. Шифман, М. Политиздат, 1987
5. Моисей и монотеизм, Зигмунд Фрейд.
6. История религии, Том 2. Магизм и Единобожие, А. Мень.
7. Катары, Роже Катарини, М, Изд. «Эксмо», 2010.