Образование русской ученой комиссии для исследования медиумических явлений


     1.     Доклад русской ученой комиссии под председательством Д.И. Менделеева, учрежденной для изучения медиумических явлений.
   (источник - «История чудесного в новейшее время». Часть I, Л. Фигье, С.-Петербург, 1895.)


   «Когда спиритизм появился в России, С.-Петербургский университет пожелал основательно познакомиться и высказаться, после исследования, о реальности явлении, приписываемых медиумам и спиритам. Комиссия, назначенная для этого исследования, опубликовала свой доклад.


Mendel180X.jpg   «Принимая в соображение, - говорит этот доклад
   1) Быстроту, с которой распространился в начале 1872 г. интерес, возбужденный медиумическими явлениями.
   2) Легкость, с которой многие дают веру мистическому учению о духах.
   3) Укоры со стороны лиц, проповедующих у нас это учение, что наука не признает спиритизма, физическое общество С.-Петербургского университета избрало из своей среды в мае 1875 года специальную комиссию для изучения явлении спиритизма. Комиссия эта задалась задачей снять таинственный покрове с этих явлений, удостовериться в их подлинности и, в случае, если бы они были признаны действительными, изучить их средствами науки.


   Из этого исследования комиссия вывела следующее заключение:
   1) Те из явлений, приписываемых спиритизму, которые производятся накладыванием рук, как, например, движение столов - неоспоримо объясняются последствием давления, производимого умышленно или неумышленно присутствующими, то есть, относятся к мышечным движениям, сознательным или бессознательным; чтобы объяснить их, нет необходимости допускать существование силы или иной причины, принимаемой спиритами.
   2) Такие явления, как поднятия столов и движения различных предметов за занавесом или в темноте, носят неоспоримый характер плутовства и производятся умышленно медиумами. Если приняты надлежащие меры против возможности обмана, эти явления не производятся или же обман разоблачается.
   3) Звуки и стуки, в которых спириты усматривают явления медиумические, имеющие смысл и могущие служить для общения с духами, - суть действий, совершаемых непосредственно медиумами и имеют то же значение и тот-же характер случайности или плутовства, как отгадывание и ворожба.
   4) Явления, приписываемые влиянию медиумов н называемые спиритами мѳдиумопластическими, как-то: материализация различных частей тела и появление человеческих фигур, - положительно вымышлены. В самом деле, это следует заключить не только по отсутствию всех точных доказательств, но еще по отсутствию духа научного исследования у тех, кто верит в подлинность этих явлений и описываемых, как очевидец, и по предосторожности, которую спириты и медиумы обыкновенно вымогают от тех, перед которыми явления эти должны совершаться, в тех многочисленных случаях, в которых медиумы были прямо убеждены, что производили обманным образом эти явления или сами по себе, или при помощи третьих лиц.
   5) В своих манифестациях люди, именующие себя медиумами, пользуются с одной стороны бессознательными и непроизвольными движениями присутствующих; а с другой - доверчивостью честных, но поверхностных людей, не подозревающих плутовства и не принимающих предупреждающих его мер.
   6) Большинство сторонников спиритизма не проявляет терпимости к мнению людей, которые не усматривают ничего, имеющего связь с наукой, в спиритизм, и которые обнаруживают участие «человеческих существ» в совершении этих явлений, посредством приемов, принятых при ученых изысканиях, как это имело место в наблюдениях Гей-Люсана, Араго, Шеврейля, Фарадея, Тиндаля, Карповтера н других, которыми доказано, что явления, приписываемые медиумизму, суть последствия или непроизвольных движение, проистекающих из естественных особенностей организма, или ловкости и плутовства людей, носящих имя, аналогичное медиумам. Тоже самое комиссия констатировала, наблюдая трех английских медиумов, представленных нам нашими спиритами.


   Основываясь на совокупности всего узнанного и виденного, члены комиссии единогласно формулируют следующее заключение:
   Спиритические явления происходят вследствие бессознательных движений, или сознательного обмана; спиритическая доктрина - суеверие.

   Подписали члены комиссия: Бобылев, адъюнкт-профессор физики с.-петербургского университета; Боргман, лаборант физического кабинета с.-петербургского университета; Гезехус, магистрант физики; Еленев, лаборант химии с.-петербургского университета; Краевич, преподаватель физики в Горном Институте и Инженерном училище; Лачинов, преподаватель физики в с.-петербургском Лесном институте; Менделеев, профессор химии с.-петербургского университета; Петров, профессор механики; Петрушевский, профессор физики с.-петербургского университета; Хмелевский, преподаватель физики; Фан-дер-Флит. адъюнкт-профессор с.-петербургского университета.
   С.-Петербург, 12 марта 1876 года».
   (Источник - «История чудесного в новейшее время». Часть I, Л. Фигье, С.-Петербург, 1895.)

 


     2.    Образование русской ученой комиссии для исследования медиумических явлений.


   Первоначально в состав комиссии входили профессора С.-Петербургского университета А.М. Бутлеров и Н.П. Вагнер, при активном финансовом участии в работе комиссии издателя и публициста, А.Н. Аксакова. Однако все трое впоследствии отказались от дальнейшего участия в работе комиссии под председательством Д.И. Менделеева, обосновав свой отказ недостойностью поведения её председателя, о чем поведал широкой общественности А.Н. Аксаков в своей книге «Разоблачения».
 

 

Aksakov200X.jpgButlerov200X.jpgVagner200X. jpg

 

   В книге «Спиритизм в России», В. Прибытков, С.-Петербург, 1901. (стр. 92-101) приведены некоторые сведения об этой «ученой» комиссии, позаимствованные из книги А.Н. Аксакова «Разоблачения»:


   «Образование русской ученой комиссии для исследования медиумических явлений.
   В то время, когда по поводу медиумизма в обществе и в прессе шли пререкания, профессор Менделеев, сокрушаясь ересью своих товарищей по университету, образовал научную комиссию для исследования явлений медиумизма, или, вернее сказать, для того, чтобы стереть их с лица земли.
   Извлекаю из книги А.Н. Аксакова «Разоблачения» некоторые сведения об этой пресловутой комиссии.
   Образование в 1875 году, при Физическом Обществе С.-Петербургского университета, под председательством профессора Менделеева «комиссии по рассмотрению явлений, называемых медиумическими», было существенным результатом признания профессорами С.-Петербургского университета, Бутлеровым и Вагнером, существования медиумических явлений.
   Это было все, чего только могли желать лица, утверждавшие реальность этих явлений. Разумеется, не обошлось без пособия А.Н. Аксакова и комиссия просила его взять на себя труд отыскать и пригласить в комиссию медиумов, при которых, по мнению спиритов, происходят явления, достойные наблюдения. Комиссия со своей стороны обещала иметь не менее сорока наблюдательных сеансов. Этого было вполне достаточно, чтобы комиссия могла убедиться, что такие явления действительно существуют и требуют дальнейшего исследования. Но комиссия имела только восемь наблюдательных сеансов, от 11-го ноября 1875 года до 29-го января 1876г, после которых свидетели со стороны медиума, гг. Бутлеров, Вагнер и Аксаков должны были отказаться от дальнейшего участия в комиссии, до такой степени действия её членов были неприличны и недобросовестны.


   А.Н. Аксаков приложил все свои старания, чтобы доставить в комиссию медиумов, достойных наблюдения. Он для этой цели поехал в Англию, но таких медиумов не нашлось, за исключением г-жи Клайер, женщины вполне независимой и с выдающимися медиумическими способностями. В то время, однако ж, по разным домашним обстоятельствам, она никак не могла согласиться на приезд в Петербург. Тогда г. Аксаков решился привезти из Англии в качестве медиумов мальчиков Петти. Но вскоре по прибытию в Петербург их медиумические способности как на дому у г. Аксакова, так и тем более в комиссии оказались несостоятельными, и он сам после четырех сеансов с ними прекратил дальнейшие. Сеансы проходили от 11-го до 20-го ноября 1875г.
   Между тем переговоры А.Н. Аксакова с упомянутой выше дамой продолжались и, наконец, ему удалось уговорить её приехать в Петербург. Теперь она уже давно умерла и потому можно сказать, что это был весьма известный в свое время в Лондоне профессиональный медиум Mary Marshall, которая в последствие вышла замуж за богатого англичанина, Mr. St. Claire, и после того овдовела; получив большое состояние, она, разумеется, профессиональный медиумизм свой покинула, и только благодаря увещеваниям Крукса и настояниям А.Н. Аксакова, который на дорожные расходы, за её беспокойство, предложил её 500 фунтов, она решилась приехать. И действительно, в начале января она приехала в Петербург вчетвером: с двумя детьми и их опекуном. 11-го января 1876г. состоялся в комиссии первый с ней сеанс. Г-н. Аксаков представил её под именем г-жи Клайер.
   Медиумические явления тотчас начались и тут-то все недобросовестное отношение членов комиссии к делу своего исследования обнаружилось. Начать с того, что комиссия для опытов со столом построила такой стол, который не мог ни наклоняться, ни подниматься, а его наклон и подъемы составляют, как известно, первичные медиумические явления. Дело в том, что этот стол представлял из себя пирамиду с усеченной поверхностью. Таким образом, первым действием комиссии было изготовить такой снаряд, при котором ожидаемые явления не могут происходить.
   Но всякий стол имеет кроме того и поступательное движение, и вот этот стол под руками медиума стал двигаться в сторону; тогда А.Н. Аксаков подложил под руку медиума лист бумаги, но движение стола продолжалось. Г-н Менделеев, сколько ни напрягал своих усилий, но, положив руки на бумагу, не мог сдвинуть стола (см. «Разоблачения» стр. 109). Это было забавно для нас, но и опасно для комиссии. Поэтому в протокол комиссии этот опыт не был занесен, и он удостоверен только показаниями свидетелей.


   Другой интересный опыт происходил с другим снарядом комиссии, придуманным г. Менделеевым. Этот снаряд назывался манометрическим столом. Его столешница была отъемная и покоилась на резиновых трубках, наполненных красноватой жидкостью, которая, при малейшем нажатии на столешницу, поднималась в трубках, имела изобличить производимые на стол нажатия. Когда комиссия перешла к опыту с этим столом и медиум возложил на неё руки с одной стороны, то г. Менделеев присел с другой стороны и сам нажимал на стол, как имеется о том его письменное показание.
   Вот его слова: «Если бы я не указал этого, а затем на манометре были бы указаны давления – пристрастные люди могли бы сказать: давит дух, давила сила новая – медиумическая (См. «Разоблачения», стр. 81). Таков абсурд, до которого договорился почтенный профессор. Свидетели поняли, что продолжать опыты и с этим прибором комиссии было невозможно.


   Что касается подъема стола не пирамидального, а обыкновенного, на четырех ножках, который должен был прислан в комиссию г. Аксаковым, то они в комиссии происходили довольно часто. Г. Менделеев объяснил их тем, что медиум искусно подбрасывал стол кончиком ноги.
   Но был род поднятий, который невозможно проделать этим способом, а именно: когда стол поднимался совершенно горизонтально, со всех четырех ножек одновременно, без всякого раскачивания. Такие подъемы также несколько раз происходили в комиссии; но о них точно также в протоколах не упомянуто, и они удостоверены только показаниями свидетелей. (См. «Разоблачения» стр. 107, 123 и 124).
   Осталось объяснить различные стуки, раздававшиеся на сеансах г-жи Клайер. Г. Менделеев, не обинуясь, объяснил их тем, что г-жа Клайер стучит машинкой, находящейся у неё под юбкой. Он говорил г-ну Аксакову, что такая машинка даже есть: какой-то студент сделал машинку, которая прикрепляется к икрам и отлично щелкает. (См. «Разоблачения», стр.102).
   «Я и готов дать этому реальное доказательство, - говорит г. Менделеев, - но только не в частной квартире и не в своей собственной». (См. «Разоблачения», стр.97).
   Вслед за тем комиссии было отказано давать сеансы на квартире г. Менделеева. В чем имело состоять это «реальное доказательство», было очевидно, и это послужило третьим мотивом для прекращения сеансов.


   Но был ещё мотив, который доказал свидетелям, что г. Менделеев готов на всякое лжесвидетельство, чтобы доказать, что медиумическая сила есть только обман. Чтобы понять этот момент, мы должны цитировать несколько пространное описание частного сеанса, который происходил с этим медиумом у ныне покойного Великого Князя Константина Николаевича. Он так интересен, что читатели с интересом прочтут его. Вот слова г. Аксакова:
   «Как ни было странно в глазах моих поведение г. Менделеева в деле предпринятого им исследования, но я все ещё старался оправдать его тем, что ему не удалось до сего времени быть свидетелем хоть какого-нибудь медиумического явления при условиях на столько удовлетворительных, чтобы он мог убедиться, что тут нет обмана. Мне желательно было выяснить для себя, как поступит г. Менделеев в том случае, если б такое явление произошло в его присутствии.
   Поэтому я с удовольствием узнал, что г. Менделеев был приглашен на частный сеанс с г-жой Клайер в один дом, в котором она уже имела несколько весьма удачных сеансов. Это было 17-го февраля, в 2 часа дня; на сеансе присутствовали: хозяин дома, г-жа Клайер, г. Менделеев, г. Бутлеров, один адмирал и я.  

   При встрече с г. Менделеевым хозяин дома сказал ему, что он уже имел случай видеть медиумические явления в то время, когда здесь был Юм, - что он убедился, что тут не было ни фокусов, ни обмана, - что спиритической теории он нисколько не признает, но и объяснения для этих явлений в известных законах природы не находит, - что поэтому он с удовольствием узнал об образовавшейся здесь для такого исследования ученой комиссии и что очень желал бы, чтобы наука объяснила эти явления… Г. Менделеев ответил на это, что хозяин дома упускает из виду простейшую теорию для объяснения этих явлений – теорию обмана; что вся таинственность этих явлений заключается в той наглости и той дерзости, с которой обман практикуется, так что честным людям и в голову не приходит предположить его!
   – Я надеюсь – ответил хозяин* – что вы верите мне, Аксакову, Бутлерову и С-ву, и убежден, что мы не будем обманывать; единственное лицо, которое вы можете подозревать – это медиум; за ним и следите. (* Великий Князь Константин Николаевич)


   Мы уселись в просторной, светлой комнате, за круглым столом на трех ножках; столешница имела 1 ¼ арш. в диаметре; подстолья не было, так что все пространство под столом было хорошо видно. Хозяин дома сидел по левую сторону медиума, а я по правую.
   Все участвующие положили руки на стол. Через десять минут явления начались. Когда стол наклонился однажды в противоположную от медиума сторону, хозяин обратил на это внимание г. Менделеева, заметив, что медиум не может произвести этого наклона. Г. Менделеев в ответ на это, вежливо улыбнулся и сказал: «Это сделано мной!» - «Так это обман», резко возразил хозяин. «Мы собрались не для того, чтоб самим наклонять стол; мы знаем, что это может всякий!»
   Стук в пол и стол стали раздаваться с замечательной силой; звуки, производимые кем-нибудь из сидевших черчением различных фигур по столу, воспроизводились в столе с замечательной отчетливостью. Неоднократно стуки в стол раздавались в то время, когда он на двух ножках своих был отклонен от медиума настолько, что пространство между ногами медиума и поднятой ножкой стола было совершенно видно, причем от стуков в стол ясно ощущались содрогания в нем.
   - Посмотрите – заметила мне г-жа Клайер по-английски – как г. Менделеев пожирает меня глазами и старается заметить, не шелохнется ли на мне что-нибудь, но я сижу как истукан!
   - Если вы и щелкали машинкой, – ответил я ей – то это не объясняло бы вибраций в столе!


   Г-жа Клайер, по просьбе моей, встала, подошла к закрытой двери и приложила к ней руку свою плашмя; через несколько секунд в двери стали раздаваться такие удары, как если б кто с другой её стороны ударял в неё кулаком; затем г-жа Клайер подошла к книжному шкафу и приложила ладонь свою к стеклу его; резкие, как бы от твердого острия, стуки раздались в стекле так явственно, что все сидевшие за столом слышали их.
   Когда медиум возвратился к столу на свое место, хозяин спросил г. Менделеева, - Что он скажет об этом? – В ответ на это он стал распространяться о том, что давно тому назад был здесь чревовещатель, который так хорошо жужжал мухой, что слушатели отмахивались рукой, воображая, что муха уже сидит у них на носу…
   Для меня было ясно, что г. Менделеев не нашел на этот раз никакой возможности пустить в ход свою гипотезу хитро устроенной машинки, но ухватился за другую гипотезу – чревовещания; ясно для меня стало и то, что если б он искренно относился к предложенной ему задаче, то он дал бы себе хоть самый малый труд проверить приложимость и этой гипотезы. Чревовещание должно иметь определенные физиологические условия, при отсутствии которых оно становится невозможным. Но г. Менделеев и не заикнулся о том, чтоб приложением этих условий проверить свою гипотезу.


   Оставалось получить поднятие стола; он двигался, вертелся, наклонялся, но не подымался, тогда как на других сеансах в том же доме это происходило по нескольку раз; естественно было предположить, что помехой было присутствие Менделеева; быть может, он и тут «для опыта производил руками давление на стол».
   Его пригласили стать в сторону и наблюдать, это было даже и удобнее для него. Я держал руки свои на краю его и несколько отодвинувшись; я не спускал глаз с колен медиума и следил за движением и положением ножек стола. Наконец после некоторых движений вправо и влево, стол приподнялся совершенно горизонтально, вершка на 3 или 4 от пола и тотчас же опустился.
   Хозяин, сидевший слева возле г-жи Клайер, спросил г. Менделеева: «Видели?»
   - Видел – ответил г. Менделеев.
   - Как же вы это объясните?
   Подавленным от волнения голосом г. Менделеев ответил: «Я видел и ногу г-жи Клайер, которая его подняла!»
   Хозяин дома окинул взглядом отважного профессора, жертвующего собой ради спасения науки, и резко возразил: «Извините, никакой ноги тут не было! Это только доказывает силу вашей фантазии!»
   Со своей стороны, я заметил: «Я все время смотрел под стол, и во время поднятия его никакой ноги под ним не было!!»
   После того г. Менделеев присел к столу и стал показывать, что, подсунув ногу под центр переплета ножек, можно приподнять его; но в этом никто не сомневался…

   Теперь все стало ясно! Г. Менделеев видит, но видит только свое, - слышит, но слышит только свое, и ничего другого он ни видеть, ни слышать, ни знать не хочет! Очевидно, он страдает галлюцинациями зрения и слуха, и для предпринятого исследования не годится. Вопрос об отказе свидетелей от дальнейшего участия в комиссии был решен.


   Осталось воспользоваться последними днями пребывания г-жи Клайер в С.-Петербурге для производства с нею на частных квартирах опытов с мерительными снарядами комиссии. («Разоблачение», стр. 133-136).
   Затем и последовал 4-го марта 1876г отказ свидетелей от дальнейшего участия в комиссии. В заявлении г. Аксакова, мотивы этого отказа и все ухищрения комиссии выяснены с надлежащей полнотой. (См. «Разоблачение», стр. 138).
   Осталось сказать, что опыты с манометрическим столом, отпущенным комиссией на квартиру г. Аксакова удались блестяще. Медиум был посажен за этот стол один, и стол под его руками наклонился во все стороны, без малейшего колебания манометров. Сеансы эти описаны на стр. 151-164 «Разоблачения», в которых читатель и может найти все подробности нашей печатной «Истории медиумической комиссии».


   Из всего сказанного ясно, что цель этой комиссии была далеко не научная, а личная: не желание исследовать новое явление, а доказать, во что бы ни стало, что профессора Бутлеров и Вагнер ошибались. Вот слова г. Менделеева: «Я смел думать, что мне удастся содействовать возвращению на твердую почву моих сотоварищей спиритов, я рассчитывал, что удастся приостановить спиритическое движение в молодежи — вот мои цели». («Разоблачения» стр. 4).
   Источник - Спиритизм в России, В. Прибытков, С.-Петербург, 1901. стр. 92-1