Тайна убийства группы Дятлова - 2   Продолжение расследования убийства туристов группы Дятлова
                

 

Лыжный маршрут убийц к верховьям Ауспии

 

   Лыжный маршрут убийц туристов группы Дятлова к верховьям Ауспии начинался от заброшенного пос. Второй Северный (2-й Северный), куда ещё 26 января туристы планировали добраться на попутной машине из пос. Вижай. Однако, проведя более 3 часов в открытом кузове грузовика ГАЗ-63 на морозе в минус 12-15 градусов, туристы доехали лишь до 41 участка, где решили заночевать, а на следующий день уже на лыжах по Лозьве добираться до 2-го Северного. Из дневника Людмилы Дубининой:

«Едем на машине. Пытались петь, рассуждали на абстрактные темы, а вообще было всем нежарко. Места были сначала неинтересные, горелый лес. Вообще нам надо было на Северный 2-й, но дело шло к вечеру и мы решили остановиться на 41-ом. в 4.30».

 

   Демонстративно пренебрежительное отношение Игоря Дятлова к предостережениям лесничего Ремпель И.Д. о серьезных опасностях, якобы подстерегавших туристов на склонах «уральского хребта», позволяло предположить, что Игорь не воспользуется советом лесничего пройти к верховьям Ауспии «более близким путем по одной из наших просек».

   Этим и воспользовался заказчик, тщательно планируя 28 января 1959 года убийство туристов группы Дятлова, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС.

   Из показаний лесничего Вижайского лесничества Ремпель И.Д.:

«25 января 1959 г. ко мне, как к руководителю лесничества обратилась группа туристов, которые показали свой маршрут движения и получить консультации как лучше им попасть на гору Отортен и спрашивали ознакомить их с нашим планом той местности, куда они пойдут.

Когда я знакомился с их маршрутом, высказал свое мнение, что в зимнее время идти по уральскому хребту опасно, т.к. там имеются большие ущелья, ямы, в которые можно провалиться и, кроме того, там свирепствуют сильные ветры, сносят людей.

Это опасение я им высказал потому, что мне этот район уральского хребта известен со слов местного жителя, сам я там не бывал. На мое высказывание они ответили, что это для нас будет считаться первым классом трудности.

Тогда я ответил, да сначала надо его пройти.

Я дал им план местности, они сделали выкупировку своего маршрута и нанесли границу лесонасаждений уральского хребта намеченного маршрута.

Здесь же я им посоветовал, чтобы они пошли более близким путем по одной из наших лесных просек.  На это они ответили, данный вопрос разрешим, когда прибудем на второй северный рудник.

После чего они от меня ушли и 26 февраля на попутной машине выехали в пос. 41 квартала».

 

   28 января 1959 года в день открытия XXI съезда КПСС заказчик принял окончательное решение расправиться с туристами, руками своих единомышленников из ближайшего окружения, инсценируя убийство туристов под несчастный случай, обусловленный «стихийной силой» на склонах уральского хребта, относясь с доверием к словам лесничего Ремпель И.Д. о потенциальных опасностях, подстерегавших там туристов.

 

   Именно в этот день Людмила Дубинина, ранее такая многословная в записях своего личного дневника, полностью прекратила писать в нем, по всей видимости, смутно предчувствуя весь фатализм нависшей над ней смертельной угрозы.

   В личном дневнике Людмилы ещё за 27 января встречается первый признак какой-то бессознательной обреченности, выраженной негативным потенциалом фразы «в последний раз», относящейся ко всей группе:

«Сейчас большинство из ребят сидят здесь и поют песни под гитару, по случаю как они сегодня пока не работают. Вообще, кажется, в последний раз услышали столько новых хороших песен. Но мы надеемся, что Рустик заменит нам их в походе».

 

   «В последний раз услышали…» И как тут не станешь суеверным, внимая народной мудрости не употреблять это словосочетание, дабы не навлечь на себя несчастья.

   В этой связи следует обратить внимание на весьма необычное откровение Людмилы Дубининой в личном дневнике: «24 января.… Да и я вообще люблю подливать масло в огонь, черт бы меня подрал», негативный суеверный потенциал которого, зафиксированный на бумаге, мог некоторым образом «запрограммировать» её дальнейшие поступки, определяемые этой яркой особенностью её характера.

   Общий фон субъективного восприятия событий, относящихся к пребыванию группы Дятлова в пос. Вижай в течение суток с 25 на 26 января, также нашел отражение в её дневнике: 

«25 января… Настроение испорчено. В общем, мне очень и очень тяжело.

26 января … Настроение плохое и, наверное, будет еще дня два. Зла как черт».

 

   Судя по тому, что Людмила с 28 января вообще прекратила вести личный дневник, ранее фиксируя в нем свои впечатления о походе, её настроение через два дня после пребывания в пос. Вижай не только не улучшилось, но ещё и усугубилось каким-то подавленным состоянием, вытеснившим интерес к бытовым мелочам походных будней, составлявшим большую часть записей её личного дневника. С каждым последующим днем Людмила Дубинина все больше «уходила в себя», погружаясь в тягостные предчувствия чего-то фатального, по всей видимости, уже испытывая страх от мысли изложить свои опасения на бумаге, а тем более поделиться ими с товарищами. Возможной кульминацией подавленного состояния и процесса «ухода в себя» Людмилы Дубининой, стало резкое изменение в её поведении вечером 30 января, зафиксированное Зиной Колмогоровой в своем дневнике, и ставшее предметом возмущения всей группы.

   Вместе с этим упоминание Людмилой в личном дневнике «нечистой силы» - «Зла как черт», и до некоторой степени «взывание» к ней - «черт бы меня подрал», придают трагической гибели группы Дятлова какой-то зловещий мистический оттенок, актуализирующий значимость бытового суеверия.  Думаю, вполне правомерно в контексте этого отступления соотнести убийц туристов с людьми, «ведомыми нечистой силой».

 

   Возвращаясь к представителям «нечистой силы» в облике конкретных людей, решившихся на убийство туристов, то они всем составом, а это заказчик и трое его подельников, ранним утром 29 января приехали в заброшенный поселок 2-й Северный убедиться по лыжным следам на реке, что Игорь Дятлов не последовал совету лесничего Ремпель И.Д. пойти «более близким путем по одной из наших просек», и его группа отправилась вверх по течению Лозьвы, следуя ранее намеченному маршруту похода.

   Таким образом, трое злоумышленников получали возможность добраться раньше туристов к верховьям Ауспии и к перевалу в долину Лозьвы, выбрав для этого более близкий путь туда - «по одной из наших просек», начинавшейся как раз рядом с заброшенным поселком 2-ой Северный, и протянувшейся в западном направлении до «уральского хребта».  Ниже приведена карта лыжного маршрута убийц туристов.

 

Карта лыжного маршрута убийц туристов от 2-го Северного к верховьям Ауспии

         Карта лыжного маршрута убийц туристов от 2-го Северного к верховьям Ауспии.

 

   В левом верхнем углу карты лыжного маршрута убийц присутствует гора Отортен, как одна из основных целей зимнего похода группы Дятлова, а в правом нижнем углу - поселок Вижай, являвшийся отправной точкой лыжного маршрута туристов, где они провели почти сутки с 25 на 26 января.

   Карта лыжного маршрута убийц со вставками текста является модификацией карты Lozva с разрешением 2760х4200.

   Темно-зелеными стрелками на карте лыжного маршрута убийц отмечено направление движения убийц по трем пересекающимся между собой просекам, приводящим к проселочной (лесной) дороге, ведущей уже к верховьям Ауспии.

 

   Этот более близкий путь от 2-го Северного к верховьям Ауспии можно проложить и по лесоустроительной карте (схеме) Игоря Дятлова, представлявшей из себя кальку с плана местности, предоставленного туристам лесничим Ремпель И.Д.: «Я дал им план местности, они сделали выкупировку своего маршрута и нанесли границу лесонасаждений уральского хребта намеченного маршрута».

   На этой лесоустроительной карте (схеме) Игоря Дятлова отмечены: реки, просеки, номера кварталов и проселочные дороги, что позволяет описать лыжный маршрут убийц, используя номера кварталов. Ниже приведен фрагмент лесоустроительной карты (схемы) Игоря Дятлова.

Фрагмент лесоустроительной карты (схемы) Игоря Дятлова.

   Фрагмент лесоустроительной карты (схемы) Игоря Дятлова.

   Пройдя где-то 24км от 2-го Северного в западном направлении по просеке, разделяющей кварталы 56-62 от кварталов 69-79, трое вооруженных людей свернули на север по просеке, разделяющей 55 и 56 кварталы, и прошли по ней до следующей просеки, разделяющей 42 и 55 кварталы. Двигаясь в западном направлении по просеке, разделяющей 42 и 55 кварталы, они дошли до проселочной (лесной) дороги, пересекающей эту просеку, и свернули по ней на север, а уже эта проселочная (лесная) дорога привела их к верховьям Ауспии.

   По карте Яндекс можно проложить лыжный маршрут убийц от 2-го Северного к верховьям Ауспии, а, используя инструмент измерения расстояния – линейка, можно убедиться, что его протяженность составит где-то 40км.

 

   Выйдя утром 29 января из 2-го Северного, трое злоумышленников за два дня прошли на лыжах 40км и к вечеру 30 января вышли к перевалу в долину Лозьвы, где в зоне леса в верховьях Ауспии устроили ночевку, выбрав предварительно место для наблюдательного пункта за перевалом на юго-восточных склонах горы Холатчахль, выше границы леса.

   Как следует из дневниковых записей Зины Колмогоровой, именно вечером 30 января Людмила Дубинина вообще утратила интерес к совместной работе по латанию дыр ветхой палатки, по всей видимости, погрузившись в оцепенение, внезапно усилившимся предчувствием своей фатальной обреченности:

«30 января. … Люда быстро отработалась, села у костра. Коля Тибо переоделся. Начал писать дневник. Закон таков: пока не кончится вся работа, к костру не подходить. И вот они долго спорили, кому зашивать палатку. Наконец К. Тибо не выдержал, взял иголку.

Люда так и осталась сидеть.

А мы шили дыры (а их было так много, что работы хватало на всех) за исключением двух дежурных и Люды. Ребята страшно возмущены.

Сегодня день рождения Саши Колеватова. Поздравляем, дарим мандарин, который он тут же делит на 8 частей

(Люда ушла в палатку и больше не выходила до конца ужина)».

 

   Вернее всего, что трое вооруженных людей к вечеру 30 января, выбрав место для наблюдения за перевалом в верховья Лозьвы, могли уже отстраниться от тягот двух предыдущих дней лыжного похода к верховьям Ауспии, сфокусировав свое внимание на ожидании появления туристов и обсуждении деталей своего плана. Этим вполне можно объяснить такую резкую перемену поведения Людмилы Дубининой вечером 30 января, ведь она являлась главным объектом мести, что приковывало мысли убийц к ней в большей степени, чем к её товарищам, судя по   тяжести увечий, нанесенных ей впоследствии.

   Возможность восприятия чужих мыслей или чувств, направленных на субъект восприятия, уже давно является предметом изучения, находя подтверждение у лиц, наделенных такой способностью. Поэтому в основе предчувствий Людмилы Дубининой своей фатальной обреченности может лежать её способность к восприятию направленных на неё не столько мыслей о мести, сколько чувств ненависти, подпитываемых готовностью реализовать их.

   Во всяком случае, дневниковым записям и особенностям поведения Людмилы Дубининой незадолго до и после посещения группой Дятлова поселка Вижай вряд ли можно найти лишь рациональное объяснение, согласующееся с зачатками здравого смысла, без привлечения иррациональной составляющей человеческого бытия, вносящей нечто зловеще мистическое в трагическую гибель группы Дятлова.

 

   В отличие от вооруженных людей, имевших целью прийти к верховьям Ауспии раньше туристов, и выбравших для этого «более близкий путь» туда, протяженностью где-то 40км, группе Дятлова пришлось идти по рекам Лозьве и Ауспии, в результате чего они преодолели 48-49км от 2-го Северного до места ночевки в верховьях Ауспии.  Более 17км (17,3км) туристы шли по Лозьве до устья Ауспии, и более 30км им пришлось идти где-то по Ауспии, а где-то по её берегу. Они шли по берегу Ауспии явно вынужденно, постоянно сокрушаясь в дневнике группы по поводу невозможности идти по реке из-за наледи и воды под снегом.

   Как следует из дневника группы, продвижение по Лозьве и Ауспии было сопряжено с большими неудобствами, замедлявшими скорость их движения из-за воды под снегом и наледи, что приводило к необходимости «останавливаться и соскабливать мокрый снег с лыж»:

«28 января 1959 года.

… Вышли в 11-45. Идем вверх по реке Лозьва. Каждый торит тропу по 10 минут. Глубина снега в этом году значительно меньше, чем в прошлом. Часто приходится останавливаться и соскабливать мокрый снег с лыж, ибо встречаются еще такие незамерзшие места.

29 января 1959 года.

День второй, когда мы идем на лыжах. Шли от ночевки на Лозьве к ночевке на р. Ауспии. Шли по тропе манси. … Часто на Лозьве встречаем наледи.

30 января 1959 года.

… После завтрака идем по реке Ауспии, но опять эти наледи не дают нам продвигаться вперед. Пошли берегом по санно-оленей тропе. 

30 января 1959 года.

… Оленья тропа кончилась, началась торная тропа, потом и она кончилась. Шли целиной очень трудно, снег до 120 см глубиной. Лес постепенно редеет, чувствуется высота, пошли березки и сосенки карликовые и уродливые. По реке идти невозможно - не замерзла, а под снегом вода и наледь, тут же на лыжне, идем опять берегом».

naled_Lozva300X370.jpg

 

   Проблемы с наледью и водой под снегом встречались туристам и во время лыжного перехода 27 января по Лозьве от 41 участка до 2-го Северного, протяженностью в 24км (по карте Яндекс – 21км), однако им удавалось, двигаясь налегке, преодолевать 4км в час, ещё и жалуясь на медленно идущую лошадь:

«27.1.59. … Целый день шли, спереди лошади, сзади лошади по р. Лозьве. Часто влетали в наледь, чистили лыжи…» (из дневника Зины Колмогоровой)

 «27 января 1959 года.

Погода была хорошая, ветер должен был дуть в спину по пути. Ребята договорились, что до 2-го Северного довезет тюки лошадь. От 41-го до него 24 км. Мы помогли дедушке Славе разгрузить воз сена и стали ждать лошадь (она ушла за сеном, дровами). Ждали до 4 часов. …

В 4 часа тронулись. Предварительно купили 4 булки хлеба. Мягкий теплый хлеб. 2 штуки съели. Лошадь идет медленно. Как приятно идти без рюкзаков. Прошли за 2 часа 8 км. (речка Ушма). Уже начало темнеть» (из дневника группы)

 

   28 января, выйдя из 2-го Северного в 11:45, туристы смогли преодолеть не более 15км вверх по Лозьве, не дойдя даже до устья Ауспии (17км), поэтому их скорость с учетом возможных остановок и общего времени в пути составила в среднем менее 3км в час. Из дневника Зины Колмогоровой:

Фото туристов на Лозьве

«28.1.59. … Уже надо пора выходить, а все ещё копаются и копаются. Не понимаю, как можно так долго собираться. Вот прошли первые 30 мин. Конечно, рюкзак ничего, тяжеленький. Но идти можно.

Первый день ведь всегда трудно».

   Из дневника группы:

«Собирались долго: мазали лыжи, подгоняли крепления Юрка Юдин сегодня уезжает обратно домой. Жаль, конечно, с ним расставаться, особенно нам с Зиной, но ничего не поделаешь. Вышли в 11-45. Идем вверх по реке Лозьва. Каждый торит тропу по 10 минут. Глубина снега в этом году значительно меньше, чем в прошлом. Часто приходится останавливаться и соскабливать мокрый снег с лыж, ибо встречаются еще такие незамерзшие места. Юрка Кри идет сзади и делает кроки маршрута. Берега реки в районе 2-го Северного скалистые., особенно правый берег, затем скалы (сложенные из известняка) попадаются только местами и в конце концов берега становятся пологими, сплошь покрытые лесом. Встаем на привал в 5-30 на берегу Лозьвы. Сегодня первая наша ночь в палатке».

 

   Формально, выбранный туристами маршрута от 2-го Северного до «перевала в верховья Лозьвы» был менее чем на четверть длиннее маршрута, по которому они могли идти, если воспользовались бы рекомендациям лесничего Ремпель И. Д. Однако возникшие сложности в продвижении туристов по ещё полностью не промерзшим рекам привели к тому, что группа Дятлова в итоге затратила 4 дня, преодолев расстояние 48-49км от 2-го Северного до места ночевки в верховьях Ауспии. На некоторых участках маршрута скорость их движения по глубокому снегу вообще падала до 1,5-2км в час, и это с учетом выработанного ими нового метода «производительной ходьбы»:

«31 января. … Идти сегодня особенно тяжело. След не видно, часто сбиваемся с него или идем ощупью. Таким образом, проходим 1,5-2 км в час.

Вырабатываем новые методы более производительной ходьбы. Первый сбрасывает рюкзак и идет 5 минут, после этого возвращается, отдыхает минут 10-15, после догоняет остальную часть группы. Так родился безостановочный способ прокладывания лыжни. Особенно тяжело при этом второму, который идет по лыжне, торенной первым, с рюкзаком». (из дневника группы)

 

   Для трех вооруженных людей, шедших на лыжах подобных лыжам манси, не составило труда за два дня преодолеть 40км и выбрать место для наблюдения за открытыми склонами «перевала в верховья Лозьвы» на юго-восточных склонах горы Холатчахль. Поэтому они, выйдя на сутки позже своих жертв, успели прийти к верховьям Ауспии на сутки раньше туристов, что им позволило наблюдать днем 1 февраля за выходом группы туристов на перевал, после чего представилась и возможность осуществить свой план этим же вечером. Они имели возможность наблюдать за движением туристов ещё 31 января, когда те, двигаясь к «перевалу в верховья Лозьвы», оказались выше границы леса. Трое вооруженных людей организовали ночевку 30 января где-то в лесу в верховьях Ауспии, а следующие два дня по очереди, сменяя друг друга, вели наблюдение за «перевалом в верховья Лозьвы».

   Не исключено, что ночевка туристов в верховьях Ауспии 31 января была менее чем в километре на северо-восток от места ночевки их убийц. Поисковики нашли лабаз на месте предпоследней ночевки группы Дятлова по паре лыж, воткнутых в снег, вполне возможно, на фоне отсутствия других видимых следов пребывания там туристов, занесенных снегом. Из протокола осмотра лабаза: «У лабаза воткнуты в снег лыжи, одна пара, на носке лыжины повешен рваный гетр».

 

   У поисковиков не было возможности даже случайно найти место ночевки убийц туристов месячной давности, где-то невдалеке от лабаза туристов, ведь убийцы явно не собирались увековечить там свое пребывание какими-либо внешними признаками, как это сделали туристы, а их лыжи, подобные лыжам манси, следов месячной давности не оставляли. Из протокола допроса капитана Чернышова А. А.:

«Вопрос: Можно ли было в данных конкретных условиях кому-то подойти к палатке так, что не осталось следов, в частности, оставляют ли следы манси?

Ответ: Если манси подходили там на своих лыжах, то следов бы не осталось. Их лыжи следы не оставляют».

 

   Причина, развернувшая «оглобли» официального следствия от криминальных версий в сторону эфемерной «стихийной силы», необоснованной материалами УД, кроется в показаниях убийц туристов, изобличённых следователями КГБ. Именно показания убийц, из которых следовало, что они пытались убить туристов, инсценируя несчастный случай, обусловленный сложными природными условиями («стихийной силой») на склонах «уральского хребта», навели руководство КГБ на мысль - под каким «благопристойным» предлогом можно свернуть, ставшее уже тупиковым, официальное расследование, проводимое прокуратурой Свердловской области. Что и произошло впоследствии. Поэтому следователям прокуратуры Свердловской области не пришлось самим «ломать голову» над тем, с какой формулировкой закрыть УД о гибели туристов, властно рекомендуя общественности и родственникам погибших туристов: «следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии».

Апрель 2016г. 

 


 

Блуждающая в УД печка по палатке туристов

 

   Сторонники некриминальных версий гибели туристов категорически настаивают на том, что Игорь Дятлов 1 февраля решился на «холодную ночевку», почему-то ассоциируя это словосочетание, встречающееся в дневнике группы, с ночевкой без печки.

   Группа Дятлова три предыдущие свои ночевки в лесу проводила в тепле, используя подвесную печку в палатке по её прямому назначению, для чего, собственно, они и таскали с собой самодельную печку, являвшуюся предметом гордости Игоря Дятлова и его группы. И было бы странно ожидать, что в более суровых условиях ночевки на продуваемом ветром склоне они не воспользуются преимуществами своей компактной подвесной печки.

 

   Для сторонников некриминальных версий наличие печки в палатке в разобранном состоянии свидетельствует о том, что туристы не собирались растапливать печку в ночь с 1 на 2 февраля, якобы сознательно обрекая себя на мазохизм страданий от холода в таких особенно неблагоприятных условиях ночевки на продуваемом ветром склоне выше границы леса.

   Однако в УД присутствуют факты, способные поставить под сомнение утверждение о том, что туристы собирались ночевать с 1 на 2 февраля без печки, что может перечеркнуть состоятельность всех некриминальные версии. Ведь, если предположить, что печку вечером 1 февраля туристы в палатке устанавливали, собираясь растопить её, как в предыдущих своих ночевках в лесу, то любая без исключения некриминальная версия лопнет в очередной раз, как мыльный пузырь. Спрашивается, кто разобрал печь после поспешного ухода туристов из палатки, ведь посторонних людей по некриминальным версиям и быть не могло?

 

   Давайте попробуем более детально разобраться с тем, как туристы собирались провести ночь с 1 на 2 февраля:

- с растопленной печкой, в тепле и относительном комфорте?

- или без печки в условиях существенных потерь тепла внутри палатки из-за ветра на склоне?

 

   За то, что печь туристами не устанавливалась вечером 1 февраля, свидетельствуют следующие аргументы сторонников некриминальных версий:

     1.  Предположение о вынужденной и незапланированной остановке туристов на ночлег на восточном склоне северного отрога горы Холатчахль (высота «1079»).

     2.  Интерпретация фразы о «холодной ночевке», фигурирующей в дневниках туристов, как о ночевке без печки.

Что подкрепляется необоснованными предположениями о мазохизме Игоря Дятлова и о его ошибках.   

     3.  Разобранное состояние печки в чехле на момент обнаружения палатки поисковиками.

 

   Аргументы сторонников некриминальных версий против установки туристами печки вечером 1 февраля, как и по многим другим их трактовкам обстоятельств УД, не выдерживают никакой критики.

   Из предположения о незапланированной и вынужденной остановке туристов на склоне выше границы леса следует, что туристы должны были планировать ночевку где-то в зоне леса. Если бы ночевка с 1 на 2 февраля туристами была действительно запланирована в зоне леса, тогда зачем, спрашивается, в таком случае им понадобилось таскать с собой дрова в печке и дополнительный чурбачок днем 1 февраля? Разве в месте предстоящей, якобы запланированной ими, ночевки в лесу настолько мало дров, чтобы их переносить с одного места ночевки в лесу в другое место ночевки в лесу?   

   Поэтому предположение о незапланированной и вынужденной ночевке на склоне выше границы леса опровергается наличием в печке дров и дополнительного чурбачка, найденного поисковиками возле палатки, присутствие которых в русле этого предположения должно восприниматься как нечто сверхъестественное.

   Единственным разумным объяснением наличию дров для печи является именно заранее запланированная туристами ночевка выше границы леса на склоне горы Холатчахль, где и была обнаружена их палатка.

 

   Приверженцы некриминальных версий гибели туристов умудряются трактовать фразу из дневников туристов о «холодной ночевке» в прямом её смысле, как о ночевке без печки, явно игнорируя наличие в дневнике группы упоминания о «холодной ночевке», с пышущей жаром печкой, и о восторженным отзыве об этом:

 «30 января 1959 года. …

Сегодня третья холодная ночевка на берегу Ауспии. Начинаем втягиваться. Печка – великое дело. Некоторые (Тибо и Кривонищенко) думают сконструировать паровое отопление в палатке».

 

   Так что в терминологии туристов группы Дятлова, а не каких-то иных толкователей этой фразы, «холодная ночевка» подразумевала установку печки в палатке и возможность провести ночь в тепле, для чего и предназначалась самодельная печка в зимних походах группы Дятлова.

   Вот и этот аргумент приверженцев некриминальных версий является всего лишь очередной отсебятиной, искажающей восприятие такого понятия, как «холодная ночевка», неотъемлемым атрибутом которого для туристов группы Дятлова являлась собранная и растопленная печь в палатке.  Это также опровергает фантазии о мазохизме Игоря Дятлова, способного якобы подвергнуть без веских на то причин себя и своих товарищей ночевке без печки в палатке, установленной на продуваемом ветром склоне.

 

   Более весомым подтверждением благоразумия туристов провести «холодную ночевку» с 1 на 2 февраля в тепле, с собранной и растопленной печкой, является, кроме наличия дров для неё, упоминание о сборке печки в «боевом листке» «Вечерний Отортен №1», датированным 1 февраля:

«"ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН" № I

1 февраля 1959 г. Орган издания профсоюзной организации группы "Хибина"

Передовица

ВСТРЕТИМ XXI СЪЕЗД УВЕЛИЧЕНИЕМ ТУРИСТОРОЖДАЕМОСТИ!

СПОРТ

Команда радиотехников в составе тов. Дорошенко и Колмогоровой установила новый мировой рекорд в соревнованиях по сборке печки - 1 час 02 мин. 27,4 сек.»

 

   Чтобы получить представление об особенностях ночевки с подвесной печкой в палатке Дятлова достаточно привести цитату из дневника группы:

«28 января 1959 года.

Подвешенная печка пышет жаром и разделяет палатку на два отсека. В дальнем отсеке располагаемся мы с Зиной. Никому не хочется спать у печки, и решили положить туда Юрку Кри (с другой стороны располагается дежурный Саша Колеватов). Юрка, полежав минуты две, не выдерживает и перебирается во второй отсек, при этом страшно проклиная и обвиняя нас в предательстве. После этого еще долго не могли заснуть, о чем-то спорили, но наконец все стихло».

 

   Таким образом, единственным достойным внимания аргументом от приверженцев некриминальных версий, из трех приведенных выше, остается аргумент под номером 3 - разобранное состояние печки в чехле на момент обнаружения палатки поисковиками.

 

   Что касается факта обнаружения поисковиками печки в разобранном состоянии в палатке, то этот факт имеет вполне простое объяснение в рамках данной криминальной версии гибели туристов:

   Как следует из «боевого листка», на сборку печки Юрий Дорошенко и Зина Колмогорова затратили чуть более часа, а этот пункт «боевого листка» был последним в нем, после чего написавший этот «боевой листок» турист прикрепил его к брезенту палатки.

   Нападение вооруженных людей на туристов произошло как раз после завершения сборки печки и написания «боевого листка» «Вечерний Отортен №1», но перед тем как туристам удалось растопить печь. Поэтому быстрому выходу туристов из палатки, по требованию вооруженных людей, мешала подвешенная печка с трубой, протянувшейся через всю палатку, что позволило туристам, выходившим из палатки последними, успеть лучше утеплиться и одеть обувь, чем это удалось первому, кто вышел из палатки, а это, естественно, был руководитель группы Игорь Дятлов, оказавшийся по этой причине самым раздетым из туристов.

   Выгнав туристов из палатки, трое злоумышленников имели часа два для того, чтобы обосноваться в их палатке, оказавшейся излишне большой для трех человек, что в данном случае имело критическое значение, связанное с большой потерей тепла, излишне объемной для них палатки, установленной на продуваемом склоне. Готовая к растопке, подвешенная на тросиках печка с трубой, протянувшейся через всю палатку, была лишним предметом интерьера палатки для трех человек. Поэтому они сначала демонтировали трубу печки, состоящую из компактно входившие одна в другую частей трубы, а затем демонтировали и саму подвешенную на тросиках печку. Из воспоминаний Бартоломея П.И.: «Трубы-то были сделаны - одна в другую вдавливались».

 

   Сорванные растяжки с северной стороны палатки и отсутствие на своем месте северной стойки палатки, к которой крепился тросик для подвесной печки, могут отчасти свидетельствовать о неуклюжих действиях людей, демонтировавших подвесную печку и трубу, проходившую через всю палатку и выходившую из палатки через специальный рукав в дальней от входа стороне палатки. Предположительно, именно лыжная палка северной стойки палатки была найдена поисковиками аккуратно разрезанной. Даже наличие в наспех покинутой туристами палатке этой аккуратно разрезанной лыжной палки, по мнению поисковиков, говорило о том, что в палатке туристов кто-то оставался после их ухода.

   Из протокола допроса свидетеля Лебедева В. А.:

«В палатке мы обнаружили лыжную палку, от которой был отрезан верхний конец по аккуратному концевому надрезу, и еще один надрез был сделан. Это говорит о том, что, видимо, кто-то остался в палатке значительно позже других, может быть на сутки. Потому что человек от нечего делать не будет резать палку, которая еще может пригодиться».

 

   В той же степени, в какой без особого труда можно найти разумное объяснение отсутствию следов посторонних людей на снегу возле палатки, не подвергая сомнению их присутствие там, так и зачехленной печке, обнаруженной поисковиками в палатке, можно найти разумное объяснение, не выставляя при этом Игоря Дятлова мазохистом, способным подвергнуть себя и своих товарищей ночевке без печки в особо неблагоприятных условиях - на продуваемом ветром склоне. Эта ночевка на склоне с растопленной печкой была заранее запланирована с запасенными для печки дровами, принесенными туристами из предыдущего места ночевки, находившегося всего в 2км.

   Разумное объяснение наличия печки в разобранном состоянии в чехле также не представляется сложным, т.к. чехол, по всей видимости, находился поверх всех вещей, где-то рядом с печкой, а трое вооруженных людей, учитывая условия проводимой ими «операции», были экипированы в белые маскхалаты для скрытного выслеживания своих жертв. По этим причинам трое вооруженных людей, не желая испачкать свои белые маскхалаты о потенциально закопченную сажей чужую печку, благоразумно поместили разобранную печку туристов в её чехол, переместив уже печку в чехле в дальний от входа угол укороченной ими под себя палатки туристов, после чего печка могла оказаться где-то в середине длинной палатки туристов.

 

 

   Место печки туристов в покинутой ими палатке может также косвенно свидетельствовать в пользу пребывания в их палатке посторонних людей. Однако в УД присутствует явное противоречие в показаниях свидетелей о месте печки в палатке, которое можно сформулировать, как блуждающая в УД печка по палатке туристов.

   Два свидетеля в своих показаниях утверждают, что печка находилась «у входа в палатку», а согласно показаниям двух других свидетелей, печка была ими обнаружена «в середине палатки»:

 

     1.   Из протокола (от 20 апреля 1959 года) допроса свидетеля Лебедева В. А.:

«В этот день, разобрав часть палатки, мы, собрав все вещи в одеяло, положили их в палатку, чтобы на следующий день произвести разбор палатки в присутствии прокурора,… На следующий день, утром, в присутствии тов. Иванова (ошибка – Темпалова), все вещи из палатки были извлечены. 

Вещей в палатке было много. Около входа в палатку, который, кажется, был открыт, в чехле лежала печка. Трубы последней находились внутри печки, что говорит о том, что печку не пытались развести (зачеркнуто) затопить, хотя за палаткой на улице у заднего конца палатки в снегу я нашел чурбачок, несомненно, предназначенный для печки».

 

     2.   Из протокола допроса свидетеля Брусницына В. Д. (от 15 мая 1959 г. Город Свердловск):

«После переписи прокурором г. Ивделя имущества группы, мне и М. Шаравину было предложено собрать вещи и транспортировать их к месту посадки вертолета.

Снег выбирали при помощи лыж и лыжных палок. Работали человек десять без всякой системы. В большинстве все вытаскивали прямо из под снега, поэтому установить, где и как лежала каждая вещь очень трудно.

Вещи в палатке разложены в следующем порядке. На дно постелили рюкзаки. Затем 2-3 одеяла. Дальше шли телогрейки и личные вещи участников. Ведра, печка, топор, пила лежали у входа справа. Здесь же находилась часть продуктов: сухари, сахар, сгущенное молоко, развязанный мешочек с корейкой. Остальная часть продуктов находилась в дальнем правом углу».

 

     3.   Из протокола допроса свидетеля Чернышова А. А., пом. начальника штаба в/ч 6602 по обучению, капитан (от 11 марта 1959 г.):

«На второй день были организованы поисковые группы, а я с прокурором Темпаловым и с ним человек до 10 ушли на раскопку палатки. …

Палатка была обнаружена на склоне вершины «1079», в 100-150 м от вершины на северо-восток. …

В палатку засунуться было невозможно, т.к. вся она была занесена снегом и как были расположены вещи удалось рассмотреть только при откапывании ее. Палатка была установлена капитально. На снегу была подготовлена ровная площадка, на снег положены лыжи скользящей поверхностью вверх, на них уже лежало дно палатки. В самой палатке внизу были положены телогрейки (в сторону от склона), рюкзаки пустые были разложены по палатке. В этой же стороне палатки (к склону) у каждого лежали личные вещи. В правом углу, около входа лежала часть продуктов: банки сгущенного молока, концентраты и др. вдоль всей палатки, на стороне склона, находились 8 пар ботинок и 7 шт. валенок. Печка находилась примерно в середине палатки в разобранном виде и в чехле. Вообще в палатке находились почти все личные вещи туристов и общественное снаряжение: ведро, топоры, кружки, чашки».

 

     4.   Из протокола допроса свидетеля  Темпалова В. И. прокурора города Ивдель (от 18 апреля 1959 г.):

«28.02.59 г. мною в присутствии понятых была осмотрена палатка туристов, которая находилась от гребня отрога высоты 1079 - в 150 метрах. Осмотр палатки показал мне, что в ней имеются все личные вещи студентов.

Палатка была растянута на лыжах и палках, забитых в снег, вход ее был обращен в южную сторону, и с этой стороны растяжки были целы, а растяжки палатки с северной стороны были сорваны и вся вторая половина палатки была занесена снегом…

В правом углу, около входа лежала часть продуктов: банки сгущенного молока, 100 грамм нарезанного сала, сухари, сахар, фляжка пустая из под спирта или водки, запах ощущался, так же фляга с напитком, приготовленным к употреблению какао разведено водой и естественно замерзла, около сала нарезанного мною был найден большой нож…

В чехле посредине палатки обнаружена печка. И много других личных вещей студентов и общественного снаряжения, находились в палатке ведра, топоры, кружки, чашки…

Никаких следов борьбы в палатке мною не установлено. Если бы была какая-либо борьба естественно, что-то бы мной было установлено. С этой точки зрения я тщательно искал и осматривал палатку, но признаков борьбы не было, по крайней мере, об этом ничего не говорило».

 

     5.   Из протокола допроса свидетеля Атманаки Г. В. (7-8 апреля 1959 г. Город Свердловск):

«28 февраля весь личный состав за исключением дежурных и нескольких человек, оставленных для заготовки дров и дооборудования лагеря, ушли за перевал на поиски. Часть людей вместе с прокурором г. Ивделя отправилась к палатке для разборки вещей и составления акта. На это ушел целый день».

 

   Было бы хорошо оценить достоверность противоречивых показаний, чтобы определиться с тем, где же в действительности лежала печка на момент обнаружения палатки поисковиками. Показания Атманаки Г. В. приведены для того, чтобы оценить продолжительность работ по разборке вещей из палатки – «На это ушел целый день».

   Для оценки достоверности показаний 4-х участников работ по раскопке из-под снега палатки и извлечению из неё вещей туристов необходимо определиться с ролью каждого из этих свидетелей в этом процессе.

   Прокурор Ивделя Темпалов В. И. в силу своих должностных обязанностей тщательно обследовал содержимое палатки, руководя этими работами, поэтому достоверности его показаний о месте печки в палатке следует придать больший приоритет. Тем более он подробно перечисляет вещи, находившиеся у входа в палатку, отмечая при этом, что «в чехле посредине палатки обнаружена печка».

 

   Лебедева В. А., давая показания 20 апреля 1959г., вообще ошибся, назвав вместо прокурора Темпалова В.И., руководившего этими работами, прокурора «тов. Иванова».  А описывая вход в палатку, около которого, по его мнению, лежала печка,  он демонстрирует явную неуверенность в своих воспоминаниях, используя слово «кажется», применительно к тому, был ли открытым вход в палатку.

 

   В показаниях свидетеля Брусницына В. Д., данных им 15 мая 1959 г. в Свердловске, вообще присутствует взаимоисключающие утверждения. Первоначально он утверждает, что «установить, где и как лежала каждая вещь очень трудно», предварительно описав причины этого, а затем уже вполне уверенно описывает, в каком порядке были разложены вещи в палатке: «Вещи в палатке разложены в следующем порядке. … Ведра, печка, топор, пила лежали у входа справа».

 

   Таким образом, противоречивость показаний Брусницына В. Д. в оценке точного места каждой вещи, а также ошибка и неуверенность в своих показаниях Лебедева В. А. обесценивают достоверность показаний этих двух свидетелей, применительно лишь к их утверждениям, что печка находилась «у входа в палатку».

   Их ошибка в определении места печки в палатке имеет дополнительное объяснение, заключающееся в том, что Брусницын В. Д. и Лебедев В. А. приняли участие в извлечении вещей из палатки уже после осмотра содержимого палатки прокурором Темпаловым В.И.  В приведенной ниже цитате, Брусницын В. Д. описывает как раз процесс извлечения вещей из палатки, после того как на это была получена команда Темпалова В.И., ранее завершившего осмотр её содержимого:

«После переписи прокурором г. Ивделя имущества группы, мне и М.Шаравину было предложено собрать вещи и транспортировать их к месту посадки вертолета. … Снег выбирали при помощи лыж и лыжных палок. Работали человек десять без всякой системы. В большинстве все вытаскивали прямо из-под снега, поэтому установить, где и как лежала каждая вещь очень трудно».

 

   Следовательно, нет ничего удивительного в том, что Брусницын В. Д. и Лебедев В. А., принимавшие участие в этом бессистемном процессе извлечения вещей из палатки, могли невольно ошибиться с определением первоначального, на момент начала этих работ, места печки в палатке, ещё и давая свои показания 15 мая и 20 апреля.

 

   Что касается показаний капитана Чернышова А. А., то к его показаниям следует отнестись с большей долей доверия по нескольким причинам:

   Во-первых, с его слов можно понять, что он участвовал в осмотре содержимого палатки наравне с прокурором Темпаловым, не соотнося себя с людьми, находившимися в распоряжении прокурора:  «я с прокурором Темпаловым и с ним человек до 10 ушли на раскопку палатки».

   Возможное объяснение этому состоит в том, что капитан Чернышов А. А. руководил одной из групп поисковиков, что ставило его выше  рядовых участников этих работ.

   Во-вторых, показания Чернышова А. А. датируются 11 марта, т.е. через две недели от даты описываемых им событий, в то время как показания Лебедева В. А. датированы 20 апрелем, а Брусницын В. Д. был допрошен вообще 15 мая 1959 г.

   В-третьих, в своих показаниях, если их оценивать в целом, он предельно подробно передает свои наблюдения, отличающиеся тщательностью подхода и пониманием важности отмеченных им малейших деталей в описаниях:

 - места палатки на склоне, состояние палатки;

 - расположение вещей в палатке, по всей видимости, участвуя в исследовании палатки совместно с прокурором Темпаловым, что следует из тождественности их показаний, касающихся места печки – «в центре палатки»;

 - склона на всей его протяженности;

 - следов туристов на всей их протяженности от палатки до их продолжения после каменных гряд: «Следы были очень хорошо различимы. В отдельных следах было видно, что человек шел или босой или в одном хлопчатобумажном носке, т.к. отпечатались пальцы стопы», что свидетельствует о тщательном отношении к выполняемой им работе и об отличной наблюдательности, подкрепленной знанием процессов формирования следов столбиками на снегу;

 - района кедра.

 

   Следовательно, показания прокурора Ивделя Темпалова В.И. и капитана Чернышова А. А., по выше перечисленным причинам, должны вызывать большее доверие в части, указанного ими места печки в палатке, по сравнению с путанными и противоречивыми показаниями студентов Брусницына В. Д. и Лебедева В. А., описывавших, по всей видимости, расположение вещей уже во время бессистемного процесса их извлечения из палатки.

 

   Косвенным подтверждением отсутствия печки возле входа в палатку, на момент обнаружения палатки поисковиками, могут служить показания Слобцова Б. Е., который одним из первых обнаружил и осматривал палатку. В своих показаниях он акцентировал особое внимание на вещах, находившихся «у входа» в палатку, среди которых печка им не упоминается:

«Я руководил поисковой группой. Палатка группы Дятлова была обнаружена нашей группой днем 26 февраля 1959 года. …

Когда я 26.2.59 г. смотрел, под палаткой увидел следующее: сама палатка была разорвана, у входа лежали продукты в ведре, во фляге была какая-то жидкость – спирт или водка, в ногах лежали продукты в мешках, одеяла были развернуты, под одеялами разложены ватные куртки, штормовки, а под ними разостланы были рюкзаки. У входа висела куртка Слободина, в грудном кармане которой находились деньги примерно 800 руб.»

 

   Таким образом, с большой долей вероятности можно констатировать, что к моменту обнаружения палатки печка туристов была в разобранном состоянии и в чехле, располагаясь где-то в середине палатки.

Что нам это дает?

 

   Если придерживаться мнения сторонников некриминальных версий о том, что туристы не собирались печку собирать и устанавливать, то спрашивается, зачем они разместили печку в середине палатки перед началом развития чрезвычайной ситуации, вынудившей их спешно покинуть палатку?

   Абсолютно ненужную для обустройства ночлега вещь и к тому же весьма объемную, да вдобавок к этому ещё и с дровами внутри печки, т.е. тяжёлую вещь, разместить в центре палатки? Холодный объемный предмет положить в середине длинной палатки между готовящимися ко сну туристами? Это крайне нелепая затея! Что лишний раз свидетельствует о нелепости предположения сторонников некриминальных версий.

   Однако сторонников некриминальных версий абсолютно не смущает их хроническая привычка выставлять туристов группы Дятлова в самом неблаговидном свете, якобы совершенных ими заведомо неблагоразумных поступков по множеству аспектов быта и прочих действий туристов, согласно некриминальным версиям.

   Из-за нагромождения явных нелепостей в интерпретации действий туристов до и после начала трагических событий в контексте некриминальных версий, нет ничего удивительного в том, что не существует ни одной целостной некриминальной версии.

 

   Если бы группа Дятлова действительно планировала ночевку без печки, как предполагается сторонниками некриминальных версий, то печка лежала бы у входа в палатку и без дров, но никак не в её середине, куда её вполне могли переместить трое убийц, как в дальний угол  укороченной ими под себя палатки туристов, предварительно убрав палку из под северного конька, к которой должен был крепиться тросик для подвесной печки Игоря Дятлова.

   Нелепость аргументации многочисленных авторов некриминальных версий и их сторонников, наводит на мысль об их целенаправленных попытках увести общественное мнение от истинной причины гибели туристов группы Дятлова, имеющей явные криминальные признаки.

 Апрель – май 2016г.

 


 

1.02.59 пройдено 2км

 

   Одной из многих «тайн» гибели группы Дятлова является незначительное расстояние, отделяющее место их ночевки 31 января в верховьях Ауспии от места последней ночевки туристов на восточном склоне северного отрога горы Холатчахль («1079»), составляющее примерно 2км.

   В попытках найти объяснение этому, выдвигались различные предположения об ошибочности действий туристов, что характерно даже для поисковиков 1959г, и о какой-то вынужденной причине, побудившей туристов встать на «холодную ночевку» в таком «малопригодном» для этого месте. Вместе с этим отмечается вполне разумный мотив для ночевки на склоне - нежелание туристов терять высоту, чтобы утром 2 февраля, не теряя время на подъем из зоны леса, совершить радиальный поход к Отортену. Однако сторонники некриминальных версий, принимая во внимание разумность нежелания туристов терять высоту, все же вынуждены рассматривать выбор туристов - провести ночь на склоне, как их фатальную ошибку, якобы явившуюся первопричиной гибели туристов с множеством вариаций некриминальных версий причин их гибели.

   Считается, что 1 февраля группа Дятлова вышла с места своей предыдущей ночевки, где был оборудован ими продовольственный склад (лабаз), лишь после обеда.

 

   Возьмусь обосновать предположение о том, что 1 февраля группа Дятлова решила устроить день отдыха, имея на то достаточно веские основания, обусловленные:

     1.    Усталостью, накопившейся за четыре дня похода, в особенности - за два предыдущих тяжелых дня, когда им приходилось прокладывать себе путь по глубокому снегу вдоль берега Ауспии, о чем свидетельствуют записи в дневнике группы:

   «28 января 1959 года.

… Встаем на привал в 5-30 на берегу Лозьвы. Сегодня первая наша ночь в палатке. Ребята возятся с печкой, пришивают полог из простыни. Кое-что сделав и кое-что не сделав, садимся ужинать. После ужина долго сидим у костра, поем задушевные песни. Зина пытается даже учиться на мандолинке под руководством главного нашего музыканта Рустика. Затем снова и снова возобновляется дискуссия, причем все наши дискуссии, которые были за это время, преимущественно про любовь. Кому-то приходит в голову стенографировать все наши высказывания или завести на этот счет особую тетрадь. Наговорившись, вдвоем вползаем в палатку.

 

   30 января 1959 года.

… Подъем в 8.30. После завтрака идем по реке Ауспии, но опять эти наледи не дают нам продвигаться вперед. Пошли берегом по санно-оленей тропе. …

Оленья тропа кончилась, началась торная тропа, потом и она кончилась. Шли целиной очень трудно, снег до 120 см глубиной. Лес постепенно редеет, чувствуется высота, пошли березки и сосенки карликовые и уродливые. По реке идти невозможно - не замерзла, а под снегом вода и наледь, тут же на лыжне, идем опять берегом. День клонится к вечеру, надо искать место для бивуака. Вот и остановка на ночлег. Ветер сильный западный, сбивает снег с кедра и сосен, создавая впечатление снегопада. Как всегда, быстро разводим костер и ставим палатку на лапник. Погрелись у костра и пошли спать.

 

   31 января 1959 года. …

Идти сегодня особенно тяжело. След не видно, часто сбиваемся с него или идем ощупью. Таким образом, проходим 1,5-2 км в час.

Вырабатываем новые методы более производительной ходьбы. Первый сбрасывает рюкзак и идет 5 минут, после этого возвращается, отдыхает минут 10-15, после догоняет остальную часть группы. Так родился безостановочный способ прокладывания лыжни. Особенно тяжело при этом второму, который идет по лыжне, торенной первым, с рюкзаком.

Постепенно отделяемся от Ауспии, подъем непрерывный, но довольно плавный. И вот кончились ели, пошел редкий березняк. Мы вышли на границу леса. Ветер западный, теплый пронзительный, скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета. Наст, голые места.

Об устройстве лабаза даже думать не приходиться. Около 4-х часов. Нужно выбирать ночлег. Спускаемся на юг - в долину Ауспии. Это видимо самое снегопадное место. Ветер небольшой по снегу 1,2-2 м толщиной. Усталые, измученные, принялись за устройство ночлега. Дров мало. Хилые сырые ели. Костер разводили на бревнах, неохота рыть яму. Ужинаем прямо в палатке».

 

     2.   Необходимостью обустройства лабаза, что подразумевало кроме оставления излишка продуктов, ещё и заготовку дров для ночевки на этом же месте после возвращения из радиального похода к Отортену. Место ночлега в верховьях Ауспии было не самым подходящим местом для этого, но усталым и измученным туристам уже не хватило сил искать более подходящее место с привычным для них ресурсом древесины для костра, о чем они и написали в дневнике: «Усталые, измученные, принялись за устройство ночлега. Дров мало. Хилые сырые ели». Поэтому им пришлось бы утром 1 февраля потратить дополнительное время и силы на поиск подходящей для костра древесины и заготовку дров для лабаза.

 

     3.   Возможной вынужденной задержкой в зоне леса 1 февраля из-за сильнейшего ветра, встретившего их на перевале выше границы леса: «скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета», в том случае, если погода не изменится к 1 февраля, о чем вечером 31 января они знать не могли.

   Сильный западный ветер был не только 31, но и 30 января, что следует из записей дневника группы за этот день: «Ветер сильный западный, сбивает снег с кедра и сосен, создавая впечатление снегопада».

   Туристы были в неведении, какая погода их ожидает на следующее утро, а погода двух предыдущих дней не создавала предпосылок для оптимистических ожиданий от погоды следующего дня, что, принимая во внимание два предыдущих обстоятельства, склоняло их запланировать день отдыха на 1 февраля.

 

   Решение устроить день отдыха, было принято туристами ещё перед сном 31 января, поэтому пробуждение ото сна и подъем утром 1 февраля были отнесены часа на два от графика утреннего пробуждения и подъема походных дней, например, «30 января Подъем в 8.30».

   После неторопливого пробуждения к 10-11 часам 1 февраля, туристы занялись сооружением незамысловатого лабаза и заготовкой дров, что могло занять времени как раз до обеда, который по случаю дня отдыха был полноценным, с возможностью его приготовления на костре, чего не могли себе позволить туристы в походные дни.

   Из протокола допроса свидетеля Масленникова Е. П.:

«Из кроков маршрута группы усматривалось, что туристы в верховьях реки Ауспия оставили лабаз (запас продуктов). 2.03.59 г. группа Слобцова и Курикова обнаружила лабаз. Он был устроен в верховьях р. Ауспии, в 100 м от берега реки, в 500 м ниже границы леса.

В лабазе были обнаружены продукты 19 наименований общим весом 55 кг. По туристским нормам – 1200 гр. сухих продуктов в день на человека, этот запас обеспечивал 6-7 дней похода. Лабаз был устроен очень надежно и в нем находились дрова для ночевки на обратном пути. В лабазе, помимо продуктов, был груз, который являлся лишним при восхождении – запасные лыжи 1 пара, запасные ботинки – 2 пары, мандолина, аптечка (медикаментами группа была обеспечена очень хорошо)».

 

   После неторопливого подъема они могли убедиться в том, что погода 1 февраля изменилась самым кардинальным образом в лучшую сторону, по смене направления ветра и по его силе, насколько её можно было оценить, находясь в зоне леса. Отправив одного или двух из туристов на перевал, расположенный всего в километре от места ночевки, на разведку условий погоды на перевале, они могли достоверно оценить, насколько погода там благоприятствует продолжению их похода выше границы леса.

   Даже не сомневаюсь в том, что на разведку условий погоды выше границы леса - на «перевал в верховья Лозьвы» отправился сам Игорь Дятлов с кем-то из группы, пока остальные туристы выполняли запланированную до обеда работу.

 

   Учитывая незначительность расстояния в 1-2км, Игорь Дятлов вместе с кем-то из группы не только поднялись по относительно крутому склону вверх на «перевал в верховья Лозьвы» от места ночевки, с перепадом высот в 150-200м, но и прошли вдоль восточного склона северного отрога горы Холатчахль с километр, постепенно набирая высоту ещё метров на 100. Они могли подняться на северный отрог или обогнуть его по траверсу, чтобы оценить рельеф склонов горного массива по направлению к Отортену и условий погоды там, как необходимую информацию при планировании своих дальнейших действий на 1-2 февраля. Только обогнув северный отрог горы Холатчахль, туристам открывался путь к Отортену, поэтому для Игоря Дятлова была вполне насущной потребность оценить рельеф предстоящего маршрута и погодные условия, из которых немаловажными факторами являлись сила и направление ветра. Благо для этого было время, пока остальные туристы обустраивали лабаз, заготавливали дрова и готовили полноценный обед.

   Погодные условия выше границы леса действительно кардинально изменились 1 февраля и западный сильнейший ветер, встретивший их днем ранее, сменился на слабый до умеренного северо-северо-западный ветер, что соответствует данным метеосводки по Ивдельскому району: «…Ветер северо-северо-западный 1-3 м/с. Метели, урагана, бурана не наблюдалось».

 

   Время, затраченное Игорем Дятловым с кем-то из его друзей на обратный путь к лабазу, было незначительным, т.к. они уже двигались вниз по склону, а далее вниз по лесу по проторенной ими лыжне к месту лабаза, где ожидали их товарищи, которые уже уложили в лабаз продукты, заготовили впрок дрова и приготовили обед.

   Из протокол осмотра лабаза:

«Лабаз расположен на месте ночевки группы, хорошо закрыт приготовленными дровами, обложен картоном, сосновыми еловыми лапами. У лабаза воткнуты в снег лыжи, одна пара, на носке лыжины повешен рваный гетр».

 

   Так что через 1,5-2 часа  после своего ухода, Игорь Дятлов мог уже вернуться обратно к лабазу, подтвердив наилучшие ожидания группы о погоде выше границы леса.

   Учитывая небольшое расстояние в 2км, отделяющее места ночевок 31 января и 1 февраля, и вполне реальную возможность вылазки Игоря Дятлова на разведку особенностей рельефа и погодных условий на склонах горы Холатчахль, самым естественным образом напрашивается предположение о том, что место на склоне, где туристами была установлена палатка ближе к вечеру 1 февраля, было ещё перед обедом выбрано Игорем Дятловым в качестве подходящего места для ночевки.

   В связи с изменившимися в лучшую сторону условиями погоды, у группы Дятлова появилась не только возможность беспроблемного движения на лыжах выше границы леса, но и представилась потенциальная возможность воспользоваться благоприятными погодными условиями для обустройства ночевки 1 февраля на восточном склоне северного отрога горы Холатчахль.

   Во время обеда туристы всем составом обсудили перспективы предстоящего времяпрепровождения остатка светового дня и вечера 1 февраля, где обсуждались два варианта:

   1) Остаться на прежнем месте и провести ещё одну ночевку, по всей видимости, с перспективой уже утомиться от затянувшегося отдыха, ведь им предстояло бездельничать в прямом смысле этого слова с обеда до вечера, а далее до позднего вечера перед сном. Да и место для затянувшегося отдыха, куда занесла их «усталость», вряд ли вызывало оптимизм своим видом - «Хилые сырые ели».

   2) Совершить небольшой бросок в 2км на уже разведанное место для ночевки на восточным склоне северного отрога г. Холатчахль, ориентированного в северо-северо-восточном направлении, что отчасти защищало палатку от возможных порывов северо-северо-западного ветра умеренной силы.

 

   Если учесть, что Игорь Дятлов вполне благоразумно увел свою группы в зону леса, столкнувшись днем ранее с сильнейшим ветром выше границы леса, то можно с уверенностью предположить, что он был также благоразумен и осторожен, когда предложил группе ночевку на склоне под защитой северного отрога горы Холатчахль. Из чего можно судить о силе северо-северо-западного ветра, не представлявшей какой-либо угрозы для ночевки на заранее выбранном им месте, что подтверждается метеоданными раздела Погода.

   Думаю, при таком раскладе и при отсутствии каких-либо внешних угроз неприродного характера, о которых туристы явно не догадывались, они большинством голосов выбрали второй вариант, как перспективу занятости на ближайшие 2-3 часа светлого времени суток.

 

   После обеда они не спеша собрали вещи, покидая столь негостеприимное место ночевки, куда «занесла» их усталость, но перед тем как тронуться в путь, заранее подготовили дрова для печки, захватив с собой ещё одно цельное полено - «чурбачок», предвкушая «холодную ночевку» как всегда с пышущей жаром печкой в палатке, расположенной на склоне северного отрога горы Холатчахль. Так что замерзнуть в палатке на заранее выбранном месте склона было трудно, учитывая ещё и особенность этого участка склона, выше которого склон был голым и достаточно пологим, не предвещая опасности схода даже гипотетической лавины. Лишь ниже места, выбранного Игорем Дятловым под палатку ещё до обеда, склон становился круче, о чем свидетельствуют многие показания поисковиков, описывавших место палатки на склоне.

2km-1fevr400X390.JPG

 

   Принимая решение совершить бросок в 2км после обеда 1 февраля, группа Дятлова, во-первых, избавляла себя от уже избыточного безделья, а это остаток дня с продолжением до позднего вечера, во-вторых, после предстоящей ночевки на заранее выбранном месте склона, они, не теряли высоты, могли сэкономить час-полтора, а главное – это сэкономить силы на преодоление 2км подъема с перепадом высот в 250-300м, поднимаясь на перевал и далее по склону, если бы выбрали первый вариант ночевки в верховьях Ауспии.

 

   Спуск в зону леса в верховья Лозьвы для ночевки там, для группы Дятлова был равносилен отвергнутому ими первому варианту, предполагавшему вторую ночевку в верховьях Ауспии и выход на маршрут утром 2 февраля из зоны леса.

 

   Следовательно, принятое ими решение было оправдано:

   - изменившимися в лучшую сторону условиями погоды выше границы леса при северо-северо-западном ветре умеренной силы;

   - проведенной заблаговременно разведкой места предстоящей ночевки на склоне.

   Это позволяло группе Дятлова 2 февраля, сэкономив время и силы, не теряя высоты, совершить радиальный поход к горе Отортен. 

   Погодные условия 1 февраля при умеренном северо-северо-западном ветре не представляли для группы Дятлова каких-либо серьезных проблем с ночевкой на заранее выбранном месте склона. И если бы не роковые обстоятельства, связанные с человеческим фактор, то ночевка на восточном склоне северного отрога горы Холатчахль была бы рядовым событием в воспоминаниях туристов об этом походе.

 

   Таким образом, поздний выход группы Дятлова с места ночевки 31 января, и пройденные ими 1 февраля 2км, свидетельствуют именно о запланированном туристами переходе на заранее выбранное место для ночевки на восточном склоне северного отрога горы Холатчахль («1079»).

   Поэтому все предположения о так называемых ошибках Игоря Дятлова, о якобы незапланированной и вынужденной ночевке туристов на склоне, сопровождающиеся необузданным полетом фантазии в части каких-то «взятых с потолка» экстремальных условий погоды вечером-ночью 1 февраля, от сторонников некриминальных версий, являются всего лишь их попытками умышленно исказить реальную картину произошедшей трагедии. 

Апрель – май 2016г. 

 


  

Тайна МП Дятлова

 

   Одной из актуальных прикладных задач, решением которой заняты современные поисковики, совершающие экспедиции на перевал Дятлова, является поиск места палатки (МП) Дятлова на восточном склоне северного отрога г. Холатчахль. Это связано с тем, что сотрудники прокуратуры и поисковики, проводившие в 1959г работы на месте обнаружения палатки Дятлова, не увековечили это место каким-либо образом, кроме нескольких фотографий.
   Среди современных поисковиков и исследователей причины гибели туристов нет особых разногласий по поводу идентификации кедра и оврага, однако многочисленные результаты поисков МП на склоне отрога свидетельствуют о явном затруднении с идентификацией по фотографиям 1959г того единственного места на склоне, где была установлена палатка Дятлова.

   Если для авторов криминальных версий, по большому счету, не имеет никакого значения информация о МП Дятлова, то для авторов природно-стихийных версий местоположение палатки туристов на участке склона с определенным рельефом может служить весьма важным аргументом в пользу их разнообразных версий, что и заставляет авторов природно-стихийных версий прилагать усилия по поиску МП Дятлова, сообразно каким-то своим предпочтениям выбора МП.

 

   Учитывая неослабевающий интерес общественности к таинственной гибели группы Дятлова, подогреваемый периодически СМИ, насущной становится задача увековечить память о гибели туристов на местности, где разворачивались трагические события в ночь с 1 на 2 февраля 1959г. Это в свою очередь подразумевает уверенную идентификацию МП Дятлова на восточном склона г. Холатчахль, поскольку МП Дятлова окутано не меньшей тайной неопределенности, чем сама причина гибели туристов.


   Для независимых от Фонда памяти Дятлова многочисленных исследователей, вовлеченных «своим энтузиазмом» в эту тему, проблема поиска МП Дятлова стала почти навязчивой, на фоне показного равнодушия к этой проблеме представителей Фонда памяти Дятлова. В результате многочисленных попыток найти МП Дятлова по фотографиям 1959г появилось с десяток авторских МП, разбросанных по склону на значительные расстояния друг от друга, уподобляясь этим множеству природно-стихийных версий причины гибели туристов.
   Как автору криминальной версии, мне приходится с изумлением наблюдать за спорами претендентов на «истинное» МП. Ещё понятна «неопределенность» с установлением истинной причины гибели туристов, обуславливающая возрастающее год от года количество новых версий причины их гибели, что хоть как-то оправдано усилиями тех, кто всеми силами стремиться сохранить в современных условиях гостайну истинной причины гибели туристов. Однако возникшая неопределенность с поиском МП Дятлова, в масштабах разбросанных по всему склону авторских МП, претендующих на истинность, вызывает недоумение.

   Это и заставило меня заняться поиском критериев, способных просто и наглядно показать всю несостоятельность авторских МП моих предшественников, как сторонников многочисленных природно-стихийных версий.
   Перед тем как перейти к описанию простых и наглядных критериев, способных в современных условиях значительно облегчить поиск МП Дятлова по одной из фотографий 1959г, следует ознакомиться с историей поисков так называемых «истинных» МП.

 


Экскурс в историю поисков «истинных» МП


     1.   В теме «Определение положения палатки по «Борзенкову» (W, глюк) и по Буянову» (форум pereval1959, 12.03.09) Wolker описывает методику поиска МП Борзенкова В.А.:

«Методика. В.А. первый предложил определить место нахождения палатки путем наложения имеющихся снимков 1959 года, где видна палатка на фоне пейзажа.
Идея заключалась в том, чтобы перенести эти снимки на прозрачную пленку, потом отснять на местности данные объекты (высоту 880 (905) и ее «хвост») из предполагаемых по разным источникам мест и, путем совмещения по «реперным» точкам, выбрать максимально совпадающий ракурс. Насколько я понял, для масштабирования предполагалось использовать фотоштатив, проецируя снимки 1959 года на современные».


   Своё участие в совместной с «В.А.» работе по поиску МП «по Борзенкову» Wolker характеризует следующим образом:

«Единственное, в чем заключалось мое участие в методике – я, со словами «лень двигатель прогресса», сделал все тоже самое (использовав любезно предоставленный W архив исходных материалов), с помощью фотошопа. При обработке снимков в формате psd данный софт дает возможность послойного наложения изображений с масштабированием по двум осям одновременно (для исключения линейных искажений исходных изображений), регулировкой прозрачности слоев и ротированием на произвольные углы».


   В качестве результата проделанной работы, Wolker приводит снимок с видом на северо-восток от МП «по Борзенкову». Однако в нашем случае уместней воспользоваться фотографией от МП «по Борзенкову», которую сам В.А. Борзенков разместил в своей статье «По маршруту Дятловцев полвека спустя» - htmlimage.jpg. Это фото в северном направлении от МП «по Борзенкову» вполне позволит нам убедиться в том, насколько детали его изображения соответствуют или не соответствуют деталям изображения фото 1959г от МП Дятлова в северо-северо-восточном направлении.


     2.   МП «по Буянову» (МП «по ЕВБ», МП ЕВБ) сам Е.В. Буянов называет МП «по Шаравину», приписывая авторство этого МП участнику поисковых работ 1959г М.П. Шаравину, лично побывавшему на перевале Дятлова в 2001г. Е.В. Буянов считает, что М.П. Шаравин достаточно точно указал МП на склоне, допуская все же возможную его ошибку в точности определения МП в пределах 50-60м. Поэтому можно предположить, что Е.В. Буянов не использовал никаких методик совмещения снимков и пр. для обоснования МП «по ЕВБ».


     3.   В теме «Определение места стояния фотографа способом обратной засечки» (форум pereval1959, 01.07.13) harlan дает вполне справедливую оценку способам поиска МП своих многочисленных предшественников, включая нелицеприятную оценку их результатов:

«Поиску места палатки дятловцев на склоне посвящено множество изысканий, причём этих мест появилось уже, наверное, с десяток. Проведена масса фотосессий склона (в основном в направлении высоты 905), в результате которых появились "совмещённое" и "уточнённое", и даже, не побоюсь этого слова, «истинное» место палатки (всё это найдено у КАНа, на сайте taina.li), но все они находятся на значительном удалении друг от друга и явно не являют окончательный результат этих самых изысканий.
Несмотря на упоминание разнообразных методов обратной засечки, а также метода Болотова, как одного из них, применяемые способы нахождения места палатки дятловцев на склоне не имеют с этими методами ничего общего. Точнее эти способы сводятся к единственному методу - "научного тыка", то есть фотографированию гор в разнообразных местах и сравнении контура этих гор с известными фотографиями 1959 года.
Задача поиска точки съёмки таким способом является рекурсивной, т.е., чтобы найти место фотографа необходимо, чтобы совпали реперы на фотографии 59 года и сделанной в наше время, а совпадут они только тогда, когда фотограф нынешний окажется на месте, с которого сделаны фотографии в 59 году.
Поэтому этот способ, конечно, достаточно простой, но весьма затратный, требующий многих итераций, а главное, очень субъективный, позволяющий увидеть совпадения в тех местах, где их нет».


   Далее harlan описывает наукоемкий и весьма сложный в своих деталях (для рядового обывателя) «метод (способ) обратной засечки» для поиска МП по одной из фотографий 1959г. Результаты своих изысканий он сформулировал следующим образом:

harlan300X.JPG

 

«Таким образом, использовав только фотографию раскопок и метод обратной засечки, я получил точку стояния фотографа на склоне в районе, т.н. места палатки «по Борзенкову», и по высоте место палатки окажется в районе горизонтали 900м.
Но при этом не стоит впадать в эйфорию, такое точное попадание скорее всего случайность и место фотографа на склоне будет находиться в круге диаметром в 20-30м, а то и более, с центром в точке пересечения белых линий, впрочем сам ВАБ давал похожие оценки по разбросам».


В следующей своей теме «Определение места палатки группы Дятлова по результатам работы летней экспедиции 2013 г.» (форум pereval1959, 03.02.14) harlan дает уже оценку своим предыдущим результатам поиска МП:

«В теме http://pereval1959.forum24.ru/... я определил место палатки по дальним ориентирам Способом Обратной Засечки (СОЗ).
Понятно было сразу, что определить место палатки с точностью до единиц метров по ориентирам, находящимся на расстоянии до 3км, невозможно, но точность в несколько десятков метров достижима вполне. Для установления места палатки с большей точностью необходимо было иметь координаты ближних ориентиров, в основном камней, используя которые можно свести ошибку определения положения палатки на склоне до этих самых единиц метров.
К счастью, А. Алексеенков предложил свою помощь по фотографированию этих ориентиров, за что я ему очень благодарен. Кроме Шуры, свои снимки любезно предоставили Тимур Воскобойников и Илья Смирнов. Т.к. погода на Перевале была не очень, то я использовал максимально удачные кадры всех перечисленных выше исследователей, за что и выражаю им свою признательность».


   Далее описывается не менее трудоемкий процесс поиска более точного МП, основанный уже на манипуляции с координатами ориентиров на склоне:

«Итак, для ориентиров на склоне получились следующие координаты:
1 – Треугольный Камень (ТК), - 61° 45.541'С 59° 25.834'В
2 - Камень На Гряде (КНГ) - 61° 45.532'С 59° 25.821'В
3 - Белый Камень Волкера (БКВ) - 61° 45.540'С 59° 25.897'В
4 - камень "Зуб" (КЗ) - 61° 45.523'С 59° 25.874'В»


   В результате уточнения МП по координатам «ближних ориентиров», harlan приходит к следующему выводу:

«Теперь совершенно ясно (во всяком случае мне), что палатка стояла действительно в районе МП 18.10 и Игоря Б. Возможная ошибка в определении МП СОЗ и точек съёмки будет +/-5..7м, она обусловливается, в основном, точностью определения координат навигаторами GPS.»


   Таким образом, по результатам своих наукоемких изысканий, уточнивших МП, harlan отсылает нас к МП «по Игорю Б.»


     4.   В теме «Место палатки по Игорю Б.» (форум pereval1959, 27.08.14) Игорь Б. пишет:

«Место палатки установлено с точностью до метра год назад, в сентябре 2013 года экспедицией Кан - Янеж - Металурк и вы это знаете.
С методом направляющих спорить невозможно. Любая фотография, снятая не на месте палатки, а с отступом от него в любую сторону всего на пару-тройку метров легко опровергается направляющими. Такова их точность на фотографиях 1959 года. МП находится на самом краю большой горизонтальной площадки».


   Игорь Б. использовал «метод направляющих» и, гарантируя точность этого метода до 1 метра, пришел к выводу о том, что истинное МП установлено «в сентябре 2013 года экспедицией Кан - Янеж – Металурк», отсылая нас уже к варианту МП «по КАНу», расположенному рядом с МП 18.10 и МП по Игорю Б.


   Фактически, harlan и Игорь Б. подвели теоритическую базу результатами своих наукоемких изысканий под вариант истинного МП «по КАНу», а Игорь Б. довел точность поиска «истинного МП» аж до 1 метра.


     5.   Результаты творческих изысканий на ниве поиска истинного МП А. Константинова, представленные в его блоге, свидетельствуют в пользу МП 18.10, как истинного МП:

«Таким образом, в результате августовских исследований этого года подтверждены прошлогодние выводы о том, что МП 18.10это истинное МП. … 29 августа 2013 г».

   Он использовал свою методику под названием «Пеленгующая прямая» для поиска МП по одной из фотографий 1959г - в северо-северо-восточном направлении от МП Дятлова.
   Вот и ещё один исследователь высокой точностью своей методики (до 1 метра) гарантирует истинность МП 18.10, расположенного по соседству с не менее истинным МП «по КАНу».


   Ещё до экспедиции 2013г в теме КАНа «Поиск места Палатки» (форум taina.li) многие современные поисковики МП, включая самого КАНа, приходили к выводу о том, что МП Дятлова расположено недалеко от МП «по ВАБч и 12п». Этого же мнения придерживался и harlan, судя по результатам его первоначальных наукоемких изысканий.

   Однако во время летней экспедиции 2013г произошел какой-то «сдвиг коллективного сознания» поисковиков от МП «по ВАБ, 12п» к  МП «по КАНу», расположенному рядом с МП 18.10 и Игоря Б.
   Следует уточнить, что МП «по КАНу» расположено значительно ниже по склону от МП «по ВАБ, 12п».


     6.   В теме «Место установки палатки "по Смирнову"» (форум pereval1959, 14.08.13) Илья Смирнов приводит несколько фотографий в северо-восточном направлении от своего авторского МП «по Смирнову», обосновывая свой выбор следующим образом:

«Место палатки я определял 27.07.2013. Критерий поиска - максимальное соответствие архивным фотографиям с места поисков. Таким образом, определенная точка - это местоположение фотографа, который снимает палатку.
Координаты 61.758280, 59.428750. Высота 910 м.
Фотографии привожу как есть, без обработки. По моим предварительным оценкам точность определения места около 1 метра по всем трем координатам.
Хотелось бы услышать мнение специалистов по визуализации и сравнению снимков».


   Вот и ещё один современный поисковик обосновал выбор своего авторского МП, как МП «по Смирнову», удаленного на значительное расстояние от других истинных МП, что не помешало Илье Смирнову оценить точность результата своих поисков в 1 метр.
   Существуют и другие варианты авторских МП.


   Множество разбросанных по всему склону авторских МП, включая несколько «истинных», позволяет убедиться в отсутствии хоть каких-то объективных критериев для поиска МП Дятлова по фотографиям 1959г. Наличие мало-мальски объективных критериев позволило бы просто и наглядно продемонстрировать несостоятельность тех или иных авторских вариантов МП, разрешив наконец-то спор претендентов на «истинное» МП.

 


Набор критериев для поиска МП Дятлова.


   Современные исследователи располагают в основном 4-я фотографиями 1959г в разных направлениях от МП Дятлова:

4 фото от МП Дятлова - 4FX100.jpg

1 - в северном; 2 - в северо-северо-восточном; 3 - в северо-восточном; 4 - в восточном.

   Можно легко убедиться в том, что различные претенденты на свое авторское МП, включая авторов «истинных» МП, почему-то настойчиво избегают попыток добиться хорошего совмещения изображений современных снимков в северо-северо-восточном направлении, сделанных со своих авторских МП, с фото в этом же направлении 1959г (фото 2). Первое и третье фото наименее информативны для поиска МП. Четвертое фото с несколькими его вариациями уже дискредитировало себя многочисленными результатами найденных МП.
   Только фотография 1959г в северо-северо-восточном направлении от палатки Дятлова (фото 2) обладает максимальным набором вполне объективных критериев для облегчения поиска МП Дятлова в современных условиях, делая его простым и наглядным.


   Правда, набор этих критериев не позволит найти МП с высокой точность, в отличие от «способа обратной засечки» (СОЗ) harlan и «метода направляющих» Игоря Б., настаивающего на «истинности» МП КАНа. Однако этот набор критериев позволит наглядно убедиться в том, что «истинное» МП КАНа отстоит метров на 50-70 ниже по склону от МП Дятлова 1959г.
   В мои задачи не входит поиск МП с точностью до 1 метра, поскольку точность любых методов поиска точки съемки (ТС) фото 1959г имеет вполне объективные ограничения, что делает претензии на поиск истинного МП с высокой точностью (аж до 1 метра) просто нелепыми. Вполне достаточно иметь представления о МП Дятлова в пределах 5-7 метров, поскольку их 4-х метровая палатка была установлена на заснеженном склоне, а глубина снега в месте установки палатки и, особенно, в ТС фото 1959г нам доподлинно неизвестна. Что и делает несостоятельными все претензии моих предшественников на высокую точность поиска МП в результате разнообразных методов и способов, включая использование любых критериев для этого.

Фото 1959г - FpCh400X240.jpg

 

   Перед тем как перейти к описанию критериев поиска МП следует определиться с тем, что мы видим на фото 1959г в северо-северо-восточном направлении на ближайших его планах, относящихся к изображению отдельных участков северного отрога г. Холатчахль. Далее это фото 1959г будет фигурировать в тексте без указания его направления на северо-северо-восток как единственное, детали изображения которого послужат нам набором критериев для простого и наглядного поиска МП Дятлова в современных условиях.


   Ниже приведено фото Google северного отрога г. Холатчахль с отмеченными на нем местами палаток «по Борзенкову», «по Буянову» и «по КАНу», дополненное мной условным выделением трех участков на характерном рельефе гребня северного отрога - пологий А, крутой В, пологий С. Каждый из трех участков гребня отрога имеет свой склон, соответственно, – это склоны (а), (в) и (с).

Фото Google северного отрога г. Холатчахль - Cklon450X210.jpg

  Склон (в), прилегающий к участку гребня В, находится вне поля зрения от МП Дятлова, как и большая часть склона (с), скрываемые склоном (а) по линию (а/в), разделяющую склоны (а) и (в). По линии (а/в) проходит условная граница между восточным – (а) и северным – (в) участками склона отрога.


   В конце зимы поверхность склона вдоль линии (а/в), как линии перегиба между восточным и северными участками склона, выветривается сильными ветрами до такой степени, что глубина снежного покрова там к концу февраля 1959г могла составлять менее 20-30 см. Это ещё связано с тем, что на участке склона по линии (а/в), за счет особенностей рельефа, перегиб склона имеет достаточно резкие очертания. На некоторых участках склона (а) вдоль линии (а/в) камни вообще выступают из-под снега, что и наблюдается на фото 1959г в нижней видимой части склона (а) по линии (а/в).
   По этой же причине на фотографиях 1959г в восточном направлении от МП Дятлова из-под снега видны каменные гряды, возвышающиеся над усредненной плоскостью поверхности нижней части восточного склона отрога, что и создает условия для выдувания снега в первую очередь с вершин этих нескольких каменных гряд.
   Следовательно, несмотря на то, что в конце февраля 1959г глубина снега на восточном склоне (а) отрога в МП Дятлова и в точке съемки (ТС) фото 1959г могла составлять более 1 метра, вполне оправданно следует предположить, что глубина снега на участке склона, расположенном по линии (а/в), была менее 20-30см.
   Широкий и пологий участок С гребня отрога – пологая часть склона (с), полоса которого видна на фото 1959г, продувается зимой сильными ветрами настолько, что глубина снега там к концу февраля 1959г составляла менее 10-15см, судя по его видимой поверхности на фото 1959г, усеянной камнями на фоне снега.


   Вот сейчас уже можно переходить к анализу взаимного расположения деталей изображения на фото 1959г.

Фото 1959г - FpCh4.5g750X.jpg   Линейные размеры, отделяющие отдельные детали изображения на фото 1959г и на современных фотографиях, следует измерять в относительных единицах, привязанных к расстоянию L между «двумя вершинами» горы «1023», расположенной на дальнем плане снимка 1959г. В качестве «второй вершины» горы «1023» можно использовать начало крутого участка склона этой горы с правой её стороны, достаточно отчетливо различимого на многих фото, сделанных в хорошую погоду, включая фото 1959г.
   Измерение размеров между различными деталями фото в относительных единицах (/L) избавляет нас от необходимости масштабирования снимков для их совмещения, как это было принято у моих предшественников, да и необходимость в совмещении современных снимков с их оригиналом 1959г полностью отпадает.


   Фото 1959г и современные фотографии следует выравнивать по линии горизонта, чтобы корректно проводить какие-либо измерения линейных размеров между различными деталями изображения на фотографиях. Идея выравнивать снимки по горизонту не нова, и мои предшественники вполне разумно прибегали к этому, однако, если не ошибаюсь, ни один из тех, кто ранее выравнивал снимок 1959г по горизонту, не приводил каких-либо критериев для этого.
   Выравнивание фотографий по линии горизонта может иметь некоторую неопределенность, связанную с неопределенность информации о высотах объектов дальнего плана, включая высоту «1023» и локальных возвышений её «отрога» в восточном направлении. На некоторых картах высота «1023» вообще не обозначена, а на других она именуется г. Пумсальнель с высотой 1055 метров.
   Картографы в советские времена, по всей видимости, делали все от них зависящее, чтобы усложнить жизнь американским шпионам, «шаставшим» по этой местности в те времена, «как врут очевидцы». Поэтому нет ничего удивительного в том, что на разных картах указаны разные высоты и присутствуют пр. взаимные нестыковки.


   На приведенном мной фото 1959г - FpCh4.5g750X.jpg, угол его поворота составляет 4,5 градуса, а это незначительно меньше угла поворота этого фото у моих предшественников, равного 5 градусам. Весьма условный критерии выравнивания фотографий по горизонту выбран, опираясь на данные топографии с одной из карт, где фигурирует высота «1023». Для нас важно привести современные снимки и фото 1959г по горизонту к общему знаменателю, безотносительно его истинности, и не более того.


     1-й критерий. Точка пересечения линии (а/в) с линией контура склона (с) – точка (авс). Точка (авс) является крайне чувствительной по своему положению на фотографиях относительно других деталей изображения при даже незначительных перемещениях «точки съемки» (ТС) в современных условиях относительно ТС 1959г, в чем легко можно будет убедиться в дальнейшем.
   Глубина снега на склоне по линии (а/в), предположительно, к концу февраля 1959г могла составлять менее 20-30см, а расстояние от ТС 1959г до линии (а/в) перегиба склона было, опять же предположительно, более 70 метров. Поэтому учитывая соотношение этих величин, можно допустить, что толщина снега на склоне по линии (а/в) внесет незначительную погрешность в результаты последующих измерений относительно точки (авс).
   Глубина снега на склоне (с) вдоль линии его контура, хорошо различимого на фото 1959г, также составляла от силы 10-20см, поскольку пологий склон (с) продувался ветрами, в результате чего видимая часть поверхности этого склона усыпана камнями на фоне снега. Расстояние от ТС 1959г до линии контура склона (с) в точке его «пересечения» с линией (а/в) можно оценить вообще в несколько сотен метров. Поэтому, учитывая соотношение глубины снега на склоне (с) вдоль линии его контура и расстояния до неё от ТС 1959г, можно предположить, что небольшая глубины снега на видимом перегибе склона (с) внесет ещё меньшую погрешность в результаты измерения от точки (авс), чем погрешность этих измерений за счет толщины снега на перегибе склона отрога по линии (а/в).


     2-й критерий. Линейный размер D, отделяющий точку (авс) по горизонтали от вершины «1023», в относительных единицах - /L, составляет примерно 0,75L.
   Этот линейный размер D не является самостоятельным критерием точного места ТС 1959г, поскольку он соответствует множеству точек на линии, проходящей через ТС 1959г как в сторону удаления от неё в северо-восточном направлении, так и в сторону удаления от неё в юго-западно направлении. Однако любые отклонения в поисках ТС 1959г от этой линии приведут к изменению относительного размера D, свидетельствуя об этом просто и наглядно.
   Часто такое несоответствие настолько вопиющее, что полностью отпадает необходимость выравнивать такое фото по горизонту, облегчая поиск ТС 1959г. Учитывая особенности рельефа склона (а), можно предположить наличие дополнительного множества точек на склоне, удовлетворяющих условию D=0,75L.

Фото 2FShura02_14.400X200.JPG

  

   Фрагменты двух снимков, сделанных Shura (Шура Алексеенков) в феврале 2014г, наглядно демонстрируют работоспособность критерия D при перемещении ТС на расстояние менее 6 метров.


   Если от ТС 1959г идти в сторону перегиба склона отрога (а/в), не теряя высоты, то, приближаясь к нему, величина D в относительных единицах будет увеличиваться, предоставляя возможность увидеть большую площадь дальней видимой части склона (с).
   Если же от ТС 1959г идти в противоположную сторону, не теряя высоты, то величина D в относительных единицах будет уменьшаться, «сигнализируя» нам об этом.


     3-й критерий. Измеренный в относительных единицах линейный размер (Е), отделяющий уже по вертикали точку (авс) от вершины «1023». Как весьма грубый критерий, он может иметь существенное значение, когда мы имеем дело с двумя ТС в разных местах склона, каждая из которых удовлетворяет условию D = 0,75L, но эти две точки имеют существенную разницу по высоте, относительно уровня поверхности плоской части склона (с).
   Чтобы не загромождать фото 1959г многочисленными разметками, ограничусь словестным описанием некоторых критериев, включая критерий Е.
   На фото 1959г (FpCh4.5g750X.jpg) величина Е равна примерно 1,96L.

   Если подниматься от ТС 1959г вверх по склону, соблюдая условие D = 0,75L, то величина E будет увеличиваться. Если же идти вниз от ТС 1959г по склону, соблюдая условие D = 0,75L, то величина Е будет уменьшаться.
   В некоторых спорных случаях с помощью этого критерия можно легко убедиться в том, что ТС претендентов на «истинное МП» находится значительно ниже ТС 1959г.


     4-й критерий. В точке (авс) линия (а/в) пересекает линию горизонта под углом F=15 градусов, что также может служить грубым критерием поиска места ТС 1959г, для чего и требуется приводить снимки к единому горизонту.
   На некоторых современных снимках от МП, претендующих на истинность, можно заметить, при грубом соблюдении условия D = 0,75L, значительное несоответствие угла F, гораздо меньшего, чем 15 градусов, что также бросается в глаза, свидетельствуя о значительной удаленности ТС современного фото от ТС 1959г.


     5-й критерий. В качестве одного из более грубых критериев поиска ТС 1959г можно использовать линейный размер (в относительных единицах - /L) ширины полосы видимой части склона (с) и, вне меньшей степени, её очертания, характерные для фото 1959г. В некоторых случаях этого критерия вполне достаточно, чтобы забраковать некоторые авторские МП.


   Возможная погрешность при измерении размеров между различными деталями изображения на фото 1959г настолько ничтожна на данном этапе развенчания авторских и «истинных» МП, что отпадает особая необходимость вообще учитывать эту погрешность, изучая современные снимки авторов «истинных» МП.


     6-й критерий (парный). На фото 1959г можно выделить две характерные особенности рельефа склонов северного отрога г. Холатчахль:
   (1) - изгиб линии контура склона (с);
   (2) - вдоль линии (а/в) в нижней её части возвышается «каменный вал».


   (1) - изгиб линии контура склона (с), присутствующий на фото 1959г, отчетливо различим на современных снимках как зимних, так и летних.

Фото (1)х2 (зима, лето) (1)X2.298X.JPG

 

  Зимние и летние очертания этого изгиба (1) линии контура склона (с) тождественны, в чем можно убедиться на фото (1)х2(зима, лето), где в качестве зимнего изображения (1) использован фрагмент фото 1959г. Эта тождественность лишний раз свидетельствует о том, что сильные ветра зимой и особенно в конце зимы сдувают снег до камней в месте перегиба вниз склона (с), линию контура которого мы и видим на фото 1959г.

   По этой же причине с поверхности склона вдоль линии (а/в), являющейся линией перегиба между восточным (а) и северным (в) склонами отрога, сильными ветрами сдувается снег, кардинально уменьшая глубину снега на этом участке склона.

 

 

 

   (2) – на многочисленных летних фотографиях, отснятых современными поисковиками с разным мест склона в севером и северо-восточном направлениях, можно легко обнаружить наличие на склоне (а) по линии (а/в) необычного продольного нагромождения камней, ориентированного вдоль линии (а/в), как своеобразного «каменного вала».

   Этот «каменный вал» (2) хорошо различим на ранее приведенном снимке Google – фото Google северного отрога г. Холатчахль с несколькими авторскими МП и моей условной разметкой участков склона и линии (а/в), на продолжении которой и находится элемент (2) рельефа склона (а).
   В одной из тем ZSM-5 сравнил это возвышение из камней с каменной грядой, что, по сути, соответствует однотипным процессам образования каменной гряды и этого «каменного вала», продольно ориентированного вниз по линии (а/в) между восточным (а) и северным (в) склонами отрога г. Холатчахль.
   Каменные гряды, известные по делу о гибели туристов, расположены поперек нижней части восточного склона, возвышаясь над усредненной плоскостью этого склона. По этой причине сильные ветра, дующие вниз по склону, к концу февраля постепенно выдувая снег со склона, в первую очередь обнажают от снега вершины каменных гряд, что мы и наблюдаем на фотографиях 1959г.

   «Каменный вал», расположенный по линии (а/в) перегиба восточного (а) и северного (в) склонов отрога, также продувается ветрами с разных сторон, в результате чего к концу февраля 1959г вершина этого «каменного вала», ориентированного вниз по склону, обнажилась из-под снега, что вполне различимо на фото 1959г.
   На фото 1959г можно идентифицировать очертания этого «каменного вала» (2), имеющего достаточно ограниченные размеры и особую форму. В качестве вершины «каменного вала», легко угадывается темное пятно на белом фоне снега и других темных пятен, дающих представление об очертаниях этого «каменного вала», возвышающегося над относительно плоской частью склона (а) вдоль линии (а/в). Можно легко обнаружить сходство очертаний элемента рельефа (2), как «каменного вала», на снимке 1959г с его очертаниями на некоторых современных снимках, сделанных летом.

Фото (2)Х2(зима, лето) - (2)X2.300X185.JPG

 

   На снимке (2)Х2(зима, лето) - (2)X2.300X185.JPG приведены два изображения «каменного вала» (2), позволяющие убедиться в том, что контур изгиба видимой из-под снега верхней части «каменного вала» (2) на фото 1959г достаточно хорошо повторяет летний контур изгиба верхней части «каменной гряды», как именовал ZSM-5 этот элемент рельефа (2) в одной из тем. 

   Если использовать взаимное расположения элементов (эл.) рельефа (1) и (2) на фото 1959г, как грубый критерий в поиске ТС 1959г, то этот парный критерий позволит с легкостью продемонстрировать на снимках претендентов на «истинные» МП всё несоответствие этих «истинных» МП оригиналу 1959г, как МП Дятлова.
   Взаимная ориентация этих двух эл. рельефа (1) и (2) относительно МП Дятлова, характерная для фото 1959г, позволит выделить на современных снимках, сделанных с ТС, далеких от МП Дятлова, примерное направление на ТС 1959г!


     7. Есть ещё один критерий поиска МП Дятлова, как особенность рельефа склона (а) по линии (а/в), способный дополнительно уточнить положение ТС 1959г в современных условиях его поиска. Однако пока ограничусь набором из шести критериев, чтобы продемонстрировать их работоспособность.


   Используя незатейливый набором достаточно грубых критериев поиска ТС 1959г можно легко и, главное, наглядно убедиться в том, насколько далеко отстоит ТС 1959г и МП Дятлова от «авторских» МП:

- «по Борзенкову»;
- «по КАНу», включая МП 18.10 и МП по Игорю Б.;
- «по ЕВБуянову»;
- «по Смирнову»;
- «по ВАБч + 12п»;
- и ещё по нескольким точкам на склоне, сообразно снимкам ZSM-5.


     1)   МП «по Борзенкову» - фото htmlimage.jpg из статьи В.А. Борзенкова «По маршруту Дятловцев полвека спустя». Фрагмент фото htmlimage.jpg приведен ниже - htmlimage500X436.JPG.

Фото htmlimage500X436.JPG

   На фото В.А. Борзенкова от его МП линейный размер D в относительных единицах составляет от 3,2L до 3,7L, что в 4 раза больше, чем на фото 1959г. От МП «по Борзенкову» открывается вид на значительную по размерам площадь дальнего участка склона (с), что, естественно, не соответствует изображению этого участка склона (с) на фото 1959г.
   Угол F=8 градусам, в то время как на фото 1959г - 15 градусов. Если даже немного откорректировать фото В.А. Борзенкова по линии горизонта, то ситуация кардинально не изменится.
   Цитат из статьи «По маршруту Дятловцев полвека спустя»:

«Какими именно обстоятельствами выбрано локальное место установки палатки, сейчас сказать трудно, но если его рассмотреть с точки зрения установки на микрорельефе местности и защиты от воздействия суровой погоды, то оно вполне вписывается в естественную, для того времени, логику постановки лагеря в безлесье. Оно расположено в нескольких десятках метров ниже кромки Северо-Восточного отрога горы 1079, на естественной полке, где уклон склона меньше чем в среднем на этом участке. Склон в этой части волнистый, более крутые участки перемежаются с пологими».


   То есть В.А. Борзенков руководствовался при выборе МП какими-то своими личными предпочтениями, полностью игнорируя потребность совмещения изображений современного снимка со своего МП и фото 1959г. Однако Wolker в своей теме, как упоминалось выше, уверяет нас в том, что «В.А. первый предложил определять место нахождения палатки путем наложения имеющихся снимков 1959 года, где видна палатка на фоне пейзажа».

   Снимок от МП «по Борзенкову» в северном направлении (htmlimage.jpg), как и снимок из темы Wolker с видом на северо-восток от МП «по Борзенкову», явно не удовлетворяют даже самым грубым критериям их сопоставления с фото 1959г, особенно «путем наложения» снимка 1959г.


   Любые аргументы В.А. Борзенкова или Wolker в пользу того, что в зимних условиях значительная глубина снега на склоне по линии (а/в) скомпенсирует, обнаруженные нами несоответствия изображений на летних снимках, наталкиваются на необходимость в этом случае учитывать глубину снега под палаткой, значительно большую, чем глубина снега по линии (а/в). В результате чего нашему взору в зимних условиях от МП «по Борзенкову» откроется вид на ещё большую площадь дальней части склона (с), усугубляя этим несоответствие зимних фотографий от его МП оригиналу 1959г.


   Критерий D=3,2-3,7L и открывающийся на снимке обширный вид на склон (с) свидетельствуют о том, что В.А. Борзенков выбрал свое МП слишком близко от линии (а/в). МП Дятлова было значительно дальше от линии (а/в), чем МП «по Борзенкову».
   Поэтому руководствуясь даже небольшим набором критериев можно убедиться в том, что МП «по Борзенкову» далеко отстоит от МП Дятлова и ТС фото 1959г. Он даже поленился умозрительно соотнести между собой детали изображений двух снимков: своего летнего фото и фото 1959г, однако умудрился эти два фото разместить рядом в своей статье. На что рассчитывал?
   Wolker, вызвавшись помогать В.А. Борзенкову, явно оказал ему медвежью услугу.


   Существуют ещё авторские МП, расположенные также слишком близко к линии (а/в), в результате чего от этих авторских МП открывается вид на дальний участок склона (с), подобный вышеописанному виду от МП «по Борзенкову». К таким МП, в частности, относится МП Семяшкина, вид от которого представлен в одном из фильмов КАНа.


     2)   МП «по КАНу» (МП 18.10 и МП по Игорю Б.).
   Ниже приведен фрагмент фото от МП «по КАНу» - MpKAHa500X348.JPG, с выделенными мной эл. рельефа (1) и (2).

Фото MpKAHa500X348.JPG   Расположение на этом снимке эл. рельефа (2) относительно эл. (1) и вершины «1023» свидетельствует о том, что выбранное КАНом МП находится по уровню значительно ниже МП Дятлова и ТС 1959г. Эл. (2) на снимке оказался по горизонтали вообще левее вершины «1023», соединяясь вершиной «каменного вала» с точкой (авс).
   Если учесть, что ТС 1959г была расположена значительно выше, относительно поверхности склона на величину глубины снега и была ещё несколько выше МП Дятлова, то даже эта условная коррекция изображения снимка от МП КАНа не устранит несоответствие взаимного расположения эл. (2) относительно вершины «1023» и эл. (1).


   В этом можно убедиться по фрагменту фото от родника Янежа, расположенного примерно в 40 метрах от МП КАНа и несколько выше по склону, – MpKAHa_otrod500X.JPG. Обустройством родника на переднем плане снимка занят Янеж.

Фото MpKAHa_otrod500X.JPG
   На фото с этого ракурса съемки на палатку КАНа можно заметить, что эл. рельефа (2) переместился по горизонтали уже в правую сторону относительно вершины «1023», но все ещё находится выше эл. (1) и значительно левее его, тогда как на фото 1959г вершина «каменного вала» (2) расположена ниже эл. (1).

 

  Если умозрительно провести прямую от центральной части эл. (1) через вершину «каменного вала» (2), то получим примерное направление на ТС 1959г и МП Дятлова.


   Из этого банального сопоставления взаимного расположения эл. (1) и (2), находящихся почти на одной прямой с ТС 1959г, легко и наглядно можно констатировать всю абсурдность выбранного Сашей КАНом «истинного» МП, отстоящего, как минимум, метров на 50-70 ниже по склону от МП Дятлова.


А учитывая, что МП КАНа находится рядом с МП 18.10 и Игоря Б., то легко можно забраковать и эти «истинные» МП, сообразно выкладкам и доказательствам оного от теоретиков методик поиска МП по фотографиям 1959г, а это дружный коллектив единомышленников: Игорь Б., harlan и А. Константинов.


   Существует ещё одно МП, претендующее на «истинное», которое Саша КАН называет альтернативным своему МП, так это «альтернативное» МП «по WladimirP» находится ещё ниже по склону, чем МП КАНа, что усугубляет абсурдность выбора этого места WladimirP, как автора одной из природно-стихийных версий.


   Для иллюстрации перемещения эл. (2) по горизонтали относительно вершины «1023» на снимках, сделанных с разных точек склона, воспользуемся фото Google северного отрога г. Холатчахль harlan, с его обоснованием МП на пересечении линий белого цвета в районе МП 12П, ПУП и ВАБч.

Фото Google с разметкой Harlan – F_harlan.JPG   Фрагмент фото Google с разметкой harlan и моими схематичными набросками (F_harlan+(2).JPG) - это уже второе фото Google, где присутствует эл. (2) рельефа склона (а) по линии (а/в).
   Мне пришлось воспользоваться этим фото Google, дополнив замысловатые линии harlan, своей разметкой участков гребня отрога и его склонов, нанеся красным цветом линию (а/в), на продолжении которой расположен эл. (2). Возможно, на этом снимке в обведенном овале сиреневого цвета только левое оттененное возвышение относится непосредственно к эл. (2), а его правое продолжение, расположенное ниже по склону в этом же направлении, находится в нескольких метрах ниже от эл. (2), что также можно идентифицировать на фото 1959г, как продолжающееся нагромождение камней ниже «каменного вала» (2) по линии (а/в).


   Кроме разметки участков склона, стрелками синего цвета на этом снимке отмечено примерное направление на вершину «1023», относительно которой и «перемещается» по горизонтали эл. рельефа (2) на фотографиях от МП КАНа и от родника Янежа.
   Наблюдая с условного места tc1, эл. (2) будет находиться относительно вершины «1023» значительно правее и ниже, поскольку tc1 расположена выше по склону относительно эл. (2). Перемещаясь от tc1 к tc3, т.е. спускаясь вниз по склону, эл. рельефа (2) будет неумолимо зрительно приближаться по горизонтали к вершине «1023», а в результате того, что tc3 находится ниже tc1, эл. (2) будет ещё и подниматься относительно эл. (1), расположенного дальше от tc, чем эл. (2).


   Вполне возможно, что на снимке в северо-восточном направлении от МП ЕВБ (Буянова) эл. (2) закроет собой значительную часть относительно широкой полосы склона (с), хорошо различимой на фото 1959г. Поэтому-то Е.В. Буянов и избегает публиковать в своих статьях фотографии с видами на северо-восток от «своего МП».
   МП КАНа расположено ещё ниже МП ЕВБ, следовательно, нет ничего удивительного в том, что эл. (2) на фото от МП КАНа сместился из правой нижней части снимка 1959г (относительно вершины «1023») на точку (авс), оказавшись вообще левее вершины «1023».

Фото MpKAHa+f3.JPG 

  Такая грубая ошибка КАНа, отчасти, объясняется использованием им и его единомышленниками для поиска «истинного МП КАНа» фотографии 1959г с видом в северо-восточном направлении (фото 3) от МП Дятлова. Как и следовало ожидать, именно это фото приводится в качестве подтверждения истинности МП КАНа. Информативность этого фото для целей поиска МП Дятлова ничтожна.


   Многочисленные фотографии от МП КАНа в северо-восточном направлении не удовлетворяют ещё и многим другим критериям поиска МП Дятлова по фото 1959г. Например, линейный размер, отделяющий по вертикали точку (авс) от вершины «1023», в относительных единицах -/L, как критерий 3 (Е), существенно меньше величины Е на фото 1959г.

   Этот относительно грубый критерий дополнительно подтверждает, что МП КАНа расположено значительно ниже по склону от МП Дятлова и ТС 1959г.


     3)   Ниже приведен фрагмент фотографии Ильи Смирнова от МП «по Смирнову» - MpSmir400X.JPG.

Фото от МП «по Смирнову» - MpSmir400X.JPG

    Взаимное расположение на этом снимке деталей его изображения: точки (авс), вершины «1023», эл. (1) и эл. (2), свидетельствует:
   а) об излишней удаленности МП «по Смирнову» от линии (а/в) перегиба склона;
   б) о необходимости подняться выше по склону, чтобы приблизиться к МП Дятлова.

   Даже нет смысла выравнивать изображение на этом снимке по линии горизонта.


   В своей теме Ильи Смирнова приведено несколько фотографий, сделанных с разных точек возле выбранного им авторского МП. По этой причине на разных его снимках изменяется взаимное расположение указанных выше деталей изображения, дополнительно подтверждая необходимость не только подняться выше по склону от его МП, но ещё и взять правее по направлению к линии (а/в) перегиба склона, чтобы приблизиться к МП Дятлова и ТС 1959г.


     4)   Из всех современных поисковиков МП Дятлова по фото 1959г могу выделить лишь ZSM-5, приводившего вполне здравые аргументы по сопоставлению деталей изображения фото 1959г и современных летних снимков, сделанных с разных ТС на склоне. Поэтому воспользуюсь несколькими его снимками, опубликованными в его теме «Экспедиция-2013 - общий отчет и некоторые детали» на форуме taina.li, чтобы по каждому из них определить направление на МП Дятлова.

 Фото GoogleZSM-5.1.350X.JPG (ZSM-5.1)

   На фото Google восточного склона северного отрога г. Холатчахль ZSM-5 отметил точки на склоне, с которых были сделаны его снимки. Мной приведен лишь фрагмент фото Google (GoogleZSM-5.1.350X.JPG (ZSM-5.1)), с нанесенными ZSM-5 на него ТС: 11, 12, 24, и МП: Ильи Смирнова, Игоря Б., Борзенкова – ВАБ-12п, Семяшкина.


   Это фото Google позволяет оценить особенности рельефа восточного склона северного отрога г. Холатчахль, отчасти сглаженные снегом к третьей декаде октября 2003г, когда и был сделан этот снимок.


   а) Отдавая должное авторитету В.А. Борзекова, ZSM-5 начинает свой отчет с фотографии от МП «ВАБ-12п» (0_94c1a_37f103ed_XXL.jpg). Уменьшенная копия этой фотографии приведена ниже – ZSM-5MpВor-12p.JPG (ZSM-5 МП «ВАБ-12п»).

Фото ZSM-5MpВor-12p.JPG

 

   Фотография ZSM-5 от МП «ВАБ-12п» не удовлетворяет множеству критериев сопоставления деталей её изображения с аналогичными деталями изображения снимка 1959г. Так критерий D=2L, в результате чего на этом снимке открывается обширный вид на дальнюю часть склона (с), чего нет на фото 1959г.
   По взаимному расположению элементов (1) и (2) можно судить о том, что МП Дятлова находится значительно дальше по склону (а) как от линии (а/в), так и от МП «ВАБ-12п».


   ZSM-5 забраковал МП «ВАБ-12п», руководствуясь очевидным несоответствием вида в северо-северо-восточном направлении от МП «ВАБ-12п» тому, что мы наблюдаем на снимке 1959г.
   Выбирая точки съемки (ТС) на склоне, ZSM-5 пытался добиться максимального соответствия изображения с этих ТС оригиналу 1959г, преимущественно лишь в части взаимного расположения на снимках точки (авс) и вершины горы «1023», руководствуясь в основном этим единственным критерием. Вот только точек на склоне, удовлетворяющих этому критерию, великое множество.


   б) Цитата из темы ZSM-5: «Чтобы исправить ситуацию с местом ВАБ-12п, мы с Шурой отошли немного выше по склону, на точку 11 (45.541, 25.747, высота 903 м), отстоящую от точки ВАБ-12п на 16 м, с которой и сделаны вот эти снимки».

 Фото ZSM-5.t11.jpg

    На уменьшенной копии снимка ZSM-5 (0_94c1d_25bc1cc5_XXL.jpg) – ZSM-5.t11.jpg (ZSM-5 точка 11) можно легко обнаружить, что эл. (2) сместился правее и ниже эл. (1) по отношению к их взаимному положению на предыдущем снимке от МП «ВАБ-12п». Такое смещение эл. (2) относительно эл. (1) вполне закономерно и ожидаемо при перемещении от точки ВАБ-12п к точке 11 вверх по склону, оставаясь примерно на том же расстоянии от линии (а/в) перегиба склона.


   Взаимное расположение эл. (1) и (2) на этом снимке подтверждает необходимость отойти от линии (а/в) перегиба склона на значительное расстояние, чтобы приблизиться к МП Дятлова.
   Учитывая другие критерии, чтобы приблизиться к МП Дятлова от точки 11 следует не только отойти на значительное расстояние от линии (а/в) и точки 11, но ещё и подняться выше по склону относительно точки 11.


   Формально, взаимное расположение на снимках точки (авс) и горы «1023», как единственный критерий поиска каждой очередной точки съемки ZSM-5, соответствует лишь критерию D= 0,75 поиска МП Дятлова. А точек на склоне, удовлетворяющих этому критерию - D=0,75, великое множество, что и затрудняет поиск МП Дятлова, если руководствоваться лишь одним этим критерием.


   в) Цитата из темы ZSM-5: «Из всего бесконечного множества точек, расположенного в пределах "овала", нам удалось найти только еще одну точку, из которой визуально получалось хорошее совпадение с фото-1959 - это точка 24 (45.516, 25.747, высота 904 м), находящаяся в 46 м к югу от точки 11.»

Фото ZSM-5.t24.jpg

 

 

   На фрагменте снимка ZSM-5 (0_94c1d_25bc1cc5_XXL.jpg) – ZSM-5.t24.jpg (ZSM-5 точка 24) по взаимному расположению эл. (1) и (2) можно констатировать, что точка 24 расположена значительно ниже МП Дятлова.

   Эл. (2) на снимке из точки 24 оказался по уровню выше эл. (1), закрывая собой полосу склона (с) выше эл. (1), чего нет на фото 1959г. Следовательно, чтобы от точки 24 пойти в сторону МП Дятлова, необходимо, как минимум, значительно подняться вверх по склону.

 


   По результатам анализа взаимного расположения деталей изображений трех снимков ZSM-5, можно сделать следующие выводы:
     - МП Дятлова находилось значительно дальше от линии (а/в), чем точка 11 и МП ВАБ-12п;
     - МП Дятлова находилось значительно выше по склону от точки 24.


   Для выделения участка склона на фото Google восточного склона северного отрога г. Холатчахль, где следует искать МП Дятлова, воспользуемся вторым вариантом фото Google из темы ZSM-5, на котором отсутствуют точки 11 и 12, но присутствует общий вид склона с почти плоской частью склона (а) вдоль гребня отрога.
 

Фото GoogleZSM-5.2mpD400X.JPG

 

 

   На фрагменте фото Google ZSM-5 (0_994c4_b46b7355_XXL.jpg) - GoogleZSM-5.2mpD440X.JPG (G ZSM-5.2mpD) мной дополнительно нанесены точки 11, 12, а также зелеными стрелками указаны направления от точек 11, 24 и МП ВАБ-12п к МП Дятлова и ТС 1959г.

   В результате получаем участок склона на фото Google, выделенный в зеленом овале, где предположительно следует искать МП Дятлова.
   Этот участок склона, выделенный в зеленом овале, также соответствует выводам, сделанным в результате анализа изображений снимков от МП «по Борзенкову», «по КАНу» и «по Смирнову».


   Для уточнения МП Дятлова на участке склона в зеленом овале, нам потребуется уже 7-й критерий поиска МП Дятлова.
   

Фото (3)X2_1959.352X300.JPG

 

   7-й критерий. В качестве 7-го критерия, способного дополнительно уточнить ТС 1959г и МП Дятлова, можно использовать ещё одну особенность рельефа склона (а) вдоль линии (а/в), вполне различимую на фото 1959г.

   На снимке 1959г ниже и правее точки (авс) по линии (а/в) можно заметить небольшой двойной излом линии (а/в), более отчетливо видимый при увеличении контраста этого фрагмента фото 1959г на совмещенном снимке (3)X2_1959.352X300.JPG.

 

   Этот небольшой двойной излом (3) линии (а/в) перегиба восточного (а) и северного (в) склонов отрога, вполне различимый на фото 1959г, присутствует на многих летних снимках, сделанных в этом же направлении современными поисковиками МП Дятлова.


   Например, вот как он выглядит на фрагменте фото ZSM-5 (0_94c25_9b621b8f_XXL.jpg) с точки съемки 24 - ZSM-5.t24(3).JPG (ZSM-5 точка 24 эл (3)), приведенном ниже.

Фото ZSM-5.t24(3).JPG    Самым естественным образом, на летних снимках этот двойной излом линии (а/в) присутствует в более выраженном виде, чем он выглядит на фото 1959г, за счет и благодаря относительно небольшой глубины снега на склоне вдоль линии (а/в) в 1959г, что и позволяет увидеть на снимке 1959г сглаженные снегом очертания этого эл. (3) рельефа склона.


   Эл. (3) рельефа склона (а) по линии (а/в) перегиба склона также виден и на фото от МП КАНа – MpKAH_(3).JPG.

Фото MpKAH_(3).JPG

 

   Сделанные ранее выводы о том, что точка 24 ZSM-5 и МП КАНа находятся значительно ниже по склону от МП Дятлова, на основании нескольких из 6 критериев поиска МП Дятлова, дополнительно подкрепляются ещё и 7-м критерием, как эл. (3) рельефа склона по линии (а/в).

   На фото 1959г эл. (3) расположен несколько ниже точки (авс) и почти под вершиной «1023», в то время как на фото с точки 24 ZSM-5 и от МП КАНа эл. (3) находится значительно левее вершины «1023» и значительно выше точки (авс).


   Эл. (3), как 7-й критерий, своим положением на фото относительно точки (авс) также указывает направление на МП Дятлова и ТС 1959г, как и парный критерий 6, указывает направление на МП Дятлова по взаимному положению на фото 1959г элементов рельефа (1) и (2).
   Положение эл. (3) относительно точки (авс) на снимках с точки 24 ZSM-5 и от МП КАНа свидетельствует о необходимости подняться значительно выше по склону от МП КАНа и от точки 24 ZSM-5, чтобы приблизиться к МП Дятлова.


   Следовательно, уточняя МП Дятлова на участке склона, выделенном в зеленом овале на снимке GoogleZSM-5.2mpD400X, как раз и потребуется использовать 7-й критерий, наравне с другими 6-ю критериями поиска МП Дятлова.
   Использование этих 7-ми критериев для поиска МП Дятлова по фото 1959г позволит облегчить самостоятельный поиска МП любому туристу, побывавшему летом на восточном склоне северного отрога г. Холатчахль. Чтобы избежать «возни» с фокусным расстоянием, делая фото на современных мыльницах, проще всего, пользуясь оптическим ЗУМом, подогнать размер изображения на дисплее мыльницы под размер изображения снимка 1959г, чтобы на современном снимке вмещались все значимые детали изображения фото 1959г без излишеств.

 


   При отсутствии возможности в настоящий момент найти МП Дятлова на участке склона, выделенном в зеленом овале на снимке G ZSM-5.2mpD, давайте зададимся вполне актуальными вопросами для данного этапе поиска МП Дятлова, закономерно возникающими из ранее приведенной критики положения на склоне авторских и «истинных» МП:
     - Почему группа Дятлова выбрала место для палатки на участке склона, выделенном на снимке G ZSM-5.2mpD в зеленом овале, а не решилась поставить свою палатку в местах палаток ВАБ-12п, КАНа и ЕВБ?
     - Какие преимущества имеет участок склона в зеленом овале, как МП Дятлова, по сравнению с авторскими МП: МП ВАБ-12п (т11, т12), МП КАНа (МП18.10), включая МП ЕВБ (Буянова)?
   МП ЕВБ на этом фото Google не обозначено, но оно должно находиться примерно между МП ВАБ-12п и МП КАНа.


   Дело в том, что участок склона в зеленом овале имеет существенное преимущество в плане меньшей ветровой нагрузки на палатку, установленную в этом месте, по сравнению с ветровой нагрузкой на палатки, установленные в трех авторских МП.
   В этом легко можно убедиться, внимательно изучая изображение восточного склона северного отрога г. Холатчахль на фотографии GoogleZSM-5.2mpD.JPG, датированной 22.10.2003.

Фото GoogleZSM-5.2mpD.JPG   До суровой в этих краях зимы ещё далеко, однако недавно (2-3 недели) выпавший снег уже укрывает поверхность восточного склона северного отрога г. Холатчахль. Сильные ветра преимущественно северо-западного направления, включая западные и северные ветра, распределяют снежные массы выпавшего снега по склону, сглаживая неровности рельефа, что и наблюдается на этом снимке.
   Плоская часть склона возле гребня отрога максимально подвержена выдуванию снега со своей поверхности, в результате чего обнажается мелкий рельеф этой части склона, хорошо различимый в левом верхнем углу снимка.


   На восточном склоне северного отрога г. Холатчахль существуют условия для накопления больших масс снега лишь на участках склона, находящихся «в тени» от сильных ветров, – констатация очевидного факта.
   Потому, как распределен снег по склону на этом снимке Google, можно легко определить участки склона, неподверженные интенсивному выдуванию снега со своей поверхности, что и приводит к сглаживанию неровностей рельефа склона на этих участках в гораздо большей степени, чем по всему склону в целом. Именно эти участки восточного склона и находятся «в тени» от сильных ветров, «вылизывающих» доступную им поверхность склона, заполняя впадины снегом и максимально обнажая от снега выступающие элементы рельефа склона.


   Как можно заметить на приведенном выше снимке, лишь относительно широкая неровная полоса склона, находящаяся сразу под плоской частью гребня отрога, по своему виду удовлетворяет условиям, позволяющим скапливаться там большим массам снега. По этой причине эта неровная по ширине полоса и выглядит на снимке белоснежной, поскольку снегом там сглажены все неровности рельефа.
   Следовательно, под максимальной защитой гребня отрога от сильных ветров, преимущественных для этого региона направлений, находится лишь относительно широкая полоса склона, выделяющаяся своей белизной на этом снимке, куда и попадает область поисков МП Дятлова, отмеченная зеленым овалом.

   Что касается трех авторских МП и точек ZSM-5, то они все находятся за границей или на границе белоснежной полосу ниже по склону, где сильные ветра, огибая гребень отрога, уже достигают склона, начиная усиленно выдувать там снег, о чем свидетельствует неровная поверхность рельефа, оттеняемая лучами солнца, в этих авторских МП.


   Таким образом, оптимальным вариантом для группы Дятлова было выбрать место под палатку в районе белоснежной полосы, поскольку там даже несильный северо-северо-восточный ветер, принесший похолодание 1 февраля 1959г, мог быть несколько слабее, чем на гребне отрога и слабее, чем в авторских МП: ВАБ-12п, КАНа, ЕВБ, включая точки ZSM-5.
   Особенно в случае значительного усиления ветра и смены его направления на северо-западной или западной, палатка Дятлова в этом месте оставалась бы максимально защищенной от ветра под укрытием гребня северного отрога, чего нельзя ожидать от МП ВАБ-12п, Буянова и КАНа, включая точки ZSM-5.
   Из воспоминаний С. Н. Согрина о МП Дятлова, опубликованных в послесловии к книге Е. Буянова «Тайна гибели группы Дятлова»:

«При осмотре места установки палатки в 1959 г. все обратили внимание на то, что выше склон выполаживается, переходя в горизонтальный водораздел, почти лишенный снега, при отсутствии зоны лавиносбора (место, где накапливается снег, готовый потом при благоприятных условиях обрушиться лавиной)».


   Воспоминания С.Н. Согрина, выполнившего норматив мастера спорта по туризму в 1959г, соответствуют в большей степени области поиска МП, выделенной в зеленом овале, поскольку это место ближе к плоской части гребня отрога, чем МП ВАБ-12п, КАНа, ЕВБ, включая точки ZSM-5, расположенные существенно ниже по склону.


   Игорь Дятлов имел возможность ещё до обеда 1 февраля разведать место следующей ночевки (обоснование этого приведено в разделе «1.02 пройдено 2 км»), результатом чего и стало послеобеденное 2-х км перемещение его группы из зоны леса за перевалом на восточный склон г. Холатчахль под защиту гребня отрога.
   Опытные туристы группы Дятлова действовали достаточно грамотно в тех конкретных погодных условиях, которые сложились днем и вечером 1 февраля, выбирая в качестве места под палатку наиболее защищенный от ветра участок восточного склона северного отрога г. Холатчахль. Веселое настроение туристов, во время обсуждения ими тезисов и содержания «боевого листка», свидетельствует о том, что они не тяготились ожиданием каких-то природных катаклизмов, которые мерещатся сторонникам природно-стихийных версий, поскольку опытные туристы трезво оценивали изменившиеся погодные условия и их вполне ожидаемые последствия.


   В заключение можно констатировать, что авторские МП: В.А. Борзенкова, Е.В. Буянова, Саши КАНа, включая пр. авторские и «истинные» МП, настолько же далеко отстоят от МП Дятлова 1959г, насколько их авторские природно-стихийные версии причины гибели туристов далеки от реальной причины гибели туристов, до сих пор остающейся предметом гостайны.

Сентябрь – октябрь 2016г. 

 


  

Актуальность услуг адвоката для «стихийной силы» Урала


  Шестидесятилетняя годовщина гибели туристов группы Дятлова ознаменовалась не только юбилейной конференцией Фонда Памяти Дятлова, прошедшей 2 февраля 2019г в Екатеринбурге, но и инициативой Генпрокуратуры провести проверку УД о гибели туристов (1959г) «на предмет: полноты расследования, соответствия материалов УД нормам УПК, достаточности и качества выполненных следственных действий, обоснованности прекращения УД». Вместе с этим, проверка проводится ещё и с целью: поставить окончательную точку в вопросе выяснения причины гибели туристов, о чем и доложил на пресс-конференции 4 февраля (в Екатеринбурге) начальник управления по надзору за исполнением Федерального законодательства прокуратуры Свердловской области, Андрей Валентинович Курьяков.
  Напомню, что прокуратура Свердловской области, сообразно постановлению о прекращении УД о гибели туристов от 28 мая 1959г, «возложила ответственность» за гибель туристов группы Дятлова на «стихийную силу», естественно, природного происхождения, «преодолеть которую туристы были не в состоянии»:

«следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии» (из постановления о прекращении УД).


  А. В. Курьяков сообщил на пресс-конференции, что приоритетными для исследования Генпрокуратурой будут лишь три природно-стихийные версии причины гибели туристов (лавина, снежная доска и ураган) из всего многообразия известных на сегодняшний день версий (75 по данным Генпрокуратуры). Вполне очевидно, что такой выбор приоритетов Генпрокуратуры основан и полностью согласуется с выводами о причине гибели туристов, сформулированными в постановлении о прекращении УД 1959г.
  Следует трезво отдавать себе отчет, что в задачи сотрудников Генпрокуратуры входит лишь проверка УД 1959г, в указанном выше объеме, и проведение в его рамках дополнительных экспертиз, по всей видимости, предназначенных для того, чтобы доказать состоятельность одной из трех природно-стихийных версий. Выбор Генпрокуратуры лишь трех версий, относящихся к природно-стихийным, А.В. Курьяков обосновал ещё и дополнительным объемом работ по проверке многих из 75 версий, указав путь, которым следует прокуратура, чтобы отсечь те или иные версии, как не соответствующие реальности:

«Я вам укажу путь, по которому мы идем. Всего 75 версий. Мы в ходе проверки находим доказательства, которые опровергают какую-либо из них или группы версий, и эти версии отодвигаем… чтобы отсекать какие-то версии мы запрашиваем документы… Основные версии – их три…»


  Те, кто уже много лет утверждают о существовании более шести-семи десятков версий гибели туристов, вводят общественность и Генпрокуратуру в заблуждение, потому что действительно полноценных версий гибели туристов, способных в разной степени своей достоверности провести реконструкцию событий гибели туристов, наберется всего с десяток. Фрагментарные же версии, например, ограничивающиеся лишь объяснением причины выхода полураздетых туристов из палатки, вообще не должны фигурировать в списке версий гибели туристов, потому что они не являются полноценными версиями, способными представить полную картину трагической гибели туристов, которая единственно может ответить на вопросы не только какой-то единой причины гибели туристов, но и обосновать причину смерти каждого из туристов.


  Подавляющее большинство авторов версий и просто неравнодушных людей, интересующихся тайной гибели группы Дятлова, для обоснования своих версий или выводов о чем-либо, используют преимущественно обывательский подход в оценке тех или иных фактов и доказательств чего-либо, фигурирующих в УД 1959г. На это обстоятельство указал А. В. Курьяков, отмечая, что:

«УД могут оценивать только профессиональные следователи и прокуроры. Почему? Потому что доказательства собраны в рамках уголовно-процессуального закона (УПЗ). Их нельзя рассматривать с точки зрения журналистики или с точки зрения обывателя.
Согласно УПЗ доказательства должны быть относимы, допустимы, достоверны и достаточны, т.е. эти элементы очень важны, чтобы определить вес того или иного доказательства».
(на просторах интернета можно найти немало информации о юридическом значении каждого из этих терминов)


  Утверждение А.В. Курьякова о том, что «УД могут оценивать только профессиональные следователи и прокуроры», не в полной мере отражает действительное положение вещей, поскольку А. В. Курьяков не упомянул ещё об одной категории юристов, наравне со следователями и прокурорами, которые также могут (профессионально) оценивать доказательства чего-либо в УД, и это адвокаты, представляющие интересы своего доверителя не только в суде, но и во время предварительного следствия.
  Более того, уголовные дела часто рассматриваются с привлечением суда присяжных заседателей, а это выборные лица из среды обычных обывателей, используя терминологию А.В. Курьякова, которые участвуют в судебном разбирательстве и выносят окончательное решение (вердикт) о виновности или невиновности подсудимого (в уголовных процессах), оценивая по своему обывательскому разумению доказательства его вины/невиновности, представленные в суде прокуратурой как стороной обвинения и адвокатом, оказывающим подсудимому юридическую помощь, предоставляя суду доказательства его невиновности, часто также фигурирующие в материалах УД.
  Так что именно обычные обыватели, выбранные в коллегию присяжных заседателей, имею полное юридическое право оценивать доказательства вины, представленные профессиональными следователями и прокуратурой в УД. Поэтому вся казуистика юридических формулировок стороны обвинения (прокуратуры и следователей), фигурирующая в УД, должна быть предельно понятна даже простым обывателям. Окончательное же решение об относимости, допустимости, достоверности и достаточности собранных по делу доказательств вины или невиновности подсудимого принимает судья, обращая внимание присяжных заседателей на те обстоятельства дела (доказательства), которые подлежать их оценке.


  Таким образом, учитывая судебную практику судов присяжных, именно обычные обыватели в роли присяжных заседателей на законных основаниях имеют право давать свою (обывательскую) оценку результатам профессиональной деятельности следователей и прокуроров, представивших в УД доказательства чье-либо вины. И поскольку большая часть обычных обывателей России, представляющих собой широкие слои населения страны, включая журналистов и авторов каких-либо версий, «не застрахована» от того, чтобы оказаться в роли присяжных заседателей, то можно смело утверждать, что всем им вполне по силам дать свою оценку тем или иным доказательствам вины подсудимого, которые представлены в УД профессиональными следователями и прокурорами.
  Бес сомнения, коль скоро следователи и прокуроры представляют в УД доказательства вины подследственного, то они просто обязаны следовать по отношению к этим доказательствам требованиям уголовно-процессуального законодательства (УПЗ), указанным А.В. Курьяковым, потому что в противном случае, адвокат уже подсудимого или судья (в суде) отметят изъяны в их работе, свидетельствующие о той или иной степени их профессиональной непригодности.
  Так что нет никаких оснований упрекать обычных обывателей, включая авторов версий гибели туристов и журналистов, в их естественной неосведомленности в нюансах УПЗ, потому что они подвергают материалы УД 1959г своей оценке так, если бы они выступали в роли присяжных заседателей, которые в судах присяжных имеют законное право на это.


  Как оказывается на деле, даже простые обыватели имеют свое юридически-оформленное право давать, в частности, негативную оценку доказательствам вины подсудимого, которые представлены в УД профессиональными следователями и прокурорами, и если эти обыватели участвуют в суде присяжных, то в этом случае, все собранные следователями и прокурорами доказательства вины подсудимого имеют все шансы быть обречены на судебное «забвение» в результате вынесения оправдательного вердикта судом присяжных заседателей.
  Существует, конечно, и возможность обжалования прокуратурой решения суда, однако это уже несущественно по отношению к самому факту существования юридически-оформленного права у обычных обывателей оценивать доказательства чьей-либо вины/невиновности, фигурирующие с материалах УД.


  Поэтому в нашем случае ничто не препятствует общественности, состоящей преимущественно из обывателей, оценивать по своему разумению фактологию доказательств причастности «стихийной силы» к гибели туристов, фигурирующую в УД 1959г, что и формирует в конечном итоге квалифицированное общественное мнение, основанное не на доверительном отношении к пропаганде в СМИ той или иной версии, а именно на личном опыте изучения материалов УД о гибели туристов.
  Из приведенных выше аргументов следует, что утверждение начальника управления по надзору за исполнением Федерального законодательства прокуратуры Свердловской области, А. В. Курьякова, в том, что «УД могут оценивать только профессиональные следователи и прокуроры», противопоставляя их обывателям и журналистам, несколько субъективно, не в полной мере соответствуя действительности, как в части неупомянутых им адвокатов, так и в части наличия законного права у обывателей оценивать материалы УД в рамках их участия в судах присяжных, что является лишь юридической формальностью. Последнее акцентирует внимание на том, что доказательства чего-либо в УД должны быть понятны для их осмысления и оценки даже простым обывателям, которые и формируют общественное мнение, а в судах присяжных выносят окончательный вердикт, часто указывая на несостоятельность доказательств вины подсудимого, представленных в УД профессиональными следователями и прокурорами.

  С учетом того, что «стихийная сила» фигурирует в УД 1959г в качестве причины гибели туристов, не являясь субъектом уголовного преследования, то рассуждать о её виновности с юридической точки зрения неверно, однако следует рассматривать доказательства её причастности к гибели туристов, как обоснование окончательного вывода о том, является ли «стихийная сила» причиной гибели туристов.


*        *        *        *        *


   Давайте попытаемся проанализировать заявленные Генпрокуратурой цели проведения проверки УД о гибели туристов 1959г, которые сформулировал А.В. Курьяков на пресс-конференции 4 февраля 2019г.


     1.   Несмотря на то, что Генпрокуратура формально сосредоточилась на проверке лишь трех природно-стихийных версий (лавина, снежная доска, ураган), выступление А.В. Курьякова все же вселяет некоторую надежду на отсутствие у Генпрокуратуры предвзятости по отношению к причастности стихийной силы к гибели туристов, что им и предстоит выявить:

«мы должны ответить, есть ли там такая непреодолимая сила, которая влечет такие страшные последствия или нет? Цель нашей проверки - ответить на этот вопрос. На этот вопрос мы ответим по окончанию проверки».


  Однако такая формулировка одной из главных целей проверки несколько некорректна, потому что она потенциально подразумевает выяснение факта существования на месте трагедии, а это склоны гор Уральского хребта выше границы леса, потенциально опасных для жизни людей стихийных сил, факт существования которых был очевиден прокуратуре ещё в 1959г из показаний местных жителей, допрошенных по УД о гибели туристов, в чем, собственно, никто не сомневается и в наше время, просто в силу своей очевидности.
   Из показаний местных жителей:
   1) Свидетель Бахтияров П. В., манси, охотник: «Зимой в горах бывают сильные ветры, что невозможно идти на гору. В горах зимой даже и нам манси бывает находиться опасно».


   2) Свидетель Ураров И.В., директор музея г. Ивдель: «В зимние месяца в горах Северного Урала, а также и летом бывают сильные ветры и даже смерчи. И мне случалось иногда быть во время этих смерчей, но спасались только в лесах в низких местах».


   3) Свидетель Ремпель И.Д., лесничий Вижайского лесничества: «Когда я знакомился с их маршрутом высказал свое мнение, что в зимнее время идти по уральскому хребту опасно т.к. там имеются большие ущелья, ямы в которые можно провалиться и, кроме того, там свирепствуют сильные ветры, сносят людей. Это опасение я им высказал потому, что мне этот район уральского хребта известен со слов местного жителя, сам я там не бывал».


   4) Свидетель Чагин Е.И., пенсионер, постоянное местожительство: п. Вижай: «В Ивдельском районе я живу с 1930 года. С малых лет до 1953 года занимался охотой… Уральские горы и климат в районе их мне хорошо известен, т. к. неоднократно приходилось там бывать на охоте. Раза 3 мне приходилось бывать на Уральских горах в тяжелых условиях и в лощинах пережидать сильные ветры и ураганы со снежными метелями., т.к. там бывает сила ветра такая, что на чистых местах сбивает человека и уносит в низкие места.
   Группу туристов, которая погибла на Уральских горах, я видел в пос. Вижай, и они ко мне как к охотнику обращались».


  Эка невидаль – буйство природной стихии зимой в горах Северного Урала выше границы леса, поэтому вообще не приходится сомневаться в существование там тяжёлых погодных условий, потенциально опасных для жизни людей, что компенсируется элементарной возможностью укрыться от непогоды в лесу, а именно это, как известно, и сделала группа Дятлова, столкнувшись с сильным ветром 31 января, когда вышла к перевалу выше границы леса.
  Всем местным жителям также хорошо известно, что наравне с сильными ветрами, ураганами и пр. опасными для жизни силами стихии в горах Северного Урала, там можно наблюдать и безветренные дни, включая пр. вариации сочетаний разнообразных погодных условий, совершенно безопасных для жизни людей.


  Было бы странным обосновывать смерть туристов самим фактом существования в горах Северного Урала сил природной стихии (сильнейшие ветра, вплоть до урагана, бураны и пр.), потенциально опасных для жизни людей.
  Вот эту ошибку и допустила прокуратура в 1959, в результате чего мы и не имеем в УД экспертизы погода на время гибели туристов – вечер 1 февраля, ближе к ночи, что и делает необоснованными выводы прокуратуры о причастности «стихийной силы» к гибели туристов.


     2.   Приведу ещё одну цитату из выступления А. В. Курьякова:

«От лица государства необходимо ответить на вопрос: какова же причина этой трагедии. Государство ответило, что нет состава преступления, поскольку было проведено расследование и дело прекращено. Есть и второй вопрос: что тогда было причиной (гибели туристов)?
Цель нашей проверки – как раз и ответить на (этот) вопрос.
Мы от лица государства ответим (на вопрос) о причинах, самое главное, покидания палатки, разрезания ножом палатки и покидания палатки при таких тяжёлых погодных условиях.
Кроме того, мы уже привлекли специалистов в сфере метеорологии, геодезии и психологии. Предварительные данные у нас есть…»


  Следует обратить внимание на то, что А. В. Курьяков говорит о «таких тяжёлых погодных условиях» во время гибели туристов, предваряя (!) результаты экспертизы погодных условий, которые единственно могут соответствовать критерию относимости и достоверности в отношении доказательств тяжелых погодных условий во время и на месте гибели туристов. Эта изначальная убежденность А. В. Курьякова в существовании «тяжелых погодных условий» основана, по всей видимости, на предварительных данных специалистов в сфере метеорологии, которые, судя по всему, подтвердят «тяжёлые погодные условия» уже результатами экспертизы погоды.


  Давайте определимся с том, что мы имеем в УД 1959г в качестве доказательств причастности «стихийной силы» к гибели туристов?
  Фактически, ни-че-го!
  Как известно, в материалах УД 1959г отсутствует экспертиза погоды, наличие которой могло хоть как-то обосновать ту «стихийную силу, преодолеть которую туристы были не в состоянии».
  Свидетельские же показания местных жителей, в частности, «о сильных ветрах в первых числах февраля», присутствующие в УД, не могут быть признаны достоверными к установлению факта непогоды во время гибели туристов (вечер-ночь 1 февраля) из-за своей неопределенности датирования непогоды - «в первых числах февраля», принимая во внимание то обстоятельство, что эти показания были даны спустя более чем месяц после описываемых свидетелями событий.


  Само по себе отсутствие в УД 1959г доказательств причастности «стихийной силы» к гибели туристов, в рамках его проверки Генпрокуратурой, должно быть расценено как существенный недостаток в работе прокуратуры 1959г, в части полноты расследования причастности «стихийной силы» к гибели туристов, что ставит под большой вопрос обоснованность прекращения УД.
  По всей видимости, Генпрокуратура постарается исправить этот изъян в работе своих предшественников, и обоснует ту конкретную «стихийную силу» из трех вариантов (лавина, снежная доска, ураган), которая будет соответствовать результатам экспертизы погодных условий, заказанной уже в рамках проведения проверки УД в 2019г.


  Нам известны два возможных варианта представления исходных метеоданных для приведенных ранее, скажем прямо, непрофессиональных экспертиз погоды:
   1) таблицы изменения погоды;
   2) карты погоды.
  По своему «происхождению» карты погоды глубоко вторичны и получены в результате обработки большого массива метеоданных с множества метеостанций, которые представляют первичную информацию о погоде в виде таблиц изменения погоды. Так что попытка «экспертов» дать свою экспертную оценку погоды на основании глубоко вторичной информации о погоде, а это карты погоды, игнорируя аналитику первичных источников этой информации, может быть расценена как попытка фальсификации погодных условий в месте трагедии.
  Неслучайно, некоторые сторонники и авторы природно-стихийных версий обосновывают вымышленные ими природные катаклизмы (буран, обильный снегопад, ураган и т.п.), ссылаясь при этом на свой глубокомысленный анализ карт погоды. Эта лицемерная тактика сторонников и авторов некоторых природно-стихийных версий хорошо известна.


  Если Генпрокуратура озаботиться получением объективных данных о погодных условия в месте гибели туристов, то в таком случае привлеченные к этому эксперты приведут в качестве исходного материала - массив табличных данных из архива ближайших метеостанций (таблицы изменения погоды). И уже профессиональный анализ этих табличных данных позволит получить достаточно объективные выводы о погоде в месте гибели туристов с 1 на 2 февраля 1959г. Любому обывателю будет по силам самому убедиться в достоверности выводов таких не столько профессиональных, сколько добропорядочных экспертов.
  Если же Генпрокуратура будет заинтересована в обосновании одной из стихийных версий, то в этом случае, могу лишь предположить, будут привлечены эксперты, которые с умным видом профессионалов будут рассуждать и делать свое экспертное заключение о погоде в ночь гибели туристов на основании анализа карт погоды. Естественно, никому из обычных обывателей (присяжных заседателей) не под силу будет оценить правдоподобие результатов такой экспертизы.
  Давайте наберемся терпения и будем наблюдать за тем, к услугам каких экспертов прибегнет Генпрокуратура, обосновывая тяжелые погодные условия как первопричину гибели туристов.


  Интересно также будет узнать, как будут коррелировать результаты этой экспертизы погоды с метеосводкой по Ивдельскому району(?):

«Метеорологическая сводка по Ивдельскому району:
к вечеру 1 февраля 1959 года температура воздуха понизилась почти в два раза по сравнению с утром и составила -20... -21 °С.
По сравнению с утренними значениями влажность воздуха невысокая - 56 /о, видимость 8 баллов (средняя).
Осадков выпало меньше 0,5 мм.
Ветер северо-северо-западный 1-3 м/с.
Метели, урагана, бурана не наблюдались».


  Следует особо обратить внимание на то немаловажное обстоятельство, при оценке влияния пока гипотетических тяжёлых погодных условий на палатку туристов, что их палатка находилась на восточном склоне отрога г. Холатчахль («высота 1079»), а сам отрог ориентирован на северо-северо-восток от её вершины. Такой выбор места палатки туристами позволяет утверждать, что их палатка находилась под защитой гребня отрога от западного или северо-западного ветра, гипотетически, даже ураганной силы. Как известно, аналогичным образом можно легко укрыться от сильного ветра даже в населенном пункте, просто зайдя за угол любого дома, став таким образом сторонним наблюдателем буйства природной стихии.


  Поэтому, думаю, Генпрокуратура и привлекает к своей работе специалистов в сфере геодезии, чтобы установить точное место палатки туристов на восточном склоне отрога г. Холатчахль. Наконец-то, определением места палатки туристов займутся профессиональные геодезисты. Тем не менее, результаты их работы можно будет ещё и проверить с помощью незатейливых критериев поиска места палатки Дятлова, представленных в разделе «Тайна МП Дятлова». Во всяком случае, с помощью этих критериев легко можно было уже убедиться в том, что авторские «истинные» МП: «по КАНу», включая МП 18.10 и МП «по Игорю Б», «по Буянову» и «по WladimirP» находятся на значительном удалении от МП Дятлова 1959 года и расположены гораздо ниже по склону.


*        *        *        *        *


  Если уж к процессу уточнения обстоятельств и причин гибели туристов подключилась Генпрокуратура, имеющая в наличие полный вариант материалов УД 1959г, и уполномоченная при необходимости затребовать самые разнообразные экспертизы, то в свете этих, бес сомнения, позитивных событий, следует повысить свою юридическую грамотность тем из авторов и сторонников неприродных версий, кто пока ещё не утратил иллюзии опровергнуть причастность «стихийной силы» к гибели туристов по результатам проверки Генпрокуратурой УД 1959г.
  В настоящее время представляется редчайшая возможность деятельно оказать помощь сотрудникам Генпрокуратуры, чтобы они объективно установили причастность или непричастность «стихийной силы» к гибели туристов, выступив для этого в роли общественных её адвокатов. Это вполне реализуемая задача для общественных адвокатов «стихийной силы» Урала, поскольку в УД 1959г вообще отсутствует обоснование причастности «стихийной силы» к гибели туристов!


  Петр Иванович Бартоломей, участвовавший в работе пресс-конференции 4 февраля 2019г, высказал своё категорическое несогласие по поводу того, что Генпрокуратура сочла для себя возможным ограничиться проверкой лишь трех версий природно-стихийного характера (лавина, снежная доска, ураган): «в стихию я не верю».
  По его справедливому суждению:

«Как известно, истина рождается в споре. И если не рождается (не существует) противников какой-либо одной версии, то настоящая истина не будет найдена».


  Можно, конечно, продолжать оставаться противниками версий «стихийной силы», предлагая сотрудникам Генпрокуратуры иные возможные причины гибели туристов, однако Генпрокуратура просто вынуждена отталкивается лишь от материалов УД 1959г, в постановлении о прекращении которого в качестве причины гибели туристов фигурирует именно «стихийная сила».
  Поэтому в такой ситуации для тех, кто не верит, подобно П.И. Бартоломею, в версию стихийной силы, актуальней выступить в роли общественных защитников «стихийной силы» Урала, т.е. в роли её адвокатов, указывая прокуратуре на материалы УД 1959г, свидетельствующие прямо или косвенно о непричастности «стихийной силы» к гибели туристов, и о необоснованности выводов прокуратуры в 1959г по этому поводу.
  Лишь после того, как будет доказана непричастность «стихийной силы» к гибели туристов, можно будет перейти к (официальному) обоснованию других версий гибели туристов.
  Руководству Фонда Памяти Дятлова вполне по силам привлечь к процессу проверки Генпрокуратурой УД (о гибели туристов 1959г) профессионального юриста в качестве консультанта общественного адвоката «стихийной силы» Урала.


  Природную стихию Урала по объективным обстоятельствам нельзя привлечь к уголовному преследованию, что и послужило законным основанием для прекращения УД о гибели туристов в 1959г. Однако из этого не следует, что «стихийная сила» Урала не нуждаются в адвокате, признанная в качестве причины гибели туристов без достаточных на то оснований, ведь, насколько нам известно из материалов УД, в нем нет достоверных доказательств её причастности к гибели туристов.


  А.В. Курьяков выразил готовность привлечь к прокурорской проверки УД, в частности, П.И. Бартоломея, наряду с другими ветеранами поисков, поэтому можно предположить, что Генпрокуратурой будет учитываться мнение потенциальных адвокатов «стихийной силы» Урала.
  Хочется надеяться, что Генпрокуратура отнесется с пониманием к участию общественных адвокатов «стихийной силы» Урала, поскольку лишь совместная деятельность сторон "обвинения" (прокуратуры) и защиты (адвоката) сможет объективно ответить на вопрос о причастности «стихийной силы» к гибели туристов группы Дятлова, на что и обратил внимание П.И. Бартоломей, указывая на необходимость учета мнения оппонентов природно-стихийных версий.


*        *        *        *        *


     3.   Тем не менее, Генпрокуратура со всей очевидностью продемонстрировала свою готовность все же обосновать одну из природно-стихийных версий гибели туристов, о чем свидетельствует, в частности, описание ситуационной экспертизы:

«Мы от лица государства ответим о причинах, самое главное, покидания палатки, разрезания ножом палатки и покидания палатки при таких тяжёлых погодных условиях».
«Ситуационная экспертиза: будет установлена палатка, будет точно также разрезана; определим, сколько времени необходимо, чтобы её покинуть; сколько времени необходимо, чтобы спустить вниз с горы; возможно ли после спуска подняться обратно; т.е. вопросы, связанные с физиологией человека и с деятельностью группы…»


  Если Генпрокуратура намерена ограничиться лишь исследованием развития первоначальных событий трагедии в соответствии лишь со сценариями природно-стихийных версий, игнорируя важность развития последующих событий (6-7 часов), повлекших за собой, предположительно, получение туристами описанных в СМЭ травм и к последующей их гибели, возможно, от этих травм или косвенно из-за них, то даже по формальным признакам, в результате такого ограниченного объема проведения ситуационных экспертиз, Генпрокуратура сможет сформулировать лишь версию причины покидания туристами палатки, которую в принципе нельзя будет отождествлять с версией, отвечающей на вопрос о причинах гибели туристов, а они явно не идентичны у всех туристов, что имеет архиважное значение для этой трагедии.


     4.   Несмотря на уверения А.В. Курьякова, о том, что «это не расследование. Это прокурорская проверка в рамках отдельно взятого уголовного дела. На предмет: полноты расследования, …», весьма впечатляющий объем дополнительных исследований, экспертиз и заявленная Генпрокуратурой цель: установить единственно правильную версию, т.е. весь этот комплекс работ было бы справедливо признать именно расследованием, совмещенным с проверкой УД, в результате которого и будет установлена «единственно правильная версия».

«Для того, чтобы объективно и окончательно ответить на вопрос: какая версия единственно правильная, для этого необходимо завершить эту проверку». (Из выступления А. В. Курьякова)


  Коль скоро в УД 1959г отсутствуют доказательства для обоснования причастности «стихийной силы» к гибели туристов, то почти весь комплекс запланированных Генпрокуратурой мероприятий (следственных действий), по формальным признакам включенный в проверку УД 1959г, направлен на устранения этого изъяна в работе прокуратуры 1959г, т.е. направлен на сбор доказательств причастности «стихийной силы» к гибели туристов. Что и позволяет квалифицировать эти работы как именно проведение расследования Генпрокуратурой причастности «стихийной силы» к гибели туристов.
  А как известно, наличие адвоката у подозреваемого на этапе расследования его причастности/непричастности к совершению, в частности, уголовного преступления как раз и позволяет избежать возможных злоупотребления со стороны следственных органов, в чем, собственно, и заключается работа адвоката.
  Поэтому отсутствие адвоката у «стихийной силы» Урала во время проведения Генпрокуратурой проверки УД 1959г может обернуться для неё весьма плачевными последствиями, как и для любого подследственного, оказавшегося один на один с дознавателями без юридической помощи адвоката, что и произошло в 1959г, когда «стихийную силу» вообще без каких-либо доказательств её причастности к гибели туристов признали в качестве причины их смерти. 


*        *        *        *        *


  Чисто гипотетически, выводы о причастности «стихийной силы» к гибели туристов, при условии их получения в результате проверки Генпрокуратурой УД 1959г, станут всего лишь дополнением к УД о гибели туристов в 1959г, со всеми вытекающими из этого последствиями.
  Точно также, как в судах присяжных, обычные обыватели, в роли присяжных заседателей, имеют законное право не только оценивать доказательства вины подсудимого, собранные прокуратурой в УД, но и признавать эти доказательства несостоятельными, вынося вердикт о невиновности подсудимого, также и широкие слои общественности имеют уже моральное право подвергать своей оценке доказательства причастности «стихийной силы» к гибели туристов как в материалах УД 1959г, так и тех материалах (пока нельзя отрицать такую возможность), которые в 2019г Генпрокуратура представит в качестве обоснования одной их 3-х природно-стихийных версий гибели туристов: лавина, снежная доска и ураган.
  И поскольку природно-стихийные версии гибели туристов никогда не пользовались признанием у большинства наших сограждан, судя по многочисленным опросам, то можно смело предположить, что общественный «суд присяжных» своим большинством голосов никогда не вынесет вердикт о причастности «стихийных сил» к гибели туристов, что и вселяет уверенность в успех миссии общественных адвокатов «стихийной силы».


  Недаром суд присяжные ещё в царской России отождествлялся с «судом общественной совести», поскольку присяжные как именно «судьи общественной совести» не зависели в своих суждениях от каких-либо предписаний свыше, в отличие от профессиональных судей и прокуроров.
  Право присяжных заседателей оценивать доказательства вины/невиновности подсудимого, в судах присяжных, основано прежде всего на юридическом признании самой способности рядовых обывателей, за некоторым их исключением, выносить здравые суждения о фактологии материалов УД. Так что ничего не препятствует общественности провести открытое «слушание» материалов УД о гибели туристов, в той или иной форме (статьи, обсуждение на форумах и др. варианты, вплоть до театральных представлений), выступая в нем в роли присяжных заседателей и общественных адвокатов «стихийной силы» Урала, которым вполне по плечу дать оценку доказательствам причастности «стихийной силы» к гибели туристов, ведь любой из нас может оказаться в роли присяжного заседателя в суде присяжных, имея уже не только моральное, но и законное право оценивать доказательства чьей-либо виновности, представленные в УД профессиональными следователями и прокурорами.


«Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!»


  Продолжение последует уже в виде общественного слушания судом присяжных пока лишь материалов УД о гибели туристов 1959г.
  Возьму на себя смелость выступить в роли адвоката «стихийной силы» Северного Урала, и предоставлю суду присяжных доказательства непричастности «стихийной силы» к гибели туристов, которые присутствуют в материалах УД и в других достоверных источниках.


  Надо отдать должное «стихийным силам» Урала, ведь природная стихия и сама позаботилась о своем алиби, сохранив для поисковиков и следователей на поверхности склона следы (столбики) туристов, описание которых зафиксировано в показаниях свидетелей по УД о гибели туристов. Кроме этого, Она позаботилась ещё и о сохранности других доказательств своей непричастности к гибели туристов.
  Многие из доказательств непричастности «стихийной силы» к гибели туристов уже фигурируют на страницах этого расследования. Однако, учитывая заявленные Генпрокуратурой цели проверки УД 1959г, следует отдельно сформулировать и представить доказательства непричастности «стихийной силы» Урала к гибели туристов группы Дятлова, что и входит в обязанности адвоката «стихийной силы».


  Февраль 2019

 


  

Доказательство непричастности «стихийной силы» к гибели туристов № 1, присутствующее в УД


  Проводится «общественное слушание», расширенным составом суда присяжных, материалов УД о гибели туристов группы Дятлова. В постановлении о прекращении УД в качестве причины гибели туристов названа «стихийная сила», при полном отсутствии в материалах УД достоверных доказательств её причастности к гибели туристов. Последнее и позволяет, с одной стороны, усомниться в причастности «стихийной силы» к гибели туристов, а, с другой стороны, попытаться найти в материалах УД доказательства её непричастности к гибели туристов.
  «Стихийная сила», о непричастности которой к гибели туристов пойдет речь ниже, представлена тремя гипотетическими версиями первопричин гибели туристов: лавина, снежная доска и ураган, сообразно приоритетам Генпрокуратуры по установлению «единственно правильной версии» причины гибели туристов (2019г).
  В качестве присяжных заседателей выступают читатели, лишь на том достаточном для этого основании, что большинство из нас однажды может оказаться в роли присяжного заседателя, участвуя в реальном судебном процессе, давая свою оценку доказательствам вины/невиновности подсудимого, представленным в суд сторонами обвинения и защиты, т.е. прокуратурой и адвокатом подсудимого. Как известно, ключевые решения в судах присяжных о виновности или невиновности подсудимого принимают именно присяжные заседатели, на месте которых однажды может оказаться почти любой из нас. Поэтому и участники этого «общественного слушания» имеют моральное право давать свою оценку как доказательствам причастности «стихийной силы» уральского региона, которые представлены в материалах УД о гибели туристов, так и доказательствам непричастности «стихийной силы» к гибели туристов, представленным адвокатом «стихийной силы».


  Начнем исследование доказательств непричастности «стихийной силы» к гибели туристов с анализа свидетельских показаний местных жителей, единодушно связывавших гибель туристов с тяжёлыми погодными условиями на склонах Уральского хребта выше границы леса.
  Несмотря на отсутствие в УД доказательств причастности «стихийной силы», отвечающих требованиям УПЗ (они должны быть относимы, допустимы, достоверны и достаточны), в материалах УД все же присутствуют свидетельские показания местных жителей, допрошенных по делу о гибели туристов в марте-апреле 1959г, в которых свидетели связывают гибель туристов с тяжёлыми погодными условиями, вспоминая о сильных ветрах «в первых числах февраля».
  Эти свидетельские показания местных жителей не могут быть признаны достоверными доказательствами тяжёлых погодных условий во время и на месте гибели туристов как первопричины трагедии, в связи с отсутствием в них четкой определенности в датировании непогоды (сильных ветров). Однако следует все же исследовать свидетельские показания местных жителей, чтобы понять, во-первых, причину их убежденности в связи между непогодой и причиной гибели туристов, а, во-вторых, попытаться уточнить конкретные даты непогоды (сильных ветров) в конце января – начале февраля 1959г, которые ошибочно или нет свидетелями соотносились с первыми числами февраля.


   1).   В своих свидетельских показаниях, датированных 7 марта, Чагин Егор Иванович высказывает предположение о причине гибели туристов, связывая её со своим воспоминаниями о сильных ветрах в пос. Вижай «в первых числах февраля»:

«Раза 3 мне приходилось бывать на Уральских горах в тяжелых условиях и в лощинах пережидать сильные ветры и ураганы со снежными метелями., т.к. там бывает сила ветра такая, что на чистых местах сбивает человека и уносит в низкие места. …
Туристы погибли, мне кажется, потому что там был сильный ураган, а они видимо в это время спали и услышав его испугались и повыскакивали из палатки, а ураганом сбило и унесло вниз в лощину.
В первых числах февраля в пос. Вижай тоже был сильный ветер и метель, а на горе Урал тем более ветер был сильным».


  Нет ничего удивительного в том, что Е.И. Чагина как охотник, знавший на личном опыте о потенциальной опасности сильных ветров в горах Уральского хребта, мог связать гибель туристов с сильнейшим ветром, из-за элементарной ошибки всего в один день, ведь, как нам известно из дневника туристов, сильные ветра действительно были ими зафиксированы 30 и 31 января, т.е. это было за один день до гибели туристов. Учитывая, что Е.И. Чагин был допрошен спустя более месяца от даты гибели туристов, то возможность допущенной им ошибки в один день вполне объяснима.


  Как свидетельствуют записи в дневнике погибших туристов, сильный ветер ими упоминается 30 января («Ветер сильный западный, сбивает снег с кедра и сосен, создавая впечатление снегопада»), когда они продвигались на лыжах лесом вдоль р. Ауспии, а в записях, датированных 31 января, туристы сами описывают сильнейший западный ветер, выше границы леса, когда они попытались выйти к перевалу:

«Мы вышли на границу леса. Ветер западный, теплый пронзительный, скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета».


  Эти тяжёлые погодные условия на перевале выше границы леса вынудили группу Дятлова благоразумно уйти обратно в лес возле перевала: «Спускаемся на юг - в долину Ауспии», т.е. они поступили именно так, как в подобной ситуации поступил бы и опытный местный охотник, Е.И. Чагин:

«Раза 3 мне приходилось бывать на Уральских горах в тяжелых условиях и в лощинах пережидать сильные ветры и ураганы со снежными метелями».


  Как видим, дневниковые записи туристов свидетельствуют о том, что стихия (сильный ветер) никак не могла застать туристов врасплох 1 февраля, коль скоро они уже столкнулись с её проявлениями 31 января, пережидая это ненастье в лесу под перевалом. Застать врасплох может лишь то, чего не ожидаешь.
  А как нам известно из метеорологической осводки по Ивдельскому району, с утра 1 февраля погода резко изменилась, и сильнейший (теплый) западный ветер, с которым столкнулись туристы 31 января, сменился северо-северо-западным ветром умеренной силы, принесшим с собой резкое похолодание как раз с утра 1 февраля.

«Метеорологическая сводка по Ивдельскому району:
к вечеру 1 февраля 1959 года температура воздуха понизилась почти в два раза по сравнению с утром и составила -20... -21 °С. …
Осадков выпало меньше 0,5 мм.
Ветер северо-северо-западный 1-3 м/с.
Метели, урагана, бурана не наблюдались».


   2)   Более детальное описание погоды в интересующем нас интервале времени мы находим в показаниях Дряхлых Михаила Тимофеевича, датированных 5 марта 1959г. Это связано с тем, что воспоминания свидетеля соотносятся им с датами его командировки в конце января, включительно по 1 февраля:

«С 24 января по 1 февраля 1959 года, включительно, я был в командировке по делам службы на 41 квартале …
За последние дни моей командировки в лесу был сильный ветер с выпадением снега, и дороги на чистых местах все были сильно передуты и требовалась основательная расчистка их бульдозерами. И (когда) я поехал домой тоже был ветер, и температура воздуха была ниже ноля более 30°. Таких ветров я редко наблюдал в районе, хотя живу здесь уже 32 года».


  Не исключено, что к последним дням командировки, упомянутым М.Т. Дряхлых, относятся именно 30 и 31 января, когда и группа Дятлова зафиксировала в своем дневнике сильный ветер.
  Так что и показания этого свидетеля нам не позволяют с уверенность выяснить, какова была погода к вечеру 1 февраля. Однако нам известно, что с утра 1 февраля в этот регион пришло похолодание с изменением направления ветра с сильного западного на северо-северо-западный умеренной силы, о чем свидетельствует метеорологическая сводка по Ивдельскому району. Вот это похолодание также отмечает в своих показаниях М.Т. Дряхлых, связывая его со временем своего возвращения в пос. Вижай из командировки.


   3)   Свидетельские же показания Анямова Андрея Алексеевича, охотника мансийской национальности, 58 лет, допрошенного 23 марта 1959 г, могут внести некоторую ясность о продолжительности (в днях) сильных ветров в конце января – начале февраля:

«Следы (туристов) я видел по р. Лозьва выше речки Ауспии 1,5 – 2 км. Следы шли на р. Ауспию, а далее на Урал-горы. Когда я видел следы точно числа не помню, но около или в конце января, или в начале февраля 1959 г.
На охоту мы четверо выехали из пос. Суеват-Пауль и охотились в лесах около р. Ауспии. Русских туристов нигде не видели. Когда мы охотились, то была хорошая погода, а также были плохие дни.
Особенно два дня был сильный ветер и снег.
Во время сильного ветра мы находились в лесу.
Мы находились на охоте около пяти дней».


  Вполне возможно, что именно эти два дня с сильным ветром и пришлись на 30 и 31 января, когда и сами туристы зафиксировали сильный ветер в своем дневнике, находясь в верховьях р. Ауспии.
  В целом показания охотников Анямовых, присутствующие в УД, весьма спорные, своей неоднозначностью фиксации дат (охоты и непогоды), поэтому и они не могут служить достоверным доказательством связи «стихийной силы» с гибелью туристов, как и показания других местных жителей. Однако показания А.А. Анямова, 58 лет, должны вызывать большее доверие, потому что он был самым старшим по возрасту в этой группе мансийских охотников и, по свей видимости, сопровождавшие его родственники выступали в роли ведомых.
  Ценность показаний А.А. Анямова состоит в том, что он указывает именно на два дня самых сильных ветров в районе р. Ауспии, не имея возможности точно указать дату этих дней, а в дневнике группы Дятлова мы имеем также описание именно двух дней с сильнейшим ветром, которые уже имеют точную привязку к датам – 30 и 31 января.


*          *          *          *          *


  Ещё одним достоверным источником информации о направлении ветра непосредственно на месте трагедии могут служить два снимка, сделанные кем-то из туристов с интервалом в несколько десятков секунд ближе к вечеру 1 февраля. На приведенных ниже двух снимках запечатлены туристы группы Дятлова, занятые выравниванием горизонтальной площадки под палатку на заснеженном пологом склоне.


 Фото установки палатки 1Фото установки палатки 2

  Сравнивая эти снимки, можно обнаружить, что ветер был порывистым. Этот порывистый ветер умеренной силы, сдувая ранее выпавший снег со склона, вызывал поземку, разные следы которой можно обнаружить на этих двух снимках, что свидетельствует о разной силе ветра даже в интервале времени между двумя снимками. На левом снимке порыв ветра был несколько большей силы.
  Любой фотограф в подобных погодных условиях выберет такой ракурс фотосъемки, при котором ветер будет дуть ему в спину, наилучшим образом при этом защищая объектив фотоаппарата от порывистого ветра со снегом.
  Как известно, палатка туристов была установлена ими на восточном склоне отрога высоты «1079» и ориентирована входом на юг. Расположение же рюкзаков на этих снимках справа и выше занятых выравниванием площадки под палатку туристов указывает на то, что снимки были сделаны приблизительно с северо-северо-западной стороны от места установки палатки, соответствуя северо-северо-западному направлению ветра (340°), дувшему в спину фотографу.
  Таким образом, местоположение на склоне фотографа, стоящего спиной к ветру, нам позволяет без труда определить направление ветра на склоне относительно палатки и рельефа склона в месте, где 1 февраля туристами была установлена палатка, и этот ветер был северо-северо-западным, полностью соответствуя данным о направлении ветра из метеорологической сводки по Ивдельскому району на 1 февраля 1959г.


  Учитывая, что местные жители, допрошенные по УД о гибели туристов, давали свои показания о непогоде через более чем месяц от даты гибели туристов, вполне объяснима их возможная ошибка всего в один день, отделяющий действительно сильнейший западный ветер 31 января, о котором писали и сами туристы, от даты их гибели - 1 февраля. Ведь, именно, с утра 1 февраля ветер сменил свое направление на северо-северо-западный, умеренной силы.
  Любой бы из нас в такой ситуации, в какой прибывали местные жители этого региона, допрошенные по УД о гибели туристов, связал бы смерть туристов с тяжёлыми погодными условиями, допустив ошибку всего в один день, принимая во внимание их естественную осведомленностью в самом факте существования тяжелейших погодных условий на склонах гор Уральского хребта, потенциально опасных для жизни людей. Это в большей степени ещё обусловлено и тем, что этим свидетелям не было известно многое из того, что стало известно нашим современникам из материалов УД, в частности, из результатов судебно-медицинской экспертизы (СМЭ).


  Если располагать лишь информацией о гибели туристов, ограниченной расплывчатой формулировкой из воспоминаний местных жителей «о сильных ветрах в первых числах февраля», в отрыве от результатов СМЭ, не имея вообще никаких представлений о телесных повреждениях у погибших туристов, да ещё и при отсутствии достоверной информации о погодных условиях к вечеру 1 февраля 1959г, то ни у кого из обладателей такой скудной информации не возникнет сомнения в том, что причиной гибели туристов стала «стихийная сила».
  Вот как раз на это и был сделан расчёт, когда в 2008 году появился форум pereval1959, посвященный трагедии группы Дятлова, отцом основателем которого считается Е. Буянов («Отец основатель») как один из авторов самой амбициозной природно-стихийных версий причины гибели туристов («снежная доска»). И поскольку раздел «Медицина» этого форума закрыт для общего доступа, а обсуждение результатов СМЭ категорически не приветствуется в других разделах форума, то вот такое ограничение доступа к материалам УД о гибели туристов и создавало многие годы тепличные условия для продвижения в массы рядовых обывателей природно-стихийных версий причины гибели туристов.
  Думаю, неслучайно Андрей Малахов в эфире своей передачи «Пусть говорят. Перевал Дятлова: не ходи туда. 2-я часть» выразил мнение большинства участников этой передачи по отношению к лавинной версии Е.В. Буянова, представленной им в книге «Тайна гибели группы Дятлова»:

«Я не удивлюсь, если Ваша книга – это заказ, чтобы увести все это (расследование) в сторону лавины». (Перевал Дятлова: не ходи туда. 2-я часть от 17.04.2013 https://youtu.be/39zavmXfRIk?t=1470)


  Таким образом, дамы и господа присяжные заседатели, нет ничего удивительного в том, что местные жители, допрошенные в качестве свидетелей по УД о гибели туристов лишь в марте-апреле 1959г, связывали причину гибели туристов со стихийной силой, свидетелями которой (сильнейшие ветра) они действительно были 30 и 31 января, ошибочно соотнеся эти дни с началом февраля, т.е. с 1 февралем 1959г, когда поздним вечером и произошла трагическая гибель туристов группы Дятлова.
  Следовательно, приведенное выше исследование материалов УД нам позволяет исключить ураганный ветер из числа первопричин гибели туристов, что найдет дополнительное подтверждение, представленное природной стихией Урала, сохранившей на склоне ниже палатки следы туристов.

Март 2019

 


 

Доказательство непричастности «стихийной силы» к гибели туристов № 2, присутствующее в УД


  Следующее доказательство непричастности «стихийной силы» к гибели туристов предоставлено нам природной стихией Урала, которая позаботилась о своем алиби, сохранив для поисковиков и следователей прокуратуры цепочки следов туристов на склоне.
  В УД присутствуют показания нескольких свидетелей, достаточно подробно исследовавших цепочки следов туристов, которые поделились со следствием своими впечатлениями и выводами о характере следов туристов.
   1)   Из свидетельских показаний прокурора города Ивделя, Темпалова Василия Ивановича, допрошенного 18 апреля 1959г:

«Внизу, от палатки 50-60м, на склоне я обнаружил 8 пар следов людей, которые тщательно рассмотрел, но они были деформированы ввиду ветров и колебаний температуры. Девятого следа установить мне не удалось (это подчеркнуто – прим.) и его не было. Следы мною сфотографированы. Они шли вниз от палатки. Следы показали мне, что люди шли нормальным шагом вниз с горы».


   2)   Из свидетельских показаний пом. начальника штаба в/ч 6602 по обучению, Чернышова Алексея Алексеевича:

«При осмотре палатки создавалось впечатление, что туристы организованно оставляли палатку.
Начиная от палатки в 30-40 метрах обнаружены явные, хорошо различимые следы ног людей.
Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли, держась друг за друга.
Цепочки следов тянулись как бы двумя направлениями – 6 или 7 пар следов мы насчитали от палатки вниз в лощину, а левее их, метрах в 20, шли еще 2 пары следов. Затем эти следы (2 и 7 пар) метров через 30-40 сошлись вместе и больше не расходились.
На каменных грядах следы исчезли, а ниже камней они появились вновь, а затем потерялись. Следы были очень хорошо различимы. В отдельных следах было видно, что человек шел или босой, или в одном хлопчатобумажном носке, т.к. отпечатались пальцы стопы.
В силу особенности ветров, в горах хорошо сохраняются следы, причем они видны бывают не в виде углублений, а в виде возвышения столбиков – снег под следом остается спрессованным и не выдувается, а вокруг следов снег выдувается. Под действием солнечных лучей след снеговой еще более твердеет и в таком виде сохраняется всю зиму».


   3)   Из свидетельских показаний студент 3 курса физико-технического факультета УПИ, Лебедева В. А., допрошенного 20 апреля 1959г:

«Следы, ведущие вниз по склону от палатки, были действительно довольно четкие. … Похоже, что в некоторых местах видны отпечатки голых ступней. Большинство же следов сделаны ногами в носках».


  Характер следов, уходивших от палатки туристов, позволяет однозначно отмести все домыслы о паническом бегстве туристов из палатки вниз по склону, которые противоречат показаниям прокурора г. Ивделя, В.И. Темпалова: «Следы показали мне, что люди шли нормальным шагом вниз с горы». Вполне очевидно и то, что причина покидания туристами палатки совершенно не была связана со «стихийной силой» в виде урагана, способного сбить человека с ног, о чем также свидетельствует характер следов туристов, шедших вниз по склону нормальным шагом. Поэтому версия урагана, как первопричины гибели туристов, полностью опровергается показаниями прокурора г. Ивделя, Темпалова В.И.
  Кроме этого, сама по себе способность туристов идти «нормальным шагом вниз с горы» уже является очевидным свидетельством того, что все они сохранили нормальную координацию движений, покинув палатку. В свою очередь, нормальная координация движений туристов, уходивших от палатки вниз по склону «нормальным шагом», свидетельствует об отсутствии у них на этот момент каких-либо серьезных травм, прежде всего, головы, которые описаны у нескольких туристов в СМЭ. Особенно, это касается Р. Слободина, имевшего «в области левой и правой височных мышц разлитые кровоизлияния с пропитыванием мягких тканей; от переднего края левой височной кости вперёд и вверх трещина длиной до 6,0см.» и Н. Тибо-Бриньоль – «вдавленный перелом правой височно-теменной области». Такие травму головы явно препятствуют сохранению нормальной координации движений, выраженной в способности идти вниз с горы «нормальным шагом», если полностью не блокируют саму возможность самостоятельно передвигаться.
  И тем более, многочисленные переломы ребер у А(С). Золотарева и двухсторонние переломы ребер у Л. Дубининой, помешали бы им сохранить нормальную координацию движений, опять же выраженную в их способности идти вниз с горы «нормальным шагом».


  Таким образом, природная стихия Северного Урала, сохранив цепочки следов (столбиков) туристов на склоне, позаботилась о своем алиби, представив доказательства (характер следов туристов) своей непричастности к получению туристами в палатке или возле неё тяжёлых травм, описанных в материалах СМЭ, а также представила доказательства непричастности ураганного ветра как первопричины, вынудившей туристов покинуть палатку. В свою очередь, доказательства непричастности «стихийной силы» к получению серьезных травм туристами в палатке, полностью исключает возможность существования «снежной доски» как травмирующего фактора и первопричины трагедии, сообразно версии Е.В. Буянова, исключая и эту версию из перечня версий причин гибели туристов.


  Как видим, алиби, представленное следствию природной стихией Урала в виде сохраненных на склоне следов туристов, позволяет исключить из списка версий гибели туристов как ураган, так и «снежную доску» Е.В. Буянова, включая другие версии, сообразно которым туристы получили серьезные травмы в палатке.
  В связи с этим, возникает вполне закономерный вопрос: что помешало не травмированным в палатке туристам, сохранившим нормальную координацию движений, выраженную в их способности идти «нормальным шагом вниз с горы», забрать из палатки теплые вещи, острая нужда в которых была жизненно важна в их ситуации? Учитывая, что они вышли из палатки полуодетыми и в большинстве своем разутыми явно не по своей воле, а затем вполне организованно стали спускаться вниз по склону, идя «близко друг к другу, как бы люди шли, держась друг за друга» (Чернышов А. А.), они не могли ни отдавать себе отчет в том, что, уходя от палатки без надлежащей для этого экипировки (обуви и теплых вещей), они обрекают себя на возможное получение обморожений, опасных для жизни большинства их них.
  Можно с уверенностью сказать, что никакая стихийная сила, природного происхождения, не способна вот так сломить волю к жизни одновременно у всех опытных туристов группы Дятлова, которые за многие годы занятием туризмом как раз и набирались опыта выживания в нелегких погодных условиях разных климатических зон СССР, включая Северный Урал в зимнее время года.
  Единственная причина, которая действительно могла их вынудить так неблагоразумно поступить, - это угроза смерти в непосредственной близости от палатки, а, как нам известно, «стихийная сила» не покалечила никого из туристов в палатке и возле неё, что могло хоть как-то быть воспринято туристами в качестве угрозы смертью, исходящей от «стихийной силы» как в палатке, так и возле неё.
  Эти аргументы позволяют нам утверждать, что «стихийная сила», природного происхождения, не могла быть причастной к настолько поспешному выходу туристов из палатки, чтобы они покинули её полуодетыми и в большинстве своем разутыми. «Стихийная сила» также не могла помешать туристам вернуться в палатку за теплыми вещами и обувью, отсутствие которых туристами должно было восприниматься как фактор смертельной угрозы для большинства из них в ближайшие несколько часов. Тем более, что ураганного ветра не было, о чем свидетельствует характер следов туристов ниже палатки.


  Учитывая, что Темпалову В.И. удалось обнаружить только «8 пар следов людей», отсутствие 9-го следа не позволяет утверждать о возможности серьезного травмирования одного из туристов в палатке или возле неё, в результате чего он нуждался бы в помощи своих товарищей из-за неспособности передвигаться самостоятельно. Характер следов транспортировки одного из туристов его товарищами был бы совершенно иным, не соответствуя ни способности этих туристов идти «нормальным шагом вниз с горы», ни описанию цепочек следов, которое мы находим в показаниях Чернышова А. А.: «Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли, держась друг за друга».


  Существует предположение о том, что многие серьезные травмы, описанные в материалах СМЭ, были получены туристами на каменных грядах, которые туристы преодолевали, спускаясь по склону к лесу. Это предположение также не соответствует действительности, противореча показаниям Чернышова А. А., который исследовал и описал следы туристов как выше, так и ниже каменных гряд:

«На каменных грядах следы исчезли, а ниже камней они появились вновь, а затем потерялись. Следы были очень хорошо различимы».


  С учетом того, что «следы были очень хорошо различимы», Чернышов А.А. не отметил изменение характера следов туристов после прохождения ими каменных гряд. Из это следует, что и на каменных грядах туристы не получили серьезных травм, описанных в материалах УД: травм головы и переломов ребер, которые привели бы к значительному измерению характера следов туристов после каменных гряд.


  Таким образом, дамы и господа присяжные заседатели, алиби, предоставленное природной стихией Урала, в виде сохраненных Ею следов туристов на поверхности склона, свидетельствует о непричастности, в частности, урагана в качестве первопричины ухода туристов от палатки, а также свидетельствует о непричастности «стихийной силы» к получению серьезных травм головы и ребер туристами как в палатке, так и на склоне, включая каменные гряды. Характер следов туристов, спускавшихся вниз с горы «нормальным шагом», идя близко друг от друга («как бы люди шли, держась друг за друга»), свидетельствует ещё и о том, что туристы, вполне организованно покинув палатку, также организованно ушли вниз по склону в сторону леса, без каких-либо признаков паники, что обязательно бы отразилось на характере их следов.

   Март 2019

 


  

Доказательство непричастности «стихийной силы» к гибели туристов № 3, присутствующее в УД 
                              Отвечает на вопрос: как туристы покинули свою палатку?


  Существует вполне устоявшееся представление, в частности, среди сторонников природно-стихийных версий о том, что туристы покинули свою палатку не через её штатный вход/выход, а через большой разрез на правом от входа в палатку её скате, обращенном вниз по склону.
  В доказательство этого приводится заключение экспертизы палатки, в которой перед экспертом Чуркиной Г.Е. были поставлены лишь два вопроса:


«1. Имеются ли разрезы палатки группы Дятлова?
2. Если имеются разрезы, то сделаны ли они с внутренней стороны или с наружной?

ОСМОТР И ИССЛЕДОВАНИЕ
Туристическая палатка группы туристов под руководством Дятлова, обнаруженная на месте происшествия, представлена на исследование в беспорядочно-скомканном виде.
Для воссоздания обстановки, близкой к обстановке места происшествия, данная палатка при помощи и консультации туриста Юдина Ю. была натянута и укреплена в таком виде, как она обычно разбивается туристами на привале (см. примерную схему № 1).
Сшита палатка из толстой хлопчатобумажной ткани защитного цвета. Общая длина палатки (по коньку) равна 4м.33см, длина одного скоса - 1м.14см, общая ширина примерно 2 м. Высота палатки зависит от её установки. …

Фото 1 Схема палатки

(Под схемой палатки на фото №1 написан от руки следующий текст:
«Фото №1. Примерная схема палатки группы Дятлова. Заштрихованы отсутствующие лоскуты ткани. Разрезы отмечены красными стрелками. Разрывы отмечены не все».)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В туристической палатке группы Дятлова на правом скосе полотна, образующего крышу, три повреждения длиной примерно 32, 89, и 42 см. /условно обозначенные № 1, 2, 3/ возникли как результат воздействия каким-то острым оружием /ножом/, т.е. являются разрезами.
Все указанные разрезы нанесены с внутренней стороны из палатки.
Печать
ЭКСПЕРТ СТ. НАУЧН. СОТРУДНИК Чуркина (подпись) /ЧУРКИНА/»


  Как видим, заключение эксперта Чуркиной Г.Е. действительно подтверждает наличие на ткани ската палатки 3-х разрезов (ножом), сделанных с внутренней стороны палатки.
  Однако эта экспертиза не отвечает на главный вопрос: о самой возможности существования большого разреза, проходившего через весь скат палатки, который (разрез) единственно позволил бы туристам покинуть палатку через него, как принято считать сторонниками, в частности, природно-стихийных версий гибели туристов.
  Если бы перед экспертом Чуркиной Г.Е. поставили вопрос о возможности существования большого разреза, то, думаю, она оказалась бы в большом затруднении, как и всякий разумный человек, перед которым встал бы такой вопрос.
  Попытка ответить утвердительно на вопрос о возможности существовании большого разреза, пригодного для выхода туристов через него из палатки, порождает необходимость получения вразумительного ответа на более важный вопрос: о причине исчезновения двух отсутствующих лоскутов ткани, заштрихованных на схеме палатки. Эта задача усложняется многократно тем, что гипотетически присутствовавший на полотне ската большой разрез должен был рассечь надвое каждый из двух отсутствующих лоскута ткани, заштрихованных на схеме палатки экспертом Чуркиной Г.Е., чему соответствует схема палатки, адаптированная под версии с присутствием большого разреза, приведенная ниже.

Схема палатки адаптированная под большой разрез

  В итоге следует ответить на вопросы о причинах исчезновения каждого из уже четырех лоскутов ткани, отмеченных римскими цифрами I, II, III и IV на схеме палатки (F1pD_pD-ad-nk-vers 750X.jpg), что усугубляется ещё и необходимостью найти объяснение, по крайней мере, присутствующему на этом полотне ската лоскуту ткани под номером V, который разделяет отсутствующие лоскуты ткани I и III.
  Без получения вразумительных ответов на эти вопросы нельзя утверждать о возможности существования большого разреза.

  Задача поиска этих ответов усложняется ещё и тем, что два заштрихованные и отсутствующие лоскута ткани на схеме палатки имеют схожие очертания как по размеру, так и по своей форме, близкой к прямоугольной. Если бы они не были разделены большим разрезом, пока гипотетического происхождения, то отсутствие этих двух идентичных по размеру и форме лоскутов ткани можно было бы признать следствием целенаправленных (преднамеренных) человеческих действий по извлечению из полотна ската палатки двух идентичных по размерам и форме лоскутов ткани.


  Начнем с того, что сами туристы, покидая палатку через этот пока ещё гипотетический большой разрез, сообразно природно-стихийным версиям, не имели даже времени что-то там осмысленно вырывать из полотна ткани палатки, потому что у них не было вообще времени даже для извлечения из палатки обуви и теплых вещей, в результате чего туристы ушли от палатки вниз по склону полуодетыми и в большинстве своем без обуви, осознанно подвергая себя опасности получения серьезных обморожений.
  По мнению сторонников природно-стихийных версий, отсутствующие лоскуты ткани из полотна ската палатки были вырваны кем-то из поисковиков на разных этапах их работ с палаткой, очевидно, по причине их вандализма. Это утверждение само по себе вызывает большие сомнения в возможности такого явного и непреднамеренного вандализма поисковиков по отношению к палатке Дятлова как вещественной улике в УД о гибели туристов. В результате их действий вполне могли появиться какие-то дополнительные разрывы ткани этого ската палатки, в чем вряд ли можно сомневаться.
  Непреднамеренно или совершенно случайным образом ни поисковики в конце февраля - начале марта, и ни кто-либо другой не имели возможности вырвать четыре независимо расположенных друг от друга лоскута ткани вполне определенной формы из полотна ската палатки так, чтобы результаты этих совершенно случайных и непреднамеренных действий вандалов предстали бы перед экспертом Чуркиной Г.Е. в виде двух отсутствующих лоскута ткани, идентичных по размеру и форме, заштрихованных ею на схеме палатки.
  Это ещё усугубляется для гипотетических вандалов, якобы совершенно случайным образом независимо друг от друга вырывавших четыре лоскута ткани вполне определенной формы, присутствием на полотне ската палатки куска ткани под номером V, расположенного между отсутствующими кусками ткани I и III. Почему эти вандалы его-то оставили?


  Принципиальная невозможность получения вразумительного ответа на вопрос о причине исчезновения четырех лоскутов ткани, в сумме своей составляющих два идентичных по размеру и по форме лоскута ткани, отмеченные штриховкой экспертом Чуркиной Г.Е. на схеме палатки, позволяет отрицательно ответить на вопрос о возможности существования большого разреза.
  Таким образом, результаты экспертизы палатки вполне определенно и положительно отвечают на вопрос о наличие 3-х разрезов (ножом) на полотне ската палатки, сделанных с внутренней её стороны, однако эти же результаты экспертизы, сообразно уже схеме палатки на фото №1, категорически отрицают возможность существования большого разреза, через который туристы якобы покинули палатку, сообразно любой версии «стихийной силы».
  Следовательно, туристы группы Дятлова покидали палатку через её штатный вход/выход перед тем, как начать организованно спускаться вниз по склону, и они уж точно не портили свое имущество, как единственное свое убежище, покидая палатку явно не по своей воле.
  Поисковики отмечали, что палатка уже была разорвана, когда они её обнаружили, поэтому можно сделать вполне оправданный вывод о том, что два отсутствующие лоскуты ткани, идентичные по размерам и своей форме, уже отсутствовали до того, как поисковики обнаружили палатку. Впоследствии, эти лоскуты ткани не были обнаружены поисковиками и следователями прокуратуры ни в палатке, ни возле неё.


  Трудно заподозрить «стихийную силу» в том, что именно она, не столько "пользовалась" ножом, делая небольшие разрезы на полотне ската палатки (32, 89, и 42 см.), сколько "умудрилась вырвать" из полотна ската два идентичных по размерам и по форме лоскута ткани, расположенных на полотне ската отдельно друг от друга. А при гипотетическом условии существования большого разреза, «стихийная сила» должна была умудриться вырвать уже не два лоскута, а четыре лоскута ткани вполне определенных размеров и формы…
  Принципиальная невозможность существования большого разреза на полотне ската палатки категорически отрицает причастность «стихийной силы» к начальному этапу развития трагических событий в палатке и возле неё, дополняя собой алиби «стихийной силы», предоставленное природной стихией Урала, позаботившимися о сохранности следов (столбиков) туристов на склоне.


  Перед тем, как проводить ситуационную экспертизу по моделированию выхода туристов из палатки через большой разрез в её скате, Генпрокуратуре в 2019г следовало бы сначала доказать принципиальную возможность существования этого большого разреза, опираясь на результаты экспертизы палатки Дятлова 1959г.
  Думаю, ученых из Академии Наук России не затруднит дать свое экспертное заключение о принципиальной невозможности присутствия на полотне ската палатки Дятлова большого разреза, проходившего через два отсутствующих лоскута ткани, заштрихованных экспертом Чуркиной Г.Е. на схеме палатки (фото №1), поскольку найти разумное объяснение исчезновению 4-х лоскутов ткани вполне определенной формы и размеров в результате чьих-либо совершенно непреднамеренных и случайных действий не представляется возможным.
  Вот отсутствие двух цельных лоскутов ткани, заштрихованных экспертом Чуркиной Г.Е. на схеме палатки (фото №1), неразделенных гипотетическим большим разрезом, вполне объяснимо результатами чьих-то преднамеренных действий, не имевших никакого отношения к «стихийным силам» Урала.
  На странице Палатка Дятлова этого расследования приведено более детальное исследование причин принципиальной невозможности существования большого разреза, применительно к действиям поисковиков Слобцова Б.Е и Шаравина М.П., которые удаляли подручными средствами надутый на палатку твердый снег, толщиной 15-20см, чтобы убедиться в отсутствии людей в палатке.
   Март 2019

 


  

Доказательство непричастности «стихийной силы» к гибели туристов № 4, присутствующее в УД
(Доказательство непричастности «стихийной силы» к получению туристами большинства из серьезных травм головы и грудной клетки, описанных в материалах СМЭ)


  Отсутствие достоверных доказательств причастности «стихийной силы» к гибели туристов в материалах УД, тем не менее, не помешало прокуратуре в 1959г именно «списать» гибель туристов на «стихийную силу, преодолеть которую туристы были не в состоянии» (из постановления о прекращении УД о гибели туристов, 28 мая 1959г).
  Единственным документом в УД, в котором сделана попытка обосновать выводы о причастности «стихийной силы» к гибели туристов как причине их гибели, является постановление о прекращении УД. Поэтому следует оценить достоверность приведенных в нем обоснований окончательного вывода прокуратуры о причине гибели туристов, в частности, основанных на результатах судебно-медицинской экспертизы (СМЭ).
     а)   Из постановления о прекращении УД о гибели туристов:

«Судебно-медицинской экспертизой установлено, что Дятлов, Дорошенко, Кривонищенко и Колмогорова скончались от действия низкой температуры (замерзли), ни один из них не имел телесных повреждений, не считая мелких царапин и ссадин. Слободин имел трещину черепа длиной 6 см., которая разошлась до 0,1 см., но умер Слободин от охлаждения».


  Утверждение о том, что ни один из четырех туристов «не имел телесных повреждений, не считая мелких царапин и ссадин» противоречит материалам СМЭ, ещё и грубо игнорируя причинно-следственную связь температурных условий, в которых находились туристы, с их травмами в области головы, которые, в свою очередь, могли послужить причиной потере сознания с последующим быстрым замерзанием насмерть:

У Юрия Дорошенко: «в области козелка и мочки правой ушной раковины плотные участки буро-красного цвета размером 6х1,6 см, на левой ушной раковине в области козелка участок такого же цвета размером 4х1см пергаментной плотности».


У Юрия Кривонищенко: «в правой височной области и затылочной области разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы.
В левой височной области две ссадины буро-красного цвета пергаментной плотности, размером1,2х0,3 см и 1х0,2 см.»


У Игоря Дятлова: «в области левой надбровной дуги ссадина буро-красного цвета, пергаментной плотности, возвышается над поверхностью кожи;
… на спинке носа и кончике участок буро-красного цвета пергаментной плотности, размеров 2 х 1,5 см., в области обеих скул ссадины буро-красного цвета под сухой коркой размером 3 х 1,5 х 1 см, 3 х 0,5 см., - слева, а справа мелкие ссадины.»


У Зины Колмогоровый: «в области правого лобного бугра ссадина темно-красного цвета размером 2х1,5см плотная на ощупь, рядом с ней участок бледно-серого цвета размером 3х2см, доходящий до правой брови.
В правой височно-скуловой области осаднение кожи неправильной формы буро-красного цвета размером 6-7х5см;
На верхнем веке левого и правого глаза участок осаднения кожи тёмно-красного цвета размером 5 х 1 см и 0,5 х 0,5 см.
… на спинке носа ссадина бурокрасного цвета размером 1 х 0,7 см., на кончике носа такая же ссадина пергаментной плотности размером 2 х 1 см.
В области скуловых дуг, щек и подбородка множество ссадин различной формы и величины под сухими бурого цвета корками размерами от 6 х 2 см. ... и меньше.»


У Рустема Слободина, кроме указанной в постановлении о прекращении УД трещины «черепа длиной 6 см., которая разошлась до 0,1 см.», в материалах СМЭ присутствуют ещё разлитые кровоизлияния в области левой и правой височных мышц: «в области левой и правой височных мышц разлитые кровоизлияния с пропитыванием мягких тканей».


  Как видим, приведенные выше описания травм в области головы у этих туристов, согласно материалам СМЭ, недопустимо интерпретировать как «мелкие царапины и ссадины», на фоне отрицания у них «телесных повреждения», как это сделала прокуратура в заключении о прекращении УД: «ни один из них не имел телесных повреждений, не считая мелких царапин и ссадин».
  Прокуратура явно проигнорировала необходимость комплексного исследования материалов СМЭ, в частности, травм в области головы этой пятерки, а также связи травм головы с возможной потерей сознания в условиях пониженной температуры, что и способствовало быстрому замерзанию туристов, как причине их смерти.


     б)   Из постановления о прекращении УД:

«Судебно-медицинским вскрытием трупов установлено, что смерть Колеватова наступила от действия низкой температуры (замерз), Колеватов не имеет телесных повреждений».


  Утверждение о том, что А. Колеватов не имел телесных повреждений также не соответствует действительности, т.к. судмедэксперт Возрожденный Б.А. описал не царапину и не ссадину, а именно рану все также на голове А. Колеватова:

«За правой ушной раковиной, в области сосцевидного отростка, рана неопределенной формы размером 3х1,5х0,5см, проникающая до сосцевидного отростка».


  Травмы головы наиболее опасны были для жизни туристов особенно в условиях низкой температуры (– 20 гр.), чему, по всей видимости, преднамеренно не придала значение прокуратура в 1959г, судя по тому, что в постановлении о прекращении УД вообще утверждается об отсутствии телесных повреждений у А. Колеватова.


     в)   Из постановления о прекращении УД:

«Смерть Дубининой, Тибо-Бриньоль и Золотарева наступила в результате множественных телесных повреждений. У Дубининой имеется симметричный перелом ребер: справа 2, 3,4,5 и слева 2, 3, 4, 5, 6, 7. Кроме того, обширное кровоизлияние в сердце.
Тибо-Бриньоль имеет обширное кровоизлияние в правую височную мышцу - соответственно ему - вдавленный перелом костей черепа размером 3 х 7 см., с дефектом кости 3 х 2 см.
Золотарев имеет перелом ребер справа 2, 3, 4, 5 и 6 по окологрудной и средне-ключичной линии, что и повлекло его смерть».


  Травмы этих трех туристов являются вообще прижизненными и несовместимыми с жизнь, поэтому они и умерли, не успев замерзнуть насмерть, как все остальные их товарищи. Как следует из текста постановления о прекращении УД, прокуратура явно не озаботилась доказательствами причастности «стихийной силы» к гибели этих трех туристов, причина смерти которых уже не была связана с замерзанием.


  Мало того, что прокуратура исказила в постановлении о прекращении УД результаты СМЭ у 5 из 9 туристов, так она ещё и проигнорировала необходимость комплексного исследования, в частности, травм головы у туристов, наиболее опасных в условиях пониженных температур их пребывания, что является обязательным требованием по исследованию доказательств:

«Вначале каждое из доказательств исследуется в отдельности, затем переходят к сопоставлению различных доказательств друг с другом и в совокупности».


  Вполне очевидно, что прокуратура в 1959г проигнорировала необходимость исследования травм головы у большинства из туристов в своей совокупности. Прокуратуре следовало бы установить природу той «стихийной» или иной силы, которая была способна «наносить» туристам травмы так избирательно, что 5 туристов получали травмы головы в области виска (уха), а трое из них получили травмы в области виска (уха) аж с двух сторон головы – Ю. Дорошенко, Ю. Кривонищенко, Р. Слободин. Да и у И. Дятлова и З. Колмогоровой также присутствовали на лице травмы (последствия травмирования лицевой части головы), которые никак не соответствуют формулировке: «не считая мелких царапин и ссадин», из постановления о прекращении УД.
  Травмы головы туристов следует подвергнуть комплексному исследованию, в совокупности с травмами, несовместимыми с жизнью трех туристов: А. (С.) Золотарева, Л. Дубининой и Н. Тибо-Бриньоля, на предмет причастности к ним «стихийной силы» как возможной причины их получения туристами.

  Можно с уверенностью утверждать, что никакая «стихийная сила», природного происхождения, не способна вот так избирательно «травмировать» большинство из туристов, «причиняя» им травмы, преимущественно головы, да ещё и «нанести» несовместимые с жизнью травмы А. (С.) Золотареву, Л. Дубининой и Н. Тибо-Бриньолю.


  Некоторые сторонники природно-стихийных версий в своих тщетных попытках доказать причастность «стихийной силы» к гибели туристов доходят до того, что фантазируют о посмертной причине происхождения травм трех туристов, противореча выводам судмедэксперта Возрожденного Б.А.
  Другие сторонники природно-стихийных версий фантазируют о какой-то эфемерной пещере в овраге, свод которой обрушился на этих троих туристов, став причиной их травм и смерти. Они, по всей видимости, рассуждая о возможности существования такой пещеры, якобы вырытой туристами в овраге, опираются на свое восприятие состояния снега в овраге на момент обнаружения настила там в начале мая 1959г, сообразно фото обнаружения настила в овраге.

Фото настила в овраге, май 1959г


  Как известно, в апреле-мае в этом регионе Урала уже происходит интенсивное таяние снега в лесу с пропитыванием его влагой, уплотняющей и, отчасти, цементирующей более глубокие пласты снежного покрова, просачиваясь через них. Вполне возможно, что в мае месяце кто-либо и мог вырыть пещеру в овраге, заполненном «весенним» по своему состоянию снегом, однако туристы группы Дятлова погибли в овраге вечером-ночью 1 февраля 1959г, т.е. за три месяца до их обнаружения там. Поэтому следует оценить состояние снежного покрова на конец января в этом овраге, который, как известно, расположен в лесу. В этом нам могут помочь дневниковые записи туристов за 30-31 января, когда они прокладывали свою лыжню по целине, направляясь вдоль русла р. Ауспии к перевалу в долину р. Лозьвы.


«30 января 1959 года.

Оленья тропа кончилась, началась торная тропа, потом и она кончилась. Шли целиной, очень трудно, снег до 120 см глубиной».
«31 января 1959 года.
Идти сегодня особенно тяжело. След не видно, часто сбиваемся с него или идем ощупью. Таким образом, проходим 1,5-2 км в час.
Вырабатываем новые методы более производительной ходьбы. Первый сбрасывает рюкзак и идет 5 минут, после этого возвращается, отдыхает минут 10-15, после догоняет остальную часть группы. Так родился безостановочный способ прокладывания лыжни».


  Проблемы туристов по прокладыванию лыжни, когда они двигались вдоль Ауспии по целине, как раз и были связаны с глубоким целинным снегом в лесу, утопая в котором на лыжах им и пришлось выработать такой трудоемкий «безостановочный способ прокладывания лыжни». Это, в свою очередь, нам позволяет судить о состоянии целинного снежного покрова в овраге, который был таким же рыхлым (неплотным) и рассыпчатым, позволявшим туристам уже без лыжа ещё глубже проваливаться в него.

  Из такого целинного снега в овраге, соответствующего концу января, было бы бессмысленно рыть пещеру, свод которой обрушившись, мог лишь окатить таких незадачливых копателей пещеры мягким и пушистым снегом. Да и глубина снега в овраге 1 февраля была значительно меньшей, чем к концу февраля, когда начались поиски пропавших туристов.
  Так что и эту попытку сторонников природно-стихийных версий, объяснить получение тяжелейших травм А (С). Золотарева, Л. Дубининой и Н. Тибо-Бриньоля в результате обрушения свода пещеры, нельзя признать состоятельной и соответствующей действительности.
  Вопрос о причастности «стихийной силы» к получению смертельных травм этими тремя туристами в овраге так о остается открытым, сообразно природно-стихийным версиям гибели туристов, поэтому и прокуратура не смогла хоть как-то связать эти травмы со «стихийной силой», ограничившись лишь простым их перечисление в постановлении о прекращении УД.


  Закономерным выводом из отрицания причастности «стихийной силы» к гибели туристов будет лишь констатация факта причастности к гибели туристов «других людей» или других аналогичных факторов, а это уже криминал (преступление), следы которого прокуратуре не удалось обнаружить, как это следует из постановления о прекращении УД.
  Прокурор Л.Н. Иванов, подписавший в 1959г постановление о прекращении УД о гибели туристов, покаялся перед родственниками погибших туристов в 1990г и попросил у них прощение в статье, опубликованной в газете «Ленинский путь» города Кустанай, признав несостоятельность причины гибели туристов, указанной в постановлении о прекращении УД: «следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии».
  Пытаясь найти оправдание своим действиям в 1959г, Л.Н. Иванов отмечает следующее:

«В свое время я пытался сделать все, что мог, но в стране была в то время, как говорят юристы, «неодолимая сила», победить ее стало возможным только теперь».


  Намерения Генпрокуратуры, в рамках проведения ею в 2019г проверки УД о гибели туристов, конкретизировать одну из трех «стихийных сил» (лавина, снежная доска, ураган) как причину гибели туристов, свидетельствует лишь о том, что та «неодолимая сила», о победе над которой писал Л.Н. Иванов в 1990г, возродилась вновь, став явью в современной России.
   Март 2019г


  

Попытка дискредитировать в СМИ алиби «стихийной силы» и фейк о фонарике И. Дятлова


  После публикации в материалах данного расследования доказательства непричастности «стихийной силы» к гибели туристов №2, и последующего его обсуждения на одном из самых популярных форумов по теме трагедии группы Дятлова - taina.li, в СМИ была предпринята попытка навязывания рядовым обывателям идеи категорического отрицания общеизвестного факта - принадлежности следов на склоне, обнаруженных поисковиками 26-27 февраля 1959г, туристам группы Дятлова.


  Участвуя в обсуждении Тайны Перевала Дятлова на радио «Комсомольская правда» ("Тайна Перевала Дятлова | Эксклюзив. Первые подробности экспедиции ": https://youtu.be/d4jmsTLGQCw), судмедэксперт Эдуард Туманов и специальный корреспондент «КП», Наталья Варсегова, представленная также в роли эксперта, на основании личного опыта посещения перевала Дятлова в марте 2019г, единодушно заявили о категорической невозможности сохранения следов туристов на склоне в течение 4-5 недель, т.е. с 1 февраля до начала марта, о чем эти «следопыты протрубили» на всю страну, таким образом, дискредитируя свидетельские показания в УД опытных туристов и местных жителей, подробно исследовавших цепочки следов (столбиков) на склоне в конце февраля – начале марта 1959г.
  Почему-то никто из опытных туристов и местных жителей, участвовавших в поисках туристов, не усомнился в принадлежности туристам группы Дятлова цепочек следов на склоне, протянувшихся от палатки вниз по склону в направлении леса, где впоследствии и были обнаружены тела туристов. Это нашло ещё и дополнительное подтверждение в отсутствии обуви у первых пяти туристов, обнаруженных у кедра (2-е) и на склоне (3-е), которые, что вполне очевидно, спускались от палатки вниз по склону в носках. А именно следы людей в носках и были зафиксированы в свидетельских показаниях:

«Следы, ведущие вниз по склону от палатки, были действительно довольно четкие. … Похоже, что в некоторых местах видны отпечатки голых ступней. Большинство же следов сделаны ногами в носках» (из показаний Лебедева В. А.).
«Следы были очень хорошо различимы. В отдельных следах было видно, что человек шел или босой, или в одном хлопчатобумажном носке, т.к. отпечатались пальцы стопы» (из показаний Чернышова А. А.).


  Эти двое «следопытов-экспертов», взявшихся отрицать возможность сохранения следов туристов на склоне в течение месяца и дольше, даже не удосужились прочесть и осмыслить показания Чернышова А.А. в УД, подробно исследовавшего цепочки следов на склоне, и описавшего в своих свидетельских показаниях механизм образования и длительной сохранности в горах следов в виде столбиков:

«В силу особенности ветров, в горах хорошо сохраняются следы, причем они видны бывают не в виде углублений, а в виде возвышения столбиков – снег под следом остается спрессованным и не выдувается, а вокруг следов снег выдувается. Под действием солнечных лучей след снеговой еще более твердеет и в таком виде сохраняется всю зиму».


  В качестве первого аргумента, якобы опровергающего общеизвестный факт принадлежности следов на склоне погибшим туристам, Э. Туманов и Н. Варсегова приводят примеры заполнения снегом ранее вырытых кем-то на заснеженном склоне локальных углублений (ям), что само по себе вообще является фактом, не подлежащим сомнению в условиях снегопадов или простого перемещения снега по склону в виде поземки, гонимой ветром.
  В качестве второго аргумента, придающего им уверенность в своей правоте, они апеллируют к вполне очевидной и высокой вероятности снегопадов в этой местности в течение 4 недель, отделяющих 1 февраля 1959г от конца февраля, когда и была обнаружена палатка туристов и следы на склоне.
  Таким образом, по мнению этих «следопытов-экспертов», сообразно их аргументации, каждый снегопад в течение февраля 1959г обязательно должен был приводить к тому, что следы туристов на склоне, оставленные ими 1 февраля, погружались бы все глубже и глубже в толщу снега на склоне, заметаемые вновь выпавшим снегом, что и вселяет в них уверенность в невозможности сохранения на поверхности склона следов туристов месячной давности.


  Все эти аргументы Н. Варсеговой и Э. Туманова вполне справедливы лишь для лесной местности, отличающейся от открытых горных склонов отсутствием сильных ветров, что, по всей видимости, ими было преднамеренно проигнорировано.

  Погодные же условия на открытых горных склонах приводят не столько к постоянному отложению (местами) на склоне вновь выпавшего снега, сколько к тому, что в результате сильнейших ветров ранее выпавший снег часто сдувается самым безжалостным образом, обнажая от снега, как известно в нашем случае, даже каменные гряды, включая цепочки следов туристов в виде столбиков, что и обусловило сохранность цепочек следов туристов в течение более месяца. Этот механизм образования и сохранения в горах следов в виде столбиков описан в показаниях Чернышова А.А., приведенных выше, что вполне по силам осмыслить даже мало-мальски образованному человеку.
  Могу лишь предположить, что судмедэксперт Э. Туманов мог и не знать нюансы материалов УД, касающихся показаний свидетелей, подробно исследовавших и описавших цепочки следов туристов. Однако, специальный корреспондент «КП», Н. Варсегова, позиционирует себя как эксперт в деле исследования трагедии группы Дятлова, из чего следует, что ей-то должны быть известны эти материалы УД. Поэтому её участие в дискредитации свидетельских показаний опытных туристов и местных жителей, не сомневавшихся в принадлежности следов на склоне туристам группы Дятлова, свидетельствует лишь о её субъективизме, граничащим с элементарной технической безграмотностью, выраженной в неспособности адекватно воспринимать описание механизма образования и сохранности следов в горах в виде столбиков, которое присутствует в показаниях Чернышова А.А. УД о гибели туристов.


  Это далеко не единственная попытка спецкора «КП», Н. Варсеговой, ввести своих читателей (слушателей) и в целом общественность в заблуждение, как результат, в частности, и её технической безграмотности, что не исключает и наличие иных причины для этого. Например, ещё совсем недавно она уверяла своих слушателей и читателей в том, что батарейка (гальванический сухой элемент - химический источник тока) фонарика, обнаруженного поисковиками на скате палатки туристов 26 февраля 1959г, за месяц пребывания на морозе должна была обязательно разрядиться, и фонарик, если бы он принадлежал туристам группы Дятлова, зажечься никак не мог, что абсолютно созвучно по своей технической безграмотности – её отрицанию принципиальной возможности сохранения в горах следов месячной давности в виде столбиков.
  В очередной статье «КП», посвященной трагедии группы Дятлова, спецкоры «КП» преподносят, по сути, фейковую загадку о фонарике следующим образом:

«Новые тайны перевала Дятлова: загадочные травмы туристов и забытый в снегу фонарик
6. Фонарик
Одна из загадок - найденный 26 февраля на скате брошенной палатки фонарик. Студент-поисковик Борис Слобцов включил его, и фонарь зажегся. Это отражено в уголовном деле.

А самое главное: его батарейка на февральском морозе потеряла бы заряд максимум через трое-четверо суток, как нам сказали специалисты - производители батареек. Но, отмечают специалисты, были в те времена и дорогие спецбатарейки, доступные только военным. Такая батарейка могла сохранить заряд, пролежав на морозе с месяц.
В уголовном деле, увы, тип батарейки не указан. И остается только предполагать: возможно, фонарик забыл на скате какой-то человек, побывавший у палатки буквально за считаные сутки или даже часы до прихода поисковиков. А если фонарик забыл человек, побывавший там сразу после ЧП, то этот человек, выходит, военный, имевший спецбатарейку.
Можно строить самые невероятные домыслы насчет этих странностей. Но мы не беремся фантазировать и рассчитываем когда-то найти объяснение всем загадкам с помощью работников Свердловской прокуратуры».
(https://www.ural.kp.ru/daily/26959.3/4011942/)


  «Рассказывая байки» про то, что отечественная промышленность в те времена выпускала холодостойкие батарейки лишь для военного предназначения, вбрасывается предположение о каком-то военном, забывшим свой фонарик на палатке незадолго до обнаружения её поисковиками. Это предположение самым неприглядным образом противоречит материалам УД, согласно которым фонарик, обнаруженный на палатке, принадлежал И. Дятлову, поэтому он никак не мог принадлежать вымышленному спецкорами «КП» военному.
  Из свидетельских показаний Слобцова Б.Е.:

«на палатке на снегу лежал фонарь карманный, китайский, который, как установили впоследствии, принадлежал Дятлову.
Фонарик взял я первым и обнаружил, что он не был включен. Когда включил, зажегся».


  Даже этот фрагмент статьи «КП» свидетельствует об тривиальном искажении спецкорами «КП» информации, фигурирующей в материалах УД.
  Следует, конечно, уточнить, что авторы этой «фейковой загадки» ссылаются на каких-то оставленных ими в безвестности специалистов в области производства батареек, утверждавших, что «батарейка на февральском морозе потеряла бы заряд максимум через трое-четверо суток».
  Как правило, отсутствие конкретной информации в публикациях «КП» на тему Перевала Дятлова о личности того или иного «консультанта-специалиста», к услугам которого прибегают журналисты, с большой долей вероятности свидетельствуют, что этим консультантом может оказаться, назовем его так, «кремлевский бот», распространяющий фейковую информацию под видом своего «экспертного заключения». По сути, пользуясь технической безграмотностью спецкоров «КП», по всей видимости, их просто ввели в заблуждение столь же технически безграмотные «специалисты», в чем можно будет легко убедиться. В любом случае, конечная ответственность за фейковую информацию, лежит на журналистах, как её распространителях в СМИ.

  С тем же успехом, настаивая на том, что «батарейка», которая является химическим источником тока, за месяц пребывания фонарика Дятлова на морозе должна была разрядиться («потеряла бы заряд максимум через трое-четверо суток»), Н. Варсегова могла бы настаивать и на том, что мясо в морозильнике холодильника испортится быстрее, чем при комнатной температуре. И то, и другое утверждение в равной степени абсурдно.


  Дело в том, что сама по себе зависимость емкости гальванических элементов и батарей (химические источники тока) от температуры, не подразумевает безвозвратную потерю емкости при понижении температуры, поскольку с ростом температуры (до + 60°С) их емкость увеличивается.

«Изменение температуры сухих элементов и батарей почти не влияют на величину э.д.с. (электродвижущей силы) элемента. Электродвижущая сила элемента определяется химическими свойствами активных материалов — электролита и электродов и не зависит от их размеров. Только при температурах, близких к температуре замерзания электролита, э. д. с. элемента резко падает». Однако замерзшие до такой степени элементы после их отогревания восстанавливаются, что, без сомнения, важно в нашем случае. 

 

  Безвозвратная же потеря емкости сухих элементов и батарей происходит в результате саморазряда, т.е. вследствие самопроизвольно протекающих внутри него химических процессов. А один из наиболее эффективных методов борьбы с саморазрядом сухих элементов и батарей, особенно, для обеспечения их длительной сохранности — это создание благоприятных для этого температурных условий хранения, соответствующих «температуре, желательно, ниже нуля»

«Хранение элементов и батарей
Все сухие элементы и анодные батареи, независимо от их типа и назначения, следует хранить в сухом, прохладном месте и при температуре, желательно, ниже нуля, не допуская отсырения батарей». («Химические источники тока», А.П. Окатов, Госхимиздат, 1948)


  Таким образом, температурные условия пребывания фонарика И. Дятлова на февральском морозе с 1 по 26 февраля 1959г (в выключенном состоянии) соответствовали наилучшим условиям хранения сухих элементов и батарей, которые (условия) как раз и снижали саморазряд батареек фонарика Дятлова, препятствуя безвозвратной потере их емкости («заряда»). Как видим, это полностью противоречит заверениям так называемых «специалистов в области производства батареек», которых спецкоры «КП» привлекли в качестве безымянных «экспертов»: «батарейка на февральском морозе потеряла бы заряд максимум через трое-четверо суток».


  Приведенным выше фактом: соответствия пониженной температуры хранения сухих элементов и батарей наилучшим условия для их длительной сохранности, дело не ограничивается, поскольку отечественная промышленность в те времена давно уже выпускала несколько типов сухих элементов и батарей, в частности и для карманных фонарей (общего применения), предназначенных для разных температурных условий их эксплуатации:

«Сухие элементы обозначаются символом С.
Особенностью сухих элементов является то, что электролит в них содержится в виде пасты. Это делает их удобными в эксплуатации, так как они всегда готовы к действию. Поэтому сухие элементы более широко применяются в практике, нежели остальные. Эти элементы применяются, главным образом, для обслуживания телеграфных и радиоустановок, для питания карманных фонарей и т. д.
Американская промышленность до войны не изготовляла хладостойких паст. В этом отношении в СССР большая работа была выполнена Г. Г. Морозовым и Н. С. Криволуцкой, которые еще до войны разработали хладостойкие пасты двух типов: X для работы элементов от —50 до + 40° и У для работы от —50 до + 60°». («Химические источники тока», А.П. Окатов, Госхимиздат, 1948)


  Выпускаемые отечественной промышленностью не холодостойкие элементы отмечались буквой «Л», входящей в условное обозначение типа; холодостойкие – буквой «Х»; универсальные – буквой «У».

«Температурные интервалы работоспособности:
       Сухих элементов                                                Сухих батарей
Летние от - 20 до + 60°;                     «Л»          Летние от - 20 до + 60°;
Холодостойкие от - 40 до +40°;        «Х»           Холодостойкие от - 50до + 40°;
Универсальные от - 40 до + 60°;      «У»           Универсальные от - 50 до + 60°»
(Справочник радиолюбителя. 1958г)


  К началу 1959г отечественная промышленность выпускала для карманных фонарей, в частности, холодостойкие и универсальные сухие элементы и батареи общего применения:
     1.  Элементы D, имевшие торговую марку «Сатурн» и наименование 1,6-ФМЦ-у-3,2 (старое наименование 1-КС-у-3), со следующими характеристиками:
напряжение - 1, 6в; емкость - 3,2 ампер-час, при температуре от +20 до +25°С; продолжительность работы – 32 часа; гарантированная сохранность – 12 месяцев, сопротивление внешней цепи – 10 ом; вес – 105 гр.
  Буква «У», входящая в условное обозначение этого типа батарейки, означала, что она предназначена для работы в диапазоне температур от – 40 до + 60°С.
  Буква «Ф» - фонарная, «МЦ» - марганцево-цинковая, «К» - карманная, «С» - сухая.


     2.  Фонарные марганцево-цинковые батареи двух типов:
   а) 3,7-ФМЦ-0,5 (старое наименование КБС-л-0,5) со следующими характеристиками:
напряжение – 3, 7в; емкость – 0,5 ампер-час, при температуре от +20 до +25°С; продолжительность работы – 2 часа; гарантированная сохранность – 6 месяцев; буква «л» соответствовала диапазону рабочих температур от - 20 до + 60°С.
  «КБС» - карманная батарея сухая.
   б) 4,1-ФМЦ-0,7 (старое наименование КБС–х–0,7) со следующими характеристиками:
напряжение – 4, 1в; емкость – 0,7 ампер-час, при температуре от +20 до +25°С; продолжительность работы – 3 часа; гарантированная сохранность – 8 месяцев; буква «х» соответствовала диапазону рабочих температур от - 40 до + 40°С.
  Источник: 1) Справочник радиолюбителя. 1958г. 2) Журнал «Радио», №9, 1958г.


  Вполне очевидно, что для военных отечественная промышленность могла изготавливать холодостойкие сухие батареи специального предназначения с диапазоном рабочих температур от – 50 до + 40°С, и универсальные - от - 50 до + 60°С.
  Таким образом, нижняя граница диапазона отрицательных температур отечественных сухих элементов для фонарей (общего применения), которые были доступны в продаже гражданам СССР, отличается от аналогичного параметра сухих батарей военного предназначения всего лишь на 10°С.
  А учитывая, что в группе И. Дятлова трое её участников, включая И. Дятлова, были студентами старших курсов радиотехнического факультета УПИ, и все трое (И. Дятлов – 5 курс, З. Колмогорова - 5, Ю. Дорошенко – 4) были опытными туристами, неоднократно принимавшими участие в зимних походах, а сам И. Дятлов был радиолюбителем ещё с 5-го класса школы, можно не сомневаться в том, что китайский фонарик И. Дятлова был укомплектован специально для условий их зимнего похода 1959г отечественными холодостойкими или универсальными элементами или батареями: 1,6-ФМЦ-у-3,2 или 4,1-ФМЦ-0,7, предназначенными для температурных условий эксплуатации от – 40°С, со сроком хранения не менее 12 или 8 месяцев, соответственно.


  Из приведенных выше технических характеристик отечественных сухих элементов и батарей для фонарей (общего применения), включая информацию о наилучшем способе их сохранности в условиях пониженных температур – «желательно ниже нуля», следует, что батарейки фонарика И. Дятлова, оставленного кем-то на палатке туристов, могли там пролежать ещё и дольше, сохранив все свои первоначальные параметры наилучшим образом в условиях февральских температур от - 40 до - 10°С. Когда же Слобцов Б.Е. включил фонарик И. Дятлова 26 февраля, он действительно должен был зажечься, что является вполне рядовым и очевидным фактом, ведь температура воздуха во время обнаружения палатки Дятлова и его фонарика была в пределах минус 10-20°С.


  Поэтому заверения, в частности, спецкора «КП», Н. Варсеговой, в различных СМИ о том, что фонарик И. Дятлова, пролежав месяц на морозе, не мог зажечься, свидетельствует об её технической безграмотности, непозволительной не столько для журналиста, сколько для «эксперта» в вопросах трагедии группы Дятлова.
  С другой стороны, обе попытки спецкоров «КП» и, в частности Н. Варсеговой, ввести общественность в заблуждение, приведенные выше, преследуют вполне конкретные цели: дискредитировать значимость отдельных материалов УД в угоду нескольких весьма сомнительных версий причины гибели туристов – природной и техногенной.
  Вполне очевидно, что кому-то из влиятельных «кремлевских» интересантов продвижения в среде обывателей России версии «стихийной силы», как «истинной» причины гибели туристов, явно потребовалось дискредитировать через СМИ свидетельские показания из УД 1959г не только поисковиков, но и прокурора г. Ивделя, Темпалова В.И., легализовавших своими показаниями в УД алиби «стихийной силы», доказывающее её непричастность к первопричине гибели туристов.
  Поэтому нет ничего удивительного в том, что спецкоры «КП», подводя итоги обсуждения, в частности, вброшенной ими фейковой загадки о батарейке фонарика И. Дятлова, завершая эту статью, возлагают надежды на помощь работников Свердловской прокуратуры:

«Можно строить самые невероятные домыслы насчет этих странностей. Но мы не беремся фантазировать и рассчитываем когда-то найти объяснение всем загадкам с помощью работников Свердловской прокуратуры».
(https://www.ural.kp.ru/daily/26959.3/4011942/)


    «Вот приедет барин — …»
     Апрель 2019г.

Продолжение следует …