Тайна убийства группы Дятлова
              Расследование
                Алекс Кандр

 


   
Тайна гибели группы туристов Дятлова на северном Урале 1-2 февраля 1959 года уже более 53 лет привлекает внимание пытливых и неравнодушных исследователей, неудовлетворенных как выводами официального расследования 1959 года, так и результатами своих предшественников, заставляя выдвигать новые версии, в попытке дать объяснение многим таинственным фактам этой трагедии, включая причину внезапного оставления палатки туристами в полураздетом состоянии, разный характер ран на телах погибших и многое другое.

   «Новые исследователи постоянно вливаются в ряды тех, кого до глубины души взволновала эта трагедия, как будто души погибших ребят не могут до сих пор успокоиться, тревожат и почему-то не дают покоя...»
   Попыткам приоткрыть завесу тайны этой загадочной трагедии посвящены книги, документальные фильма, статьи, включая интернет-версии, которые дополняются многочисленными исследованиями на форумах.
   Существующее на сегодняшний день многообразие версий гибели группы Дятлова показывает некоторую слабость каждой из них в отдельности, неспособной в своих границах дать убедительное объяснение всем фактам, имеющимся в распоряжении исследователей, прибегая при этом к значительной доле домыслов, окутывающих эту трагедию ещё большим ореолом таинственности.


   В предлагаемом читателям расследовании я попытаюсь дать более простое и реалистичное объяснение многим фактам из уголовного дела (УД) о гибели туристов группы Дятлова, имевшей, по мнению первого следователя по этому делу Коротаева В.И., криминальный характер.
   Цель расследования - выявление убийц, совершивших это жестокое преступление, опираясь в максимальной степени на материалы УД, минимизируя возможные домыслы, являющиеся естественной принадлежностью любой из существующих версий.


   За ходом расследования убийства группы Дятлова будет значительно интересней следить читателям, которые уже хорошо знакомы со многими версиями гибели туристов, располагая всей информацией, относящейся к таинственной трагедии, произошедшей на склоне горы Холатчахль (Холат-Сяхыл). Это избавляет меня от необходимости в интерне-версии своего расследования приводить весьма значительную по объему исходную информацию, многократно повторяющуюся в других интернет-версиях и печатных изданиях в большем или меньшем объеме.

   Остальным читателям порекомендую ознакомиться со следующими источниками информации по этой теме:
   1. «Наш Урал» (http://archive.li/ccxFV)
Версия-реконструкция гибели группы Дятлова (от Станислава Ивлева) по материалам следствия УД, после исследования основных версий гибели группы…
Хорошо и подробно изложены материалы дела с множеством фотографий.
   2. «Смерть, идущая по следу...» Murders
(Попытка историко-криминалистической реконструкции обстоятельств гибели группы свердловских туристов на Северном Урале в феврале 1959 г.) Версия «контролируемой поставки», в которой достаточно полно и основательно приводятся материалы уголовного дела, включая материалы судебно медицинской экспертизы.
   3. Документальный сериал «Тайна перевала Дятлова»
   Тайна перевала Дятлова 1 серия - YouTube
   Тайна перевала Дятлова 2 серия - YouTube

   ...
   Тайна перевала Дятлова 7 серия - YouTube
  

   Не пожалейте своего времени на предварительное ознакомление с исходной информацией и обзором версий, хотя бы в объеме указанных источников, а я в свою очередь постараюсь не разочаровать ваших отложенных ожиданий результатами расследования убийства туристов группы Дятлова.

 


 


   
Это расследование предназначено для широкого круга читателей, необремененных познаниями в астрологии, поэтому также постараюсь в ходе расследования не злоупотреблять астрологической аргументацией, опираясь на известные факты и материалы УД.

 

   Вполне закономерно может показаться, что такое многообразие версий, существующее на сегодняшний день, уже исчерпало ресурс возможных сценариев реконструкции трагических событий 1 – 2 февраля 1959г., способных детально и убедительно объяснить таинственную гибель туристов. Поэтому высказывается достаточно резонное мнение о необходимости новых фактов, неизвестных современным исследователям, способных пролить свет на эту тайну. Одновременно делается предположение, что эти факты могут быть скрыты государством под грифом секретности, подразумевая, что КГБ имел все возможности расследовать причину гибели туристов группы Дятлова, засекретив результаты своего расследования, и это не кажется маловероятным. Поэтому, дескать, лишь после рассекречивания материалов КГБ по этому делу - тайное станет явью, в чем вряд ли можно усомниться в той же степени, в какой выразить сомнение в самом факте рассекречивания этих материалов КГБ.
   Более того, можно констатировать наличие попыток навязать общественности идею о том, что тайна гибели группы Дятлова никогда не будет раскрыта, поэтому узнать истинную причину смерти туристов, нам не дано.


   Однако исследователи этой таинственной трагедии, увлекаясь привлечением домыслов, что вполне естественно для объяснения любого таинственного события или явления, напрочь игнорируют некоторые факты, присутствующие в УД, которые могли бы и без дополнительного домысливания пролить свет на многое из того, что только кажется таинственным. Поэтому вместо поиска новых и неизвестных ранее фактов стоило бы более внимательно исследовать уже известные факты, включая материалы официального УД о гибели группы Дятлова.
   Самое интересное, что имеющихся в распоряжении исследователей этой трагедии материалов вполне достаточно, чтобы дать однозначный ответ на вопрос: как и в результате чего произошла гибель всей группы Дятлова и каждого из них в отдельности.


   В том, что эта трагедия имеет криминальный характер, вряд ли можно усомниться, анализируя характер травм и увечий на телах погибших туристов по результатам судебно медицинской экспертизы. По мнению первого следователя по УД о гибели туристов Владимира Ивановича Коротаева, в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года на безымянном перевале произошло убийство, что дает основание для проведения расследования этого преступления.
   На вопрос, кто совершил убийство группы туристов Дятлова 1-2 февраля 1959 году, т.е. более 53 лет тому назад, можно будет ответить только после изучения материалов УД, а именно той его части, которую проигнорировали другие исследователи. При этом необходимо уточнить особенности того региона (местности), где было совершено преступление, и особенности того времени в истории нашей страны.
   Расследование убийства группы Дятлова, проводимое спустя 53 года, заставляет нас вернуться в те далекие, казалось бы, времена в истории нашей страны, поэтому в первую очередь нам надо прояснить для себя следующее:
     1. Общие характеристики местности, на которой было совершено предполагаемое преступление.
     2. Характерные особенности того времени в истории СССР.
     3. Нюансы поведения жертв трагедии, которые могли бы прояснить мотивацию убийц.


   Все это в избытке присутствует как в материалах УД, так и в «воздухе» той местности и того времени, где и когда произошла эта трагедия.

 


1. Общие характеристики местности


   
Начнем с общих характеристик севера Свердловской области, где проходил маршрут похода группы туристов под руководством Игоря Дятлова. Группа Дятлова отправилась к исходной точке своего маршрута из весьма благополучного по тем временам областного центра Свердловской области г. Свердловска.

   Самые общие характеристики севера Свердловской области - глухая тайга, суровые зимние климатические условия, малочисленное коренное население.
   Последними крупными населенными пунктами на пути туристов к исходной точке маршрута были город Ивдель и поселок Вижай, имевшие весьма специфическое значение по тем временам, формулируемое одним словом – Ивдельлаг, как островков большого архипелага под названием ГУЛАГ.
   Из истории Ивдельлага:

«В середине прошлого века практически вся территория являлась подведомственной спец. учреждениям НКВД.
В 40-х - начале 50-х годов в СССР действовала разветвленная сеть исправительно-трудовых лагерей, интегрированных в экономику страны. Значительная их часть дислоцировалась на Урале. На территории Свердловской области в этот период функционировали следующие лагеря союзного подчинения: Богословлаг, Севураллаг, Востураллаг, Лобвинлаг, Тавдинлаг, Тагиллаг, Ураллаг, Баженовский ИТЛ, ИТЛ-100, Ивдельлаг, Черноисточинский ИТЛ.
Ивдельлаг был организован в 1937 году. Управление Ивдельлага дислоцировалось в городе Ивдель. 1 января 1939 года здесь содержалось 20162 человека, 1,54% от всех “лагерников” СССР. На 16 декабря 1951 года Ивдельлаг состоял из 15 лаготделений, включавших 47 лагпунктов. На 1 марта 1954 года лагерь состоял уже из 8 лаготделений, включавших 27 лагпунктов. Помимо основных лагпунктов, в Лозьве содержалась так называемая «пятая колонна», которую составляли заключённые, присужденные к 15-20 годам особого режима».


   В связи с этим значительная часть населения севера Свердловской области – это заключенные с одной стороны колючей проволоки, и работники Ивдельлага с другой стороны колючей проволоки, включая заключенных, ранее отбывших свой срок и оставшихся на поселение в этой же местности, и бывших сотрудников Ивдельлага, обосновавшихся на жительство в этих же краях.


   Ни для кого не секрет, что Советская Власть под руководством Коммунистической партии, нуждаясь в рабской силе и опираясь на штыки органов госбезопасности (ВЧК, ОГПУ, НКВД ...), умудрилась «нажить» себе миллионные армии условно «врагов народа», принудительно отправляя их в трудовые лагеря для «перевоспитания». Большая часть этих несчастных были ни в чем неповинны, и те из них кому посчастливилось выжить в этом аду, сохраняя при этом крупицы человеческого достоинство, легко адаптировались к жизни на свободе, не унижая себя открытой враждой к Советской Власти.
   Та же часть заключенных, что имела все основания, возможно и уважительные, враждебно относиться к Советской Власти, в подобных условиях выживания только закалялась в своей вражде и ненависти, поэтому «разглагольствования» партийной пропаганды о врагах народа, в сущности, были весьма обоснованными.
Даже не относящиеся враждебно к Советской Власти до своего ареста бывшие заключенные, испытав на себе все ужасы лагерного беспредела, покинув колонии и лагеря, вряд ли могли испытывать симпатии к советскому режиму и к коммунистической идеологии, имея единственный выход - приспособиться к существующим условиям жизни.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В СССР (1917-1990 ГГ.)
  «Еще в начале 1954 г. в МВД СССР была составлена справка на имя Н.С. Хрущева о числе осужденных за контрреволюционные преступления, т.е. по 58-й статье Уголовного Кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик, 1921-1953 гг. (документ подписали три человека – Генеральный прокурор СССР Р.А. Руденко, министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов и министр юстиции СССР К.П. Горшенин). Это была справка на пяти машинописных страницах, составленная по указанию Н.С. Хрущева и датированная 1 февраля 1954 г.
  В документе говорилось, что, по имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 г. по настоящее время, т.е. до начала 1954 г., за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания – 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2 369 220, в ссылку и высылку – 765 180 чел».


   
По мнению разных исследователей, общая численность репрессированных могла составлять цифру, многократно превышающую официальную информацию, приведенную выше.

   Во всяком случае, численность настоящих врагов режима, имевших все основания люто ненавидеть существующий строй, возглавляемый КПСС, в той местности в процентном отношении была относительно велика. Конечно, большая часть отбывших свой строк «врагов режима» покидали эти края, но оставшиеся на поселение в этой местности научились не афишировать свое отношение к власти.
   Вряд ли стоит ограничиваться только каким-то повышенным процентом «врагов народа», характерным для данной местности, т.к. существует ещё одна особенность ГУЛАГа, включая Ивдельлаг, - это весьма своеобразный контингент некоторой части лагерного персонала, обеспечивавшего жизнедеятельность лагерей и колоний.


   Для советской действительности 30 – 50 годов характерно было не только гипертрофированное число осужденных «врагов народа» с одной стороны колючей проволоки, но и весьма значительная численность профессиональных садистов на службе режима, у многих из которых «руки были в крови» как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. В ГУЛАГе сгинули сотни тысяч заключенных убитыми и по большей части доведенными истощением и болезнями до смерти, благодаря деятельности сотрудников этой системы.
   Те нечеловеческие условия в колониях и лагерях, о которых можно прочитать сейчас в интернете и литературе, целенаправленно создавались весьма специфическим контингентом персонала ГУЛАГа из числа сотрудников органов госбезопасности.
   Еще при Сталине в лагерях и тюрьмах проводились чистки в рядах особо рьяных службистов, превратившихся со временем в одичавших зверей, безнаказанно пытая, издеваясь и убивая заключенных, выполняя грязную работу по указанию вышестоящих инстанций, а часто и по своей прихоти, что не могло не представлять угрозы для общества в целом. По отношению к подобному зверью даже слово садист будет отражать только малую долю приобретенных ими рефлексов в условиях вседозволенности по умерщвлению себе подобных, и это вполне осознавалось ещё во времена Сталина, что и было причиной чисток, т.е. их ликвидации, чего не миновали даже высшие чины органов госбезопасности.


   Не хочу весь личный состав сотрудников ГУЛАГа тех времен огульно причислять к потенциальным садистам, что естественно, но для полноты картины, описывающей характерные особенности населения той местности, по которой пролегал маршрут группы туристов Дятлова, нельзя не учитывать, возможно, немалый процент сотрудников ГУЛАГа (Ивдельлаг), развивших свои врождённые садистские наклонности за годы сталинских репрессий, так или иначе участвуя в них, поощряемые к этому общей политической атмосферой многих лет правления И.В. Сталина.


   Советский строй (режим), возглавляемый КПСС, опиравшийся, по сути, на аппарат идеологической инквизиции – ВЧК, ..., НКВД, ..., не только калечил жизни невинных в большинстве своем граждан (РСФСР) СССР, навешивая ярлык «враг народа» и отправляя почти на каторжную работу в лагеря, умножая тем самым число своих потенциальных врагов, но в ещё большей степени калечил своих собственных лояльных власти сотрудников органов госбезопасности, вынуждая их применять противозаконные даже по тем временам методы воздействия, граничащие с садизмом, выбивая признания под пытками в тюрьмах при фальсификации уголовных дел, или уже в лагерях и колониях создавать невыносимые условия существования для некоторых категорий заключенных.
   Ещё неизвестно, что хуже для страны - это потенциальные враги режима, затаившиеся до времени, или выращенные в системе органов госбезопасности, включая ГУЛАГ, профессиональные садисты, для которых издевательство, пытки и в крайних случаях убийство - все это стало естественной нормой поведения в сфере их профессиональных обязанностей.


   Если кто-то из читателей будет возмущен до глубины души «картиной лихих годин свершений» на пути строительства социализма в СССР, описанной мною, якобы порочащей наше светлое прошлое, а такие обязательно найдутся, то посоветую им почитать закрытый доклад Н.С. Хрущёва для участников XX съезда КПСС «О культе личности и его последствиях».
   Само руководство страны тогда прекрасно отдавало себе отчет в гигантских масштабах преступной деятельности органов госбезопасности под руководством «вождя всех времен и народов» И.В. Сталина, превратившего эту структуру в «институт идеологической инквизиции» средневекового образца, многократно увеличив при этом масштабы репрессий.
   Поэтому ещё до 1956 года было положено начало относительно позитивным переменам в КГБ, МВД (ГУЛАГ) и вполне возможно, что многие особо отличившиеся за минувшие десятилетия сотрудники «правоохранительных» органов с садистскими наклонностями остались не у дел к ХХI съезду КПСС, уволенные со службы, осев на жительство в знакомых краях, включая поселок Вижай, ностальгируя по минувшим своим «подвигам».
   Для человека с садистскими наклонностями при погонах, которому было позволено в рамках своих профессиональных обязанностей безнаказанно издеваться над людьми в течение десятилетий, запрет вошедших в привычку занятий - это тяжелая психологическая травма, порождающая лишь неприязнь к источнику такого запрета.

   Большинство «врагов народа» к 1959 году были уже досрочно освобождены, цитата:

«После XX съезда было освобождено подавляющее большинство заключенных, арестованных по политическим статьям. Если в 1954-1955 годах лишь менее 90 000 из них были выпущены на свободу, то в 1956-1957 ГУЛАГ покинули уже около 310 000 «контрреволюционеров». На 1 января 1959 года в лагерях оставалось 11 000 политических заключенных».
«Государство против своего народа» 


   
Как настоящий «враг народа», выбрав подходящий момент, может нанести жестокий удар делу строительства социализма в СССР, так и профессиональный садист при погонах может в определенных условиях не сдержать себя, осознавая существование запрета, и проявить свое звериное нутро, имея на то личные мотивы.

   Подводя некоторые итоги, характеризующие особенности местности предполагаемого преступления, можно констатировать, что вероятность встречи с потенциальными убийцами в данной местности весьма велика при существовании этих двух категорий потенциальных убийц. Заметьте, что уголовники, как самостоятельная категория, даже не входят в число потенциальных убийц по делу гибели группы Дятлова. Их аполитичность и самое главное – стяжательские наклонности, не вписываются в картину, располагаемых следствием и нами, фактов по этому делу. Побегов заключенных не было в этом интервале времени, да и ценные личные вещи погибших туристов остались нетронутыми.


   Многие заключенные северных широт ГУЛАГа на себе испытывали пытки холодом, которые там практиковались, поэтому, как элемент изощренного садизма и способ лишения физической активности жертвы в условиях лютого холода, применительно к лишенному верхней одежды человеку, такой способ могла использовать любая из двух категорий возможных убийц.
   Для примера, в лагерях, по отношению к заключённым, активно применялись пытки и унижения, так Юрий Аркадьевич Бродский в книге «Соловки: Двадцать лет Особого Назначения» (М.: РОССПЭН, 2002.- 528 с.) упоминает следующие:

«Перетаскивать камни или брёвна с места на место,
Считать чаек,
Громко кричать «интернационал» по много часов подряд. Если заключённый не кричал, то двух-трех заключенных убивали, после чего люди стоя орали, пока не начинали падать от изнеможения. Это могло проводиться ночью, на морозе».

   В документе, подписанным начальником оперативного отдела ГУЛАГа НКВД СССР, от 1942 года, указываются фамилии дежурных стрелков в лагере Чкаловской области. В документе в частности говорилось: «стрелки вязали и полураздетыми водворяли в холодный изолятор заключенных, связывали проволокой, выводили на улицу и привязывали к столбу. Заключенных полураздетыми выводили на улицу и по нескольку часов держали на морозе. Были случаи, когда в полураздетом состоянии заключенных заставляли часами лежать на снегу».


   В годы войны, когда остро стоял вопрос экономии боеприпасов (патроны), особенно в зимних условиях ГУЛАГа северных широт, чтобы убить заключенного, достаточно было его вывести на мороз раздетым и ударом приклада в голову лишить его сознания, а лютая стужа закончит начатое. Как один из многих садистских вариантов убийства заключенных, такой способ вполне мог применяться в зимних условиях военного времени.
   Не удивлюсь, если инициатор подобных методов за такое рацпредложение по экономии боеприпасов получил повышение по службе. Впрочем, способов умерщвления в условиях садистского обращения с заключенными было великое множество, потому как садизм тем и отличается от простого убийства или казни, что дает возможность для простора фантазии каждого садиста в отдельности.

 


2. Характерные особенности того времени


   
Важной особенностью зимнего похода группы Дятлова явилось проведение в дни похода, c 27 января по 5 февраля 1959 года, внеочередного XXI съезда КПСС, а промывание мозгов советских людей было поставлено на широкую ногу. Поэтому в дни, предшествующие съезду, как и во время его проведения, из всех репродукторов и динамиков целыми днями «страна» рапортовала о выполнении и перевыполнении планов ...

   Даже несмотря на то, что XXI съезд был внеочередным по случаю затруднений с выполнением текущего пятилетнего плана, думается, хвалебной риторики было предостаточно. Представители рабочих, колхозников и передовой интеллигенции, как политически высоко сознательный люд страны, наперебой упивались похвалами в адрес руководящей роли КПСС, выражая свою преданность политической линии великой Коммунистической Партии Советского Союза и Советскому Правительству. Старшее поколение прекрасно помнит подобную атмосферу, которой были окружены все съезды КПСС тех лет.


   Каково же было весь этот нескончаемый поток фальши переносить враждебно настроенным к Советской Власти врагам режима. Такая необузданная пропаганда могла действовать на вполне реальных врагов режима, как красная тряпка на быка, разжигая их чувство ненависти к режиму и всему, что с ним ассоциируется. Вот только при этом демонстрировать свои чувства им было смертельно опасно в любом ином месте, кроме круга единомышленников. Возможное количество вариаций на тему качеств, характеризующих негативное отношения тех или иных групп людей, враждебно настроенных к существовавшему в СССР режиму, в период подготовки и проведения XXI съезда КПСС, бесконечное множество, но общий усредненный фон едва сдерживаемой неприязни и ненависти к происходящему, в этих краях, был выше усредненного по стране.


   Отношение части сотрудников ГУЛАГа, из числа особо преданных делу партии по ликвидации «врагов народа», к XXI съезду КПСС было уже не столь радужным, как в былые времена, потому как тремя годами ранее - после XX съезда КПСС, ещё в 1956 году, им ясно объяснили, что имел место перегиб и их усердие по ликвидации и «перевоспитанию» врагов народа, привычными для них методами, уже не востребуется в тех объемах, что ранее. Это равносильно запретить в одночасье заядлому курильщику курить, что вполне естественно вызовет у него стрессовое состояние и неприязнь к источнику запрета. Поэтому, думаю, и бывшим НКВДшникам, оставшимся на службе к 1959 году в МВД (ГУЛАГ), чьи врожденные наклонности к садизму поощрялись за многие годы сталинских репрессий, позволяя продвигаться по карьерной лестнице, новые веянья были не в радость.


   Это не более чем общие умозаключения, характеризующие положение вещей в те далекие, казалось бы, времена, которые могут быть соотнесены с моими домыслами, с той лишь разницей, что они не так уж и далеки от реальности тех лет.
   Первый следователь по УД о гибели туристов Коротаев В. И. вот так отзывался о том времени:
«время-то совсем было другое, дикое время, противно вспоминать».

 


 

3. Оценка поведения жертв трагедии


   Вот сейчас уже можно перейти к исследованию фактов и материалов УД о гибели группы туристов под руководством Игоря Дятлова, приурочивших свой поход по северу Свердловской области к XXI съезду КПСС.

«Поход приурочили к началу ХХI съезда КПСС, на что получили даже путёвку из профкома УПИ. Она помогала в последующем продвигаться к отправной точке маршрута - посёлку Вижай и дальше, придавала официальный статус туристам как участникам организованного мероприятия, а не дикого похода, при появлении группы в любом общественном месте, где требовался ночлег или попутный транспорт» 

 

   В интернет-версии повести «Смерть, идущая по следу...», в которой наиболее полно приведены многие материалы из УД о гибели группы Дятлова, и «проведена попытка историко-криминалистической реконструкции обстоятельств гибели группы ...», автор акцентирует внимание на эпизоде, произошедшем на вокзале города Серов, куда рано утром прибыли туристы:

«Для начала цитата из походного дневника группы, сугубо для того, чтобы, не обременять читателя авторской речью: "24 января. На вокзале встретили ужас как гостеприимно: не впустили в помещение, и милиционер навострил уши; в городе все спокойно, преступлений и нарушений никаких, как при коммунизме; и тут Ю. Криво затянул песню, его в один момент схватили и увели. Отмечая для памяти гр-на Кривонищенко, сержант дал разъяснение, что п. 3 правил внутр. распорядка на вокзалах запрещает нарушать спокойствие пассажиров. Это, пожалуй, первый вокзал, где запрещены песни и где мы сидели без них." А вот рассказы о том же самом инциденте в дневниках участников похода. Зинаида Колмогорова: "25.01.59 г. (...) Да мы уже 2 раза были замечены милицией. Один раз в отделение милиции забрали Юрку Крив., он хотел собрать деньги на конфеты. Было смешно. (...)". А вот запись Людмилы Дубининой: "24 января. (...) Произошёл один небольшой казус - Юрку К. забрали в милицию, обвиняя его в обмане. Наш Юра вздумал пройтись с шапкой вокруг вокзала, причём с исполнением какой-то песни. Юрку пришлось выручать (....)".
Трудно сказать, как именно Люда Дубинина выручала Георгия Кривонищенко из отделения транспортной милиции на вокзале в Серове - стучала ли кулачком по столу, грозила ли наказанием "за превышение служебных полномочий", совала ли взятку, или просто ласково смотрела в глаза - но думается, что на самом деле Юра обошёлся без её помощи».


   Автор в попытке обосновать свою шпионскую версию с «контролируемой поставкой» явно лукавит, обвиняя Людмилу Дубинину в преувеличении роли остальных туристов в деле освобождения Юрия Кривонищенко, задержанного милицией, опуская один существенной факт, который может легко объяснить помощь друзей.
   Оставим на совести автора это упущение, явно диссонирующее с той нарочитой скрупулезностью в анализе многих других фактов УД, однако ерничанье по этому поводу производит скверное впечатление на фоне явного упущения.
   О каком упущении идет речь?
   Слова Людмилы Дубининой: «Юрку пришлось выручать», имеют вполне простое объяснение, связанное с тем, что Игорь Дятлов, как руководитель похода, имел на руках командировочное удостоверение и официальный документ от профкома УПИ, в котором фигурировала как цель похода, так и просьба, обращенная ко всем должностным лицам, оказывать помощи участникам туристического похода, имеющего официальный статус и посвященного XXI съезду КПСС.


   Проступок Юры Кривонищенко, по сути, был детской шалостью, граничащей с мелким хулиганством, и ему грозило от силы - составление протокола и письмо по месту работы, как было принято в те времена, что вполне достойно характеризует работу милиции. Однако появление его товарищей по месту задержания Юры с такими командировочными документами, да ещё со ссылкой на XXI съезд КПСС, который вот-вот должен был начаться (через три дня), произвело на политически грамотных и дисциплинированных служителей порядка вполне адекватное впечатление. Поэтому Юре Кривонищенко прочитали нотацию о недостойности его поведения в общественном месте (!) и в силу малозначительности происшествия, ограничившись назидательными наставлениями, пожелали всей группе туристов Дятлова удачи, чем и был исчерпан инцидент на железнодорожном вокзале Серова.


   Это командировочное удостоверение, дополненное путевкой профкома УПИ = «волшебной силы листок бумаги», вообще является ключом к разгадке тайны гибели группы Дятлова, роль которого почему-то была проигнорирована всеми исследователями этой таинственной трагедии.


   Инцидент на вокзале Серова продемонстрировал первый раз «волшебную силу листочка бумаги», обязывающего официальные органы власти оказывать посильную помощь в успешном продвижении группы Дятлова к месту начала похода, посвященного XXI съезду КПСС, что особенно в эти дни производило должное впечатление на любое должностное лицо.
   Вторично Игорь Дятлов с друзьями могли убедиться в «волшебной силе» этого документа уже в поезде, когда второй раз им пришлось иметь дело с милицией, цитата из дневника группы: 
«В вагоне какой-то еще молодой алкоголик требовал у нас пол-литру и заявлял, что мы ее стянули у него из кармана. История снова закончилась, второй раз в этот день, вмешательством милиционера».

   Перед милиционером предстали две стороны в споре о пропавшей бутылке водки, причем с одной стороны имеем молодого и нетрезвого потерпевшего, у которого кто-то спер бутылку водки, а с другой стороны группу молодых и трезвых студентов с документом (путевка профкома УПИ + командировочное удостоверение), производящим на представителей власти вполне предсказуемое впечатление. В данном случае милиционер спокойно вынес свой вердикт в пользу группы Дятлова за недоказанностью факта их причастности к краже. И вновь инцидент был исчерпан не без помощи «волшебной силы листка бумаги».


   Далее по ходу изложения событий мы сможем ещё не раз убедиться уже в целенаправленном использовании силы этого «волшебного листочка бумаги» руководителем группы Игорем Дятловым. Впрочем, такое поведение Игоря Дятлова нельзя рассматривать как нечто предосудительное, потому как оно было по тем временам вполне рядовым явлением для людей, находившихся в командировках, имевших мало-мальски важное государственное значение. Таким способом выделяли, так сказать, «государевых людей» на фоне прочего люда, предоставляя им возможность первоочередного получения билетов на транспорт, мест в гостиницах и иного содействия. В служебных удостоверениях таких «государевых людей», часто бывающих в командировках по просторам СССР, было специальное обращение (из образца служебного удостоверения 70-80-х):

 

_____________________________________________________________

                                  В Н И М А Н И Е


Начальникам и командирам аэропортов, железнодорожных станций,

морских и речных портов, директорам гостиниц


                     ОБЕСПЕЧИТЬ ВНЕ ОЧЕРЕДИ


тов. _________ФИО______________________ выполняющего задание ...


проездными билетами и местами в гостинице
Основание: Директива ....

______________________________________________________________

 

   Таких «государевых людей» «путешествовало» по просторам СССР великое множество, поэтому по отношению к ним у должностных лиц, включая милицию, уже выработалась вполне адекватная и предсказуемая реакция.
   Командировочное удостоверение, дополненное путевкой профкома УПИ, («волшебной силы листок бумаги») имело аналогичную силу воздействия на должностных лиц, обязывая их оказывать посильное содействие официальной группе туристов под руководством Игоря Дятлова, а упоминание о связи цели похода с XXI съездом КПСС, в те дни, придавало этому документу ещё большее значение и вес по сравнению с любым командировочным удостоверением, не соотнесенным с XXI съездом КПСС.


   До места начала своего маршрута группа Дятлова добиралась вместе с другой группой туристов – «блиновцы», с которыми распрощались в поселке Вижай, провожая их дальше на 41-й, о чем свидетельствует запись в дневнике Людмилы Дубининой, цитата: «В Вижай приехали часа в ("четыре" - зачеркнуто) два. Блиновцы собираются ехать дальше на 41-ый, а мы остаемся наверняка ночевать. Проводили блиновцев со слезами. Настроение испорчено».
   Сложность предстоящего туристам маршрута заставила Игоря Дятлова принять решение задержаться в поселке Вижай для уточнения плана местности, по которой пролегал их маршрут похода, а позволил ему это сделать опять же «волшебной силы листок бумаги», сделав возможным обращение за помощью к руководителю Вижайского лесничества Ремпель И.Д. через руководство поселка-колонии Вижай.


   Как видим, «блиновцы» следовали параллельным курсом с группой Дятлова и, не задерживаясь в пос. Вижай, поехали сразу до поселка 41-го квартала, через который также пролегал путь и группы Дятлова, с задержкой в один день.
   В пос. Вижай группа Дятлова провела почти сутки, покинув его только днем 26 января в 13:10, в результате чего туристам пришлось останавливаться на ночлег в пос. 41-го квартала, несмотря на план в этот же день добраться до 2-го Северного.
   Из дневника группы: «Договорились и едем до 41 участка на машине. Выехали только в 13.10, а в 41-м были около 16.30. Намерзлись здорово, ехали на ГАЗ-63 наверху».

 

Машиной до 41-го

 

  Надо заметить, что с транспортом по договоренности у Игоря Дятлова в этой «местности», несмотря на, казалось бы, силу «волшебного листочка бумаги», начались серьезные затруднения, затягивающие время продвижения группы к точке начала их маршрута.
   В первом случает они по договоренности выехали с большой задержкой из пос. Вижай и не смогли добраться до 2-го Северного в намеченный день, поэтому им пришлось заночевать в 41-м.
   Во втором случае они, договорившись о помощи в доставке рюкзаков до 2-го Северного, из 41-го участка опять вышли слишком поздно, добравшись до 2-го Северного только глубокой ночью.


   Если бы они своими силами, как обычные «дикие» туристы, из 41-го добирались до 2-го Северного, то могли бы выйти утром и не пришлось бы им искать ночлег глубоко затемно.
   Из дневника группы:

«Погода была хорошая, ветер должен был дуть в спину по пути. Ребята договорились, что до 2-го Северного довезет рюки лошадь.
От 41-го до него 24 км. Мы помогли дедушке Славе разгрузить воз сена и стали ждать лошадь (она ушла за сеном, дровами). Ждали до 4 часов.
В 4 часа тронулись.
Предварительно купили 4 булки хлеба. Мягкий теплый хлеб. 2 штуки съели.
Лошадь идет медленно. Как приятно идти без рюкзаков.
Прошли за 2 часа 8 км, (речка Ушма).
Уже начало темнеть. Вся задержка из-за лошади ...
Поздно ночью, в сплошной темноте нашли поселок и только по проруби догадались, где изба».


   Из дневника Зины Колмогоровой: «Пришли уже в темноте, долго искали избу с окнами и дверьми. 2-ой Северный это заброшенное селение здесь совсем никто не живет, а какие красивые места!»

 

Фото группы с лошадью по Лозьве

 

   Уже в надежде на помощь с транспортом этот «волшебный» ранее «листок бумаг» им явно только мешал и задерживал их, что было характерно для пос. Вижай и пос. 41-го участка.
   Группа «блиновцев» также, видимо, провела ночь в 41-м и, как известно, эта группа прошла свой маршрут, возможно, менее сложный без каких-либо серьезных происшествий. Отзывы участников группы Дятлова об обитателях 41-го достаточно лестные, о чем свидетельствуют записи в дневниках.
   Из дневника Людмилы Дубининой:

«Вообще нам надо было на 2-й Северный, но дело шло к вечеру и мы решили остановиться на 41-ом. в 4.30. Встретили очень гостеприимно. Остановились в бараке, где живут ребята. Вообще здесь все живут вольнонаемные, женщин вообще нет, кроме двух. Ребята все молодые, как заметил Игорь, есть даже симпатичные и вообще интересные. Особенно запомнился среди всех Огнев с бородой рыжей и прозвище у него "Борода". Вообще очень редко встречаются в такой дыре такие люди. Истинный романтик, геолог и вообще развитый. Многие из ребят играют на гитаре. Смотрели здесь сразу три картины: "В людях", "Есть такой парень" и опять "Золотая симфония"».


   Из дневника Зины Колмогоровой: «Приехали на 41-вый поселок. Здесь работают просто рабочие, не заключенные, а вербованные. Есть много умных из них. Остановились в комнатушке шофёра».

 

   Поселок 2-й Северный заброшен и безлюден.
   В пос. 41-го участка ночевали обе группы туристов, да и его обитатели характеризуются с положительной стороны, что следует из дневниковых записей.
   В поселке Вижай сделала остановку почти на сутки только группа погибших позднее туристов Дятлова, поэтому стоит более подробно остановиться на анализе событий и фактов, относящихся к этому населенному пункту.

 

 


 

 Поселок Вижай


   Из дневника Людмилы Дубининой:

«25 января ...
В Вижай приехали часа в ("четыре" - зачеркнуто) два. Блиновцы собираются ехать дальше на 41-ый, а мы остаемся наверняка ночевать. Проводили блиновцев со слезами. Настроение испорчено. На прощание спели с Зиной Жене: "Если б очи твои..." ("Более" - зачеркнуто) В общем, мне очень и очень тяжело. Нам ужасно повезло, идет "Золотая симфония". Быстро перетащили вещи в гостиницу, и пошли в клуб. Хотя было и нерезкое изображение, но это нисколько нас не омрачало. Сидящий рядом Юрка Криво все стонал и причмокивал губами от восторга. Вот это маленькое счастье, которое так трудно выразить словами. Все-таки, какая изумительная музыка! Настроение после картины стало значительно лучше. Игорь Дятлов стал просто неузнаваем. Пытался танцевать, припевая: "О Джеки, Джом".
С Юркой сегодня дежурные. Решили варить на плите лапшу. Но очень трудно было натопить печку такими сырыми дровами, поэтому ушла на это масса времени. Наконец-то стали есть. Во время еды опять возникла дискуссия о правах мальчишек и девчонок, о свободе и т.д. По моему, такие дискуссии ни к чему не приводят. Так просто, для отвода души. Легли поздно. Все расположились на кроватях по двое, только Юрка Криво и Сашка легли между кроватями.
26 января.
Утром Сашка вскочил от холода и сказал, что у него уже была холодная ночевка. Мы с Зиной спали прекрасно. Сходили в столовую стали затем собираться. Едем на машине. Пытались петь, рассуждали на абстрактные темы, а вообще было всем нежарко. Места были сначала неинтересные, горелый лес. Вообще, нам надо было на Северный 2-й, но дело шло к вечеру и мы решили остановиться на 41-ом в 4.30»


   Из дневника Зины Колмогоровой:

«25.1.59
... Приехали в Вижай. Сначала остановились в том самом клубе, где и были 2 года назад. Потом нас отвели в гостиницу.
Целый вечер говорили, был диспут о любви, о дружбе, о танцах и прочем, прочем.
Я говорила много того, что совершенно несвойственно мне и лишь иногда старалась, даже не старалась, а прорывалось искреннее. Но это все ерунда.
Но опять же вспоминаются слова Вольта. Как верно тогда он сказал. Ходили на "Золотую симфонию" какая сила! Просто здорово!
26.1.59
Спали на кроватях. Встали поздно, поздно. Мы с Рустиком дежурные. Пошли в столовую. А потом ждали машину и поехали. Нынче дорога не такая красивая, снега меньше. Зону с дороги уже сняли. Ехали долго».


   Из дневника группы Дятлова:

«25 января ...
Автобус на Вижай выйдет рано утром.
Юдин
26 января
Спали в т. наз. гостинице. Кто на койках по 2 человека, а Саша К. и Криво даже на полу между койками. Поднялись часов в 9 утра. Спали все хорошо, несмотря на то, что вечером не закрыли задвижку и к утру выстыло немного.
На улице 17 С.
Варить утром не стали, дрова сырые, вечером, пока сварили, часов 6 прошло. Завтракать пошли в столовую, закрепились гуляшом по-столовски и чаем.
Когда подали холодный чай, Гося Дятлов изрек, усмехаясь: Если чай холодный, то выйди и пей его на улице - он будет горячее. Оригинальная мысль. Договорились и едем до 41 участка на машине.
Выехали только в 13.10, а в 41-м были около 16.30. Намерзлись здорово, ехали на ГАЗ-63 наверху».


   Вот и в пос. Вижай Игорь Дятлов воспользовался «волшебный силы листочком бумаги», который позволил ему не только встретиться с руководителем Вижайского лесничества, но и помог его группе, остановившейся сначала «в том самом клубе где и были 2 года назад», разместиться в гостинице пос. Вижай.
   Возможно, неслучайно на уровне подсознания Зина Колмогорова сформулировала это перемещение так: «Потом нас отвели в гостиницу».
   Даже употребление Зиной слова «отвели» вместо «пригласили переехать», «предложили перейти» или чего-то подобного, в этих краях в то время имело весьма специфический оттенок, по смыслу означавший, как дополнение «под конвоем» к слову «отвели». Но это лишь штрих к весьма специфической психологической атмосфере, царившей в поселке Вижай, жители которого обеспечивали работу действующей в то время колонии № 64 при УЩ/349-И. Эта специфическая для этой местности атмосфера оказывала влияние на подсознательном уровне, заставляя выбирать соответствующие своему окружению специфические слова, и не только слова.
   Далее продолжая, Зина Колмогорова отмечает в дневнике некоторую особенность влияния этого места на себя: «Я говорила много того, что совершенно несвойственно мне и лишь иногда старалась, даже не старалась, а прорывалось искреннее. Но это все ерунда».
   Вряд ли мы узнаем, о чем искреннем и несвойственном ей ранее Зина говорила в гостинице, построенной, возможно, для приезжих сотрудников НКВД, а к 1959 году - сотрудники МВД (КГБ) и Ивдельлага.


   Возможно, в таких населенных пунктах как пос. Вижай, для людей из иного мира, какими были «столичные» дятловцы, неуловимая атмосфера психологического дискомфорта, царившая там, влияла угнетающе, что отчасти воспроизводит Люда Дубинина в своем дневнике: «Проводили блиновцев со слезами. Настроение испорчено. ... В общем, мне очень и очень тяжело».
   Группе Дятлова было бы лучше остаться на ночлег «в том самом клубе, где и были 2 года назад» на ночлег, а не соглашаться на «отвели» в гостиницу, судя по нелестному отзыву о ней в общем дневнике: «Спали в т. наз. гостинице». Т.е. туристы явно не были в восторге от «так называемой гостиницы», в которой им, возможно, выделили только одну комнату, поэтому двоим из них пришлось спать на полу в гостинице пос. Вижай.


   Из дневника Людмилы Дубининой:

«25 января... Нам ужасно повезло идет "Золотая симфония". Быстро перетащили вещи в гостиницу и пошли в клуб. Хотя было и нерезкое изображение, но это нисколько нас не омрачало. Сидящий рядом Юрка Криво все стонал и причмокивал губами от восторга. Вот это маленькое счастье, которое так трудно выразить словами».


   25 января 1959 года выпало на воскресенье, а в те времена в небольшом поселке Вижай, без преувеличения можно сказать, что единственным местом развлечения для жителей поселка был клуб, помещение которого использовалось, в частности, для просмотра кинофильмов.
   Если сформулировать современным языком, то перед специфической публикой, присутствовавшей в кинозале клуба, предстала этакая «столичная молодежь», которой и в голову не может прийти, что надо вести себя чуть сдержанней, считаясь с присутствующими в кинозале. Вот и здесь отличился Юра Кривонищенко, чье поведение могли очень критично оценить зрители маленького клубного кинозала.
   Кому из нас хочется слушать комментарии соседа по залу, который ещё вдобавок будет постоянно стонать и причмокивать губами, т. ч. даже для наших современников подобное поведение может вызывать раздражение и желание сделать замечание такому повесе. Вот только специфическое окружение дятловцев в кинозале клуба, знающее не понаслышке о могуществе любого начальника и последствиях даже самой безобидной критики, вряд ли осмелилось сделать Юре и его соседям замечание.
   Как на вокзале г. Серова Юра повел себя несерьезно, дурачась, чем привлек к себе вполне оправданное внимание милиционера, так и в кинозале клуба пос. Вижай его поведение могло быть расценено как вызывающее. Вот только того милиционера не было рядом, чтобы одернуть глупого парнишку, а это могло исправить ситуацию в плане моральной компенсации для окружающих зрителей, увидевших, как одернули представителя «столичной молодежи».


   Воскресенье, в такой глуши все друг друга знают, а при малочисленности населения новости о чем-то необычном распространяются быстро. Капля по капле и эти безобидные молодые люди могли вызвать к себе нескрываемую неприязнь у какой-то части местного населения, чисто личную неприязнь.
   Цель похода группы Дятлова уже стала известна обитателям поселка сразу по прибытию группы в Вижай и получению ими права занимать «номер» в гостинице поселка.
   Поэтому субъективная личная неприязнь к «столичной молодежи», полнящаяся слухами об их «вызывающем поведении», могла соединиться с ненавистью к существующему режиму на фоне пропагандистской шумихи в честь XXI съезда КПСС, учитывая то, чему был посвящен поход группы Дятлова - фактически прославлению XXI съезда КПСС.
   Это могло бы объяснить участие в их убийстве настоящих врагов режима.


   Одновременно в кинозале клуба присутствовала и другая, большая по численности, категория зрителей, имевших отношение к службе в МВД (ранее - НКВД) – сотрудники Ивдельлага. Они также могли быть возмущены поведением туристов, но также благоразумно воздержались от критики в адрес вызывающего поведения Юры Кривонищенко, как представителя «столичной молодежи».


   Вполне возможно, что, имея достаточно свободного времени вечером 25 января после возвращения из клуба в гостиницу, туристы шутки ради «выпустили» боевой листок, в котором они естественно упоминали о XXI съезде КПСС, а также о событиях прошедшего дня, в шуточной форме, вывесив его на всеобщее обозрение в гостинице.
   Для выпуска «боевого листка» в гостинице пос. Вижай у туристов было много свободного времени от момента возвращения из клуба в гостиницу до горячего ужина, на приготовление которого ушла «масса времени». Даже по содержанию копии боевого листка «"ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН" № I» можно судить о том, что его выпуск – это способ в шуточной форме отразить актуальные на текущий момент аспекты быта и характер тем общения молодых людей.


   Как известно из дневниковых записей, после просмотра фильма туристы направились в гостиницу, предоставленную им руководством поселка-колонии, столкнувшись с немалыми трудностями по растопке печи для приготовления ужина из-за сырых дров, на что у них ушло «6 часов»!!!
   Из дневника Людмилы Дубининой: «С Юркой сегодня дежурные. Решили варить на плите лапшу. Но очень трудно было натопить печку такими сырыми дровами, поэтому ушла на это масса времени. Наконец-то стали есть».
   Из дневника группы Дятлова: «Варить утром не стали, дрова сырые, вечером, пока сварили, часов 6 прошло... Кривонищенко».


   Туристам явно было бы быстрей и проще даже в это время года, расположившись на ночлег где-нибудь в палатке в лесу, выбрав для этого подходящее место, приготовить такой ужин, затратив на это, значительно меньше времени, чем 6 часов заниматься растопкой печи сырыми дровами в гостинице пос. Вижай.
   Да вдобавок к этому ещё и двоим из них пришлось спать на полу в гостинице, заботливо предоставленной им руководством поселка-колонии после ознакомления с содержанием путевки профкома УПИ, которой произвело, видимо, какое-то необычное впечатление на должностных лиц поселка-колонии. А может быть, все проще и «в такой дыре» действительно гостиница представляла собой то, с чем пришлось столкнуться группе Дятлова в силу объективных обстоятельств, а руководство поселка-колонии было вынуждено по формальным обстоятельствам её предоставить, реагируя на содержание текста командировочного удостоверения и путевки профкома УПИ («волшебной силы листочка бумаги»).


   Учитывая открытый стиль общения туристов, их отношение к «т. наз. гостинице» могло ими и не скрываться, так что замечания по этому поводу в шуточной форме они могли отпускать, не задумываясь о последствиях.
Вот так и утром в столовой они явно язвительно отзывались о холодном чае: «Гося Дятлов изрек, усмехаясь: Если чай холодный, то выйди и пей его на улице, он будет горячее. Оригинальная мысль».
   Учитывая ещё и возможность выпуска «боевые листки» в гостинице, они могли в шуточной форме там выразить свое отношение ко многим досадным мелочам быта прошедшего дня, включая сырые дрова и нерезкое изображение в кино.
   Вряд ли такое поведение было встречено одобрительно местными жителями, включая руководство поселка-колонии, и другими жильцами гостиницы, если они там были, что не отражено в материалах УД.


   Ещё одну косвенную характеристику пос. Вижай и его специфического населения можно обнаружить в записях дневника Людмилы Дубининой, относящихся к вечеру 26 января, сделанных ею уже в пос. 41-го участка, цитата:

«Вообще нам надо было на Северный 2-й, но дело шло к вечеру и мы решили остановиться на 41-ом. в 4.30. Встретили очень гостеприимно. ... Особенно запомнился среди всех Огнев с бородой рыжей и прозвище у него "Борода". Вообще, очень редко встречаются в такой дыре такие люди. Истинный романтик, геолог и вообще развитый».

   Туристы, включая Людмилу Дубинину, могли сформулировать свое отношение, как «в такой дыре», не только по отношению пос. 41-го участка, но и по отношению пос. Вижай, косвенно характеризуя усредненный портрет жителей этих далеких от цивилизации мест, где встреча родственного по стилю и восприятию жизни человека, такого как «Борода», была чрезвычайной редкостью, что и было отмечено ими, как противопоставление общему уровню культуры «в такой дыре», включая воспоминания о «т. наз. гостинице» пос. Вижай.
   Поэтому моя попытка представить группу Дятлова «столичной молодежью» в восприятии их образа местными жителями пос. Вижай, не может считаться чем-то далеким от истины. Их разделяла пропасть по уровню культуры и восприятию жизни, что вполне естественно для этих удаленных от цивилизации мест, а учитывая специфику этого поселка, и пропасть в способах выражения своих чувств.


   Даже приблизительный маршрут группы Дятлова в пос. Вижай был известен в результате разговора Игоря Дятлова с руководителем Вижайского лесничества Ремпель И.Д., на которого Игорь произвел впечатление излишне самоуверенного молодого человека, относящегося с пренебрежением к его советам и предостережениям, заявившего, что «это для нас будет считаться первым классом трудности». Ремпель И.Д. на такое пренебрежительное отношение к возможным опасностям маршрута группы Дятлова пророчески «ответил, да сначала надо его пройти».
   Маршрут зимнего лыжного похода группы Дятлова был ещё утвержден в Свердловске и должен был проходить по следующим участкам пути:
     ...
     - Вижай – 2й Северный
     - Вверх по р. Ауспии
     - Перевал в верховья Лозьвы
     - Восхождение на г. Отортен
     - г. Отортен – верховья Ауспии
     ...
   Из показаний лесничего Вижайского лесничества Ремпель И.Д.:

«25 января 1959 г. ко мне, как к руководителю лесничества обратилась группа туристов, которые показали свой маршрут движения и получить консультации как лучше им попасть на гору Отортен и спрашивали ознакомить их с нашим планом той местности, куда они пойдут. Когда я знакомился с их маршрутом высказал свое мнение, что в зимнее время идти по уральскому хребту опасно т.к. там имеются большие ущелья, ямы в которые можно провалиться и кроме того там свирепствуют сильные ветры, сносят людей. Это опасение я им высказал потому, что мне этот район уральского хребта известен со слов местного жителя, сам я там не бывал. На мое высказывание они ответили, что это для нас будет считаться первым классом трудности. Тогда я ответил, да сначала надо его пройти. Я дал им план местности, они сделали выкупировку своего маршрута и нанесли границу лесонасаждений уральского хребта намеченного маршрута. Здесь же я им посоветовал, чтобы они пошли более близким путем по одной из наших лесных просек. На это они ответили данный вопрос разрешим, когда прибудем на второй северный рудник. После чего они от меня ушли и 26 февраля на попутной машине выехали в пос. 41 квартала».


   В пос. Вижай точный маршрут группы Дятлова не был известен, как следует из показаний руководителя Вижайского лесничества Ремпель И.Д., но доподлинно было известно, что маршрут группы будет проходить через гору Отортен, к которой был известен и более близкий путь из пос. Вижай - «по одной из наших лесных просек», а также был известен участок маршрута туристов - выход группы Дятлова на перевал в верховье реки Ауспия.

 

 


 

 Реконструкция событий в ночь на 02 февраля 1959 года


   По следу группы Дятлова шли убийцы, выжидая удобного момента для расправы, как охотники, выслеживающие свою добычу. Вот так первоначально я предполагал, что убийцы выслеживали своих жертв по всей протяженности их маршрута. Однако ситуация была несколько иной, а именно, убийцы могли поджидать туристов в окрестностях горы Отортен, зная наверняка место выхода туристов на перевал в верховье реки Ауспии, да и более короткий путь к горе Отортен, проходивший «по одной из наших лесных просек», им был известен.
   Среди жителей пос. Вижай в таких краях многие могли промышлять охотой, уходя в знакомую тайгу на несколько дней, а в системе Ивдельлага, где периодически происходили побеги заключенных для их поисков снаряжали хорошо обученных сотрудников. Поэтому для обеих категорий возможных убийц выследить ни о чем неподозревающих туристов было делом несложным, а, уже выследив туристов, они могли спокойно спланировать свои действия, учитывая численное превосходство группы Дятлова.
   В общем-то, и выслеживать убийцам своих жертв особо и не пришлось, т.к. убийцы просто дожидались выхода группы туристов из безбрежной тайги в районе верховья реки Ауспии на открытые и легко просматриваемые склоны горного массива в окрестностях горы Отортен, а точнее именно там, где они и появились во второй половине дня 1 февраля.

   Убийцы, как минимум, ещё 31 января выбрали наилучшее место для наблюдения за открытыми и пологими склонами предполагаемого участка маршрута группы Дятлова, поэтому обнаружив ещё днем своих жертв, они не спеша приступили к реализации задуманного.


   Убийц было человека три, поэтому напасть они могли только застав врасплох многочисленную группу туристов Дятлова. Одновременно с этим они имели сильное желание заставить своих жертв долго страдать перед смертью, что характерно было бы для обеих категорий потенциальных убийц.
   Что лютые и затаившиеся враги режима имели жгучее желание выместить на своих жертвах всю ненависть к Советской Власти, наслаждаясь страданиями этих «посланцев» XXI съезда КПСС, что бывшие НКВДшники с врожденными навыками к садизму из сотрудников Ивдельлага могли вспомнить былые времена, когда можно было почти безнаказанно убивать беззащитных заключенных.
   Ни те, ни другие не имели желания просто и в одночасье покончить с туристами, пустив им пулю в затылок или в сердце, тем более что оружие могло быть и штатным, что в любом случае затруднит его использование в дальнейшем, а того худе приведет следователей к его владельцу.
   И те, и другие прекрасно знали, как в этих краях в зимних условиях можно лишить жертву сил, доставляя ей долгие мучения – зимняя стужа.
   В планы убийц входила именно инсценировка смерти группы Дятлова, как несчастного случая на открытых склонах «уральского хребта», соответствуя «провидческому» предостережению руководителя Вижайского лесничества Ремпель И.Д.


    Поэтому высока вероятность такого сценария событий в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года:
   Стемнело, к 18:30 сумерки уже сгустились (это при ясном небе), туристы в палатке, переодеваются, до отбоя ещё далеко, судя по тому, что они даже не успели сделать записи в дневниках за прошедший день, выпустив только боевой листок:


КОПИЯ БОЕВОГО ЛИСТКА ГРУППЫ ДЯТЛОВА
«"ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН" № I
1 февраля 1959 г. Орган издания профсоюзной организации группы "Хибина"
Передовица
ВСТРЕТИМ XXI СЪЕЗД УВЕЛИЧЕНИЕМ ТУРИСТОРОЖДАЕМОСТИ!


ФИЛОСОФСКИЙ СЕМИНАР
"Любовь и туризм"
Проводится ежедневно в помещении палатки (гл. корпус). Лекции читают доктор Тибо и кандидат любовных наук Дубинина.
Армянская загадка.
Можно ли одной печкой и одним одеялом обогреть 9 туристов?


НАУКА
В последнее время в научных кругах идет оживленная дискуссия о существовании снежного человека. По последним данным, снежные человеки обитают на Северном Урале, в районе горы Отортен.


НОВОСТИ ТЕХНИКИ
Туристские сани.
Хороши при езде в поезде, на машине и на палатке.
Для перевозки груза по снегу не рекомендуются.
За консультацией обращаться к гл. конструктору тов. Колеватову.


СПОРТ
Команда радиотехников в составе тов. Дорошенко и Колмогоровой установила новый мировой рекорд в соревнованиях по сборке печки - 1 час 02 мин. 27,4 сек.»


   Из содержания боевого листка следует, что туристы собирались растопить печку, затратив на её сборку чуть больше часа, поэтому многие их них к этому времени уже переоделись, предвкушая «теплую» холодную ночевку, и было достаточно времени для выпуска "ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН" № I, первого и последнего номера.


   Убийцы не спешили с нападением, дав возможность своим жертвам снять теплую одежду и обувь, что входило в их план расправы с группой туристов, поэтому они выждали, как минимум час, после того как вся группа скрылась в палатке.
   Вполне будничный процесс обустройства ночлега был внезапно прерван, раздавшимися снаружи палатки выстрелами, сопровождаемыми жесткой командой немедленно выходить всем из палатки. Свет фонаря в лицо.
   Туристы естественно могли быть осведомлены о возможности побегов заключенных из колонии, поэтому в надежде, что произошло недоразумение, выходят из палатки, даже не подозревая, с кем имеют дело.
   Одновременно выйти из палатки невозможно, поэтому выходят по одному, и тут же каждый выходящий турист получает удар кулаком в лицо, сбивающий его с ног вниз по склону. Почему удары были кулаком в лицо или голову, возможно, и просто толчок в нужную сторону? Да потому что, разбив прикладом оружия череп очередному выходящему из палатки туристу, упавший создает препятствие для выходящего вслед за ним.
   Свидетельством того, что выходивших по очереди из палатки туристов грубо отбрасывали вниз по склону от палатки, срывая с них мелкие предметы одежды, является факт обнаружения поисковиками возле палатки нескольких тапочек от разных пар, разбросанных лыжных шапочек и других мелких предметов.


   Выходя из палатки по очереди, туристы имели лишь возможность в спешке пытаться обуться, поэтому у первого кто вышел из палатки, а это был руководитель группы Игорь Дятлов, вообще не было времени обуться. На его ногах были лишь «хлопчатобумажные носки коричневого цвета, типа гольф» и всего один шерстяной белый носок на правой ноге, то есть Игорь даже не успел надеть второй носок, когда события стали стремительно развиваться. Рустем Слободин успел лишь надеть один валенок. Вполне возможно, что одним из последних, кто выходил из палатки, был Александр Колеватов, успевший надеть оба валенка.


   В процессе принудительно быстрого выхода туристов из палатки, люди с оружием приказали двум девушкам отойти в сторону от своих товарищей, оттолкнув каждую из них при выходе из палатки в заданном ими направлении, что и обусловило начальный характер следов туристов от палатки - двумя группами (2 + 7).
   После того как последний турист вышел из палатки, оказавшись со своими товарищами чуть ниже по склону, туристам, ещё не оправившимся от стресса и полученных ударов, ясно дали понять, что их ждет, приказав бежать вниз по склону, стреляя вслед. Они в суматохе даже не знали о численности, внезапно напавших на них, вооруженных людей, ослепленные светом фонарей.
   Свист пуль над головами однозначно показал намерение напавших.

   Спасаясь от угрозы немедленной смерти, они были вынуждены быстро, как только могли, спускаться все вместе вниз по склону при полной темноте, ослепленные ранее светом фонарей в лицо, т.к. ещё и ночь была безлунной, что замедляло их движение вниз по склону.
   Они двигались вниз по глубокому снегу до ближайших деревьев в надежде развести костер и согреться, т.к. прекрасно отдавали себе отчет в том, что сиюминутно им угрожает смерть уже от переохлаждения.


   Убийцы, выгнав туристов в полураздетом состоянии из палатки, даже не собирались преследовать их, дав возможность 20-ти градусному морозу лишить морального духа к сопротивлению и физически ослабить своих жертв, надеясь уже через несколько часов, пройдя по следам туристов, найти в большинстве своем их окоченевшие от мороза тела.
   Наличие двух полноценно обутых туристов может свидетельствовать о малочисленности вооруженных людей, неспособных произвести дополнительное принудительное раздевание 7 мужчин, собравшихся вместе ниже палатки, чтобы не выдать свою малочисленность и не спровоцировать туристов к неповиновению и бунту. Такое развитие событий неминуемо привело бы к необходимости применения оружия на поражение, а это не входило в планы убийц.
   Вполне возможно, что наличие двух полноценно обутых туристов могло даже входить в план убийц, оставляя всей группе ограниченную возможность к перемещению по заснеженной тайге, результатом чего могло быть вынужденное временное разобщение туристов, чем и могли впоследствии воспользоваться убийцы.


«Метеорологическая сводка по Ивдельскому району: к вечеру 1 февраля 1959 года температура воздуха понизилась почти в два раза по сравнению с утром и составила -20... -21 °С. По сравнению с утренними значениями влажность воздуха невысокая - 56 /о, видимость 8 баллов (средняя). Осадков выпало меньше 0,5 мм. Ветер северо-северо-западный 1-3 м/с. Метели, урагана, бурана не наблюдалось».


   Такое стремительное снижение температуры воздуха к вечеру 1 февраля позволяет предположить, что к ночи температура упала ещё ниже, а ветер на открытом склоне был значительно сильнее 1-3 м/с.
   Добравшись до кедра в полутора километрах ниже палатки, туристы были вынуждены решать уже проблему выживания на 20-ти градусном морозе, имея в своих рядах только несколько человек сравнительно хорошо одетых. Поэтому им пришлось срочно разводить костер, не только для того, чтобы согреться, но главным образом, чтобы высушить носки, промокшие после длительной ходьбы по снегу без обуви, что катастрофически усугубляло положение разутых туристов.
   Для предотвращения внезапности следующего возможного нападения вооруженных людей, было принято решение обустроить на кедре наблюдательный пункт на высоте 4-5 метров, обращенный в сторону палатки, чтобы заметить перемещение света фонариков на склоне в направлении палатка-кедр.


   Убийцы, выждав несколько часов, имели возможность выслеживать своих жертв по следам на снегу, освещая свой путь вниз по склону светом фонарика, поэтому у них не было повода для спешки. Однако они не ожидали такой «наглости» со стороны своих жертв, что туристы разожгут костер, явно не собираясь смериться с безвыходной ситуацией, замерзая от холода, что могло привести в бешенство убийц, совершивших свое второе нападение на двух туристов у костра.
   На момент второго нападения, группа Дятлова была просто разобщена, потому что после совместного сбора хвороста для костра, обустройства стоянки у кедра и сушки промокших носок, они были заняты разными делами.
   Только двое полноценно обутых туристов имели возможность перемещаться по лесу в районе кедра, пытаясь найти более подходящее место для стоянки, защищенное от ветра, т.к. возле кедра ветер продувал редкую изгородь из молодого ельника, сооруженную туристами для защиты от ветра.
   Обнаружив в 70-ти метрах от кедра наиболее подходящее место, защищенное от ветра, в овраге на глубине около 2-3 метров, туристы решили покинуть свою первую вынужденную стоянку у кедра и перейти в овраг, оборудовав там настил.
   Первоначально этим занимались только два полноценно обутых туриста – Александр Золотарев и Николай Тибо-Бриньоль, не позволяя своим товарищам ходить по снегу в носках. В ходе выполнения работ по обустройству стоянки в овраге, Александр и Николай начали переносить на себе своих товарищей по очереди от кедра в овраг, захватив с собой и молодой ельник, срезанный возле кедра.
   Вероятно, к этому времени наблюдение за склоном с кедра уже прекратилось.
   Туристы только успели приготовить настил или часть настила в овраге и им явно не хватило времени для того, чтобы развести там костер и, погасив костер у кедра, всем составом группы собраться в овраге.

 

Зина КолмогороваФото Р. СлободинаФото И. ДятловаФото Ю. ДорошенкоФото Ю. Кривонищенко

 

  Не исключено, что такая ограниченная мобильность всей группы туристов входила в планы убийц, позволив им приступить к завершающей части своего плана, выждав момент для следующего своего нападения на двух Юр, оставшихся у кедра в ожидании своей очереди быть перенесенными в овраг. Поэтому-то Юрий Кривонищенко и Юрий Дорошенко стали первыми жертвами физической расправы убийц.

  

   Некоторые из телесных повреждений у Юрия Дорошенко:

«- В области спинки носа, кончика носа и верхней губы следы выделения запекшейся крови.

- Верхняя губа отечна, в области красной каймы верхней губы кровоизлияния тёмно-красного цвета размером 1,5х2см.

- в области козелка и мочки правой ушной раковины плотные участки буро-красного цвета размером 6х1,6 см, на левой ушной раковине в области козелка участок такого же цвета размером 4х1см пергаментной плотности.

- на внутренней поверхности правого плеча в средней трети две ссадины размерами 2,0х1,5 см буро-красного цвета пергаментной плотности; 

- На передней поверхности правого плеча мелкие ссадины буро-красного цвета в виде полос размерами 4х1см, 2,5х1,5см и 5х0.5 см.

- В области тыла правой кисти припухлость мягких тканей и мелкие ссадины.

- На тыле кисти соответственно второй пястной кости ссадина размером 2х1,5см буро-красного цвета с кровоизлияниями в подлежащие мягкие ткани.

- На внутренней поверхности левого плеча в нижней трети ссадины буро-красного цвета размерами 3х0,5см, 1,5х0,7см и 1х1,5см.

- На боковых поверхностях левого локтевого сустава мелкие ссадины буро-красного цвета пергаментной плотности и ссадины такого же цвета размером 3х2см со следами скольжения в виде полос параллельно расположенных.

- На внутренней поверхности левого предплечья, на границе средней трети и нижней трети кожная рана неправильной овальной формы размером 0,6х0,5см, края её слегка подмяты и покрыты запекшейся кровью, под ранкой следы запекшейся крови.

- На передней поверхности обеих голеней в средней трети осаднение кожи бледно-красного цвета пергаментной плотности размером 8х4см на левой, и 5х1,5см на правой голени». (такие повреждения Юрий Дорошенко мог получить, упав на спину от полученных ударов, продолжая защищаться ногами, получая удары прикладом автомата или ружья по голени)

  
   Характер множественных повреждений на теле Дорошенко свидетельствует о том, что Юру длительное время избивали, и он пытался оказывать посильное сопротивление своим убийцам, уклоняясь от опасных ударов, защищаясь руками и даже ногами после падения. Однако многократные пропущенные им удары в голову и лицо не оставили ему шансов на выживание в условиях 20-ти градусного мороза после потери сознания от последней серии ударов в голову.

 

   Некоторые из телесных повреждений у Юрия Кривонищенко:

«- в правой височной области и затылочной области разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы.

- В левой височной области две ссадины буро-красного цвета пергаментной плотности, размером1,2х0,3 см и 1х0,2 см.

- В средней трети носа ссадина буро-красного цвета, пергаментной плотности, переходящая в рану в области кончика носа и крыльев с дефектом мягких тканей, размером 1.8х2см.

- На правой боковой поверхности грудной клетки … ссадины бледно-красного цвета размером 7х2см, 2х1,2см, 1х1,2см;

- В области левого лучезапястного сустава ссадины темно-красного цвета пергаментной плотности размером 5х2,5см, тыл левой кисти отечный.

- Вдоль всего поперечника тыла левой кисти скальпированная рана с отслоившимся эпидермисом  темно-коричневого цвета пергаментной плотности размером 8х2см.

- На средней фаланге 4-5 пальцев кожная рана размером 1,5х1см и1х0,5см. темно-коричневого цвета, плотная на ощупь с обугливанием.

- На передневнутренней поверхности бедра ссадины темно-коричневого цвета пергаментной плотности размером 5х2см, 2х1,5см и более мелкие.

- На внутренней поверхности верхней трети левого бедра три кожные ранки неправильной формы с ровными краями глубиной до 0,3 см. с острыми углами размером 1,5 на 0,4 см.

- На передней поверхности правого бедра и голени ссадины темно-коричневого цвета пергаментной плотности размером 5х2 см, 3х2см, 7х1см и 2х1см.

- На задневнутренней поверхности левой голени ссадины темно-коричневого цвета пергаментной плотности размером 8х1,3см. 3х1,5см и 2х1см.

- По всей наружной поверхности (левой) голени ожоговая поверхность на участке размером 31х10см пергаментной плотности». 


   Характер телесных повреждений Юрия Кривонищенко свидетельствует о получении их в результате длительного избиения Юры и воздействия огнем, а кровоизлияния в правой височной и затылочной области, с пропитыванием кровью правой височной мышцы, и ссадины на левом виске уже указывает на характерный почерк нанесение ударов убийц, который можно будет проследить на телах большей части убитых ими туристов. Да и Юрий Дорошенко получил подобные по силе удары, но не в висок, а чуть ниже - в район правого и левого уха, возможно, просто пытаясь увернуться от целенаправленных ударов в висок.


   Убийц было трое, поэтому персонально каждой из своих жертв занимались двое убийц, а третий помогал то одному, то другому расправляться со своей жертвой, поэтому и удары в область ушей, а не в висок Юрию Дорошенко, могли соответствовать характерному почерку одного из убийц.
   Чтобы держать остальных туристов на расстоянии, убийцы могли имитировать стрельбу по двум жертвам своей расправы, одновременно жестоко избивая их, но в этом случае они должны были стрелять в землю, а не в воздух, создавая иллюзию убийства. Убийцам необходимо было держать остальных туристов на расстоянии для того, чтобы они не вздумали поспешить на помощь своим товарищам, что привело бы уже к необходимости применять огнестрельное оружие на поражение, а это не входило в планы убийц.


   Игорь Дятлов, Рустем и Зина, уже находясь в овраге, поняли по стрельбе и крикам, что происходит у кедра, и, осознавая свою неспособность помочь товарища, решили вернуться к покинутой ими палатке, где была одежда и лыжи. Это был один из вариантов хоть кому-то из туристов спастись от неминуемой гибели, а впоследствии изобличить убийц.
   Дальнейшее избиение двух Юр у костра было прервано в связи с необходимостью преследовать трех беглецов, направлявшихся вверх по склону к палатке. Возможно, это заставило убийц срезать одежду с ещё живых туристов, находившихся в бессознательном сознании, обрекая их на верную смерть в нескольких метрах от костра. Позднее эта срезанная убийцами одежда с Юрия Кривонищенко и Юрия Дорошенко была подобрана кем-то из полноценно обутых туристов, укрывавшихся в 70-ти метрах от костра в овраге.


   Уходя от преследования, Игорь и Рустем помогали Зине бежать в гору и двигались все вместе, но, когда через 300 метров расстояние между ними и преследователями стало угрожающе малым, Игорь Дятлов принял решение дать возможность товарищам уйти от погони, задержав преследователей, чьи намерения ему были отчетливо ясны.
   Игорь оказал стойкое и мужественное сопротивление убийцам и бился насмерть, пока не потерял сознание от очередной серии пропущенных ударов в голову, а последующее быстрое остывание, разгоряченного дракой тела, привело к смерти от переохлаждения. Многочисленные ссадины и раны, обнаруженные на лице, руках, особенно правом кулаке, и других частях тела Игоря Дятлова, свидетельствуют о высокой вероятности получения их именно в результате продолжительной драки. Убийцы ещё могли себе позволить кулачный бой при явном своем численном преимуществе, получая ответные удары от Игоря Дятлова, и по следам на его разбитых костяшках правой руки можно заключить, что преследователи получили достойный отпор, оставивший следы на их физиономиях.

   Некоторые из телесных повреждений у Игоря Дятлова:

«- в области левой надбровной дуги ссадина буро-красного цвета, пергаментной плотности возвышается над поверхностью кожи;

- на верхних веках мелкие ссадины буро-красного цвета;

- на спинке и кончике носа участок буро-красного цвета пергаментной плотности размером 2,0х1,5см.

- в области обеих скул ссадины буро-красного цвета под сухой коркой размером 3х1,5 и 3х0,5см. - слева, а справа мелкие ссадины.

- Губы покрыты запекшейся кровью;

- в областях обеих лодыжек ссадины буро-красного цвета … размером 1х0,5см., до 3х2,5см, с кровоизлиянием в подлежащие мягкие ткани.

- В области пястно-фалангиальных сочленений и меж фалангиальных сочленений мягкие ткани буро-лилового цвета, пергаментной плотности покрытые сухими запекшимися корками с кровоизлиянием в подлежащие ткани.

- Левая кисть буро-лилового цвета с ссадинами буро-красного цвета, пергаментной плотности, размерами 1х0,5 см, до 2х0,2 см, осаднение кожи в области тыльной поверхности 2-го 4-го пальцев.

- В области ладонной поверхности 2-го 5-го пальцев кожная ранка неправильно-линейной формы с ровными краями, …, раны поверхностные глубиной до 0,2 (0,1-?)см. (защищался левой рукой от удара ножом)

- В области коленных суставов справа и слева ссадины темно-красного цвета, размером 1х0,5 см. и 0,5х0,5 см. пергаментной плотности.

- в нижней трети правой голени осаднение кожи 4х2см;

- В области левого голеностопного сустава на передней боковой и задней поверхностях, в областях обеих лодыжек ссадины буро-красного цвета, размером 1х0,5см., до 3х2,5см, с кровоизлиянием в подлежащие мягкие ткани».

 
   Рустем помогал Зине подниматься вверх по склону, и они преодолели ещё 180 метров, после чего Рустем Слободин поступил как Игорь Дятлов, вступив в схватку с преследователями в надежде, дать возможность Зине Колмогоровой спастись от погони.
   Получив ожесточенный отпор со стороны Игоря Дятлова, убийцы столкнулись с ещё более ожесточенным сопротивлением Рустема Слободина, поэтому они в его случае воспользовались прикладом оружия, размозжив череп Рустема, явно демонстрируя свою слабость справиться с ним только в кулачном бою.
   На теле Рустема были травмы, также свидетельствующие о жестокой драке, но в его случае последними, полученными им, ударами в голову был проломлен череп в височной части, что привело к потере сознания и смерти от переохлаждения.

   Некоторые из телесных повреждений у Рустема Слободина:

«- В области лба в средней части мелкие ссадины буро-красного цвета пергаментной плотности слегка вдавленные. Над ними две царапины линейной формы под сухой бурой коркой длиной до 1,5 см, расположенные параллельно надбровным дугам на расстоянии друг от друга на 0,3 см.

- В области верхнего века справа ссадина буро-красного цвета размером 1 х 0,5 см. В области ссадин и царапин на лице отмечается кровоизлияние в подлежащие мягкие ткани.

- Губы отёчны.

- Правая половина лица несколько отечна, на ней множество мелких ссадин неправильной формы пергаментной плотности под сухой коркой, переходящей частично на область подбородка.

- На левой половине лица мелкие ссадины такого же характера, среди них одна ссадина размером 1,2х0,4см под сухой бурой коркой в области левого скулового бугра. 

- В области пястно-фалангиальных суставов кистей осаднение выступающих частей мягких тканей на участках размером 8х1,5см, покрытой сухой пергаментной плотности коркой ниже уровня кожи.

- По локтевому краю левой кисти участок осаднения буро-вишневого цвета пергаментной плотности размером 6х2см с переходом осаднения на боковую поверхность у пальца левой кисти.

- В нижней трети правого предплечья на тыльной поверхности два участка с отсутствием эпидермиса размером 3,5х3см и 3,5х1,5см с неровными краями бледно-красного цвета. 

- Осаднение мягких тканей темно-красного цвета 2,5х1,5см и 4,5х1,5см на наружной поверхности нижней трети левой голени.

- в области левой и правой височных мышц разлитые кровоизлияния с пропитыванием мягких тканей. (характерный почерка одного из убийц – целенаправленные удары в висок)

- от переднего края левой височной кости вперёд и вверх трещина длиной до 6,0см. и с расхождение краёв до 0,1см, трещина расположена от стреловидного шва на расстоянии 1,5см.

- расхождения височно-теменного шва костей черепа слева и справа».


   Кровоизлияние в области правой и левой височных мышц свидетельствует о том, что Рустему пробили череп не сразу и, получая целенаправленные удары в висок, он оказывал мужественное и стойкое сопротивление своим убийцам, нанося ответные удары, о чем свидетельствуют его разбитые костяшки кулаков, как и у Игоря Дятлова на правой руке.


   Ещё через 150 метров выше по склону пришла очередь Зины Колмогоровой погибнуть от рук убийц.

   Некоторые из телесных повреждений у Зины Колмогоровый:

«- в области правого лобного бугра ссадина темно-красного цвета размером 2х1,5см плотная на ощупь, рядом с ней участок бледно-серого цвета размером 3х2см, доходящий до правой брови.

- в правой височно-скуловой области осаднение кожи неправильной формы буро-красного цвета размером 6-7(-?)х5см;

- На верхнем веке левого и правого глаза участок осаднения кожи темно-красного цвета размером 5х1см и 0,5х0,5см.

- на спинке носа ссадина буро-красного цвета размером 1х0,7см, на кончике носа такая же ссадина пергаментной плотности размером 2х1см.

- В области скуловых дуг, щек и подбородка множество ссадин различной формы и величины под сухими бурого цвета корками размерами от 6х2см до 2х1см и меньше.

- Губы синюшне-красного цвета, отечные.

- На тыле правой и левой кисти в области пястно-фалангиальных и межфалангиальных суставов ссадины буро-красного цвета плотные на ощупь, размерами от 1,5х1см до 0,3х3см.

- На тыле правой кисти у основания третьего пальца рана неправильной формы, углом обращенная к концевой фаланге размерами 3х2,2см с неровными краями и скальпированным кожным лоскутом.

- В области поясницы правой боковой поверхности туловища, правой половины живота осаднение кожи ярко-красного цвета в виде полосы размером 29х6см.

- на лице были признаки кровотечения из носа».


   Не может не обратить на себя внимания довольно странное изменение в манере действий убийц, преследовавших трех туристов, когда они догнали Зину Колмогорову. Нож был применен только в отношении отчаянно оказывающего сопротивление Игоря Дятлова, у которого на ладони левой руки обнаружена рана – порез ножом, проходящий через всю ладонь, и только то, потому что ранение было незначительным. На теле не менее упорного в своем сопротивлении Рустема Слободина вообще нет похожих на ножевые ранения ран, а вот на руках Зины Колмогоровой были обнаружены множественные ссадины и рана, нанесенные ей ножом. Она явно защищалась руками от попыток её убийцы действовать против неё преднамеренно ножом.
   То, как убийцы расправились с Игорем и Рустемом, говорит о физической силе и беспощадности убийц, для которых очередная жертва в плане преодоления её сопротивления вообще не представляла каких-либо затруднений, и простого сильного удара в лицо было бы достаточно, чтобы Зина потеряла сознание. Так зачем, спрашивается, убийцам потребовалось изменить свой стиль действий против слабой жертвы, пытаясь нанести именно ей многочисленные удары ножом, от которых она защищалась, получив рану на кисти правой руки и многочисленные ссадины на кистях рук и ладонях?
   Можно также отметить, что что-то явно изменило намерение убийцы продолжать наносить Зине удары ножом, от которых она защищалась, подставляя руки, после чего последовали сильные удары в лицо и сознание покинуло её, а мороз и ветер завершили расправу убийц. Такое парадоксальное изменение в манере действий убийц найдет свое объяснения, но это произойдет несколько позже, уже по результатам анализа последующих действий убийц, которые расправились пока только с пятью туристами, и были заняты уже поиском остальных четырех туристов.


   Причина, по которой Игорь Дятлов один вступил в схватку с преследователями, состояла в том, что догонял их первоначально только один из трех убийц, первым бросившийся в погоню за беглецами. А двое других в это время задержались у костра, спешно завершая расправу с двумя своими жертвами, причем один из убийц ножом срезал с них одежду. Оставив раздетыми и беспомощными двух Юр у костра возле кедра в бессознательном состоянии, двое убийц поспешили вслед за беглецами вверх по склону. Поэтому первоначально Игорь Дятлов дрался один на один, но когда подоспели ещё двое убийц, то пришлось драться уже против двоих, потому что один из подоспевших убийц пустился в погоню за Рустемом Слободиным и Зиной Колмогоровой. Аналогичная ситуация произошла и с Рустемом, который первоначально дрался также один на один. Зину Колмогорову первоначально также догнал только один из троих убийц, действуя против неё преднамеренно с использованием ножа, но подоспевшие следом подельники, почему-то помешали ему закончить начатое, лишив Зину сознания сильными ударами в лицо.

 

 


 

Расправа в овраге


   Разные версии гибели группы Дятлова, в которых самые тяжелораненые туристы получили свои травмы ещё в палатке или вне её, после чего были заботливо перенесены своими товарищами на настил в овраге, имеют одно расхождение с фактом обнаружения тел этой четверки не на настиле, а в нескольких метрах от него. Казалось бы, тяжелораненые туристы, сообразно таким версиям, должны были замерзнуть на настиле, где и обнаружили бы их тела, что было бы правдоподобно для этих версий.
   В одной из версий гибели группы Дятлова даже целый раздел отводится для анализа возможных способов получения переломов ребер и оценки силы полученных ударов с использованием математических выкладок, цитата:

«8. Перелом ребер http://gruppa-dyatlova.ru/versii/versija-andreja-chupikina/
Я попытался примерно оценить требуемую силу удара, для получения двустороннего двойного перелома 10 ребер у Дубининой...
E1=M*g*H= 70*10*0,2 = 140 Дж (g=10м/с^2 для простоты)...
E10 = E1*10 = 140 * 10 = 1400 Дж. ...
V = КОРЕНЬ(2 * 1400Дж / 1кг) = 52,9м/с или 190 км/ч ...
V = КОРЕНЬ(2 * 1400Дж / 100кг) = 5,29м/с или 19 км/ч ...
3. Наконец падение с высоты на камни самой Дубининой и 3-4 ребят сверху. Примем их суммарный вес за 300 кг.
H = E10/M/g = 1400 Дж/300 кг/10 кг/м/с^2 = 0,4667 м!!!
Т.е. при групповом завале достаточно было упасть с полуметра!!!»

   В версии «контролируемой поставки» сломанные ребра Людмилы Дубининой и Александра Золотарева нашли свое объяснение, как результат умышленных ударов коленом в грудную клетку, нанесенных им иностранными разведчиками.


   Исследователи гибели группы Дятлова, в части объяснения причин переломов ребер у Людмилы Дубининой и Семена (Александра) Золотарева, явно игнорируют наличие иных травм и увечий на их телах и напрасно, потому что этот комплексный анализ мог бы дать вполне ясную картину произошедшего с ними несчастья, прямо указав на причину переломов ребер.


   Столкнувшись с таким яростным сопротивлением Игоря Дятлова и Рустема Слободина, оставивших на физиономиях убийц свои «автографы», и, находясь в поисках оставшейся четверки, убийцы не могли не понимать, что при своей относительной малочисленности, преодолеть одновременное сопротивление трех мужчин им будет сложно. По этой причине они просто изменили тактику своих действий при обнаружении по следам на снегу четырех туристов в овраге, сидевших на настиле.
   У них уже не было возможности избивать каждого туриста по отдельности, реализуя свое численное превосходство, поэтому убийцы действовали более решительно в плане нанесения сокрушительных ударов им в голову прикладами своего оружия.

 

Фото Л. ДубининойФото А. КолеватоваФото Н. ТибоФото А. Золотарева

 

  Четверка туристов действительно находилась в овраге на настиле, когда с высоты двух метров по некрутому спуску на них бросились убийцы. И самой естественной реакцией в этой ситуации для сидевших на настиле туристов – было броситься прочь с настила и от вооруженных людей, что они и сделали. Именно по этой причине их тела были обнаружены в нескольких метрах от настила.


   Не имея численного преимущества, убийцы наносили целенаправленные и мощные удары в голову каждому из четырех туристов, поэтому расправа была молниеносной. Убийцы явно вспоминали стойкость Рустема Слободина, который, получая многократные удары в висок, все же продолжал оказывать ожесточенное сопротивление.

 

   Некоторые из телесных повреждений у Николая Тибо-Бриньоль:

«- В области правого виска отмечается разлитое кровоизлияние в правую височную мышцу с диффузным пропитыванием. (- свидетельство характерного почерка нанесения ударов в висок одного из убийц)

- вдавленный перелом правой височно-теменной области, на участке размером 9х7см с дефектом костной ткани и височной кости размером 3х3,5х2см. Указанный участок кости вдавлен в полость черепа и находится на твердой мозговой оболочке. - многооскольчатый перелом правой височной кости…

- В области правого плеча на передневнутренней поверхности – разлитой кровоподтек размером 10х12см зеленовато-синего цвета на уровне средней и нижней трети. В области кровоподтека кровоизлияния в подлежащие мягкие ткани».

   Из заключения судмедэксперта: «смерть его наступила в результате закрытого многооскольчатого вдавленного перелома в область свода и основания черепа, с обильным кровоизлиянием под мозговые оболочки и в вещество головного мозга при наличии действия окружающей низкой температуры. Вышеуказанный обширный многооскольчатый перелом кости свода и основания черепа прижизненного происхождения…».

 

   Некоторые из телесных повреждений у Александра Колеватова:

«- Брови отсутствуют. В области глазниц и надбровных дуг отсутствие мягких тканей с обнажением костей лицевого черепа, в области глазниц и надбровных дуг.

- За правой ушной раковиной, в области сосцевидного отростка, рана неопределенной формы размером 3х1,5х0,5см, проникающая до сосцевидного отростка ( – характерный почерк одного из убийц).

- В области правой щеки дефект мягких тканей на участке размером 4х5,5см Дном дефекта мягких тканей являются кости нижней челюсти.

- Шея длинная, тонкая, деформированная в области щитовидного хряща.

- кожные покровы грудной клетки со сползанием поверхностного слоя эпидермиса».

 

   Некоторые из телесных повреждений у Александра Золотарева:

«-В правой теменной области - дефект мягких тканей неправильной формы размером 8х6 см с истонченными, слегка подмятыми краями, с обнажением теменной кости; (- последствие от удара прикладом в затылок Александру, метнувшемуся прочь от убийц)

- В области надбровных дуг и глазниц дефект мягких тканей округлой формы на участке 7х6см с истонченными краями, с обнажением костей лицевого черепа.

- Глазницы зияют. Глазные яблоки отсутствуют;

- перелом II, III, IV, V, VI ребер справа по окологрудной и среднеподмышечной линии с кровоизлиянием в прилегающие межреберные мышцы».

 

   Некоторые из телесных повреждений у Людмилы Дубининой:

«- в области левой теменной кости дефект мягких тканей, размером 4х4см, дном дефекта является обнаженная теменная кость; (- следствие удара прикладом в затылок, с последующим нарушением целостности кожного покрова в месте удара, что и привело впоследствии к обнажению теменной кости)

- отсутствие мягких тканей в области надбровных дуг, переносицы, глазницах и левой височно-скуловой области;

- глазные яблоки отсутствуют;

- отсутствуют мягкие ткани верхней губы справа с обнажением верхней челюсти и зубов;

- язык в полости рта отсутствует;

- множественный двусторонний перелом ребер справа II, III, IV, V по среднеключичной и среднеподмышечной линии, слева перелом II, III, IV, V, VI, VII ребер по среднеключичной линии. В местах перелома ребер имеются разлитые кровоизлияния в межреберные мышцы».

 

   После того как убийцы молниеносно лишили четырех туристов возможности сопротивляться, оставив их лежащими в бессознательном состоянии, началась садистская вакханалия, предельно просто объясняющая все увечья полученные Александром Золотаревым и Людмилой Дубининой.
   Из троих убийц был только один мясник, орудуя ножом, способный вырезать глаза и язык у Людмилы Дубининой и только глаза у Александра Золотарева.
   Вот для этого ему потребовалось немалое время.
   Упав всем своим весом на грудную клетку Людмилы, мясник сломал ей часть ребер, продолжая ломать ребра уже под тяжестью своего тела, площадь опоры которого пришлась на нижнюю часть седалищных костей таза (грубо 13-15см на 8-9см), что после перелома ребер привело к травме сердца и незамедлительной смерти Людмилы Дубининой. Оставаясь в таком положении, мясник вырезал ей язык, что после наступления смерти Людмилы от травмы сердца не привело к обильному кровотечению, а затем вырезал глаза, удаляя их вместе с прилегающей к глазам кожей, включая брови.
   Занятие не скорое, что заставило его переносить вес своего тела с одной стороны грудной клетки жертвы на другую сторону, при этом доламывая по очереди ребра с обеих сторон грудной клетки Людмилы. Поэтому и переломы ребер оказались действительно вдавленными, но это было сделано не столько преднамеренно, сколько просто сопутствовало целенаправленной «работе» мясника по изъятию языка и глаз ни у какой-то иной жертвы расправы, а именно у Людмилы Дубининой.


   Отсутствие глазных яблок у Александра Золотарева также сопровождается переломом ребер, но только с одной стороны грудной клетки. Это объясняется тем, что, во-первых, он взрослый мужчина и его ребра значительно крепче ребер девушки, а, во-вторых, с ним работы было меньше для садиста-мясника, т.к. вырезание языка Александра Золотарева не входило в планы мясника, исполнявшего волю заказчика убийства туристов.


   Характерный почерк «работы» мясника прослеживается не только на двух телах, но и на третьем.
   Первоначально мясник ошибся в выборе своей мужской жертвы на удаление глазных яблок, т.к. мужчин было трое, и, вполне возможно, он начал свою «работу» по ошибке с Александра Колеватова, у которого так же отсутствовали мягкие ткани в области глазниц и надбровных дуг с обнажением костей черепа при отсутствии бровей. Мясника, должно быть, вовремя поправили подручные по ремеслу, указав на ошибку, поэтому он не закончил начатое, однако все же оставил характерный след своего ремесла на грудной клетке Александра Колеватова – «кожные покровы грудной клетки со сползанием поверхностного слоя эпидермиса».


   Итак:
   У Александра Колеватова в области глазниц и надбровных дуг отсутствие мягких тканей с обнажением костей черепа, брови отсутствуют, и как дополнение«кожные покровы грудной клетки со сползанием поверхностного слоя эпидермиса».
   У Александра Золотарева в области глаз и надбровных дуг дефект мягких тканей с обнажением костей лицевого черепа, плюс к этому - отсутствие глазных яблок, и как дополнение - переломы II, III, IV, V, VI рёбер справа.
   У Людмилы Дубининой «отсутствие мягких тканей в области надбровных дуг, переносицы, глазницах и левой височно-скуловой области;
   - глазные яблоки отсутствуют;
   - отсутствуют мягкие ткани верхней губы справа с обнажением верхней челюсти и зубов;
   - язык в полости рта отсутствует».
   И как дополнениемножественный двусторонний перелом рёбер справа II, III, IV, V и слева перелом II, III, IV, V, VI, VII ребер.
   Как видим, чем дольше мясник занимался своей «работой» с каждой из жертв, орудуя ножом, тем больший он наносил вред грудной клетке жертвы, но это всего лишь издержки его «профессии-ремесла», а неумышленное причинение подобных травм.


   Вот к этому моменту в расследовании убийства группы Дятлова можно констатировать, что кроме убийства всей группы, у исполнителей было дополнительное задание принести своему заказчику трофеи - язык и глаза именно Людмилы Дубининой и только глаза именно Александра Золотарева.
   Это объясняет странное, казалось бы первоначально, изменение в поведении убийц в эпизоде расправы с Зиной Колмогоровой, которую опять же по ошибке мясник, догнавший её первым, принял за Людмилу Дубинину, пытаясь нанести ей раны ножом в лицо, от чего она защищалась руками, а когда ошибка стала очевидной, после того как подоспели двое подручных мясника, Зину просто лишили сознания сильными ударами в лицо, оставив замерзать.


   Перед тем как определиться с возможной кандидатурой заказчика убийства туристов, следует прояснить один весьма существенный факт из УД о гибели группы Дятлова, ставший своеобразным камнем преткновения для других исследователей, а именно, ответить на вопрос: кто же разрезал палатку туристов, если они сами этого не делали?
   Ответ достаточно прост: палатку разрезали убийцы утром 2 февраля, когда всходило Солнце.
   Убийцы провели остаток ночи в палатке своих жертв, а утром с восходом Солнца они стали собирать свои вещи, завершая тщательный осмотр палатки, для чего им не было нужды использовать фонарик, а достаточно было просто разрезать скат палатки, обращенный в сторону восходящего Солнца, а это и был скат палатки, обращенный вниз по склону. И резали убийцы палатку опять же изнутри и абсолютно не для того, чтобы запутать следствие, а по вполне естественным для себя причинам. Как известно из материалов УД, у палатки нашли эбонитовые ножны, не принадлежавшие туристам. Возможно, как раз их и искали в палатке убийцы перед своим уходом, исполосовав палатку этим же ножом. Не исключено, что именно этим ножом орудовал профессиональный садист-мясник, исполняя волю заказчика.

 

 


  

 Заказчик


   В начатом расследовании до сих пор нет определенности с выбором одной из категории принадлежности убийц, но локализация этих убийц к поселку Вижай вполне очевидна.
   Были ли убийцы туристов «врагами народа», люто ненавидевшими этот режим, как воплощение коммунистической идеологии, олицетворением которой была КПСС и проходивший в эти дни её XXI съезд, в честь которого группа Дятлова посвятила свой поход?
   Или наемные убийцы были посланы кем-то из руководства поселка-колонии Вижай, кто имел какие-то личные мотивы для расправы с туристами, как представителями «столичной молодежи», что могло усугубляться ещё и мотивами негативного отношение к политическим переменам в стране после смерти Сталина, включая результаты XX съезда партии 1956 года по смягчению репрессивного давления на заключенных, на фоне проходившего в эти дни XXI съезда КПСС?
   Перед этим выбором стояли и следователи КГБ, проводившие свое расследование причины гибели туристов вовсе не потому, что в этом районе проводились какие-то испытания секретного оружия или нечто подобное, как это представляется авторам разных версий.


   У КГБ было гораздо более весомое основание для проведения собственного расследования гибели туристов – это факт гибели туристов группы Дятлова, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС, в дни проведения съезда!
   Это усугублялось ещё и спецификой территории, где было совершено, предполагаемое с первых дней расследования, убийство группы туристов.
   Такая постановка вопроса в связи с гибелью группы Дятлова для политического руководства страны имела приоритетное значение, что и обусловило привлечение сил КГБ к расследованию гибели туристов, тем более что гибель группы Дятлова произошла на территории подведомственной ранее НКВД, а к 1959 году - МВД/КГБ.
   Даже чисто по формальным признакам, убийство туристов группы Дятлова, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС, в дни проведения съезда (!), квалифицировалось уже ни как простое уголовное преступление, находящееся в ведении прокуратуры Ивделя и Свердловской области, а как политическое убийство со всеми вытекающими из этого последствиями, при обязательном участии в его расследовании следователей КГБ. Поэтому следователям КГБ, так или иначе, пришлось бы проводить своё параллельное расследование гибели группы Дятлова, отрабатывая очевидную для этой конкретной ситуации версию политического убийства туристов.


   Вполне естественно, что высшее партийное руководство страны не исключало возможности нанесения удара со стороны «врагов народа», учитывая место проведения официального похода туристов, посвященного XXI съезду КПСС.
   После смерти Сталина руководство страны попыталось «надеть намордник» на своих преданных службистов, указав им на недопустимость впредь использовать старые приемы «перевоспитания» к заключенным, меняя постепенно методику и характер преследования уже «инакомыслящих». Поэтому и версия участия в убийстве туристов кого-то из сотрудников ГУЛАГа, «одичавших» от вседозволенности за многие годы сталинских репрессий, в пределах контролируемой ими территории Ивдельлага, была весьма актуальна.
   Такая политическая подоплека, изначально связанная с пропажей группы туристов, заставила партийное руководство мобилизовать все силы, включая армию, КГБ и персонал Ивдельлага на поиски пропавшей группы Дятлова, на фоне естественного участия в этом деле опытных туристов из Свердловска.
   И здесь решающую роль играет «волшебной силы листок бумаги», в роли которого выступали командировочное удостоверение Игоря Дятлова и «путевка» профкома УПИ, с упоминанием в нем XXI съезда КПСС.
   Как видим, имеющихся в деле фактов вполне достаточно, чтобы дать простое объяснение, задействованным в поиске пропавших туристов значительным силам государства и КГБ, не прибегая к иным надуманным мотивам для этого, не имеющим документального подтверждения.


   Даже не сомневаюсь, что следователи КГБ, проводя свое закрытое для общества расследование гибели туристов, уже после обнаружения первых пяти трупов, по характеру полученных травм на телах туристов, располагая большими возможностями, чем официальное следствие, могли сузить круг подозреваемых и впоследствии выявить лиц, совершивших это преступление.
   Помочь следователям КГБ могли улики: эбонитовые ножны, обнаруженные возле палатки, и неопознанные Юрием Юдиным, как принадлежавшие туристам группы Дятлова; след каблука и многие другие улики, детализация которых найдет свое место в дополнениях к этому разделу расследования, формулирующему в общих чертах суть событий, произошедших с туристами, и ход расследования КГБ.
   С большой долей вероятности допускаю даже, что поиски оставшихся четырех тел туристов были уже целенаправленными после допросов убийц. Тела четырех пропавших туристов не были найдены на протяжении более двух месяцев после обнаружения палатки и тел пяти туристов, поэтому вполне возможно, что следователям КГБ потребовался месяц или полтора на раскрытие убийства туристов.
   Уже в первых числах мая, когда якобы «сошел снег», были обнаружены тела четырех туристов, но вот загвоздка, тела-то были обнаружены в овраге на глубине около трех-четырех метров под толщей снега. Два месяца поисковикам не приходила мысль исследовать содержимое оврага, находившегося всего в 70 метрах от кедра, а в мае они, наконец-то, обращают внимание на овраг, который как ранее, так и в мае был скрыт под глубоким снегом.   Это могла быть и не случайная находка, а, вернее всего, это был результат допросов убийц следователями КГБ.
   Уже после обнаружения четырех тел в овраге и по результатам судебно медицинской экспертизы, вопрос о заказчике этого зверского убийства для следователей КГБ стал вполне очевиден.


   Даже в рамках этого расследования, которое проводится спустя 53 года, имеющихся данных и фактов из официального УД вполне достаточно, чтобы указать на заказчика этого зверского убийства, пославшего трех убийц за кровавыми трофеями, удовлетворяя свое звериное чувство мести.
   Для этого вернемся к анализу дневниковых записей туристов за 25-26 января 1959 года, относящихся к поселку Вижай.
   Игорь Дятлов, как руководитель официального похода, по прибытию в пос. Вижай, первым делом обратился за помощью к руководству поселка-колонии, как к посреднику для общения Игоря с руководителем Вижайского лесничества И.Д. Ремпель. Вряд ли руководитель лесничества Ремпель И.Д. стал бы общаться с дикими туристами, предоставляя им карты местности, без разрешения на это своего непосредственного начальника, которым мог быть, кто-то из руководства поселка-колонии Вижай.
   Как и всякий начальник, ознакомившийся с командировочными документами группы туристов, в которых было обращение к должностным лицам оказывать помощь в вопросах транспорта и проживания, руководящий работник поселка-колонии Вижай был обязан по возможности выполнить это предписание, улучшая жилищные условия туристов в подведомственном ему поселке, предоставив группе Дятлова гостиницу.
   Скорее всего, гостиница пос. Вижай не предназначалась для размещения командированных сотрудников Ивдельлага и других ведомств, которые могли размещаться на территории колонии в более благоустроенных помещениях, а предназначалась для размещения приезжих родственников заключенных, получивших разрешение на свидание. Сырые дрова в гостинице вполне характеризует отношение руководства колонии к подобному «контингенту» граждан, нуждающихся в гостиничном уюте.


   Какое негативное впечатление произвела на всю группу Дятлова эта гостиница, именуемая ими как «т. наз. гостиница», об этом уже упоминалось выше.
   О том, какое впечатление на руководство поселка-колонии, а в целом и на малочисленных жителей поселка, могла произвести по меркам того времени «столичная молодежь» своим «вызывающим» поведением также упоминалось выше.
   Сейчас следует акцентировать внимание на том, что именно Людмила Дубинина вечером 25 января, вернувшись с товарищами из клуба, приняла на себя весь груз забот дежурного по приготовлению ужина, занимаясь в гостинице растопкой печи сырыми дровами вместе с Юрой Кривонищенко. Можно смело констатировать, что возникшие бытовые трудности, с которыми им даже в глухой тайге крайне редко приходилось сталкиваться, вызвали изрядную долю негативных эмоций, учитывая, что гостиница пос. Вижай, казалось бы, была последним островком цивилизации. Неслучайно уже в пос. 41-го Людмила Дубинина в дневнике выразила свое отношение к этой местности - «в такой дыре».
   Пос. Вижай маленький и вполне возможно, что начальник, предоставивший группе туристов «место» в гостинице, мог зайти к ним и поинтересоваться: «хорошо ли они устроились на ночлег», что с его стороны было бы вполне естественным в подобной ситуации. Туристы из областного центра («столица» области – «столичная молодежь»), имевшие официальный статус похода, могли вызвать к себе элементарный интерес со стороны кого угодно «в такой дыре», поэтому визит в гостиницу начальника или его зама вечером 25 января не может показаться чем-то маловероятным.


   У меня, как астролога, есть основания считать, что была очень неприятная непродолжительная встреча и разговор Людмилы Дубининой с каким-то важным, вызывавшим личную неприязнь у неё, человеком, олицетворяемым в астрологии Солнцем. Это уже было поздним вечером, когда Людмила в течение нескольких часов промучилась, занимаясь приготовлением ужина из-за сложностей с растопкой печи в гостинице. Эта неприязнь могла соотноситься как с самим этим человеком солнечного типа в восприятии его внешнего облика Людмилой, так и с проецируемой на него её негативной реакцией, связанной с бытовыми трудностями в гостинице, которые даже в лесу туристам встречаются нечасто, а возможно, и оба варианта одновременно.
   Можно только догадываться о том, в каких выражениях, окрашенных негативными эмоциями, Людмила выразила свое личное отношение к бытовым условиям в «т. наз. гостинице» человеку, сделавшему туристам «одолжение», предоставляя им гостиницу.
   А учитывая возможную резкость общения Людмилы Дубининой в такой ситуации, это вполне правдоподобно, вот только тот важный (солнечного типа) человек явно был сильно оскорблен поведением Людмилы, но вполне вероятно, что он даже вида не подал, проглотив это оскорбление. Поэтому и Людмила не акцентировала свое внимание на этом мимолетном инциденте, посчитав сделанное ею замечание вполне справедливым и уместным в этой ситуации.
   Любой бы из нас на её месте мог поступить точно также, сталкиваясь с непредвиденными бытовыми трудностями в гостинице, выражая свое неудовольствие как гостиничному персоналу, так и руководству.
   Часто у девушек бывает весомые поводы для резкого ответа...


   Подтверждением высокой вероятности, воспроизведенного мной характера общения Людмилы с человеком солнечного типа, которым мог быть начальник, предоставивший группе туристов гостиницу, или его зам, приведу несколько цитат из дневника Людмилы Дубининой:

«24 января ... Да и я вообще люблю подливать масло в огонь, черт бы меня подрал.
25 января... Настроение испорчено. В общем, мне очень и очень тяжело.
26 января ... Настроение плохое и, наверное, будет еще дня два. Зла как черт».


   Вполне возможно, что Людмила Дубинина относилась к числу людей, способных задолго до трагической развязки почувствовать приближение чего-то ужасного и фатального, отчетливо распознать которое они не в состоянии. Возможно, по этой причине она перестала вести дневник уже 28 января, а 30 января вообще отказалась помогать товарищам, зашивать палатку, находясь под влиянием какого-то давящего предчувствия.
   Это не такое редкое явление, когда жертва способна на подсознательном уровне почувствовать нависшую над ней угрозу, учитывая, что в нашем случае «по следам туристов шли убийцы», визуализирующие нюансы предстоящей садистской расправы, тщательно планируя свою акцию, в которой именно Людмиле Дубининой отводилась центральная роль жертвы мясника.


   Я бы мог вполне обойтись и без косвенных ссылок на свои познания в астрологии, описывая характер общения Людмилы с кем-то из руководства поселка-колонии, кто как раз и соотносится в астрологии с человеком солнечного типа, ограничившись вполне естественными мотивами для этого начальника посетить обитателей гостиницы вечером 25 января. В результате чего он вызвал к себе вполне объяснимую из материалов дела негативно эмоциональную реакцию Людмилы Дубининой, учитывая характерное для этой местности её дискомфортное душевном состоянии, соответствующее её записям в дневнике.


   Одной из причин, по которой заказчик убийства, оскорбленный поведением Людмилы, решился на месть - это отсутствие формального конфликта с его стороны, как результат его сдержанной реакции на слова Людмилы.
   Вероятно, план мести созрел не сразу, а возник в результате обсуждения этой ситуации заказчиком в кругу своего ближайшего окружения, поэтому и убийц было всего три человека.
   Руководитель лесничества мог просто поделиться, полученной от Игоря Дятлова информацией о маршруте туристов с любым жителем поселка, включая своего начальника, передав ему все нюансы разговора, не придавая этому особого значения, подчеркнув при этом показное пренебрежение Игоря Дятлова к потенциальным опасностям их маршрута, о которых он его предупреждал. Возможно, именно информация, полученная от руководителя лесничества, и навела заказчика на мысль, где и как можно расправиться с туристами.


   В те времена дослужиться до руководящей должности в системе лагерей ГУЛАГа могли люди с большим и продолжительным опытом работы в этой системе, активно вовлеченные в репрессии 30-50 годов, превращая заключенных в лагерную пыль не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова.
   Уж кто-кто, а «люди» с многолетним опытом работы в ГУЛАГе, дослужившиеся до руководящих должностей, имели все шансы, при наличии врожденной склонности к этому, стать профессиональными садистами, для которых жизнь заключенного в былые времена сталинских репрессий не представляла никакой ценности, не говоря уже о моральной оценке своих действий.
   Сильнейшая личная неприязнь такого профессионального садиста к лицам, не относящимся к сфере его профессиональных обязанностей, таким как просто туристы, могла легко спровоцировать его на жестокую месть за нанесенные оскорбления, возможно, и безобидные в их восприятии обычным человеком.


   Люди, по свое природе по-разному реагируют на конфликтные ситуации. Если бы такая ситуация произошла и другом месте, как это и бывает часто с постояльцами гостиниц, возмущенными качеством обслуживания, то вероятность встречи с заведующим гостиницей, который ещё и по совместительству является профессиональным садистом, была бы ничтожно мала. Поэтому и повсеместное поведение в такой конфликтной ситуации постояльцев вполне естественно и нормально – высказать все, что они думают о «гостеприимстве» принимающей стороны, как результат нормальной реакции нормального человека, возможно и в резкой форме.
   Для относительно вменяемого (нормального) человека, как представителя подавляющего большинства человечества, реакция на конфликтную для него ситуацию вполне предсказуема и надо очень постараться, оскорбляя его, чтобы довести его до крайностей в своих реакциях.

   Вот для «людей», имеющих профессиональные навыки или врожденные склонности к садизму, уровень нанесенного им оскорбления, может быть значительно ниже общих каких-то усредненных «норм», пробуждая в них дикие в своей необузданности звериные инстинкты, которые они неспособны уже контролировать, утоляя эту страсть результатами мести. А ещё хуже, если они способны будут отдалить момент исполнения своей мести, выбрав для этого подходящее время и место.
   Сколько людей, столько и вариаций на эту тему.


   Вряд ли можно осуждать Людмилу Дубинину за вполне естественную и нормальную реакцию для каждого из нас, оказавшегося в её положении, потому что многие из нас вели бы себя аналогичным образом, сталкиваясь с непредвиденными бытовыми трудностями в гостинице как в наше время, так и во времена СССР, кому посчастливилось родиться чуть раньше. Судя по отсутствию в её дневнике упоминания о подобной конфликтной ситуации, она не считала, что её слова действительно могли нанести оскорбление просто в силу её формальной правоты, как постояльца гостиницы, которого вынудили разжигать печь сырыми дровами в течение многих часов (6 часов!). Вместе с этим Людмила Дубинина в кинозале пос. Вижай сидела рядом с Юрой Кривонищенко, несдержанное поведение которого могло вызвать личную неприязнь зрителей в кинозале не только к нему, но и к его соседке.


   Если данное расследование проводится по материалам УД о гибели группы Дятлова, спустя 53 года, имея весь доступный нам объем информации по этому делу, то следователи КГБ, ещё не имея данных о судьбе четырех туристов, по результатам анализа фактов по делу, после обнаружения пяти трупов, могли и вышли на след в первую очередь убийц, которые умудрились оставить улики, захватив с собой «нечто в подарок» от Игоря Дятлова и Рустема Слободина.
   На руках Игоря Дятлова и Рустема Слободина были обнаружены характерные следы разбитых костяшек кулаков, что могло свидетельствовать об их ожесточенном сопротивлении убийцам, а это вполне давало основание предполагать наличие характерных следов драки на физиономиях убийц.
   Нет оснований сомневаться в том, что это убийство, тщательно спланированное, было организовано небольшой группой лиц из персонала колонии или из жителей пос. Вижай, поэтому большинство сотрудников колонии и жителей поселка не были посвящены в это дело. Вот они и могли косвенно или явно указать на кандидатуры предполагаемых убийц, у которых были замечены характерные для драки следы и отметины на лице, соотнесенные с датами 1-2 февраля 1959 года.
   Для всесильного по тем временам КГБ, в подведомственном ему учреждении, выяснить принадлежность улик и людей со следами драки на лице месячной давности, путем опроса в большинстве своем непричастных к этому делу жителей пос. Вижай, - это дело несложное. А аналогичный анализ дневниковых записей, проведенный в ходе этого расследования, мог также способствовать раскрытию убийства туристов следователями КГБ.
   Вероятно, убийцы не сразу выдали своего заказчика, но, по результатам анализа увечий на телах четырех туристов из оврага, у следствия были все основания предположить существование заказчика, который в этой ситуации уже мог быть изобличен не столько в результате допросов убийц, сколько в результате анализа дневниковых записей туристов.

   Если даже предположить, что четыре тела в овраге были действительно найдены «случайно», а не как результат допроса убийц, то по результатам судмедэкспертизы найденных тел следователи КГБ уже могли выйти сразу на заказчика убийства, которому были предназначены кровавые трофеи, опять же, проведя анализ дневниковых записей.
   Бытовые трудности, с которыми столкнулись туристы в гостинице пос. Вижай, и их негативная реакция на это, могла лишь вызвать чувство тайного злорадства в стане предполагаемых первоначально, как потенциальных убийц, врагов режима, поэтому их участие маловероятно.


   Заказчиком зверского убийства группы Дятлова был кто-то из руководства колонии № 64 при УЩ/349-И, возможно, именно начальник, предоставивший группе туристов гостиницу, или кто-то из его ближайшего окружения. Таким образом, сам заказчик не участвовал в расправе, а мог ещё и обеспечить алиби исполнителям убийства на время их отсутствия, оставаясь на рабочем месте в ожидании кровавых трофеев.
   Найти добросовестных исполнителей в своем подчинении заказчику не составило труда, учитывая его многолетнюю службу в системе ГУЛАГа. Убийц, посланных заказчиком, было трое, причем один из них был значительно старше, но с востребованными для заказчика навыками «мясника». А двое других специализировались на поисках беглых заключенных и были приданы в подручные мяснику, имея также характерный почерк расправы со своими жертвами – целенаправленные удары в висок (ухо) кулаком или прикладом оружия.
   Окончательное решение заказчик принял 28 января 1959 года, определив состав исполнителей, тогда и решилась трагическая участь туристов группы Игоря Дятлова, из числа которой была назначена главная жертва садистской расправы – Людмила Дубинина.

   Именно в этот день такая ранее многословная в своих дневниковых записях Людмила полностью прекратила писать в своем дневнике, возможно предчувствуя фатальную развязку и свою обреченность, подсознательно и смутно воспринимая те жуткие картины визуализации предстоящей расправы, которые соответствовали планам наемных убийц.
   Мотивы убийства:

     - личная неприязнь к «столичной молодежи» и месть за нанесенные оскорбления, которые могли быть и малосущественными, скажем, в их восприятии любого из нас, но не для профессионального садиста, многие годы служившего в НКВД в условиях соучастия в сталинских репрессиях 30-50-х годов.

     - ненависть к происходившим в стране политическим переменам после смерти И.В. Сталина, олицетворением которых был XX съезд КПСС, что на фоне необузданной пропаганды в СМИ, в честь открытия XXI съезда КПСС, могло дополнительно мотивировать к убийству туристов, посвятивших свой поход этому съезду партии.

 

   Север Свердловской области был территорией подведомственной ранее НКВД, а к 1959 году - МВД, офицеры которого были на всех ответственных должностях системы ГУЛАГа, поэтому и участие КГБ в расследовании причины гибели туристов вполне естественно и оправдано, учитывая повышенный интерес к этому расследованию высшего партийного руководства страны.
   Расследование убийства группы Дятлова по линии КГБ было, по сути, внутриведомственным расследованием со всеми вытекающими из этого последствиями корпоративного характера, выраженными в засекречивании материалов по этому делу.
   Результаты расследования КГБ убийства группы Дятлова, должно быть, привели партийное руководство страны в ужас от содеянного убийцами, состоящими на службе государства, учитывая образование и социальный статус этих шести молодых парней и двух девушек, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС. Что и обусловило необходимость, самым строжайшим образом, засекретить результаты расследования КГБ истинной причины гибели группы Дятлова.
   В Интернете упоминается о письме, направленном в ЦК КПСС кем-то из родителей погибших туристов, с требованием указать причину гибели ребенка. В ответе было всего 3 слова: «Виновные понесли наказание».
   Даже не сомневаюсь в том, что расследование по линии КГБ уже в мае – июне 1959 года было завершено, а виновные в гибели туристов были сурово наказаны, поэтому ответ в три слова не был простой отпиской.


   Почему же тогда дело засекретили?
   Ответ ещё более прост: кому из высшего партийного руководства страны захотелось бы обнародовать факт содержания на казенном счету профессиональных убийц-садистов, вышедших из-под контроля, употребляя садистские навыки вне рамок своих профессиональных обязанностей.
   Даже на общем фоне появления многочисленных фактов зверств и преступлений сталинского режима, как результат снятия запретов на обсуждение этих тем в конце прошлого века, подробности гибели группы туристов Дятлова чудовищны. Хоть это был всего лишь один из многих сотен тысяч эпизодов трагической участи представителей российского народа первой половины XX века.
   Вряд ли кому-либо из членов ЦК КПСС в голову могла прийти мысль о рассекречивании материалов расследования КГБ по этому делу, т.к. даже закрытый доклад Н. С. Хрущева XX съезду КПСС «О культе личности и его последствиях», обнажающий масштабную преступную деятельность органов госбезопасности, многие годы был недоступен для подавляющего большинства граждан СССР.


   Партийное руководство ещё тогда прекрасно отдавало себе отчет, насколько опасно для общества содержать на государственном довольствии профессиональных садистов, воспитанных ещё в условиях большой потребности в их услугах в годы сталинских репрессий.
   Последствия сталинских репрессий нельзя ликвидировать в одночасье, а это не только поломанные судьбы миллионов бывших заключенных, но и искалеченные судьбы сотен тысяч работников «аппарата идеологической инквизиции» (ЧК, ..., НКВД, КГБ), которые пожизненно были вовлечены в эту адскую кухню, в самом худшем случае превращаясь в профессиональных садистов.
   Такое зверьё для общества не менее опасно, чем враги «народа» или режима, но и те, и другие - это, прежде всего, продукт жизнедеятельности преступного режима.


   Меняются времена, меняются методы в институте идеологической инквизиции, каким отчасти был КГБ, и в условиях реформ после XX съезда КПСС произошла смена маркировки жертв инквизиции с «врагов народа» на «инакомыслящих», уменьшая при этом репрессивное физическое давление, постепенно совершенствуя новый механизм подавления инакомыслия.
   Хрущевская оттепель была связана с тем, что партийное руководство страны пыталось всеми силами избавиться от сталинского наследия, вынужденно прибегая к иным методам воздействия и «перевоспитания», но уже к «инакомыслящим».


   Вряд ли следует считать послабление репрессивного сталинского режима после XX съезда КПСС заботой высшего партийного руководства страны о своем народе, т.к. эти преобразования в первую очередь были жизненно необходимы именно высшему партийному руководству, которое избавилось от дамоклова меча, прежде всего, нависшего над их головой в облике всесильного со времен Сталина НКВД (... МГБ, МВД/КГБ), урезая до некоторой степени могущество уже КГБ, подчинив его коллективному органу управления страной – ЦК КПСС. Любой из высокопоставленных партийных деятелей СССР, даже войдя в круг ближайшего окружения Сталина, не был застрахован от внезапного краха своей карьеры, разделив судьбу многих своих предшественников, оказавшись в руках следователей НКВД (... МГБ, КГБ), которые готовы были слепить любое дело, а под пытками выбить признание в чем угодно. Поэтому такая перспектива заставила Н. С. Хрущева и его товарищей по ЦК после смерти вождя принять все меры, прежде всего, для своей безопасности, подчинив этого монстра собственной коллективной воле ЦК КПСС.
   Вряд ли и сейчас это дело, хранящееся в архивах КГБ, рассекретят по вполне понятным причинам для России, т.к. во всех наших бедах у нас принято обвинять и искать внешних врагов, поиски которых всегда заканчиваются успешно, о чем свидетельствуют некоторые версии трагедии группы Дятлова:
- «Смерть, идущая по следу...», в которой виновны иностранные шпионы, при явном «головотяпстве» КГБ. 
- «По следам группы Дятлова» Валерий Сунцов, в которой виновны два немца, прилетевшие на НЛО. 


   Другая крайность, к которой склоняются некоторые авторы версий гибели группы Дятлова, это прямые обвинения в адрес преступного режима в умышленном убийстве группы Дятлова или сокрытия причин их случайной смерти, связанной с госсекретами, как результат зачистки и последующей инсценировки, что подразумевает соучастие государства в конкретно этом преступлении и укрывательстве убийц. В подобного рода версиях вообще не востребован тщательной анализ материалов УД. Зачем? И так все понятно для авторов таких версий.


   Лично у меня нет сомнений в том, что в каком бы звании ни был заказчик зверского убийства туристов группы Дятлова, будь-то подполковник, майор, капитан или лейтенант МВД/КГБ, вряд ли он избежал сурового наказания, не говоря уже о рядовых исполнителях его воли. Если учесть, что в годы сталинских репрессий и высших офицеров ..., НКВД, ... легко пускали в расход по разным основаниям, включая должностные преступления, то зверское убийство группы Дятлова на фоне политических преобразований тех лет в КГБ могло расцениваться, как чрезвычайная ситуация злоупотребления служебными полномочиями заказчика, вне зависимости от его звания и должности.
   Более того, со своих должностей могли полететь и начальники этого заказчика, занимавшего какую-то руководящую должность в колонии № 64 при УЩ/349-И, что в условиях реформ КГБ того периода было в порядке вещей, а последовавшее расформирование ГУЛАГа по Приказу № 020 МВД СССР от 25 января 1960 года, т.е. буквально через полгода после завершения внутриведомственного следствия КГБ по делу убийства группы Дятлова, свидетельствует о крупномасштабных структурных и кадровых реформах.

   ГУЛАГ был расформирован и прекратил свое официальное существование приказом от 25 января 1960 года, т.е. почти через год после трагической гибели группы туристов Дятлова и спустя полгода после завершения расследования КГБ этого убийства. Поэтому не исключено, что эта трагедия произвела сильнейшее впечатление на партийное руководство страны, ускорив расформирование ГУЛАГа.

 

 


 

Заключение


   Злосчастный «волшебной силы листок бумаги», придавший официальный статус группе туристов Дятлова, со всеми вытекающими из этого последствиями, можно сравнить с билетом на самолет, обреченный на неминуемую гибель со всеми своими пассажирами.
   Отправились бы туристы группы Дятлов в поход, как обычные «дикие» туристы наравне с блиновцами, то оба эпизода с участием милиции могли бы серьезно повлиять на поведение Юры Кривонищенко. Да и в пос. Вижай им не было бы острой нужды останавливаться, а если и заночевали бы там, то ночевали бы «в том самом клубе, где и были 2 года назад». Не пришлось бы им общаться с руководством колонии, тем самым ухудшая по факту свои жилищные условия в пос. Вижай. Не пришлось бы дятловцам афишировать в пос. Вижай цель своего похода, приуроченного к началу XXI съезда КПСС.


   Как известно, история не терпит сослагательного наклонения, поэтому с тем же успехом можно было бы постфактум пожалеть, что был куплен билет на самолет, разбившийся впоследствии, однако трагическая гибель группы Дятлова имеет много общего с групповой гибелью пассажиров в авиакатастрофе.
   Как правило, на борт обреченного самолета по каким-то разным причинам не попадают некоторые пассажиры, имевшие билет на этот рейс. Вот и группа туристов Дятлова должна была первоначально состоять из 12 человек, но по разным причинам численность группы туристов, отправившихся из Свердловска, составила 10 человек, а 28 января Юрий Юдин по состоянию здоровья был вынужден возвращаться домой, избежав тем самым трагической участи своих товарищей.


   Этот «волшебной силы листок бумаги» формально послужил причиной трагической гибели группы Дятлова, но этот же документ послужил достаточным основанием для привлечения всех сил государства к поиску пропавших туристов, а позднее и для расследования по линии КГБ убийства девяти туристов, результат которого был засекречен по вполне естественным для СССР причинам. Однако это не означает, что виновные в гибели группы туристов Дятлова не понесли заслуженного наказания, т.к. это было не просто уголовное преступление, а имело по тем временам политическую антипартийную и антисоветской окраску, принимая во внимание социальный статус туристов, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС.


   Исследователи таинственной гибели группы Дятлова отмечают необъяснимый факт изъятие следственными органами командировочного удостоверения, путевки профкома УПИ, маршрутного листа и карт из официального УД, материалы которого были впоследствии рассекречены, став доступными для исследователей.
   Надеюсь, по результатам приведенного расследования убийства группы Дятлова, стало очевидным, что именно командировочное удостоверение, дополненное путевкой профкома УПИ, именуемые мной, как «волшебной силы листок бумаги», является ключом к разгадке тайны гибели группы Дятлова. Поэтому этот документ и находится не в официальном УД, которое было поспешно закрыто по вполне понятным причинам, а в УД внутриведомственного расследования КГБ, имея для этого дела первостепенное значение.
   Отсутствие этого важного документа в материалах официального УД лишний раз подтверждает его важность для успешного расследования убийства туристов группы Дятлова, завершенного следственными органами КГБ в мае – июне 1959 года.
   В настоящее время этот «волшебной силы листок бумаги» может храниться в папках засекреченного УД об убийстве группы туристов Дятлова где-нибудь в глубинах архива КГБ, «затерянное» в общей массе тысяч других папок, содержащих дела подобного рода.
 

 

Фото памятника

 

  Трагически погибших туристов группы Дятлова можно причислить к жертвам сталинских репрессий, отголоски которых ещё многие годы будут напоминать о себе новыми трагедиями.

 


Конец сентября – декабрь 2012 года.
     Редакция – ноябрь 2015 года.

 


   P.S. Материалы УД этой трагедии позволяют даже проследить перемещение и роль мясника с ножом на фоне действий двух его подручных, которые были значительно физически сильнее и крепче, а возможно и значительно моложе мясника.
   Так зверское избиение Юрия Кривонищенко и Юрия Дорошенко происходило без активного участия мясника, потому что два его подельника при погонах были значительно сильнее своих жертв и избивали их вполне профессионально, имея за плечами немалый опыт подобного рода занятий.
   Когда убийцам пришлось срочно заканчивать расправу над первыми своим жертвами, чтобы преследовать троих беглецов, в погоню за ними бросился один из подручных мясника. Мяснику оставалось завершить начатое подельниками дело и срезать ножом одежду с находящихся без сознания Юрия Кривонищенко и Юрия Дорошенко, уже гарантированно обрекая ребят на верную смерть от холода у костра. Лишь после этого он вместе со вторым подельником пустился вслед за тремя беглецами вверх по склону.
   Поднявшись на триста метров, мясник остался оказывать помощь первому из своих подручных уже дерущемуся с Игорем Дятловым, оставив на руке Игоря небольшую рану от своего ножа.
   Бежавший вместе с мясником более крепкий и более выносливый убийца в это время продолжил погоню за Рустемом и Зиной, догнав их ещё через 180 метров, где завязалась драка с Рустемом, который был способен оказывать ожесточенное и равное по силе сопротивление. Поэтому-то и подоспевший к нему на помощь второй подручный мясника был вынужден участвовать в этом эпизоде, а мясник в это время пустился дальше в погоню за Зиной Колмогоровой.
   Догнав Зину, мясник по ошибке, приняв её за Дубинину, преднамеренно воспользовался своим ножом, но вскоре подоспевшие подручные, не признав в этой девушке Людмилу Дубинину, ударами в лицо лишили Зину сознания, оставив её замерзать на склоне.
   В овраге мясник также не стал мешать подручным, как профессионалам своего дела, разбивать черепа трем мужчинам и девушке, молниеносно сломившим сопротивление четырех туристов.
   Лишь после этого мясник занялся своим ремеслом, результаты которого леденят в жилах кровь. Характерный профессиональный почерк «работы» мясника прослеживается на трех телах в овраге, а характерный почерк его подручных можно проследить по нанесению целенаправленных ударов в висок своим жертвам.
   Туристы группы Дятлова стали жертвами профессиональных убийц, которых послал заказчик, утоляя своё звериное чувство мести, гипертрофированное в условиях многолетнего профессионального опыта безнаказанного и бесчеловечного обращения с заключенными.

 

 


 

Важное дополнение


   По некоторым причинам я не счел нужным перегружать основной текст расследования различного рода деталями и уточнениями. Однако сейчас следует уточнить одно важное обстоятельство в расследовании этой трагедии, без чего достоверность версии в целом может быть незаслуженно обесценена под предлогом одного из основных аргументов противников криминальной смерти туристов. Этим основным аргументом противников криминальной смерти туристов является «факт» отсутствия следов посторонних людей возле занесенной снегом палатки туристов, обнаруженной поисковиками 26 февраля 1959 года, а также на склоне и у кедра. Подобное формальное отношение к отсутствию посторонних людей на месте гибели туристов можно сформулировать следующим образом: «нет следов – нет присутствия».
   Такой формальный подход в констатации «факта» отсутствия посторонних людей на месте гибели туристов обусловил существование множества различных некриминальных версий, среди приверженцев которых опытные туристы УПИ, принимавшие участие в поисках 1959 года. Личное мнение поисковиков, категорически отрицающих присутствие посторонних людей, стало авторитетным благодаря их деятельности в Фонде «Памяти Дятлова», что послужило причиной конфронтации на ежегодных собраниях Фонда между сторонниками криминальных и некриминальных версий.


   Для сторонников криминальных версий решающим аргументом в пользу криминала является характер травм и увечий на телах погибших туристов, да и первая версия прокуратуры о причастности манси к убийству туристов свидетельствует о том, что для следователей прокуратуры криминал был очевиден, подразумевая очевидность самого факта присутствия посторонних людей во время гибели туристов. Так что мнение следователя прокуратуры г. Ивделя Владимира Коротаева о криминальном характере смерти туристов не менее авторитетно среди исследователей причины гибели туристов, чем мнение поисковиков 1959 года, категорически отрицающих присутствие посторонних людей, что формально противоречит даже содержанию постановления о прекращении УД.


   Попробуем разобраться более подробно с аргументацией сторонников некриминальных версий в этом вопросе:
     1. Лыжня, по которой к месту своей стоянки подошла группа Дятлова, «якобы» присутствует.
     2. Следы туристов, уходивших от палатки вниз по склону, также присутствуют.
     3. Других следов как бы и нет.
     Вывод очевиден и вполне закономерен – посторонних людей быть не может.
   Поэтому отсутствие следов посторонних людей напрочь отметает возможные вариации на криминальную тему гибели туристов, отводя им место в общем числе версий на уровне досужих домыслов, с соответствующим к себе отношением в плане их достоверности. Вот так и оценивают достоверность криминальных версий сторонники некриминальных версий. При этом гибель туристов, по их мнению, имеет некриминальный характер, а все травмы на телах погибших туристов уже по факту признаются ими некриминальными, а это отсутствие глаз и языка, сломанные ребра, многочисленные травмы головы и многие другие травмы.
   Разнообразные попытки объяснения травм на телах погибших туристов, в плане их некриминального происхождения в различных некриминальных версиях, выглядят крайне неубедительными для любого непредвзятого читателя.


   Возникает закономерный вопрос: насколько достоверно само утверждение об отсутствии посторонних людей на склоне горы «1079» в ночь гибели группы Дятлова на основании отсутствия их следов на снегу почти через месяц после трагических событий?
   Убедиться в недостоверности утверждения: «нет следов - нет присутствия», умышленно навязываемого общественности противниками криминальной смерти туристов, можно, проведя небольшое исследование фактов, положенных в основу этого спорного утверждения, и причин, легко объясняющих отсутствие следов на снегу посторонних людей, виновных в гибели туристов.
   Могли ли, например, трое убийц, совершивших это преступление, согласно данному расследованию, не оставить следов своего присутствия у палатки, включая следы подхода к палатке и следы иных своих перемещений вниз по склону и обратно?
   При этом мной сознательно исключается возможность того, что убийцы преднамеренно предпринимали действия по заметанию своих следов пребывания возле палатки туристов.
   Цитата из дневника группы:

«31 января ...
Постепенно отделяемся от Ауспии, подъем непрерывный, но довольно плавный. И вот кончились ели, пошел редкий березняк. Мы вышли на границу леса. Ветер западный, теплый пронзительный, скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета. Наст, голые места. Об устройстве лабаза даже думать не приходиться. Около 4-х часов. Нужно выбирать ночлег. Спускаемся на юг - в долину Ауспии. Это видимо самое снегопадное место. Ветер небольшой по снегу 1,2-2 м толщиной. Усталые, измученные, принялись за устройство ночлега».


   Учитывая вполне оправданное решение Игоря Дятлова 31 января покинуть открытые склоны выше границы леса из-за сильного ветра, укрывшись в долине Ауспии, можно предположить, что ветер 1 февраля, изменив свое направление с западного на северо-северо-западный, был не столь сильным, каким он был 31 января, иначе бы Игорь Дятлов благоразумно поступил точно также как накануне, уведя группу со склона. Следовательно, как минимум, до момента установки палатки сила ветра не представляла для туристов какую-либо угрозу, равную той какая была 31 января.
   Для Свердловской области северо-западный ветер – это одно из наиболее преимущественных направлений движения воздушных масс.
   31 января, когда дул сильнейший западный ветер («скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета»), его направление было вниз по склону, на котором днем позже была установлена палатка.
   Учитывая неровный рельеф склона, можно констатировать, что ветер в первую очередь сдувал снег с выступающих участков склона, иногда выдувая с них снег полностью до камней и грунта. За этими выступающими участками, т.е. с подветренной стороны, глубина снежного покрова естественно была больше. Да и с наветренной стороны глубина снега могла быть достаточно большой, плавно уменьшаясь по мере приближения к выступающей части склона.
   Выступающей частью склона может быть любой из участков склона, где происходит изменение крутизны склона с пологого на более крутой при направлении ветра вниз по склону, вне зависимости от величины усредненного угла крутизны склона в 15-20 градусов, как в нашем случае.
   Таким образом, глубина снега на склоне была разной сообразно характеру рельефа определенных участков склона. Где-то свежевыпавший снег задерживался, увеличивая глубину снега в этом месте, а где-то снег сдувало вообще до земли или до твердого наста, сформированного ранее.


   Давайте более подробно рассмотрим состояние снежного покрова на склоне в месте, где была установлена палатка на момент её установки 1 февраля и на момент её обнаружения 26 февраля, благо для этого есть возможность сравнить две фотографии этого места.

Us_pal 322x250.jpg

   На снимке, сделанном самими туристами 1 февраля во время установки палатки, рюкзаки, лежащие на снегу, утопают в нем под собственным весом на 10-15см, что характеризует достаточно рыхлый поверхностный слой снега, наметенного ветром в месте установки палатки.

   Принимая во внимание вес рюкзака и его форму можно допустить, что туристы, сняв лыжи, могли проваливаться ногами в снег на глубины более 15см, приступив к выравниванию горизонтальной площади под палатку.
   На снимке запечатлен начальный этап выравнивания площадки под палатку шириной минимум в 3м при ширине палатки в 2м, для чего требовалось углубиться в снег на 0,75м при крутизне склона в месте установки палатки в 15 градусов, что следует из простых геометрических вычислений, иллюстрация которых приведена на рисунке Rispalat.jpg.

Рис. палатки

 

 

   Туристы выбрали место для палатки на наиболее пологом участке склона (12-15 градусов), при этом отойдя от нижнего края этого участка, где склон становится круче (немногим более 20 градусов), на 25-27м, потому что на краю этого пологого участка снег не задерживался, т.к. именно этот участок склона являлся тем выступающим участком склона, о котором упоминалось выше.
   Подтверждением этому может послужить фрагмент из текста воспоминаний Коптелова Ю.Е. на собрании в часть 54 годовщины гибели туристов 1 февраля 2013г., объясняющий также причину обнаружения следов туристов ниже палатки за перегибом склона:

«Ниже палатки была довольно ровная площадка с небольшим уклоном. ... Ни у палатки, ни дальше на открытом пространстве долины мы не увидели ничего необычного, чтобы говорило о том, куда ушли люди.

Следы мы обнаружили несколько ниже палатки там, где ровная площадка переходит в более крутой склон».


   Отчасти, дополнительным подтверждением этому может служить снимок палатки туристов, сделанный в день её обнаружения 26 февраля. Фото палатки в день её обнаружения Daytl_palat.jpg

Фото палатки 26.02.59

 

   На снимке видно, что палатка частично занесена снегом, а вниз по склону от неё, грубо, на 15-20м глубина нанесенного снега плавно уменьшается до участка примерно в 7-10м, на котором снега так мало, что видны мелкие камни и земля. Оценивать расстояние по этому снимку достаточно проблематично, поскольку его ракурс ещё и не соответствует направлению движения туристов от палатки.


   Оценка расстояния от палатки до начала следов туристов в 30м – величина достаточно условная, т.к. показания поисковиков в оценке этого расстояния сильно расходятся (20-30м, 30-40м, 50-60м), поэтому все остальные оценочные расстояния привязаны к величине в 30м.


   Коптелова Ю.Е. в своих воспоминаниях дает вполне разумное объяснение обнаружению следов туристов за перегибом склона, «где ровная площадка переходит в более крутой склон», потому что именно там с подветренной стороны относительно нижнего края пологого участка склона существовали естественные условия для увеличения глубины снежного покрова.
   В 25-27м вверх от нижнего края пологого участка склона, т.е. с наветренной стороны по отношению к этому краю, глубина снега была достаточной для установки палатки и составляла более метра (1,5м) при 10-15см свеженаметенного снега.
   Поэтому, подходя к месту установки палатки, группа из 9 туристов шла по относительно глубокому снегу, оставляя за собой хорошо утрамбованный след лыжни, который был глубже поверхностного уровня снежного покрова условно на 10-15см, учитывая средний вес мужчин со снаряжением под 100 кг.
   Сняв лыжи рядом с местом установки палатки, туристы могли проваливаться ногами в снег на глубину минимум в 10-15см, а во время установки палатки они оставили вокруг неё множество своих следов. На этом фоне следов туристов непродолжительное присутствие рядом с палаткой трех убийц и их следы идентифицировать невозможно, т.к. к моменту прибытия поисковиков вообще все возможные следы вокруг палатки были занесены снегом, включая следы туристов вокруг палатки и даже следы лыжни туристов.
   Лесник Вижайского лесничества Пашина И. В., принимавший участие в поисках туристов, на допросе в качестве свидетеля утверждал, что «лыжню туристов вблизи палатки тоже не видно т.к. ее занесло снегом».
   Из показаний начальника О.В.И.К. Вижайского лаготделения Чеглакова А. С., принимавшего участие в поисках туристов:

«В первый день наших поисков мы обнаружили лыжню туристов. На второй день обнаружили палатку туристов, которая была расположена в верховьях рек Ауспии и Лозьвы на высоте горы ... Ее (палатку) было видно плохо т.к. занесло снегом. В нее мы не заходили.
Следов лыжи туристов около палатки не было видно».


   Следы, уходящих от палатки туристов, были обнаружены поисковиками ниже по склону в 30м от палатки за границей пологого участка склона.
   К моменту прибытия поисковиков, вокруг палатки и до 30м от неё вниз вообще не были обнаружены следы на снегу кого-либо, включая самих туристов, что вполне дает основание считать отсутствие следов посторонних людей рядом с палаткой вполне закономерным явлением, если бы они там и были.
   Вопрос: отсутствие следов туристов рядом с палаткой, разве нам дает основание считать, что туристов не было рядом с палаткой?
   Вообще-то, руководствуясь утверждением: «нет следов – нет присутствия», было бы логично заключить, что и самих туристов рядом с палаткой не было.
   Но это выглядит явно абсурдно, т.к. мы знает, что туристы там были.
   Примерно также абсурдно должно выглядеть утверждение об отсутствии посторонних людей рядом с палаткой, потому что они якобы не оставили возле палатки своих следов.
   Следы трех убийц рядом с палаткой не сохранились по той же причине, по которой там же не сохранились следы самих туристов.


   Убийцы, определив ещё в светлое время суток местоположение своих жертв, могли подходить к палатке по лыжне туристов, как результат вполне естественного желания для любого человека в такой ситуации - не идти по целине, т.к. склон мог быть местами занесен свежевыпавшим снегом, нанесенным ветром.
   Экипировка у них была явно нетуристическая, да и шли они налегке, т.к. могли своё тяжелое снаряжение оставить в месте, из которого они наблюдали за пологим склоном, предполагаемого участка маршрута туристов, выслеживая своих жертв.
   Учитывая специфику «трудовой деятельности», убийцы были прекрасно экипированы, поэтому их лыжи могли не уступать по своим качествам лыжам коренных жителей этих мест - манси. Такие лыжи гораздо в меньшей степени уплотняли под собой снег, значительно меньше погружаясь в него, чем лыжи туристов, поэтому и след от таких лыж быстрее исчезает в результате выветривания или заметания снегом.


   Убийцы, выгнав своих жертв из палатки, заставили туристов спускаться вниз по склону пешком, после чего провели 2-3 часа в их палатке, прежде чем приступить к завершающему этапу спланированного ими убийства.
   Следы туристов прослеживаются, прерываясь местами из-за особенностей рельефа склона, на участке склона в 700-800 метров от палатки. Цитата из протокола допроса свидетеля Атманаки Г.В.:

«Метрах в 20-30 ниже палатки в долину Лозьвы вела вереница следов, хорошо сохранившихся до этого времени, вначале следы шли двумя группами, потом соединились вместе и видны были на протяжении 700-800 м, после чего, выйдя на свежий снег пропали».

Фото следов столб.

    Цитата из протокола допроса свидетеля Чернышова А. А.:

«Палатка Дятлова была расположена на северо-восточном склоне горы «1079», а склон спускался и переходил в лощину. Склон представлял собой неровное понижение, пересекаемое поперек несколькими каменными грядами, идущими параллельно.
Начиная от палатки в 30-40 метрах обнаружены явные, хорошо различимые следы ног людей. Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли держась друг за друга. Цепочки следов тянулись как бы двумя направлениями – 6 или 7 пар следов мы насчитали от палатки вниз в лощину, а левее их, метрах в 20, шли еще 2 пары следов. Затем эти следы (2 и 7 пар) метров через 30-40 сошлись вместе и больше не расходились.
На каменных грядах следы исчезли, а ниже камней они появились вновь, а затем потерялись. Следы были очень хорошо различимы. В отдельных следах было видно, что человек шел или босой или в одном хлопчатобумажном носке, т.к. отпечатались пальцы стопы.


В силу особенности ветров, в горах хорошо сохраняются следы, причем они видны бывают не в виде углублений, а в виде возвышения столбиков – снег под следом остается спрессованным и не выдувается, а вокруг следов снег выдувается. Под действием солнечных лучей след снеговой еще более твердеет и в таком виде сохраняется всю зиму.


Ниже всех был виден один след в ботинке. Очень хорошо отпечатался каблук и пяточная часть, а промежуточная часть не отпечаталась...
Вопрос: Можно ли было в данных конкретных условиях кому-то подойти к палатке так, что не осталось следов, в частности, оставляют ли следы манси?
Ответ: Если манси подходили там на своих лыжах, то следов бы не осталось. Их лыжи следов не оставляют.

Склон выше палатки голый».


   В непосредственной близости от палатки следы туристов и их убийц занесены снегом.
   Лишь в 30м от палатки начинаются параллельные цепочки следов туристов как раз там, где склон становится более крутым и где глубина свеженаметенного снега в ту роковую ночь могла составлять более 15-20см, что вполне естественно для подветренного и более крутого участка склона.
   Отойдя 30м от палатки, туристы уже шли по более глубокому снегу, проваливаясь в снег, условно, на 20см, поэтому их следы могли быть на эти 20см ниже поверхности снежного покрова той ночи.

   Через 2-3 часа после того, как убийцы выгнали туристов полураздетыми на мороз, они спустились по следам своих жертв от палатки вниз по склону на лыжах, оставив за собой лыжные следы значительно менее глубокие, чем следы ног туристов, спускавшихся пешком (площадь опоры умножаем на вес при прочих равных условиях) по относительно глубокому и рыхлому снегу.


   К моменту обнаружения палатки туристов, из-за выветривания снега со склона, следы туристов, отличаясь большей плотностью от окружающего их снега, оказались на поверхности и даже чуть выше её - столбики следов, а это дает основание считать, что весь снег, который был по уровню выше уровня цепочки следов в ночь трагедии, просто сдуло со склона, обнажив следы туристов.
   Если следы туристов были на поверхности склона 26 февраля в виде столбиков, то лыжные следы убийц, находясь выше уровня следов туристов, были выветрены значительно раньше вместе со всем снегом, который был по уровню выше уровня цепочки следов туристов в ночь трагедии.

Рис следов на склоне

 

   Ниже 700-800м по склону горы «1079» от палатки к кедру вообще все следы были занесены снегом, сметенным ветром со склона в течение более трех недель, поэтому и овраг, где были обнаружены тела четырех туристов, был занесен этим снегом.
   Таким образом, отсутствие лыжных следов убийц, фигурирующих в расследовании, ниже 30м от палатки на всей протяженности хорошо видимых следов туристов в 700-800м, объясняется их выветриванием в течение более чем трех недель вместе со снегом, который был по уровню выше следов туристов. Отчасти по этой же причине отсутствуют следы лыжни убийц, подходивших к палатке туристов вечером 1 февраля и уходивших от неё уже 2 февраля на лыжах, не уступавших по своим качествам лыжам манси.
   У палатки же вообще идентифицировать присутствие посторонних людей, как и самих туристов, не представлялось возможным, т.к. следы всех участников этой трагедии возле палатки было занесены снегом.
   Все наиболее трагические события позднего вечера и ночью 1 февраля происходили на расстоянии более чем 800м вниз по склону от палатки, где вообще отсутствовали какие-либо следы как туристов, так и убийц, занесенные снегом.
   Поэтому отсутствие следов убийц на месте гибели группы Дятлова объясняется естественно-природными факторами перемещения снежных масс на склоне горы «1079», включая особенности формирования следов как туристов, которые шли по склону пешком, так и убийц, шедших по склону вниз и обратно на лыжах (манси).


   Приведенные выше аргументы не являются сами по себе очевидными доказательствами присутствия посторонних людей (убийц) на склоне горы «1079», однако эти аргументы ставят под сомнение достоверность утверждения: «нет следов – нет присутствия», а наличие единичного следа каблука и эбонитовые ножны вообще делают утверждение «нет следов – нет присутствия» более чем сомнительным.
   Руководствуясь сомнительным в своей достоверности утверждением: «нет следов – нет присутствия», сторонники некриминального характера событий в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года не имеют морального права безоговорочно подвергать сомнению возможность криминального характера событий той ночь, что дополнительно увеличивает значимость и ценность личного мнения Владимира Коротаева о криминальном характере смерти туристов для исследователей этой таинственной трагедии.
   Даже привлечение манси в качестве подозреваемых в убийстве туристов уже свидетельствовало о том, что у следствия были все основания сомневаться в достоверности утверждения: «нет следов – нет присутствия».
   Получается, что противники криминальной смерти туристов, располагая информацией о состоянии снега и следов на склоне после обнаружения палатки туристов, умышленно игнорируют любую возможность обоснованного объяснения причин отсутствия следов посторонних людей на снегу. При этом они ещё и отказываются признавать косвенные факты присутствия посторонних людей на месте гибели туристов, уподобляясь страусу, зарывшему голову в песок, в нежелании видеть очевидные доказательства своей предвзятости в выборе версии гибели туристов.


   Стоит учесть, как смягчающий обстоятельство при выборе некриминальных версий участниками поисков 1959 года, принципиальную невозможность по «политическим» мотивам в 1959 году появления официальной версии криминальной смерти туристов с участием «бывших» сотрудников НКВД, как действующих сотрудников ГУЛАГа к 1959 году.
   Вот участие манси в убийстве туристов группы Дятлова ещё можно было предъявить общественности, а после того как с манси были сняты подозрения, официальное следствие элементарно зашло в тупик. Поэтому для формального закрытия официального УД было принято решение списать гибель туристов на стихийную силу, необоснованную материалами УД: «...следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии».
   Неудивительно, что такое заключение по УД о гибели 9 туристов вызвало возмущение у многих в Свердловске ещё в 1959 году.
   Лишь в рамках закрытого для общества расследования гибели группы Дятлова, проводимого КГБ, была возможность «отработать» версию участия в убийстве сотрудников колонии из пос. Вижай и, выявив виновных в этом зверском убийстве туристов, незамедлительно исполнить расстрельный приговор. Подтверждением этому отчасти может служить закрытие этого района для туристов до 1963 года.
   Решающим фактором в мотивации партийного руководства страны, силами КГБ, найти виновных в убийстве туристов группы Дятлова является присутствие в этом уголовном преступлении антипартийной и антисоветской составляющих, поскольку туристы, посвятившие свой зимний поход XXI съезду КПСС, были убиты в дни проведения этого «знаменательного для всего советского народа съезда КПСС».

Февраль 2013г.

 


 

«Следы» присутствия убийц


   Противники криминальных версий гибели группы Дятлова, видимо, преднамеренно игнорируют некоторые материалы УД, свидетельствующие в пользу присутствия посторонних людей.
   Если на предыдущей странице приведена хорошо понятная и легко объяснимая причина отсутствия следов убийц на снегу, что поставило под сомнение достоверность утверждения: «нет следов – нет присутствия», то сейчас пришла очередь рассмотреть косвенные и прямые указания в материалах УД на следы присутствия убийц.


     1.    Владислав Карелин как участник поисков, хорошо знавший погибших туристов, высказал в своих свидетельских показания предположение, что причиной, заставившей их уйти из палатки, могла быть прямая угроза со стороны вооруженных людей:

«Я, Карелин В.Г., являюсь общественным туристским работником в Свердловском клубе туристов (заместителем председателя клуба), имею 1 спортивный разряд по туризму.
О подготовке к походу группы Дятлова я узнал в начале января 1959 г. Дятлов приходил ко мне за картой района похода и рассказывал о маршруте.
...
Маршрут группы Дятлова мне кажется нормальным «средним» походом по трудности мог быть вполне пройден в феврале месяце. Это высказывание основывается на личном опыте. С 9 по 24 февраля 1959 я с группой туристов г. Свердловска прошел в том же районе, что и группа Дятлова, но на 50-60 км южнее, в походе также III категории трудности. Мы совершили восхождении на г. Ойко-Чакур, на которую должна была взойти группа Дятлова в конце маршрута. Была и у нас непогода, но она не являлась непреодолимым препятствием.
...
В связи с гибелью группы Дятлова следует рассказать о необычном небесном явлении, которое мы наблюдали в своем походе 17 февраля 1959 г. на водораздельных увалах рек Сев. Тошемки и Вижаем. Около 7.30 утра свердловского времени меня разбудил крик дежурных, готовивших завтрак: "Ребята! Смотрите, смотрите. Какое странное явление!".

Я выскочил из спального мешка и из палатки без ботинок в одних шерстяных носках и, стоя на ветках, увидел большое светлое пятно. Оно разрасталось. В центре его появилась маленькая звезда, которая также начала увеличиваться. Все это пятно двигалось с северо-востока на юго-запад и падало на землю. Затем оно скрылось за увалом и лесом, оставив на небосклоне светлую полосу. Это явление произвело на разных людей различное впечатление: Атманаки утверждал, что ему показалось, что сейчас земля взорвется от столкновения с какой-то планетой; Шавкунову это явление показалось «не так уж страшным», на меня оно не произвело особенного впечатления, - падение крупного метеорита и ничего больше. Все это явление происходило чуть больше минуты.
...
Разбив палатку, группа стала располагаться на ночлег и готовить холодный ужин. В это время их что-то напугало, они все выскочили из палатки босиком. Таких людей, какие были в группе Дятлова, могло напугать необыкновеннейшее явление, из ряда вон выходящее. Свист ветра, шум, небесное явление, даже одиночный выстрел их напугать не мог.
...
В заключение хочу отметить, что в принципе испугать группу Дятлова могла лишь вооруженная группа людей не менее 10 человек, хотя на месте происшествия никаких фактов присутствия посторонних людей не обнаружено».


   Владислав Карелин, непосредственно наблюдавший за необычным небесным явлением, высказывает сомнение в том, что подобное небесное явление могло послужить причиной оставления туристами палатки в полураздетом состоянии.
   Он оценивает предположительную численность вооруженных людей, способных заставить туристов под угрозой оружия уйти вниз по склону, в 10 человек, и это вполне оправданная оценка при условии открытого противостояния туристов и 10 вооруженных человек, когда туристы способны достоверно оценить их численность.
   В расследовании фигурирует только трое убийц, т.е. их численность явно мала, как фактор страха, по оценочным меркам Владислава Карелина.
   Почему же трое вооруженных людей все же вынудили группу туристов из 9 человек уйти полураздетыми вниз по склону?
   Причины этого достаточно просты:
     а) фактор внезапности, хорошо продуманного нападения, заставшего туристов врасплох;
     б) отсутствие прямого (визуального) противостояния, когда жертвы нападения не могут правильно оценить численность напавших вооруженных людей.


   Каждый выходивший из палатки турист был ослеплен светом фонаря, направленного ему в лицо, после чего оказывался в условиях полной темноты (безлунная ночь), отброшенный вниз по склону от палатки, имея возможность наблюдать только за происходящим у палатки в свете фонарей, т.е. наблюдать за действиями только одного из напавших на них людей.
   Численность вооруженных людей остававшихся вне зоны освещения не могла быть оценена туристами достоверно, потому что они сами были под лучами направленного на них света фонарей, находясь ниже палатки.
   Даже фонарик, отнятый у Игоря Дятлова, мог быть использован напавшими как дополнительный источник света, увеличивая тем самым субъективно воспринимаемую численность вооруженных людей, находившихся за границей освещенной зоны, что делало их абсолютно невидимыми для туристов.
   Таким образом, туристы были лишены возможности достоверно оценить численность напавших на них вооруженных людей, чем и воспользовались трое убийц, тщательно подготовив свое нападение.

   Фонарик Игоря Дятлова, обнаруженный «на верху палатки», также может свидетельствовать в пользу присутствия посторонних людей, т.к. в противном случае, действия туристов становятся ещё более необъяснимыми, что противоречит характеру следов уходивших от палатки туристов, которые, спускаясь вниз по склону, по мнению прокурора города Ивделя Василия Темпалова, «шли нормальным шагом», цитата из УД:
«Следы показали мне, что люди шли нормальным шагом вниз с горы».

   Туристы вышли из палатки в ночь, естественно, с включенным фонариком, а затем, выключив его и оставив на палатке, пошли вниз по склону нормальным шагом? Это ещё в большей степени усугубляет странность поведения туристов в любых иных условиях, кроме угрозы со стороны вооруженных людей, отнявших силой фонарик у кого-то из туристов.


   Об отсутствии паники среди туристов говорит характер их организованного ухода от палатки вниз по склону, что подтверждается показаниями Василия Темпалова.
   Аналогичная оценка поведения туристов дана Алексеем Чернышовым, пом. начальника штаба в/ч 6602 по обучению:

«При осмотре палатки создавалось впечатление, что туристы организованно оставляли палатку.
Начиная от палатки в 30-40 метрах обнаружены явные, хорошо различимые следы ног людей. Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли, держась друг за друга. Цепочки следов тянулись как бы двумя направлениями – 6 или 7 пар следов мы насчитали от палатки вниз в лощину, а левее их, метрах в 20, шли еще 2 пар следов. Затем эти следы (2 и 7 пар) метров через 30-40 сошлись вместе и больше не расходились».


   Сам характер следов, уходивших от палатки туристов, как факт зафиксированный следствием, уже исключает какие-либо домыслы о паническом бегстве туристов вниз по склону. Это свидетельствует в пользу того, что туристов под угрозой оружия вынудили уйти вниз по склону.

 


     2.    Показания Владимира Лебедева, студента 3 курса физико-технического факультета УПИ, также свидетельствуют в пользу присутствия посторонних людей:

«В палатке мы обнаружили лыжную палку, от которой был отрезан верхний конец по аккуратному концевому надрезу и еще один надрез был сделан. Это говорит о том, что, видимо, кто-то остался в палатке значительно позже других, может быть на сутки. Потому что человек от нечего делать не будет резать палку, которая еще может пригодиться».


   Вадим Брусницын, студент 3 курса металлургического факультета УПИ, даже уточняет местоположение этой лыжной палки:

«Поверх всех вещей лежала разрезанная на несколько кусков лыжная палка, на ней, по-видимому, был укреплен северный конек палатки. Решиться на порчу палки, учитывая то, что в группе не было запасных можно только при особых обстоятельствах».


   Вряд ли, устанавливая палатку часом ранее, группа Дятлова столкнулась с такими «особыми обстоятельствами», при этом имея достаточно времени для «порчи» своего же снаряжения, не отразив это в «Боевом листке».
   Лишь после возникновения действительно «особых обстоятельств», которые вынудили туристов незамедлительно покинуть палатку, у них вообще не было времени на аккуратное разрезание лыжной палки, поэтому резать лыжную палку «от нечего делать» мог только кто-то другой, находясь в палатке, а не туристы.


   В расследовании сделано предположение, что выгнав туристов на мороз в полураздетом состоянии, убийцы не собирались незамедлительно преследовать своих жертв, выждав несколько часов, в надежде затем обнаружить их безжизненные тела с признаками обморожения. Убийцы скоротали эти несколько часов в палатке туристов и, по всей видимость, мясник «от нечего делать», орудуя своим ножом, сделал с лыжной палкой туристов то, что описали Владимир Лебедев и Вадим Брусницын.
   Доводы Владимира Лебедева вполне убедительны.

 


     3.    Косвенным свидетельством присутствия посторонних людей может служить факт расположения костра за кедром относительно направления к палатке. Место для костра было выбрано так, чтобы по возможности скрыть этот костер от людей, оставшихся у палатки и представлявших для туристов смертельную угрозу. В подобных условиях даже развести большой костер было опасно, чтобы этим не привлечь внимание тех, кто находился у палатки.
   Сама же потребность в костре, как в источнике тепла, для замерзавших от холода в большинстве своем плохо одетых и разутых туристов стала жизненно важной потребностью. Поэтому только после разведения небольшого костра для нужд группы, ребята, имевшие полноценную обувь, занялись поиском белее подходящего укрытия, обнаружив его в 70 метрах от кедра в овраге, но это произошло часа через два после разведения костра у кедра, где была обустроена вынужденная временная стоянка.
   Если учесть, что эти события происходили поздним вечером и ночью, когда Солнце уже давно скрылось за горизонтом, а ночь была безлунной, то действия туристов действительно могли со стороны восприниматься как действия полуслепых людей в условиях даже ясного звездного неба. А если ещё и небо было затянуто облаками, то недостаток освещенности в таких условиях серьезно затруднял туристам передвижение и поиски чего-либо в лесу.
   Георгий Атманаки, давая свидетельские показания ещё 8 апреля 1959 года, поделился весьма интересными наблюдениями и своими предположениями, нашедшими подтверждение в начале мая после обнаружения настила в овраге:

«Метров на двадцать вокруг кедра сохранились следы того, как кто-то из присутствующих у кедра срезал молодой ельник ножом, таких срезов сохранилось порядка двадцати, но самих стволов, за исключением одного, нами не было обнаружено. Предположить, что они были использованы для топки нельзя, т.к. они, во-первых они плохо горят, и кроме того, вокруг было относительно много сухого материала. Кроме того, не было необходимости резать или рубить, т.к. все эти молодые побеги легко ломались даже от небольшого усилия. ...
а оставшиеся товарищи занялись изготовлением нечто наподобие норы, куда был использован заготовленный лапник, чтобы переждать непогоду и дождаться рассвета».


   До обнаружения оврага, как лучшего места для укрытия от ветра, вся группа Дятлова занималась обустройством временной стоянки у кедра. Огонь небольшого костра, как единственный источник света, освещал как раз те двадцать метров вокруг кедра, где и был срезан ножом молодой ельник, который в первую очередь использовался для сокрытия костра от возможных наблюдателей, оставшихся у палатки. Для этого из части ельника было сделано нечто наподобие плотной ограды, примыкавшей к кедру и служившей защитой от ветра.
   Причина, по которой весь ельник был срезан только ножом, заключается в том, что заготовкой ельника могли заниматься только те из туристов, у кого была полноценная обувь, а это были Александр Золотарем и Николай Тибо-Бриньоль. Именно по этой причине один из них ножом срезал ельник, а второй относил срезанный ельник к кедру.
   Даже оценка характера действий туристов у кедра говорит о том, что, покинув свою палатку из-за какой-то смертельной угрозы для их жизни, и отойдя от неё на полтора километра, они не были в безопасности, продолжая осознавать опасность, исходящую со стороны палатки.
   Об этом свидетельствует не только расположение костра за кедром относительно палатки, но и обнаруженный поисковиками наблюдательный пункт на кедре на высоте 4-5 метров, на что указывает удивительно точное наблюдение Георгия Атманаки:

«Было сломлено большинство сухих ветвей на высоту до 5 м. Кроме того, сторона кедра, обращенная в сторону склона, на котором стояла палатка, была очищена от ветвей на высоте 4-5 м. Эти сырые ветви не были использованы и частично валялись на земле, частично повисли на нижних ветках кедра.

Было похоже, что люди сделали нечто наподобие окна, чтобы можно было с высоты смотреть в ту сторону, откуда они пришли и где находилась их палатка».


   Учитывая густой мрак той безлунной ночи, устраивать наблюдательный пункт на 4-5-ти метровой высоте кедра для наблюдения за узким сектором, направленным в сторону палатки, - это довольно странное занятие для полураздетых туристов, единственным объяснением которого может служить присутствие смертельной угрозы, исходящей со сторону палатки.
   Что могли видеть с кедра наблюдатели в безлунную ночь, когда весь склон был окутан ночной мглой?
   Они реально опасались второго нападения, понимая серьезность своего положения, после того как их под угрозой оружия полураздетыми выгнали на мороз, обрекая на борьбу за выживание в условиях крайней опасности для жизни.
   Ребята также понимали, что вооруженные люди, временно оставшиеся у палатки, могут вторично напасть на них, только спускаясь по их следам, для чего им придется освещать свой путь светом фонарей. Именно в надежде увидеть свет фонарей, перемещающихся по окутанному ночной мглой склону в направлении кедра, и был организован наблюдательный пункт на кедре. Все мужчины по очереди должны были принимать участие в дежурстве на наблюдательном пункте, сменяя друг друга, поэтому сплоченным действиям всей группы в таких условиях можно дать только самую высокую оценку.


   И место расположения костра, и сам факт наличия наблюдательного пункта на 4-5-ти метровой высоте кедра с сектором обзора, обращенным в сторону палатки, свидетельствуют о том, что туристы опасались смертельной угрозы, исходящей со стороны палатки. Вряд ли такая организация временной стоянки может свидетельствовать о какой-то иной угрозе, исключающей человеческий фактор, что может служить уже не косвенным, а прямым подтверждением присутствия посторонних людей.
   Продолжая наблюдение с кедра за склоном, вся группа оставалась у костра, но ожидания скорого второго нападения не оправдывались, поэтому кто-то из ребят, имевших полноценную обувь, решил отправиться на поиски более безопасного укрытия от ветра, что было не так просто сделать в условиях почти полной темноты вдали от костра. В 70-ти метрах от кедра был обнаружен овраг, где можно было устроить более надежное укрытие в первую очередь от ветра.
   Для обустройства укрытия в овраге туда перенесли почти весь ельник, заготовленный у кедра, использованный в овраге уже в качестве настила.


   Второе нападение вооруженных людей (убийц) застало туристов и на этот раз врасплох, потому что они были разобщены, занимаясь обустройством своего нового укрытия в овраге. Обустройством настила в овраге была занята большая часть группы, оставив у костра только Юрия Дорошенко и Юрия Кривонищенко, которые по этой причине стали первыми жертвами физической расправы и убийства.
   Второе нападение вооруженных людей произошло, когда работы по переносу временной стоянки от кедра в овраг были близки к завершению, о чем свидетельствует тот факт, что у кедра был обнаружен только один ствол ельника из почти двух десятков, заготовленных там, которые к этому моменту уже были перенесены в овраг. Из показаний Георгия Атманаки, цитата: «кто-то из присутствующих у кедра срезал молодой ельник ножом, таких срезов сохранилось порядка двадцати, но самих стволов, за исключением одного, нами не было обнаружено».
   Если бы второе нападение произошло во время пребывания всей группы вместе у кедра или после всеобщего перемещения в новое укрытие в овраге, то у убийц не было бы шансов справиться со своими жертвами без применения огнестрельного оружия. Если бы туристы знали о малочисленности своих убийц, то, держась все вместе, могли бы оказать им более существенное сопротивление, обрекая себя уже на смерть от огнестрельных ран, т.к. убийцы не имели возможности что-либо изменить в реализации своих намерений. Убийцы это прекрасно понимали, выбирая подходящий момент для нападения как первого, застав врасплох полураздетыми туристов в палатке, так и второго, когда группа была разобщена, занимаясь переносом временной стоянки от кедра в овраг.


   Существует достаточно веская причина, объясняющая неспособность всей группы одновременно в полном составе перейти от костра у кедра в овраг, находившийся в 70 метрах. Проведя у кедра полтора-два часа, и наконец-то высушив у костра промокшие во время спуска от палатки носки, большая часть группы не имела возможности самостоятельно передвигаться по снегу в направлении оврага, не рискуя вновь промочить носки. Поэтому Александр Золотарев и Николай Тибо-Бриньоль, имевшие полноценную обувь, переносили своих товарищей от костра к оврагу по очереди. Последними у костра оставались Юрий Кривонищенко и Юрий Дорошенко, ставшие по этой причине первыми жертвами физической расправы трех убийц.

 


     4.    Одиночный след каблука представляет собой, пожалуй, не менее существенную улику, свидетельствующую о присутствии посторонних людей, чем многие перечисленные выше косвенные указания на это присутствие.
   Из показаний Алексея Чернышова:

«Склон представлял собой неровное понижение, пересекаемое поперек несколькими каменными грядами, идущими параллельно.
Начиная от палатки в 30-40 метрах обнаружены явные, хорошо различимые следы ног людей. Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли, держась друг за друга. Цепочки следов тянулись как бы двумя направлениями – 6 или 7 пар следов мы насчитали от палатки вниз в лощину, а левее их, метрах в 20, шли еще 2 пар следов. Затем эти следы (2 и 7 пар) метров через 30-40 сошлись вместе и больше не расходились.
На каменных грядах следы исчезли, а ниже камней они появились вновь, а затем потерялись. Следы были очень хорошо различимы. В отдельных следах было видно, что человек шел или босой или в одном хлопчатобумажном носке, т.к. отпечатались пальцы стопы.
В силу особенности ветров, в горах хорошо сохраняются следы, причем они видны бывают не в виде углублений, а в виде возвышения столбиков – снег под следом остается спрессованным и не выдувается, а вокруг следов снег выдувается. Под действием солнечных лучей след снеговой еще более твердеет и в таком виде сохраняется всю зиму. Ниже всех был виден один след в ботинке. Очень хорошо отпечатался каблук и пяточная часть, а промежуточная часть не отпечаталась».


   Тот, кто пытался как-то объяснить наличие одиночного следа каблука, заведомо не принадлежащего никому из погибших туристов, явно становился в тупик из-за отсутствия таких же следов на всем протяжении хорошо различимых следов туристов в 700-800 метров от палатки. Такое впечатление, что человек, которому принадлежал этот след, просто по воздуху преодолел это расстояние, оставив при этом одиночный след в ботинке.
   «След в ботинке» принадлежал одному из убийц, но все трое убийц спускались вслед за своими жертвами вниз по склону на лыжах, поэтому и не оставили своих лыжных следов на всей протяженности видимых следов туристов в 700-800 метров от палатки.
   Даже преследуя Игоря Дятлова, Рустема Слободина и Зину Колмогорову, убегавших вверх по склону к палатке, убийцы использовали лыжи, что им давало преимущество перед своими жертвами, вынужденными бежать по глубокому снегу.
   Лишь догнав на лыжах свою очередную жертву, убийца снимал лыжи и расправлялся с жертвой, оставляя следы своей обуви на заснеженном склоне, наравне со следами ног своей жертвы, занесенными впоследствии снегом.


   Одиночный след каблука был обнаружен ниже видимых следов туристов, т.е. рядом с тем местом, где было обнаружено тело Зины Колмогоровой, которой удалось подняться выше своих товарищей вверх по склону на 630 (300+180+150) метров от кедра, убегая от преследователей.
   Один из убийц, догнав её и сняв лыжи, оставил след своего ботинка на снегу, оказавшийся одиночным, потому что по стечению обстоятельств это произошло на границе, ниже которой все следы были впоследствии занесены снегом.
   В основном тексте расследования отсутствует объяснение одной из нескольких травм на теле Зины Колмогоровой, которую первым догнал мясник, пытавшийся наносить ей ножом раны в область лица, в результате чего, защищаясь руками, Зина получила ссадины и рану на руках.
   

   Некоторые из телесных повреждений у Зины Колмогоровый:

«- в области правого лобного бугра ссадина темно-красного цвета размером 2х1,5см плотная на ощупь, рядом с ней участок бледно-серого цвета размером 3х2см, доходящий до правой брови.

- в правой височно-скуловой области осаднение кожи неправильной формы буро-красного цвета размером 6-7(-?)х5см;

- На верхнем веке левого и правого глаза участок осаднения кожи темно-красного цвета размером 5х1см и 0,5х0,5см.

- на спинке носа ссадина буро-красного цвета размером 1х0,7см, на кончике носа такая же ссадина пергаментной плотности размером 2х1см.

- В области скуловых дуг, щек и подбородка множество ссадин различной формы и величины под сухими бурого цвета корками размерами от 6х2см до 2х1см и меньше.

- На тыле правой и левой кисти в области пястно-фалангиальных и межфалангиальных суставов ссадины буро-красного цвета плотные на ощупь, размерами от 1,5х1см до 0,3х3см.

- На тыле правой кисти у основания третьего пальца рана неправильной формы, углом обращенная к концевой фаланге размерами 3х2,2см с неровными краями и скальпированным кожным лоскутом.

- В области поясницы правой боковой поверхности туловища, правой половины живота осаднение кожи ярко-красного цвета в виде полосы размером 29х6см.

- на лице были признаки кровотечения из носа».

 
   Как появилось осаднение кожи размером 29,0*6,0, опоясывавшее правый бок и переходившее на спину?
   Догнав Зину Колмогорову, мясник повалил её на снег, зафиксировав положение её тела так, чтобы минимизировать для себя возможность жертвы оказывать сопротивление, при этом не лишая её сознания, что можно было бы легко сделать, сильно ударив ей в лицо (голову).
   Зина Колмогорова лежала на левом боку, подогнув ноги, а мясник, склонившись над ней со стороны спины, коленом, а точнее верхней частью голени, упираясь ей в правый бок, придавил свою жертву всей массой своего тела, зафиксировав её в этом положении, что и явилось причиной такого необычного осаднения кожи, как результат попыток Зины оказывать посильное сопротивление.
   Только после этого он достал нож ..., но вскоре подоспел один из подручных мясника, не опознавший в этой девушке Людмилу Дубинину, после чего мясник прекратил свои попытки действовать ножом, а подручный одним или несколькими ударами в лицо Зине лишил её сознания, оставив замерзать на склоне.
   Из показаний Георгия Атманаки: «Товарищи опознали Колмогорову. Одета была она в лыжный костюм, капор и шерстяные носки. Никаких телесных повреждений за исключением ссадин на лице, ... не было».

 


   Подводя некоторые промежуточные итоги поиска свидетельств присутствия посторонних людей, заставивших под угрозой оружия полураздетых туристов покинуть палатку, можно перечислить следующие:
     а) эбонитовые ножны, не принадлежавшие никому из туристов;
     б) организованный уход туристов от палатки, свидетельствующий о том, что никакой паники не было, включая паническое бегства; это свидетельствует о вынужденном оставлении палатки под угрозой смерти;
     в) обнаруженная в палатке лыжная палка, аккуратно разрезанная на части;
     г) место расположения костра, укрытого за кедром от возможных наблюдателей, находившихся у палатки;
     д) сооружение на 4-5-ти метровой высоте кедра наблюдательного пункта с сектором наблюдения, обращенным в сторону палатки, как к источнику смертельной угрозы;
     е) одиночный след каблука, находившийся ниже видимых следов туристов, недалеко от места обнаружения тела Зины Колмогоровой.

 


     5.    А если ещё в завершении этого списка привести все травмы головы у погибших туристов, в своей совокупности имеющие явно выраженный криминальный характер, то всякие сомнения по поводу присутствия посторонних людей (убийц) отпадают сами собой.
   Большая часть туристов погибла действительно от переохлаждения в результате того, что убийцы наносили целенаправленные удары в голову своим жертвам, стремясь просто лишить их сознания, что в условиях небольшого ветра и мороза в минус 20 градусов обрекало на верную смерть. Позы, в которых были обнаружены тела погибших от переохлаждения туристов, свидетельствуют о том, что все они замерзали, уже находясь в бессознательном состоянии от полученных ударов в голову. Более подробный и детальный анализ поз тел, погибших туристов, сделан А.И. Ракитиным в очерке «Смерть, идущая по следу...».

 

Травмы головы у Рустема Слободина: 
«- в области левой и правой височных мышц разлитые кровоизлияния с пропитыванием мягких тканей.

- от переднего края левой височной кости вперёд и вверх трещина длиной до 6,0см. и с расхождение краёв до 0,1см, трещина расположена от стреловидного шва на расстоянии 1,5см.

- расхождения височно-теменного шва костей черепа слева и справа».

 

   Травмы головы у Игоря Дятлова:

«- в области левой надбровной дуги ссадина буро-красного цвета, пергаментной плотности возвышается над поверхностью кожи;

- на спинке и кончике носа участок буро-красного цвета пергаментной плотности размером 2,0х1,5см.

- в области обеих скул ссадины буро-красного цвета под сухой коркой размером 3х1,5 и 3х0,5см. - слева, а справа мелкие ссадины.

- Губы покрыты запекшейся кровью».

   Многократные пропущенные удары в голову часто приводят к потере сознания даже у боксеров, не оставляя при этом видимых следов травм.  

 

   Травмы головы у Юрия Кривонищенко:

«- в правой височной области и затылочной области разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы».

 

   Травмы головы у Юрия Дорошенко:

 «- в области козелка и мочки правой ушной раковины плотные участки буро-красного цвета размером 6х1,6 см, на левой ушной раковине в области козелка участок такого же цвета размером 4х1см пергаментной плотности».

 

   Травмы головы у Николая Тибо-Бриньоль:

«- В области правого виска отмечается разлитое кровоизлияние в правую височную мышцу с диффузным пропитыванием.

- вдавленный перелом правой височно-теменной области, на участке размером 9х7см с дефектом костной ткани и височной кости размером 3х3,5х2см».

 

   Травмы головы у Александра Колеватова:

«- За правой ушной раковиной, в области сосцевидного отростка, рана неопределенной формы размером 3х1,5х0,5см, проникающая до сосцевидного отростка».

 

   Травмы головы у Людмилы Дубининой:

«- в области левой теменной кости дефект мягких тканей, размером 4х4см, дном дефекта является обнаженная теменная кость» - последствие от удара в затылок.

 

   Травмы головы Александра Золотарева:

«- В правой теменной области - дефект мягких тканей неправильной формы размером 8х6 см с истонченными, слегка подмятыми краями, с обнажением теменной кости» - последствие от удара в затылок.

 
   Надо быть человеком на редкость как заинтересованным в продвижении некриминальных версий гибели группы Дятлова, чтобы не видеть криминального характера травм головы у большей части погибших туристов. Особо обращают на себя внимание травмы височно-теменной области у большей части погибших туристов, которые в своей совокупности являются безусловным подтверждением присутствия посторонних людей на месте гибели туристов группы Дятлова.
   Никакая стихийная сила природного происхождения не имеет такой избирательности, в целенаправленном «нанесении» травм головы 8-ми из девятерых туристам, при полном отсутствии у них переломов ног и рук.

 


     6.    27 апреля 2013 года в возрасте 75 лет скончался Юрий Юдин.
   Многие годы он был сторонником криминальной версии гибели группы Дятлова, используя в качестве одного из аргументов - находку «обмотки» у кедра, не принадлежавшую никому из его погибших друзей.
   О том, что наиболее активные сторонники некриминальных версий гибели группы Дятлова объединили свои усилия в дискредитации версий криминальной смерти туристов, можно судить по тексту своеобразной «победной реляции» Евгения Буянова:

«На последнем вечере в "Звездном" наконец достаточно определенно "криминальная версия" получила решительный "отбой". В ее защиту высказывались очень слабые аргументы и весьма далекие от событий аварии факты, например, Юдиным, который привел слабые аргументы насчет какой-то "драки" у кедра из-за того, что там был найден "обшлаг" от свитера и эта злополучная "обмотка" (этот его последний по сути "аргумент" в пользу криминала, - остальные он не решился повторить). Там были еще выступавшие, "склонные" к этой версии (например, Богомолов, Баталова), но вот никаких прямых фактов они не привели.
В то же время в Звездном убедительно прозвучало мнение от многих поисковиков (и наиболее веско - от Бартоломея), что нет и следов криминала и нет и никаких "мотивов" криминального преступления для убийства группы туристов».


   Создается ложное впечатление, что на фоне якобы отсутствия «прямых фактов» следов криминала, сторонники некриминальных версий располагают убедительными «прямыми фактами» в пользу своих версий.
   Ни одна из некриминальных версий не располагает «прямыми фактами» в свою пользу!
   «Последний по сути "аргумент" в пользу криминала» от Юрия Юдина, выражаясь словами Евгения Буянова, является прямым, а не косвенным, указанием на присутствие убийц на месте гибели группы Дятлова, дополняя собой далеко неполный список как косвенных, так и прямых указаний, приведенных выше, попросту умышленно игнорируемых сторонниками некриминальных версий.


   Такое отторжения криминала, соответствующее официальному заключению по УД, имеет свою предысторию более чем 54 летней давности, когда следователи, убежденные в криминальном характере смерти туристов, попросту отстранялись от ведения расследования под предлогом передачи УД в более высокую инстанцию.

 


     7.    Положение тел туристов в некоторых случаях не соответствовало расположению трупных пятен, обнаруженных в ходе СМЭ, что свидетельствует об изменении положения тел туристов уже после наступления их смерти. Этот факт послужил основанием для появления версий инсценировки, авторы которых предположили, что туристов могли убить в другом месте, а их трупы были перемещены в место их обнаружения.
   Вместе с этим можно констатировать факт наличия у большей части из замерзших насмерть туристов расстегнутой одежды, что вряд ли может свидетельствовать в пользу неблагоразумных действий замерзавших туристов, умышленно усугублявших свое положение, дополнительно расстегивая на себе одежду, в условиях оставления ими палатки в полураздетом состоянии несколькими часами ранее.
   Достаточно простым и логичным объяснением этим двум фактам может быть только посмертный обыск одежды туристов их убийцами уже после наступления смерти туристов, для чего и потребовалось в ряде случаев изменять посмертное положение тел и расстегивать одежду.
   Игорь Дятлов – «Одежда на трупе: ..., хлопчатобумажная ковбойка красного цвета в темно-серую клетку с тремя пуговицами, две верхние расстегнуты».
   Александр Колеватов – «в одежде: лыжная куртка из черной бумазеи на застежке молния, расстегнутая, правый и левый нагрудные карманы и манжеты расстегнуты, пуговицы целы». Это вполне согласуется с фактом отсутствия личного дневника Александра Колеватова, делавшего в нем регулярные записи, по свидетельству знавших его людей.
   Зина Колмогорова – «Одежда на трупе: ..., Брюки лыжные, спортивные черного цвета из байки с застежками по бокам, пуговицы расстегнуты, внизу обшлага брюк на пуговицы не застегнуты,...; синие хлопчатобумажные спортивные брюки с двумя внутренними карманами, застежки на боках расстегнуты, правый карман вывернут, ...».


   В рамках данной версии расследования убийства группы Дятлова, убийцы, вынудив туристов уйти из палатки полуодетыми, надеялись застать их после нескольких часов пребывания на морозе сломленными и уже замерзающими. Спускаясь вниз по склону в поисках своих жертв, убийцы имели задачу ускорить смерть туристов от замерзания, для чего было достаточно лишить сознания своих жертв, предоставив ветру и стуже завершить расправу. Лишь после этого они приступили к обыску одежды туристов в поисках предсмертных записок, способных изобличить убийц, т.к. у туристов было время и возможность описать суть экстремальных обстоятельств, предшествовавших их смерти.
   Расправляясь со своими жертвами по очереди у кедра, на склоне и в овраге, что заняло более часа, убийцы уже после наступления смерти туристов приступили к обыску их одежды, чем и объясняется в рамках данной версии посмертное изменение положения тел некоторых погибших туристов и их расстегнутая одежда.


   Итак, посмертное изменение положения тел погибших туристов, расстегнутая одежда на погибших от переохлаждения туристах, вывернутый карман, отсутствие дневника Александра Колеватова – все это само по себе уже свидетельствуют в пользу присутствия посторонних людей на месте гибели группы Дятлова.
   Таким образом, кроме эбонитовых ножен и одиночного следа каблука, дополненных лишь многоточием в основном тексте расследования, при более тщательном изучении материалов УД можно обнаружить множество других указаний на присутствие убийц, уточняющих общую картину криминальной смерти туристов группы Дятлова, что не могло быть проигнорировано уже в ходе расследования этого преступления следователями КГБ.
 

 Март 2013г.

 


 

Роль КПСС


   Зимний туристический поход высшей категории трудности по Северному Уралу под руководством Игоря Дятлова был организован на достаточно высоком уровне, о чем свидетельствуют два письма в адрес руководителя предприятия, где работал Рустем Слободин, с просьбой освободить его от работы для участия в этом важном для спортивного клуба УПИ и для Свердловского городского комитета по физкультуре и спорту мероприятии.


   1.   «СПОРТИВНЫЙ КЛУБ ДСО «БУРЕВЕСТНИК»
ПРИ УРАЛЬСКОМ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ
имени С.М. КИРОВА
адрес, телефон
№ «__» ________ 195
РУКОВОДИТЕЛЮ ПРЕДПРИЯТИЯ П/Я 10
тов. Матвееву М.Ф.


Спортивный клуб и секция туризма Уральского Политехнического института им. С.М.Кирова убедительно просят освободить от работы выпускника института тов. Слободина Р.В. с 21 января по 13 февраля 1959 года для участия в походе высшей категории трудности сборной группы института. (без сохранения зарплаты)


Печать (нрзб)
Председатель правления
спортивного клуба
/подпись/ /Л.С. Гордо/»


   2.   «ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
СВЕРДЛОВСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА
ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ
СВЕРДЛОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ КОМИТЕТ
ПО
ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ
адрес, телефон
№____ 20 января 1959 г.
РУКОВОДИТЕЛЮ ПРЕДПРИЯТИЯ п.я. 10 - тов. М.Ф. Матвееву


Свердловский клуб туристов с 21 января по 14 февраля проводит поход высшей категории трудности по Северному Уралу. В состав группы включен работник Вашего предприятия тов. Р.В. СЛОБОДИН. Просим дать тов. Р.В. СЛОБОДИНУ отпуск без сохранения зарплаты на указанное время для совершения похода.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОРОДСКОГО КОМИТЕТА
ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ /подпись/ /В.Курочкин/».


   Игорь Дятлов, как уже опытный руководитель туристических походов, для придания большей значимости предстоящему походу, привлек к его организации все возможные организационные ресурсы, о чем свидетельствуют не только эти письма, но и полученное им командировочное удостоверение, а также сопроводительное письмо от профкома УПИ.
   Эти два документа были обнаружены в пустой палатке 26-27 февраля и приобщены к протоколу осмотра места происшествия от 27.02.1959г. под пунктами 16 и 19:
     «16 Командировка на имя Дятлова.
     19. Сопроводительное письмо от профкома института».
   К сожалению, оба документа утрачены и об их содержании можно только догадываться, поэтому используемое в расследовании выражение: «волшебной силы листок бумаги», взятое в кавычки, фактически тождественно содержанию этих двух документов, без сомнения, дополнявших друг друга, увеличивая значимость каждого из них в отдельности.


   Игорь Дятлов приурочил поход высшей категории трудности к XXI съезду КПСС, что, выражаясь современным языком, было своеобразной пиар акцией для похода, и соответствовало политическим тенденциям того времени. Коммунистическая пропаганда пронизывала все общественные и государственные структуры СССР, включая высшие учебные заведения, такие как Уральский Политехнический Институт (УПИ) им. С.М. Кирова, студентами и выпускниками которого были почти все участники группы Дятлова.
   Примером пропагандистского абсурдизма советской действительности может служить название улиц в разных городах СССР в часть XXII съезда КПСС – ул. 22-го Партсъезда.
   Обычным делом для тех лет было посвящение каких-либо значимых трудовых и спортивных свершений в честь важной вехи на пути «коммунистического» строительства в СССР, какой был очередной съезд КПСС. Поэтому нет ничего удивительного и необычного в том, что Игорь Дятлов приурочил свой поход высшей категории трудности к XXI съезду КПСС, получив соответствующий документ.


   Даже элементарный анализ текста боевого листка «Вечерний Отортен» №1 позволяет сделать вывод о том, что в путевке профкома УПИ речь шла о XXI съезде КПСС.

«"ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН" № I
1 февраля 1959 г.
Орган издания профсоюзной организации группы "Хибина"
ПЕРЕДОВИЦА
ВСТРЕТИМ XXI СЪЕЗД УВЕЛИЧЕНИЕМ ТУРИСТО-РОЖДАЕМОСТИ!
ФИЛОСОФСКИЙ СЕМИНАР
...
НАУКА
...
НОВОСТИ ТЕХНИКИ
...
АРМЯНСКАЯ ЗАГАДКА
...
СПОРТ
...».

   «Передовица (разг. или проф.-жарг.) — передовая статья, то есть программная, установочная статья (обычно анонимная), помещаемая на первой полосе газеты или журнала и выражающая мнение редакции или учредителя по каким-либо важным вопросам текущего момента. Слово употреблялось преимущественно в советские времена...» (Википедия).


   Как следует из текста боевого листка «Вечерний Отортен» №1, «орган издания» соотнесен с профсоюзной организацией «группы "Хибина"», а передовица посвящена XXI съезду, проходившему в те дни в Москве.
   Таким образом, XXI партсъезд для «профсоюзной организации группы "Хибина"» имел особое по важности значение, что может свидетельствовать о присутствии именно в сопроводительном письме (путевке) профкома УПИ упоминания о том, чему был посвящен поход высшей категории трудности – XXI съезду КПСС.


   Одновременно с этим в сопроводительном письме (путевке) профкома УПИ, предназначенном для группы Дятлова, присутствовало обращение ко всем советским, партийным и общественным организациям Свердловской области с просьбой о содействии (помощи) группе туристов в обеспечении ночлегом и транспортом. Ниже приведен текст аналогичного обращения к советским, партийным и общественным организациям Свердловской области из сопроводительного письма профкома УПИ, оформленного в 1957 году для группы туристов под руководством Юрия Дорошенко.

 

Фото пут профкома

 

  Путевка профкома УПИ, оформленная для группы Игоря Дятлова, имела большую значимость для любого ответственного руководителя советских, партийных и общественных организаций, чем приведенный выше документ на имя Юрия Дорошенко, благодаря тому, что туристический поход группы Дятлова был посвящен XXI съезду КПСС.
   Обращение с просьбой о помощи с транспортом и ночлегом могло содержаться и в командировочном удостоверении, оформленном на имя Игоря Дятлова, как на руководителя группы туристов из 10 человек.
   Командировку Игорь Дятлов предусмотрительно оформил в надежде, уточнить в Вижайском лесничестве карту местности, по которой проходил маршрут похода, официально обратившись к лесничему Ремпель И.Д. через руководство поселка-колонии Вижай, т.к. в СССР крупномасштабные карты были только с грифом "секретно" и "для служебного пользования". Туристам в те времена приходилось пользоваться примитивными схемами и непрофессиональными выкопировками, что на сложных участках маршрута могло грозить разного рода неприятными неожиданностями.


   Любое упоминание о XXI съезде КПСС, проходившем с 27 января по 5 марта 1959г., в материалах официального УД о гибели группы Дятлова было недопустимо по партийно-политическим мотивам, что прекрасно понимали работники следственных органов. Да и прокуратура Ивделя и Свердловской области не имели права расследовать преступления, имевшие политическую окраску. А после того как официальное следствие зашло в тупик, не имея возможности в качестве даже предполагаемых подозреваемых привлечь сотрудников МВД колонии пос. Вижай, возможное упоминание этого поселка в командировочном удостоверении также стало нежелательным фактом, как и сам этот документ.
   Отсутствие этих двух документов в дошедшем до нас УД может являться результатом их изъятия «высоко сознательными» сотрудниками прокуратуры или, что более вероятней, является результатом приобщения этих документов к УД расследования КГБ причины гибели туристов группы Дятлова.


   Надо отдать должное партийному руководству Свердловской области, незамедлительно организовавшему поиски пропавших туристов, мобилизовав для этого все имеющиеся государственные ресурсы, что является почти беспрецедентным случаем на фоне многих других трагических происшествий с туристами в последующие годы. В связи с этим следует отметить, что некоторые из родителей пропавших туристов, имели по тем временам достаточно высокий социальный статус:
     Кривонищенко Алексей Константинович, член КПСС с 1947 г., был начальником управления «Уралэнергостроймеханизация»;
     Слободин Владимир Михайлович, член КПСС с 1944 г., доктор экономических наук, - зав. Отделом Уральского Научно-Исследовательского Института сельского хозяйства.
     Дятлов Алексей Александрович был Главным Механиком завода хромовых соединений (ХРОМПик).
     Дубинин Александр Николаевич ещё в 1953-54 году при переводе в Свердловск занимал должность заместителя управляющего трестом Свердлесдрев МЛП.
     Колеватов Сергей Павлович до своей смерти в 1944 году работал главным бухгалтером в различных государственных учреждениях.


   О руководящей роли Обком КПСС Свердловской области и ГК КПСС г. Ивделя в организации поисков пропавших туристов могут свидетельствовать многие показания свидетелей, допрошенных по этому УД.
Из свидетельских показаний Колеватовой Риммы Сергеевны:

«Несвоевременно, с большим опозданием начались розыски пропавшей группы.
В Свердловск группа должна была возвратиться 14-15 февраля, 12 февраля они должны были дать телеграмму из Вижая, их конечного пункта по маршруту, с извещением о прибытии в него.
Родители беспокоились о своих детях и, конечно, звонили и в спортклуб УПИ, и в городской спортивный клуб (со слов Дубининых и Слободиных).
Я сама позвонила в институт только 17 февраля, спустя 3 дня после контрольного срока. Зав. спортклубом т. Гордо на месте не оказалось, попытки дозвониться до него были тщетны: его невозможно было застать на работе. Сразу же я позвонила в городскую спортивную секцию т. Уфимцеву. Он заверил, что беспокоиться не о чем, что группы задерживаются в пути и на неделю и т.д.
Возмутителен и преступен некий факт: 18/II т. Гордо информировал партком Политехнического института, что из Вижая получена телеграмма, извещающая о том, что группа задерживается в пути. Секретарь парткома УПИ т. Заостровский Ф.П. информацию т. Гордо не проверил и о случившемся событии не поставил в известность директора института т. Сиунова Н.С. Директор же узнал об этом только тогда, когда ему позвонила из горкома партии т. Федченко Е.П. (я сама вынуждена была обратиться в горком с просьбой принять меры по розыску группы).
Таким образом, телеграмму перепутали (телеграмма пришла от параллельной группы, от группы Блинова), дирекцию института в известность о случившемся не поставили.
Поиски начались только лишь по настоянию родителей туристов.
Когда Политехнический институт начал организовывать поиски, оказалось, что в спортклубе не было карты маршрута, по которому студенты ушли в поход, схемы, нанесенной на карту.
Заместитель председателя спортивного клуба при УПИ т. Мильман, узнавший от третьих лиц о том, что у меня была карта со схемой маршрута перед отправлением группы в поход, позвонил моей сестре Нине Сергеевне Анисимовой с просьбой доставить карту, по которой можно было бы начать поиски. Но эту карту мой брат Александр взял с собою в поход. Карту эту брату дал Игнатий Фокич Рягин, заместитель начальника треста «Гипромедьруда» (если я не ошибаюсь в названии), наш знакомый. Он знал те места и беседовал с братом о предстоящем походе.
После звонка из турклуба УПИ И. Ф. Рягин по нашей просьбе по памяти восстановил маршрут и нанес его на карту, которую я лично 19 февраля передала полковнику Ортюкову (он первым вылетел на поиски группы).
Изложенный факт свидетельствует о полнейшем равнодушии и бесконтрольности тех, кто должен нести государственную ответственность за организацию похода и за отправленные группы».


   Из свидетельских показаний Дубинина Александра Николаевича от 14 апреля 1959 г.:

«Я как родитель требую, что бы они за свои действия, повлекшие за собой смерть целой группы людей, строго ответили перед советским судом. Бездушие и бессердечность этих руководителей выражается и в том, что они в течение 8 дней после контрольного срока должного выхода группы в п. Вижай (12/II) не волновались за участь группы и принялись за поиски группы только после вмешательства Обкома КПСС, а именно 21/ II.
Это доказывается тем, что при телефонном разговоре с Уфимцевым ?/II моей жены и 20/II моего, последний убеждал, что группа никуда не денется и выйдет и опоздание выходов группы к населенным пунктам у них в комитете частое явление и что они дают телеграммы по населенным пунктам, куда может выйти группа по их предположению.
После разговора с Уфимцевым я вынужден был сразу же позвонить в Обком КПСС т. Ускову и попросить его довести о такой инертности к срочным действенным мерам по розыску группы и о самоуспокоенности городского комитета по спорту об участи группы до секретаря Обкома КПСС Эштокина, в результате вмешательства которого 21/II на поиски группы вылетел Гордо».


   Из свидетельских показаний прокурора города Ивделя Темпалова Василия Ивановича от 18 апреля 1959г.:

«21 февраля 1959 г. от секретаря Ивдельского ГК КПСС тов. Проданова мне стало известно, что группа студентов туристов в количестве девяти человек не вернулись из похода в г. Свердловск в политехнический институт. Я принял меры к уточнению, куда двигались туристы студенты и направил при поддержке работников ГК КПСС гр-на Дряхлых на вертолете для розыска студентов. С тем, чтобы он нашел следы туристов и самих туристов и определил направление их движения».


   Из свидетельских показаний и.о. инженера Энерголесокомбинат Дряхлых Михаила Тимофеевича, члена КПСС (постоянное местожительство г. Ивдель) от 5 марта 1959г.:

«21 февраля меня вызвал в ГК КПСС тов. Проданов И.С. и сказал, что потерялась группа туристов студентов и их нужно разыскать».


   Из свидетельских показаний Ортюкова Георгия Семеновича от 17 апреля 1959 г., занимавшего должность Преподаватель спецкафедры УПИ:

«Приказание о выезде в город Ивдель для организации поисков группы туристов я получил 24 февраля 1959 г.
В этот же день я был принят Командующим ВВС округа, с которым была достигнута договоренность о выделении одного самолета и двух вертолетов для обеспечения поиска.
В 11 часов 24 февраля мы вместе с заместителем директора УПИ тов. Плетневым Н.Ф. и секретарем партийной организации тов. Заостровским Ф.П. и с группой студентов спортсменов под руководством мастера спорта инженера Масленникова Е.П. в количестве 12 человек вылетели в гор. Ивдель.
Прибыв в город Ивдель в тот же день и созвав совещание под председательством 1 секретаря ГК КПСС тов. Проданова И.С.
На совещании присутствовали Начальник Управления Ивдельлага тов. Иванов, Начальник Северной экспедиции тов. Сульман, Начальник отряда ГВФ (отряда гражданского воздушного флота – Примечание) Свердловска, Прокурор Ивдельского района Темпалов В.И.. Ними было выработано решение о выброске десантов на весь маршрут похода группы спортсменов Дятлова».


   Из свидетельских показаний по делу зам. гл. механика ВИЗа Масленникова Евгения Поликарповича члена КПСС с 1957 от 10 марта 1959г.:

«... утром 24.02 я вылетел самолетом в Ивдель.
Со мной вылетела группа Гребенника, Вишневский и Ортюков. В Ивделе уже был Гордо, Блинов. Блинов был организатором поиска, а Гордо обеспечивал материальную часть экспедиции.
В тот же день на совещании в Горкоме КПСС было решено начать поиск группы по всем участкам маршрута группы Дятлова».


   Таким образом, организацию поисков с самого начала инициировало, по требованиям родителей пропавших туристов, и возглавило партийное руководство Обкома КПСС Свердловской области, а непосредственно в районе поисков - руководство Ивдельского ГК КПСС.
   Вместе с этим, на совести руководителей партийных организаций лежит коллективная ответственность за попытки помешать родителям первых пяти погибших туристов захоронить тела их детей в Свердловске, о чем свидетельствуют показания Колеватовой Риммы Сергеевны:

«Возмущение вызывает организация похорон.
Каждого из родителей вызывали в отдельности или в Обком партии (т. Серкова З.Т.) или в Политехнический институт и предлагали хоронить погибших в Ивделе.
Какое отношение имеют ребята к Ивделю?
Жили в Свердловске, учились в Свердловске, - а хоронить предложили в Ивделе. т. Серкова каждого из родителей пыталась убедить (с их слов), что все, даже жители Свердловска, согласны хоронить в Ивделе (лично мы, Колеватовы, Слободины, Дубинины сразу же категорически запротестовали против такого предложения), что их похоронят в братской могиле, что в Ивделе им будет поставлен обелиск.
Возникает вопрос: «Почему это же самое нельзя было бы сделать в Свердловске?»
Когда родителям Зины Колмогоровой было тоже предложено похоронить дочь в Ивделе, они ведь отказались это сделать и предложили собрать всех родителей в УПИ вместе, чтобы согласованно решить этот вопрос. На это секретарь парткома УПИ (точно фамилии его не помню) ответил, что родители живут в разных местах и собрать их невозможно.
Что за конспирация такая?
Почему пришлось претерпеть столько мытарств, даже идти к секретарю Обкома партии т. Куроедову, чтобы добиться похорон в родном Свердловске!
Бездушное отношение к людям, понесшим такое большое, неутешное горе. Столько заставили страдать матерей, отцов, близких, потерявших хороших, честных людей».

 

  Только настойчивость родителей, погибших туристов, помешала по-тихому захоронить тела их детей в братской могиле на кладбище Ивделя. Вряд ли подобное поведение партработников среднего звена можно расценить как их элементарное самоуправство.
   Вся кажущаяся абсурдность навязывания города Ивдель в качестве места для проведения похорон, погибших туристов, могла только породить ещё в марте 1959 года большие сомнения в достоверности официальной версии о причине смерти туристов группы Дятлова, что, в конечном счете, и произошло.


   Даже ход расследования смерти первых пяти туристов, после обнаружения их тел, несмотря на выводы судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) о причине их смерти, как результате воздействия низкой температур (замерзание), позволяет судить о том, что у следователей было достаточно оснований утвердится в версии криминальной смерти этих пяти туристов, привлекая в качестве подозреваемых в их убийстве манси.
   Несмотря на достаточно убедительные и не вызывающие сомнений выводы СМЭ, что причиной смерти пяти туристов стало воздействие низких температур (замерзание), ни один из пяти замерзших насмерть туристов не имел, характерной для замерзающего человека, находящегося в ясном сознании, позы «эмбриона».
   Трое из пяти туристов: Кривонищенко, Дорошенко и Слободин имели травмы головы, способные привести к потере сознания, следствием чего могло быть быстрое замерзание в условиях воздействия низкой температуры. Игорь Дятлов, не имевший явно выраженных травм головы, не считая множество ссадин и синяков на лице, был обнаружен лежащим на спине в полный рост в расстегнутой одежде, что явно свидетельствовало о его бессознательном состоянии, перед тем как он замерз насмерть. Даже Зина Колмогорова имела множество ссадин на лице, свидетельствующих о нанесении ей многочисленных ударов в лицо, в результате чего она потеряла сознание и замерзала в позе, далекой от позы замерзающего в полном сознании человека.
   Ссадины на лице З. Колмогоровой:

«- в области правого лобного бугра ссадина темно-красного цвета размером 2х1,5см плотная на ощупь, рядом с ней участок бледно-серого цвета размером 3х2см, доходящий до правой брови.

- в правой височно-скуловой области осаднение кожи неправильной формы буро-красного цвета размером 6-7(-?)х5см;

- На верхнем веке левого и правого глаза участок осаднения кожи темно-красного цвета размером 5х1см и 0,5х0,5см.

- на спинке носа ссадина буро-красного цвета размером 1х0,7см, на кончике носа такая же ссадина пергаментной плотности размером 2х1см.

- В области скуловых дуг, щек и подбородка множество ссадин различной формы и величины под сухими бурого цвета корками размерами от 6х2см до 2х1см и меньше.

- Губы синюшне-красного цвета, отечные».


   Конечно, в каждом, отдельно рассматриваемом, случае смерти пяти туристов, можно было бы ещё как-то представить полученные ими травмы и сильные ушибы головы, как результат неудачных самостоятельных падений. Однако общая картина замерзших насмерть пяти молодых и здоровых людей с травмами головы и лица в позах, свидетельствующих о том, что они все находились перед наступлением смерти в бессознательном состоянии, не вызывала у следователей сомнений в криминальном характере смерти этих пяти туристов группы Дятлова.
   Характер травм головы Дорошенко, Кривонищенко и Слободина в своей совокупности исключал возможность получения подобных травм в результате их самостоятельных и многократных падений, при которых каждый из них, падая неоднократно, ударялся при этом то правым, то левым виском о камни, нанося себе травмы:

«в правой височной области и затылочной области разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы» - у  Юрия Кривонищенко.

«в области козелка и мочки правой ушной раковины плотные участки буро-красного цвета размером 6х1,6 см, на левой ушной раковине в области козелка участок такого же цвета размером 4х1см пергаментной плотности» - у Юрия Дорошенко.

«в области левой и правой височных мышц разлитые кровоизлияния с пропитыванием мягких тканей.

от переднего края левой височной кости вперёд и вверх трещина длиной до 6,0см. и с расхождение краёв до 0,1см, трещина расположена от стреловидного шва на расстоянии 1,5см.

расхождения височно-теменного шва костей черепа слева и справа» - у Рустема Слободина.

 

   Вообще-то, вероятность замерзнуть насмерть у костра для молодого и здорового человека, находящегося в полном сознании, при наличии возможности поддерживать огонь, крайне мала, а вот вероятность замерзнуть насмерть там же, находясь в бессознательном состоянии из-за травм головы в височной области, стопроцентная.
   Привлечение манси в качестве подозреваемых в убийстве туристов стало следствием вполне адекватного восприятия, приведенных выше, аргументов в пользу криминального характера смерти пяти туристов, которые не могли быть проигнорированы при расследовании причин смерти туристов в рамках открытого прокуратурой УД.
   Как видим, криминальный характер смерти пяти туристов не вызывал сомнений у следователей, несмотря даже на заключение СМЭ о причине их смерти, связанной с замерзанием, т.к. криминал был очевиден.


   Лишь через два месяца в мае 1959 года были обнаружены тела четырех, ранее ненайденных туристов, результаты СМЭ которых уже значительно отличались от результатов СМЭ первых пяти туристов тем, что причина их смерть уже не была связана с воздействием низких температур в трех случаях из четырех.
   Смерть Александра Колеватова определена как насильственная, последовавшая в результате воздействия низкой температуры. Александр имел проникающую до кости рану в височной области ("за правой ушной раковиной, в области сосцевидного отростка, рана неопределённой формы размером 3,0х1,5х0,5 см., проникающая до сосцевидного отростка"), которая также могла привести к потере сознания, оставляя его беспомощным перед воздействием низкой температуры, в результате чего и последовала смерть.
   Травма головы Колеватова хорошо дополняла общую картину криминальной смерти пяти ранее найденных туристов.


   Смерть Николая Тибо-Бриньоль уже не была связана только с воздействием низких температур, т.к. его травма головы была фатальна и он умер раньше, чем успел бы замерзнуть насмерть, находясь просто в бессознательном состоянии: «разлитое кровоизлияние в правую височную мышцу; вдавленный перелом височно-теменной области размером 9,0х7,0 см (участок вдавления височной кости 3,0х2,5х2,0 см.)».
   Из заключения СМЭ: «смерть его наступила в результате закрытого многооскольчатого вдавленного перелома в область свода и основания черепа, с обильным кровоизлиянием под мозговые оболочки и в вещество головного мозга при наличии действия окружающей низкой температуры».
   Смерть Николая Тибо-Бриньоль также дополняла общую картину криминальных смертей мужчин с травмами головы в височно-теменной области.


   Александр Золотарев имел травму на голове, как и большинство погибших туристов: «В правой теменной - дефект мягких тканей неправильной формы 8,0х6,0 см. с обнажением теменной кости;», но смерть его наступила от травмы грудной клетки: «переломы II, III, IV, V и VI рёбер справа».
   Смерть Александра Золотарева также не была связана с воздействием низкой температуры, а имела насильственный характер, обусловленный множественными переломами рёбер и обильным внутренним кровотечением.
   Причина смерти Александра Золотарева могла только ещё в большей степени подтвердить правильность исходной криминальной версии смерти всей группы Дятлова.
   Золотарев стал уже шестым из числа мужчин группы Дятлова, имевшим травму головы, что абсолютно противоречит даже самым смелым фантазиям о каких-то естественных и некриминальных причинах получения шестью мужчинами серьезных травм головы в височно-теменной области.


   Людмила Дубинина пополнила список туристов, имеющих травмы головы, но её смерть, как и смерть Александра Золотарева была связана с переломом ребер:

«в области левой теменной кости дефект мягких тканей, размером 4,0х4,0 см.;
множественные двусторонние переломы рёбер справа II, III, IV и V, слева сломом II, III, IV, V, VI и VII рёбер».

   Из заключения СМЭ: «Считаю, что смерть Дубининой наступила в результате обширного кровоизлияния в правый желудочек сердца, множественного двустороннего перелома рёбер, обильного внутреннего кровотечения в грудную полость».

 

   Результаты СМЭ четырех тел туристов, найденных в мае, хорошо вписывались и дополняли собой версию следствия криминальной смерти пяти ранее найденных туристов, что могло только укрепить личное мнение следователей в криминальной причине смерти всей группы Дятлова. Следователь прокуратуры по этому делу Владимир Коротаев до конца жизни придерживался версии криминальной смерти туристов, что и послужило основанием для проведения данного расследования убийства группы Дятлова.
   Несмотря на всю очевидность криминального характера смерти всей группы туристов, официальное расследование их гибели зашло в тупик после снятия с манси подозрений в убийстве, не имея возможности уже по юридическим и политическим причинам привлечь в качестве потенциальных подозреваемых сотрудников МВД Ивдельлага, на подконтрольной территории которого произошло это преступление.
   Официальное расследование проводится открыто и его результаты становятся так или иначе общедоступными для гражданского населения страны, следящего за ходом расследования. Лишь после засекречивания, поспешно закрытого с весьма пространной формулировкой УД о гибели группы Дятлова, доступ к материалам этого УД был полностью закрыт, препятствуя любым инициативам возобновить расследование иной причины гибели группы Дятлова.


   Многим из техногенных версий гибели группы Дятлова присуще использование в качестве аргумента в свою пользу факта засекречивания официального УД, якобы свидетельствующего о каких-то государственных секретах, связанных с различного рода секретными испытаниями либо ракетной техники, либо нового оружия, случайными жертвами которых стали туристы.
   Однако именно этот же аргумент - факт засекречивания официального УД, ещё в большей степени соответствует версии криминальной смерти туристов от рук сотрудников МВД колонии пос. Вижай, по той же простой причине, по которой был недоступен для большей части населения страны доклад Н.С. Хрущева XX съезду партии о преступной деятельности органов госбезопасности во времена И.В. Сталина.
   Преступления сталинского режима, о которых шла речь в этом закрытом докладе, фактически дискредитировали не только высшее партийное руководство во главе с покойным И.В. Сталиным, объясняя это культом личности вождя, но и в ещё большей степени дискредитировали органы госбезопасности, служившие орудием его преступной деятельности.
   Поэтому факт участия сотрудников МВД в преднамеренном зверском убийстве группы Дятлова, вновь дискредитируя Власть и силовые ведомства, мог быть достаточно серьезным политическим основанием для изначального засекречивания расследования этого преступления, послужив поводом для спешного закрытия и засекречивания официального УД.


   Если бы убийство туристов произошло ещё при жизни Сталина, то вполне вероятно, что результаты его расследования были бы рассекречены ещё в 1956 году, приобщив это преступление ко многим прочим преступлениям сталинской эпохи, фигурировавшим в докладе Н.С. Хрущева на XX съезде КПСС. Вот убийство группы Дятлова уже в 1959 году не позволяло руководству страны списать его на преступную деятельность предыдущего режима, от которой открестилось руководство страны во главе с Н.С. Хрущевым, чему подтверждением явился его доклад XX-му съезду партии. Засекретили причину гибели туристов лишь потому, что списать её под благовидным предлогом уже было не на кого, а возлагать ответственность за гибель туристов на действующих сотрудников вновь созданного МВД было политически нецелесообразно.


   Неужели может вызвать сомнение факт того, что с закрытием и засекречиванием материалов официального УД о гибели группы Дятлова, при наличии в УД множества указаний на криминальный характер смерти туристов, партийное руководство страны (ЦК КПСС) силами КГБ не выяснило для себя истинные причины смерти 9 туристов, чья гибель имела широкий общественный резонанс?
   Даже элементарное желание обезопасить себя на будущее от таких трагедий, как проявление здорового эгоизма и самозащиты, заставило ЦК КПСС силами КГБ провести расследование этого жестокого убийства, результаты которого имели ещё больший гриф секретности, чем засекреченное официальное УД.


   Некоторые из родителей, погибших туристов, были членами КПСС, занимая достаточно высокие должности в разных отраслях народного хозяйства, поэтому они вполне могли быть в курсе содержания закрытого доклада Н.С. Хрущева XX съезду КПСС в 1956 году, обличавшего преступную деятельность органов госбезопасности во времена сталинских репрессий.
   Каким бы ударом для партийных родителей, погибших туристов, как и для членов партии всей страны, была бы правда о смерти их детей от рук сотрудников МВД (ранее НКВД) Ивдельлага, продолжающих свою преступную деятельность уже спустя три года после разоблачительных признаний Н.С. Хрущева перед участниками XX съезда КПСС.


   Даже признание в возможности, вымышленной техногенной катастрофы, случайными жертвами которой могли якобы стать туристы, было для руководства страны менее болезненно, чем признание в умышленном убийстве туристов сотрудниками МВД Ивдельлага, поэтому секретность расследования убийства группы Дятлова, проводимого силами КГБ, была более чем политически оправдана.
   Засекречивание официального УД было вынужденной необходимостью, чтобы закрыть доступ к его материалам, стыдливо скрыв очевидную нелепость формулировки - «...следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии», препятствуя этим возможности возобновить расследование по требованиям родителей погибших туристов, выражавших ещё в 1959 году свое неудовольствие результатами официального УД.


   В данном случае даже не акцентируя лишний раз внимание на социальном статусе погибших туристов и на том, что их поход был посвящен XXI съезду партии, можно констатировать наличие более весомых политических мотивов у партийного руководства страны (ЦК КПСС) для выяснения истинной причины криминальной смерти туристов группы Дятлова и выявления убийц при погонах, дискредитирующих не только ещё незапятнанную репутацию «вновь созданного» силового ведомства – МВД, но и дискредитирующих в целом Советскую Власть, как законные представители этой власти, что после разоблачительных признаний Н.С. Хрущева на XX съезде партии для ЦК КПСС было крайне нежелательным событием.

Апрель - май 2013г. 

 


 

 КГБ


   Не столько по политическим мотивам, сколько даже по формальным причинам, официальное расследование, проводимое вначале городской прокуратурой Ивделя (Темпалов), а затем продолженное Свердловской областной прокуратурой (Иванов), не могло осуществлять следственных действий на территории дислокации подразделений внутренних войск МВД, обеспечивающих жизнедеятельность Ивдельлага, и, в частности, на территории колонии № 64 при УЩ/349-И в поселке Вижай.
   Если бы власти проявили свою волю к продолжению официального расследования причины гибели группы Дятлова, после снятия подозрений в убийстве туристов с манси, привлекая в качестве потенциальных подозреваемых, скажем, сотрудников МВД поселка-колонии Вижай, то для этого им пришлось бы передать расследование этого УД в военную прокуратуру.
   При расследовании рядовых преступлений с участием в качестве подозреваемых сотрудников внутренних войск МВД, несущих службу и проживающих «на закрытых территориях», такое расследование проводится военной прокуратуры, а не гражданской, какими были прокуратура города Ивделя и прокуратура Свердловской области.
   Учитывая большой общественный резонанс факта «таинственной» гибели группы Дятлова, и возможность привлечения в качестве потенциальных подозреваемых в убийстве туристов сотрудников Ивдельлага поселка-колонии Вижай, изначально засекреченное в связи с этим расследование гибели туристов могло проводиться не военной прокуратурой, как бывает в рядовых случаях, а КГБ, представляя собой дело государственной важности.


   Несмотря на секретность проводимого КГБ расследования, которое началось, по всей видимости, одновременно с открытием официального УД Ивдельской прокуратурой, после обнаружения первых тел погибших туристов, существуют некоторые свидетельства активного участия сотрудников КГБ в проведении следственных действий.
   Так, некоторые из участников мероприятий по поиску пропавших туристов указывают на присутствие сотрудников КГБ на месте обнаружения палатки и тел, погибших туристов, что может свидетельствовать, как минимум, о выполнении этими сотрудниками КГБ негласных «надзорных» функций.
   Владимир Иванович Коротаев, работая в 1959 году в прокуратуре Ивделя и принимая непосредственное участие в начатом Ивдельской прокуратурой расследовании причины гибели группы Дятлова, поделился очень интересными воспоминаниями, проливающими свет на более серьезном участие КГБ в «координации» официальных следственных действий:

«Поначалу в смерти туристов однозначно обвинили манси. Многие из них прошли тогда через камеру предварительного заключения.
Когда анатомировали первую группу дятловцев, в морг пустили лишь очень ограниченный круг лиц: всё охранялось КГБ. Я был в качестве санитара».


   Видимо, даже гражданский санитар был отстранен от выполнения своих обязанностей, коль скоро его работу выполнял работник прокуратуры Ивделя В. И. Коротаев.
   Возникает вполне закономерный вопрос: если допустить, что КГБ не проводил свое расследование, на чем могут настаивать противники данной версии, то зачем тогда было привлекать сотрудников такой серьезной «конторы» к банальной охране морга, где проводили судебно-медицинскую экспертизу (СМЭ) тел, погибших туристов?
   Может быть, в Ивделе трудно было найти профессиональных охранников из числа сотрудников МВД для усиления охраны морга?
   В Ивделе, в городском морге которого проводилась СМЭ тел, погибших туристов, дислоцировалось Управление Ивдельлага («Ивдельлаг был организован в 1937 году»), в чьем ведении находились более двадцати лагпунктов. Одна из основных функциональных обязанностей большей части сотрудников Ивдельлага – профессиональная охрана спец. учреждений, представлявших из себя «разветвленную сеть исправительно-трудовых лагерей (колоний), интегрированных в экономику страны».
   Таким образом, в Ивделе для усиления охраны городского морга, если бы это потребовалось, не возникло бы трудностей с привлечением профессиональных охранников из числа сотрудников Ивдельлага.


   Формально, в морге Ивделя находились вещественные улики преступления, учитывая первую из версий – убийство (манси), расследованием которого официально занималась прокуратура Ивделя/Свердловской области.
   Отказ от привлечения профессиональных охранников из числа сотрудников Ивдельлага, казалось бы, для банального усиления охраны городского морга Ивделя, где находились вещественные улики, расследуемого преступления, может косвенно свидетельствовать, что КГБ, располагая большими возможностями в проведении своего расследования, мог параллельно с версией официального расследования (манси) разрабатывать другие версии, включая версию участия сотрудников Ивдельлага из поселка-колонии Вижай в убийстве туристов.


   Если бы следователи КГБ не сомневались в непричастности сотрудников Ивдельлага к гибели группы Дятлова, то КГБ не пришлось бы возлагать на себя заботы по усилению охраны городского морга Ивделя, отказывая в этом профессиональным охранникам Ивдельлага.
   Если уж сотрудники КГБ непосредственно были задействованы в охране морга Ивделя, ограничивая доступ к вещественным уликам (тела туристов, их одежда и пр. вещи) расследуемого преступления, и присутствовали на месте обнаружения пропавших туристов, то было бы верхом наивности сомневаться в факте проведения КГБ своего закрытого для общества расследования гибели группы Дятлова.
   В противном случае, трудно себе представить, что сотрудники такой серьезной «конторы», выступали в роли мальчиков на побегушках, задействованных только для выполнения, в частности, относительно неквалифицированной работы по усилению охраны морга Ивделя, обслуживая официальное расследование прокуратуры Ивделя/Свердловской области.


   Изначальное моё утверждение о проведении силами КГБ своего расследования причин гибели туристов, продиктованное вполне обоснованными, но общими соображениями, подкрепляется свидетельствами как участников поисков, упоминавших о присутствии сотрудников КГБ на месте обнаружения тел туристов, так и воспоминаниями Владимира Коротаева, уточнившего роль КГБ в усилении охраны морга Ивделя для ограничения доступа к вещественным уликам расследуемого преступления.
   По политическим соображениям власти не могли продолжить официальное расследование гибели группы Дятлова после снятия подозрений с манси в убийстве туристов, передав УД военной прокуратуре для установления других возможных причин гибели туристов, тем самым бросая тень подозрений на МВД, поэтому было принято политическое решение просто прекратить официальное УД, продолжив уже закрытое для общества расследование этого преступления силами КГБ.
   Такое обоснование причин закрытия официального УД справедливо и для иных версий гибели туристов, связанных также с какими-либо государственными секретами.
   О том, какое давление было оказано на официальное следствие по партийной линии для прекращения УД, можно судить по следующей цитате из воспоминаний В. И. Коротаева:

«Затем меня приглашает к себе первый секретарь горкома партии Проданов и прозрачно намекает: есть, мол, предложение - дело прекратить. Ясно, не его личное, не иначе как указание «сверху». Я сообщаю Темпалову. тот звонит в Свердловск и слышит те же советы: нечего вам там больше возиться, пора прекращать дело. По моей просьбе Проданов звонил тогда и Кириленко. И услышал то же самое: дело прекратить. Буквально через день-другой я узнал, что его взял в свои руки Иванов, который быстренько его и свернул...
Конечно, не его в этом вина. На него тоже давили. Ведь всё совершалось в режиме страшной секретности. Приезжали какие-то генералы, полковники, строго предупреждали нас, чтоб зря язык не распускали. Журналистов вообще на пушечный выстрел не подпускали».


   Существует много версий гибели группы Дятлова, связывающих смерть туристов с какой-либо государственной тайной, например: испытание секретного оружия, аварии ракетной техники, (зачистка, инсценировка) и пр., включая данную версию убийства туристов сотрудниками Ивдельлага.
   Сам факт участия КГБ в ограничении допуска к вещественным уликам расследуемого преступления (первая версия – убийство, манси), а это тела погибших туристов, их одежда и пр. вещи, позволяет отсеять некоторые версии из общего числа версий, связанных с государственными секретами.
   Ограничение силами КГБ доступа к вещественным уликам преступления, расследованием которого занимались как прокуратура Ивделя/Свердловской области, так и КГБ, может свидетельствовать об обоснованных опасениях КГБ по поводу утраты важных улик, возможной в результате проникновения в морг лиц, причастных к этому преступлению.
   Вот банальная схема умышленного уничтожения улик, которая могла быть списана на обычную халатность: Морг – улики – бочка спирта в морге – пожар = улики уничтожены.


   Если бы, скажем, вообще не существовало каких-либо опасений доступа к уликам лиц, заинтересованных в их уничтожении, как в случае, например, природно-стихийных версий гибели туристов, то в таком случае не было бы необходимости в столь серьезной организации охраны морга Ивделя силами КГБ, и для простого усиления охраны морга можно было бы задействовать в первую очередь профессиональных охранников из числа сотрудников Ивдельлага.
   Такая организация охраны важных улик преступления, силами КГБ, сама по себе уже свидетельствует об активном участие КГБ в расследовании этого преступления, и вполне согласуется с версией убийства туристов сотрудниками Ивдельлага из поселка-колонии Вижай. Расследуя такую версию, КГБ мог опасаться проникновения в морг заинтересованных в ликвидации улик людей из числа сотрудников Ивдельлага, что вполне оправдывает такую серьезную организацию охраны морга Ивделя.
   Косвенным подтверждением этому могут служить кадровые изменения на уровне личного состава сотрудников Ивдельлага, принимавших участие в поисках туристов группы Дятлова. Своими воспоминаниями об этом поделился Виктор Федорович Богомолов с журналистами КП:

«А уже позже я узнал, что весь состав вооруженной охраны Ивдельлага, который участвовал в поисках, был срочно переведен в другие места службы. Причем их разбросали по два, по три человека в разные далекие места.
- Интересно. Мы впервые про это слышим. Откуда вам стало известно?
- Это было известно от местных ивдельских, кто жил по соседству с работниками лагерей». http://www.ural.kp.ru/daily/26222.5/3105475/

 
   Вслед за этим произошли кадровые и структурные перемены уже в масштабах всего ГУЛАГа.
Спустя несколько месяцев после завершения расследования КГБ причины гибели группы Дятлова, а именно в начале 1960 года был расформирован ГУЛАГ по Приказу №20 МВД СССР от 25 января 1960 года.
   По всей видимости, аппарат централизованного управления МВД (СССР), упразднение которого произошло в начале 1960 года, показал свою неэффективность в деле масштабных реформ силовых структур государства во время хрущевской оттепели, да и стала насущной потребность в обновлении руководящих кадров «на местах», т.е. в МВД союзных республик.


«Приказ министра внутренних дел Союза ССР № 020 с объявлением постановления Совета министров СССР от 13 января 1960 года № 44-16 "о мероприятиях связанных с упразднением министерства внутренних дел СССР"
г. Москва
25 января 1960 г.
Секретно
Объявляя постановление Совета Министров СССР от 13 января 1960 года № 44-16 "О мероприятиях, связанных с упразднением Министерства внутренних дел СССР", приказываю:
...
4. Начальнику Главного управления внутренних и конвойных войск МВД СССР т. ДОНСКОВУ С.И. в 10-дневный срок подготовить и представить на утверждение предложения о передаче министерствам внутренних дел союзных республик войск по охране особо важных объектов Министерства среднего машиностроения, Академии наук СССР, государственных комитетов Совета Министров СССР и совнархозов, а также конвойных и внутренних войск, расположенных на территории республик, и о выделении необходимой штатной численности за счет упраздняемого Главного управления внутренних и конвойных войск МВД СССР для создания в министерствах внутренних дел союзных республик органов управления войсками».

 Апрель - май 2013г.

 


 

Радиация


   Версии трагической гибели группы Дятлова, как правило, основаны на тех или иных фактах из официального УД. Например, необычные небесные явления, наблюдавшиеся в районе Перевала Дятлова, легли в основу версий про НЛО и версий, связанных с аварией ракетной техники и пр.
   Основанием для версии «контролируемой поставки» Алексея Ракитина послужили результаты радиологической экспертизы, обнаружившей наличие радиоактивного загрязнения на нескольких предметах одежды погибших туристов. Версия Алексея Ракитина, представленная в очерке «Смерть, идущая по следу...» (Попытка историко-криминалистической реконструкции обстоятельств гибели группы свердловских туристов на Северном Урале в феврале 1959 г.), как версия «контролируемой поставки», основана на предположение о секретной операции под руководством КГБ по передаче иностранным разведчикам «радиоактивных вещей». Для этого и был спланирован туристический поход группы Дятлова, в состав которой, в частности, входил Юрий (Георгий) Кривонищенко, работавший ранее на химкомбинате «Маяк» (Челябинск-40).


   А. Ракитин исключает другие возможные причины радиоактивного загрязнения предметов одежды туристов, кроме той единственной причины, положенной в основу его версия, цитата:

«... как только мы вспомним про радиоактивную одежду. В обычном походе её не должно было быть. Ещё раз напомним, что в то время контроль за оборотом расщепляющихся материалов относился к компетенции КГБ, попытка сохранить одежду с радиоактивной пылью могла расцениваться как попытка обмана органов госбезопасности.
Можно ли предположить, что одежда с радиоактивной пылью была связана с Георгием Кривонищенко и появилась у него вследствие работы последнего в "атомном городе"? В принципе, предположение логичное, лежащее, так сказать, на поверхности. Существуют только несколько "но", о которых необходимо упомянуть в этой связи.
Во-первых, после т.н. "Кыштымского взрыва", вследствие которого в ближайших окрестностях Челябинска-40 в сентябре 1957 г. произошёл выброс в атмосферу значительного количества радиоактивных отходов, имело место значительное (хотя и весьма неравномерное) заражение самого города, его улиц и зданий. В конце сентября и в октябре 1957 г. в Челябинске-40 были проведены значительные дезактивационные работы, сопоставимые по своим масштабам с теми, что имели место почти через 40 лет в прилегающих к Чернобылю районах. Посты дозиметрического контроля проводили тотальные замеры радиоактивного фона по всем городу и окрестностям. Проверке подвергались в т.ч. и жилые помещения. В те дни и месяцы этот город стал, наверное, самым чистым городом Советского Союза - перед подъездами жилых домов были смонтированы специальные мойки для обуви в проточной воде, чтобы люди, входящие в улицы могли смыть уличную пыль. Её, кстати, почти и не было - город буквально "вылизывался" военнослужащими, пыль той осенью по несколько раз смывали с крыш, фасадов и карнизов всех зданий. Что особенно важно для нашего повествования - дозиметрическому контролю подвергались личные вещи, одежда и обувь жителей города. Да-да, буквально так, передвижные посты обходили квартиры, общежития, магазины, школы, склады и проверяли подряд все предметы. Никто в то время не мог запретить или ограничить действия дозиметристов.

"Грязные" предметы изымались, должным образом актировались и их владелец мог получить материальную компенсацию за изъятое (утраченное) имущество. Т.о. Георгий Кривонищенко не имел никаких оснований дорожить радиоактивным свитером или шароварами - сдав их "по акту" в службу дозиметрического контроля он не только гарантированно укреплял своё здоровье, но и получал за это денежную компенсацию.
Во-вторых, совершенно непонятно, какую пользу могла принести Георгию Кривонищенко попытка скрыть "грязную" одежду в случае её успеха. Во имя чего он должен был всё это делать? Очевидного с бытовой, или говоря иначе, повседневной, точки зрения ответа просто нет. Каким бы хорошим ни был свитер или штаны, они не стоили риска заработать лейкемию или саркому Капоши, а значит, путь у этих вещей мог быть один - в мусорное ведро. А отнюдь не в поход на Отортен, где эти вещи, возможно, Георгию пришлось бы носить на себе пару недель, а то и больше. Не надо упускать из вида и другой, весьма деликатный, но понятный любому мужчине аспект - Георгию Кривонищенко в 1959 г. шёл всего лишь двадцать четвёртый год (он родился 7 февраля 1935 г.), а это ведь самое время мужской силы! О том, что радиоактивность угнетает половую функцию, тогда уже прекрасно знали, и ни один разумный мужчина не нацепил бы на себя даже самый красивый, но "грязный" свитер без свинцового фартука. Здоровье во все времена было ценнее даже самой красивой тряпки.
В-третьих, сохранённые вещи с радиоактивной пылью превращали их обладателя в потенциального изменника Родины. Если бы когда-нибудь стало известно о хранении такой одежды, то это означало бы самые серьёзные последствия для её владельца. Для Георгия Кривонищенко это повлекло бы как утрату доверия по месту работы, так и утрату самой работы, причём перечень возможных неприятностей этим далеко не исчерпывался. Повторяя Жванецкого, хочется спросить: оно ему надо?
Каков же вывод из всего, написанного выше? Он чрезвычайно прост: в обычной ситуации, в обычном туристическом походе радиоактивных вещей у членов группы Игоря Дятлова не должно было оказаться ни при каком раскладе».


   А. Ракитин, описывая мероприятия по дезактивации выпавших радиоактивных веществ в Челябинске–40 в октябре 1957 года, включая описанный им способ изъятия «грязной» одежды, несколько идеализирует ситуацию, отвергая иной способ попадания радиоактивной пыли на одежду Юрия Кривонищенко, кроме как в первый месяц или в первые месяцы после взрыва на химкомбинате «Маяк». Кстати, сам Челябинск-40 серьезно не пострадал.


   Чтобы иметь представление о масштабах последствий взрыва на химкомбинате «Маяк», получившего название - «Кыштымской аварии», достаточно привести несколько цитат из Википедии:

«Кыштымская авария» — первая в СССР радиационная чрезвычайная ситуация техногенного характера, возникшая 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк», расположенном в закрытом городе «Челябинск-40».
Масштабы происшествия и ликвидация последствий
...
29 сентября 1957 года в 16:22 из-за выхода из строя системы охлаждения произошёл взрыв ёмкости объёмом 300 кубических метров, где содержалось около 80 м³ высокорадиоактивных ядерных отходов. Взрывом, оцениваемым в десятки тонн в тротиловом эквиваленте, ёмкость была разрушена, бетонное перекрытие толщиной 1 метр весом 160 тонн отброшено в сторону, в атмосферу было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ. Часть радиоактивных веществ были подняты взрывом на высоту 1—2 км и образовали облако, состоящее из жидких и твёрдых аэрозолей. В течение 10—11 часов радиоактивные вещества выпали на протяжении 300—350 км в северо-восточном направлении от места взрыва (по направлению ветра). В зоне радиационного загрязнения оказалась территория нескольких предприятий комбината «Маяк», военный городок, пожарная часть, колония заключённых и далее территория площадью 23 000 км² с населением 270 000 человек в 217 населённых пунктах трёх областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. Сам Челябинск-40 не пострадал. 90 % радиационных загрязнений выпали на территории химкомбината «Маяк», а остальная часть рассеялась дальше.
В ходе ликвидации последствий аварии 23 деревни из наиболее загрязнённых районов с населением от 10 до 12 тысяч человек были отселены, а строения, имущество и скот уничтожены. Для предотвращения разноса радиации в 1959 году решением правительства была образована санитарно-защитная зона на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, а с 1968 года на этой территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник. Сейчас зона заражения именуется Восточно-Уральским радиоактивным следом (ВУРС).
Для ликвидации последствий аварии привлекались сотни тысяч военнослужащих и гражданских лиц, получивших значительные дозы облучения.

Рассекречивание информации об аварии
В течение длительного времени в Советском Союзе об этой крупной аварии ничего не сообщалось. Сведения скрывались официальными властями от населения страны и от жителей Уральского региона, оказавшегося в зоне радиоактивного загрязнения. Однако скрыть полностью аварию 1957 года оказалось практически невозможно, прежде всего, из-за большой площади загрязнения радиоактивными веществами и вовлечения в сферу послеаварийных работ значительного числа людей, многие из которых разъехались потом по всей стране.
В Советском Союзе факт взрыва на химкомбинате «Маяк» впервые подтвердили в июле 1989 года на сессии Верховного Совета СССР...
Дезинформация
После взрыва 29 сентября 1957 года поднялся столб дыма и пыли высотой до километра, который мерцал оранжево-красным светом. Это создавало иллюзию северного сияния. 6 октября 1957 года в газете Челябинска появилась следующая заметка: «В прошлое воскресенье вечером... многие челябинцы наблюдали особое свечение звёздного неба. Это довольно редкое в наших широтах свечение имело все признаки полярного сияния. Интенсивное красное, временами переходящее в слабо-розовое и светло-голубое свечение вначале охватывало значительную часть юго-западной и северо-восточной поверхности небосклона. Около 11 часов его можно было наблюдать в северо-западном направлении... На фоне неба появлялись сравнительно большие окрашенные области и временами спокойные полосы, имевшие на последней стадии сияния меридиональное направление. Изучение природы полярных сияний, начатое ещё Ломоносовым, продолжается и в наши дни. В современной науке нашла подтверждение основная мысль Ломоносова, что полярное сияние возникает в верхних слоях атмосферы в результате электрических разрядов». Публикация заканчивалась так: «Полярные сияния... можно будет наблюдать и в дальнейшем на широтах Южного Урала».


   Высокий уровень секретности самого факта радиоактивного загрязнения значительных по площади территорий, и откровенная дезинформация населения по этому поводу, привели к тому, что большая часть людей, проживавших в этой местности, не была осведомлена о нависшей над ними угрозе радиационного облучения. Поэтому почти на всех этих обширных территориях с населением 270 тысяч человек, люди даже не подозревали об опасности, продолжая носить одежду, на которой постепенно собиралась радиоактивная пыль в большем или меньшем количестве, сообразно уровню загрязнения в местах их проживания.
   Если население большей части зараженных территорий даже не знало о существующей угрозе для их жизни, то наивно предполагать возможность такого тщательного дозиметрического контроля предметов одежды (с их изъятием и денежной компенсацией), о котором пишет Алексей Ракитин, вне Челябинска-40, пострадавшего от радиоактивного загрязнения в незначительной степени.
   Учитывая пассаж А. Ракитина о потенциальных изменниках Родины, как людях сохраняющих вещи с радиоактивной пылью: «В-третьих, сохранённые вещи с радиоактивной пылью превращали их обладателя в потенциального изменника Родины. Если бы когда-нибудь стало известно о хранении такой одежды, то это означало бы самые серьёзные последствия для её владельца...», можно смело констатировать, что таких потенциальных изменников Родины насчитывалось ровно столько, сколько людей проживало на зараженных радиацией территориях, а это 270 тысяч человек.

   Все они, с легкой руки А. Ракитина, стали потенциальными изменниками своей Родины, которая их обрекла на медленную смерть от последствий лучевой болезни, даже не поставив в известность о смертельной опасности, нависшей над их жизнью.
   Поэтому все аргументы А. Ракитина, относящиеся только к жителям Челябинска-40, применительно к первым месяцам проведения мероприятий по ликвидации последствий «Кыштымской аварии», во многом идеализируют реальную картину жизни обитателей этого города, которым приходилось работать на обширной по площади территории комбината «Маяк», принявшей, как следует из текста Википедии, 90% всех радиоактивных осадков.


   В данном случае важно констатировать, что поход группы Дятлова состоялся через 1 год и 4 месяца после «Кыштымской аварии», произошедшей 29 сентября 1957 года.
   Принимая во внимание пристрастие Юрия Кривонищенко к туристическим походам в годы учебы в УПИ г. Свердловска, вплоть до его участие в последнем походе Игоря Дятлова, спустя полтора года после переезда в Челябинск-40, можно смело предположить, что он мог совершать туристические походы, скажем, летом-осенью 1958 года в живописных окрестностях Южного Урала, где и могло произойти загрязнение его туристической одежды радиоактивной пылью.
   В общем, Юрий Кривонищенко мог нацеплять радиоактивной пыли на свою одежду не столько сразу после «Кыштымской аварии», что следует из аргументов А. Ракитина, лично участвуя в ликвидации её последствий, сколько это могло произойти значительно позже, т.е. за несколько месяцев до своего последнего похода, банально находясь на загрязненной в разной степени территории ВУРС, большая часть населения которой вообще была дезинформирована властями.
   Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС):

«Территория, которая подверглась радиоактивному загрязнению в результате взрыва на химкомбинате, получила название Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС). Общая протяженность ВУРСа составляла примерно 300 км в длину, при ширине 5-10 километров. На этой площади почти в 20 тысяч кв. км. проживало около 270 тысяч человек, из них около 10 тысяч человек оказались на территории с плотностью радиоактивного загрязнения свыше 2 кюри на квадратный километр по стронцию-90 и 2100 человек - с плотностью свыше 100 кюри на квадратный километр.
...
Наиболее чувствительными к радиации оказались хвойные деревья. Одно из первых практических доказательств этого как раз и получили на территории ВУРСа. У сосны хвоя сначала пожелтела, а затем полностью или частично усохла (в зависимости от полученной дозы). Многие почки не тронулись в рост, а из распустившихся образовались короткие и толстые пучки побегов с удлиненной хвоей. На расстоянии 12,5 километра от центра взрыва летом 1958 года наблюдалась полная гибель сосен. Далее погибшие деревья встречались реже и большей частью на открытых местах. Сосна погибла на площади около 20 кв. км. ...
Радиоактивное загрязнение грибов, ягод, насекомых в лесу привело к заражению птиц и животных, питающихся ими. По свидетельству очевидцев, птицы выглядели больными, вялыми».

 

   Поэтому А. Ракитин напрасно отвергает множество других и более простых причин загрязнения радиоактивной пылью туристической одежды Юрием Кривонищенко, проживавшего в Челябинске-40 и работавшего на территории химкомбината «Маяк».

 

   Вот сейчас хочу обратить внимание читателей, бегло ознакомившихся с текстом Википедии, посвященным «Кыштымской аварии», на один очень интересный фрагмент этого текста, цитата: «Для предотвращения разноса радиации в 1959 году решением правительства была образована санитарно-защитная зона на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, а с 1968 года на этой территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник».
   Из содержания этой цитаты следует:
     во-первых, что до 1959 года не существовало санитарно-защитной зоны «на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа», что предполагает осуществление там «хозяйственной деятельности», подтверждая возможность сильного загрязнения одежды в этой местности людьми, даже не подозревавшими о грозящей опасности;
     во-вторых, что уже имеет прямое отношение к теме трагической гибели группы Дятлова, это формулировка причины образования санитарно-защитной зоны – «для предотвращения разноса радиации»!
     в-третьих, что важно в нашем случае - это год принятия этого решения правительством СССР – 1959 год!


   "Таинственная" гибель группы Дятлова имела большой общественный резонанс при масштабном комплексе мероприятий по поиску туристов под контролем руководителей горкома КПСС Ивделя и обкома КПСС Свердловской области, с привлечением сил КГБ для расследования причины гибели туристов, поэтому все детали расследования так или иначе доходили до ведома высшего партийного руководства страны, о чем упоминается в разных источниках.
   Могу высказать вполне обоснованное предположение, что положительные результаты радиологической экспертизы, подтвердившие наличие радиоактивного загрязнения одежды, предположительно, принадлежавшей Юрию Кривонищенко, ускорили принятие правительством СССР в 1959 году решения об образовании санитарно-защитной зоны на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа «для предотвращения разноса радиации» по территории СССР.
   Фактически, результаты радиологической экспертизы всего лишь подтвердили факт «разноса радиации» из района «Кыштымской аварии» в виде радиоактивной пыли на одежде одного из участников группы Дятлова, проживавшего в Челябинске-40.


   Таким образом, наличие радиоактивного загрязнения нескольких предметов одежды имеет более простое и банальное объяснение, чем объяснение этого, положенные в основу версии «контролируемой поставки» А. Ракитина. Это косвенно подтверждается решением правительства СССР в том же 1959 году об образовании санитарно-защитной зоны на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа «для предотвращения разноса радиации».
   Если окажется, что это решение было принято правительством СССР во второй половине 1959 года (точная дата пока отсутствуют), то можно безошибочно предположить серьезное влияние на высшее партийное руководство страны результатов расследования КГБ причины гибели туристов группы Дятлова, в части обнаружения радиоактивной пыли на предметах одежды туристов, что привело к ускорению принятия этого явно запоздалого решения.


   Дополнительным поводом для свертывания официального УД, кроме участия сотрудников Ивдельлага в убийстве туристов, стал факт присутствия радиоактивной пыли на предметах одежды Юрия Кривонищенко, работавшего на химкомбинате «Маяк», где произошла «Кыштымская авария», сведения о которой представляли государственную тайну. Это уже вторая по важности причина не только для закрытия официального УД, но и для его «засекречивания», выраженного в хранении официального УД в секретном архиве.


   Заключение по радиологической экспертизе было датировано 27 мая 1959 года, а на следующий день, 28 мая 1959 года, последовало постановление о прекращении официального УД, поэтому можно констатировать, что реакция властей на результаты радиологической экспертизы последовала незамедлительно.
   Неизвестно, было ли исследовано тело Юрия Кривонищенко ещё в марте 1959 года на предмет высокого уровня радиоактивного заражения как остатков одежды, так и его внутренних органов, но некоторые косвенные факты позволяют предположить такую возможность, а это:
     во-первых, факт охраны морга Ивделя силами КГБ, контролировавшими доступ к телам погибших туристов, поэтому нам вряд ли удастся выяснить, какие дополнительные экспертизы проводились по линии КГБ;
     во-вторых, что косвенно подтверждает первое предположение, это организация отдельных похорон Юрия Кривонищенко на Ивановском кладбище в закрытом гробу в марте 1959 года. Четверо его друзья (Дятлов, Колмогорова, Дорошенко, Слободин) были похоронены на Михайловском кладбище при открытых гробах на время церемонии прощания с родными и близкими, погибших туристов.
   Не исключено, что радиологическая экспертиза, проведенная в конце мая 1959 года, предназначалась для выяснения степени загрязнения одежды Юрия Кривонищенко, отсутствующей на нем при обнаружении его тела в конце февраля 1959 года.


   Желание скрыть связь радиоактивного загрязнения одежды туристов с «Кыштымской аварией», являвшейся государственной тайной, привело к незамедлительному закрытию официального УД, однако правительство хоть и запоздало, но все же приняло правильное решение: «об организации санитарно-защитной зоны с особым режимом», в этом же 1959 году «для предотвращения разноса радиации» из районов Восточно-Уральского радиоактивного следа (ВУРС).


   По имеющимся косвенным признакам можно констатировать, что важным следствием результатов расследования КГБ причины гибели туристов группы Дятлова стало не только расформирование ГУЛАГа в начале 1960 года, но и принятие правительством СССР в 1959 году запоздалого решения об образовании санитарно-защитной зоны на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, «для предотвращения разноса радиации».

Август - сентябрь 2013г.

 


 

 Погода


   Причина гибели туристов, указанная в постановлении о прекращении УД от 28 мая 1959 года: «следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии», свидетельствует о том, что прокуратура Свердловской области была вынуждена спешно закрыть УД с такой нелепой и необоснованной материалами УД причиной гибели туристов. Это становится вполне очевидным, учитывая отсутствие в материалах УД экспертизы погодных условий в ночь гибели туристов, результаты которой могли бы обосновать ту стихийную силу, «преодолеть которую туристы были не в состоянии». Закрытие УД было настолько поспешным, что не позволило прокуратуре затребовать экспертизу погоды даже перед самым его закрытием, а её результаты могли бы хоть как-то оправдать такой внезапный «поворот» в ходе расследования причины гибели туристов.
   В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос: почему в течение 3 месяцев проведения следственных действий по установлению причины гибели туристов прокуратура не затребовала экспертное заключение о погодных условиях в ночь трагедии?
   В материалах УД присутствуют две радиограммы с предложением запросить данные о состоянии погоды с 1 на 2 февраля 1959 года:

«Лист 152
Радиограмма
Принял Темников
№27/2
Сульману
Чтобы определить время несчастного случая запросите метеосводку тридцатого I по 2/2 февраля положение и место трупов свидетельствует об урагане
Масленников Неволин


Лист 176
Радиограмма
Кроме двух воинских групп чернышева и шестопалова организована гражданская - - - - группа аксельрода весь состав лагеря составляет 34 человека тчк Сообщите итоги расследования вещей дятлова может это поможет поисках тчк Какая погода была 1 февраля?
Масленников».


   Причина, объясняющая отсутствие у следователей прокуратуры потребности в результатах экспертизы погоды в ночь гибели туристов, по всей видимости, кроется в том, что, после обнаружения первых пяти тел туристов, у следователей были все основания считать их смерть насильственной (убийство). Вследствие чего первой же версией гибели туристов стала именно криминальная версия, с фигурирующими в ней в качестве подозреваемых в убийстве туристов местными жителями – манси. Если присутствуют признаки совершения криминального преступления (убийства), то выяснение погодных условий на месте совершения преступления имеет уже второстепенное значение.
   Даже после снятия с манси подозрений в убийстве туристов, прокуратура не проявила заинтересованности в экспертизе погоды, что свидетельствует об отсутствии на тот момент оснований у следователей прокуратуры для выдвижения версии «стихийной силы». Для проработки такой версии в обязательном порядке необходимо было точно установить характер погоды на месте гибели туристов, а единственным достоверным источником такой информации могло быть только экспертное заключение метеослужб.
   Лишь когда потребовалось спешно закрыть УД, списав гибель туристов на «стихийную силу», у прокуратуры уже не было времени, чтобы хоть как-то подстраховаться с таким внезапным для них «поворотом» в ходе расследования, обосновав свое заключение результатами экспертизы о «тяжелейших погодных условиях» в ночь гибели туристов, что могло действительно придать заключению прокуратуры большую значимость.


   Отсутствие четкой определенности в оценке погодных условий в ночь гибели туристов, придает дополнительную «таинственность» причине гибели группы Дятлова, оставляя место для существования многих природно-стихийных версий причины гибели туристов. Для подобных версий сложные погодные условия на месте гибели туристов являются решающим фактором произошедшей «аварии», используя терминологию автора лавинной версии Е.В. Буянова.
   Наиболее серьезные исследования погодных условий на месте гибели группы Дятлова приведены в книге Е.В. Буянова «Тайна гибели группы Дятлова», написанной в соавторстве с Б.Е. Слобцовым, и в других статьях Е.В. Буянова, например, «Метеоданные» (Выдержка из документального расследования Е. Буянова - http://www.alpklubspb.ru/ass/dyatlov_11.htm).


   Обосновывая свою версию, Е.В. Буянов уделяет особое внимание анализу метеоданных, полученных им из разных источников со ссылкой на Ф.И.О. конкретных специалистов, предоставивших эти данные и оказавших помощь в уточнении погодных условий в ночь «аварии» на месте гибели туристов.
   Таким образом, выводы Е.В. Буянова о характере погодных условиях в ночь «аварии» являются результатом совместных усилий по анализу метеоданных с консультировавшими его специалистами, подчеркивая особую роль самого Е.В. Буянова в этом деле.
   Насколько правомерны выводы Е.В. Буянова о состоянии погодных условий в ночь гибели туристов, являясь результатом анализа метеоданных, представленных в его книге, можно будет судить по оценке достоверности самих метеоданных и обоснованности предположений Е.В. Буянова, которые даже по отдельности вызывают много вопросов и недоумений.
   Цитаты из книги Е. В. Буянова «Тайна гибели группы Дятлова»:


1. «...А также графики изменения температур по Бурмантово за месяц до и после аварии и таблицы данных погоды в Ивделе и Няксимволе в ночь аварии. Эти три метеостанции – ближайших в то время к месту аварии. ...

Tab_Buyan.gif

Таблица 2. Характеристики погоды в Няксимволе и Ивделе 1 - 2 февраля 1959 г.

Temp_Burm.jpg

    По графику суточных и двухсуточных изменений температур (Бурмантово) мы заметили, что на исходе 01.02.59 имело место резкое падение температур от минус 4,9 днем до минус 28,8°С, – падение на минус 23,9°С в пределах двух суток. Причем на 18,9°С в течение ночи в начале 02.02! ...

Ясно, что горные условия на склонах Холатчахля несколько отличались от условий на метеостанции Бурмантово, расположенной в таежной зоне, – температуры на высоте 900 м могли быть как ниже, так и выше, а вот ветер заметно сильнее. Поскольку налицо прохождение фронта холодного воздуха из-за резкого изменения температур на стыке суток. С резким понижением, а затем скачком вверх атмосферного давления. ...
Полученные позже данные от инженера Мошиашвили В. И. по метеостанциям Ивдель и Няксимволь примерно повторяют данные Бурмантово по температурам. В Ивделе понижение температуры было менее заметным, – до минус 16,5. А вот в Няксимволе практически таким же, как в Бурмантово, – до минус 28,3°С. При этом ветер доходил до 9 м/с, причем направление ветра было преимущественно западным и северо-западным, – с азимутального направления 270–320°. ...
По словам доцента Граховского на основании графиков температур и карте давлений в ночь с 1 на 2 февраля наблюдалось прохождение фронта холодного воздуха, сопровождавшееся усилением ветра, повышением давления (после имевшего места спада) и выпадением некоторого количества осадков. Тяжелая масса холодного воздуха вдавалась снизу клином в более теплую воздушную массу, которая поднималась вверх. ...
В результате анализа климатической обстановки Мошиашвили установил, что фронт холодного воздуха шел с северо-запада на юго-восток, причем зона холодного воздуха не проникла далеко на юг, и на уровне Троицко-Печорского и Ивделя температура не падала ниже минус 20 градусов. Но немного севернее и восточнее – в Печоре, Няксимволе и в Бурмантово отмечен пик падения температуры до минус 28. Показания именно этих метеостанций определяют наиболее точно температуры в точке аварии. При этом возможные отклонения пика температуры в зоне аварии составляют плюс-минус 2–3 градуса. Прохождение фронта было достаточно быстрым, – со скоростью около 40 км в час, поэтому проследить его оказалось возможным только по 6-часовым показаниям метеостанций (по суточным температурам прохождение фронта не отслеживалось). Холодный фронт прошел в течение примерно 10 ночных часов 1–2 февраля, причем пик падения температур наблюдался в районе нуля – двух часов по Гринвичу, т. е. в 5.00–7.00 утра по Свердловскому времени. Прохождение фронта сопровождалось сильным ветром западного и северо-западного направления со скоростью не менее 10–15 м/с с азимутального направления 270–290°. Существенного выпадения осадков не могло быть, но усиление ветра могло вызвать повышенный сдув свежего снега с гор, сильную поземку и «низовую метель» из ранее выпавшего снега. В зоне главного хребта на восточной стороне могло наблюдаться явление типа «бора», – падение тяжелого холодного воздуха вниз при перевале им хребта с усилением ветра даже до ураганной силы в 20–30 м/с ниже хребта.
...
Сейчас ясно, что при наличии только лыжных костюмов и свитеров, и при отсутствии обуви время активного существования группы в условиях холода (до минус 28°) и ветра (10–15 м/c) было ограничено 2–3 часами, не более. Пассивная агония группы могла продлиться несколько дольше, но изменить исход она не могла. Она лишь смазала конечную картину аварии, разбросав участников группы и их снаряжение.
Таким образом, наличие критических факторов вследствие резкого падения температур и усиления ветра в ночь аварии следует признать очевидным. Эти факторы, безусловно, способствовали быстрой гибели группы от замерзания, которое явилось главной причиной гибели большинства дятловцев».


   Противоречивость аргументов Е.В. Буянова просто обескураживает, например, первоначально он утверждает: «мы заметили, что на исходе 01.02.59 имело место резкое падение температур от минус 4,9 днем до минус 28,8°С», однако несколькими абзацами ниже выясняется, что: «пик падения температур наблюдался в районе нуля – двух часов по Гринвичу, т. е. в 5.00–7.00 утра по Свердловскому времени».
   5-7 часов утра по местному времени 02.02.59, когда был зафиксирован пик падения температуры, никак не может быть соотнесено с интервалом времени, соответствующим фразе: «на исходе 01.02.59».

 

   Предположение Е.В. Буянова о сильном ветре «со скоростью не менее 10-15 м/с», якобы вызванным быстрым продвижением холодного фронта, почему-то не находит подтверждения в данных скорости ветра из его же таблицы характеристик погоды в Няксимволе, в котором наблюдалось то самое стремительное понижение температуры с – 18°С до - 28,4°С за несколько «ночных» часов. Скорость ветра в Няксимволе по данным этой же таблицы в указанном интервале времени была равна 0 м/с, не изменяя своего значения!
   Это, стало быть, в Няксимволе при стремительном падении температуры, свидетельствующим о быстром продвижении холодного фронта, не отмечено вообще изменения скорости ветра, и более того, скорость ветра была близкой к нулю как в 20:00 1 февраля, так и в 02:00 2 февраля 1959 года. Каким-то избирательно неуловимый для фиксации метеоданных оказался «быстрый холодный фронт», вызвавший стремительное падение температуры с – 18°С до - 28,4°С за несколько «ночных» часов, при полном отсутствие ветра в этом интервале времени.
   Фактически, скорость ветра в 0 м/с из таблицы для метеостанции Няксимволь противоречит предположению Е.В. Буянова о сильном ветре со скоростью «не менее 10-15 м/с», якобы сопровождавшему быстрое продвижение холодного фронта.
   И это ещё только малая часть, мягко говоря, «недоразумений», присутствующих как в предположениях Е.В. Буянова и в его способностях анализировать метеоданные, так и в достоверности самих метеоданных, используемых им. Так, координаты широты метеостанции Няксимволь указанные в таблице Е.В. Буянова – 60 градусов 21 минута с.ш., в то время как реальные координаты широты Няксимволь – 62 градуса 26 минут с.ш., ошибка в 2 градуса.


   Мало того, что сделанное Е.В. Буяновым предположение о сильном ветре, сопровождавшим прохождение холодного фронта, противоречит данным его же таблицы, так ещё и направление этого ветра, указанное им: «Прохождение фронта сопровождалось сильным ветром западного и северо-западного направления со скоростью не менее 10–15 м/с с азимутального направления 270–290°», не соответствует действительности, о чем свидетельствуют метеоданные из других источников этой информации.
   Что касается графика температуры январь-февраль по данным метеостанции Бурмантово, то он один к одному составлен на основании данных таблицы показателей погоды метеостанции Бурмантово, фрагмент которой приведен ниже.

MS_Burm400x149

 

   Каким-то загадочным образом минимальная температура в Бурмантово к позднему вечеру 1 февраля составила -10,4°С, в то время как в Няксимволе, расположенном севернее, она была -18°С, а в Ивделе, который находится южнее Бурмантово, было -14,6°С, учитывая примерно одинаковую долготу этих метеостанций. И это при северо-северо-западном ветре, вызвавшем понижение температуры 1 февраля, что следует из более достоверных источников информации.

   В связи с этим возникают большие сомнения в достоверности данных по метеостанции Бурмантово, представленных Е.В. Буяновым, тем более что в настоящее время эта метеостанция уже не существует.


   Волюнтаризм Е.В. Буянова, проявленный им при анализе метеоданных, в достоверности части из которых возникают сомнения, не позволил ему избежать грубых нестыковок и ошибок. Поэтому его последующие выводы рассчитаны на определенный круг лиц, способных лишь слепо верить Е.В. Буянову, включая людей, заинтересованных в продвижении его версии.


   На сайте Лаборатория МЕТЕОТЕХНОЛОГИЙ / Архив погоды / Россия / Ивдель
(http://www.meteolab.ru) представлена более детальная информация на интересующий нас интервал времени по метеостанциям Ивдель, Няксимволь и Троицко-Печерское, о месторасположении которых относительно места трагедии группы Дятлова можно судить по карте из книги Е.В. Буянова:

 

Kar_regiona

 

  В настоящее время открытый ранее доступ к архиву метеоданных на сайте Лаборатория МЕТЕОТЕХНОЛОГИЙ отсутствует, однако мне удалось воспользоваться данными этого архива ещё в октябре 2013г.
   Ниже приведены таблицы Климатических показателей на конец января - начало февраля 1959 года по метеостанциям Троицко-Печерское, Ивдель, Няксимволь, а также графики температуры этих метеостанций в реальном* масштабе времени с интервалом измерения температуры в 6 часов.

 

Ms_Tr-Pe400x242Graf_Tr-Pe420x244

Ms_Ivd400x244.gifGraf_Ivd420x244.gif

Ms_Nyaks400x242Graf_Nyaks420x244

 

  * - Важно! Время измерения температуры на графиках соответствует UTC (универсальное временя), поэтому в нашем случае необходимо прибавить 5 часов для получения реальной картины изменения температуры, привязанной к местному Свердловскому времени. В результате чего получим такое соответствие временным точкам на графике:
     02:00 UTC будет соответствовать 07:00 местного времени;
     08:00 UTC будет соответствовать 13:00 местного времени;
     14:00 UTC будет соответствовать 19:00 местного времени;
     20:00 UTC будет соответствовать 01:00 уже следующего календарного числа.
   Это уточнение значимо для анализа графиков температуры, в интересующем нас небольшом интервале времени.


   Графики температуры по этим трем метеостанциям имеют сравнительно одинаковый характер изменения температуры с весьма незначительным отклонением показателей температуры в несколько градусов от вечера 30 января до 20:00 (UTC) 1 февраля.
   Температура 30.01 по данным:    Троиц.-Печерск.   Няксимволь    Ивдель
     на 02:00 (07:00 местного)                - 22,7°С                - 26,2°С        - 14,8 °С
     на 08:00 (13:00 местного)                -20,4°С                  -15,9С           - 9,9°С
     на 14:00 (19:00 местного)               - 19,0°С                  - 20,0°С       - 21,4°С
     на 20:00 (01:00 31.01)                     - 12,9°С                  - 15,0°С       - 15,2°С


   Из дневниковых записей группы нам известно, что «30 января 1959 года. Погода: температура утром - 17°С, днем – 13°С, вечером - 26°С», но последующая запись в дневнике за 31 января несколько корректирует данные температуры прошедшей ночи: «Сегодня была удивительно хорошая ночевка, тепло и сухо, несмотря на низкую температуру (- 18° -24°)».
   31 января отмечено повышение температуры до минус 5-6 °С по данным таблиц максимальных суточных температур на всех трех метеостанциях, что подтверждается записями в дневнике группы на этот день: «Ветер западный, теплый».


   Температура 1-2.02 по данным:   Троиц.-Печерск.   Няксимволь    Ивдель
     на 02:00 01.02 (07:00 местного)          - 7,8°С               - 6,9°С          - 6,0 °С
     на 08:00 01.02 (13:00 местного)          -10,3°С               -9,0°С          - 5,6°С
     на 14:00 01.02 (19:00 местного)         - 15,1°С            - 13,8°С        - 11,0°С
     на 20:00 01.02 (01:00 02.02)               - 18,1°С            - 18,0°С         - 14,6°С
     на 02:00 2.02 (07:00 местного)           - 17,3°С            - 28,4°С         - 16,5°С
     на 08:00 2.02 (13:00 местного)             - 9,3°С              - 17°С          - 11,3°С


   Таким образом, характер изменения температуры 1 февраля с 07:00 утра до часа ночи 2 февраля по местному времени для всех трех метеостанций приблизительно одинаковый, отмечая понижение температуры на 10-11 градусов к позднему вечеру.
   «Резкое» понижение температуры по данным метеостанции Няксимволь до -28,4°С произошло уже к 7 часам утра 2 февраля, сменившись таким же «стремительным» повышением температуры к 13:00 до - 17°С.
   Достаточно одинаковый характер изменения температуры, начиная с вечера-ночи 30 января и заканчивая 01:00 2 февраля для всех трех метеостанций, учитывая поправку в 3-4°С на более южное положение Ивделя, позволяет с большой долей вероятности предположить, что в месте трагедии температура изменялась в течение суток 1 февраля таким же образом, как она изменялась в Троицко-Печерском и Няксимволе, плюс минус несколько градусов. Это косвенно подтверждается описанием погоды в дневнике группы за 30, 31 января 1959 года.


   Что касается направления ветра 1 февраля, то Е.В. Буянов, мягко говоря, ошибается, утверждая, что «прохождение (холодного) фронта сопровождалось сильным ветром западного и северо-западного направления со скоростью не менее 10–15 м/с с азимутального направления 270–290°». Это 31 января действительно дул «Ветер западный, теплый», что следует из дневника группы, который и привел в этот день к повышению температуры на всех трех метеостанциях до – (5-6)°С.
   Выявить ошибку Е.В. Буянова и уточнить причину такого характера изменения температуры с 31 января по 4 февраля 1959 года нам поможет таблица показателей погоды метеостанции Троицко-Печерское, в которой приведены данные о скорости ветра и его направлении с интервалом измерений в 6 часов по UTC.

 

Tab_pog_Tr-Pe.jpg

 

   Данные о направлении ветра этой таблицы показывают, что западный ветер (270°) принес повышение температуры как 31 января, так и 2 февраля.
   Изменение направления ветра 1 февраля происходило с северо-западного (320°) на северо-северо-западный (340°) к вечеру, принеся с собой существенное понижение температуры.
   2 февраля ветер вновь сменил свое направление на западное (270°) до юго-западного (220°), что привело к повышению температуры на всех трех метеостанциях.
   3 февраля ветер очередной раз изменил свое направление с юго-западного, западного (220-290°) резко на северное (360°), что привело к более существенному понижению температуры ниже минус 30°С 4 февраля на всех трех метеостанциях. Фактически, на метеостанциях Няксимволь, Троицко-Печерское, Ивдель это понижение температуры произошло с 3 на 4 февраля, подтверждая лишний раз не столь значительное отличие в погодных условиях на этих трех метеостанций в интересующем нас интервале времени. Все три метеостанции зафиксировали значительное понижение минимальной температуры воздуха 4–го февраля до: - 34,5°С в Троицко-Печерском, - 37,5°С в Няксимволе, - 35,6°С в Ивделе.
   Таким образом, «Ветер западный, теплый» (цитата из дневника группы), с азимутальным направлением 270°, приносил с собой повышение температуры, а северо-северо-западный (340°) и северный ветер (360°), сопровождая вторжение холодных масс воздуха, заметно понижал температуру воздуха, что происходило по обе стороны Уральского хребта в треугольнике трех метеостанций Троицко-Печерское, Няксимволь и Ивдель.


   Ещё одним достоверным источником информации о направлении ветра непосредственно на месте трагедии могут служить два снимка, сделанные с интервалом в несколько минут 1 февраля, предположительно, в 17-17:30, на которых запечатлена работа туристов по подготовке на заснеженном пологом склоне горизонтальной площадки под палатку.

 

Us_pal373x250.jpgUs_pal322x250.jpg

 

  Сравнивая эти снимки, можно обнаружить, что ветер был порывистым. Этот порывистый ветер, сдувая ранее выпавший снег со склона, вызывал поземку, разные следы которой можно обнаружить на этих двух снимках, что свидетельствует о разной силе ветра даже в интервале времени между двумя снимками. На левом снимке порыв ветра был большей силы.
   Любой фотограф в подобных погодных условиях выберет такой ракурс фотосъемки, при котором ветер будет дуть ему в спину, наилучшим образом при этом защищая объектив фотоаппарата от порывистого ветра со снегом.
   Как известно, палатка была ориентирована входом на юг, а расположение рюкзаков выше занятых выравниванием площадки под палатку туристов, указывает на то, что снимки были сделаны приблизительно с северо-северо-западной стороны от места установки палатки, соответствуя северо-северо-западному направлению ветра (340°), дувшему в спину туристу, сделавшему эти снимки.
   Таким образом, местоположение на склоне фотографа, стоящего спиной к ветру, нам позволяет без труда определить направление ветра на склоне относительно палатки и рельефа склона в месте, где туристами была установлена палатка.


   Учитывая характер понижения температуры 1 февраля по данным трех метеостанций, если палатку начали устанавливать часов в 17-17:30, то в это время температура воздуха была в районе минус 13-15°С при северо-северо-западном ветре. Это также подтверждается данными метеорологической сводки по Ивдельскому району в части как тенденции изменения температуры, так и направления ветра:

«Метеорологическая сводка по Ивдельскому району: к вечеру 1 февраля 1959 года температура воздуха понизилась почти в два раза по сравнению с утром и составила -20... -21 °С. По сравнению с утренними значениями влажность воздуха невысокая - 56 /о, видимость 8 баллов (средняя). Осадков выпало меньше 0,5 мм. Ветер северо-северо-западный 1-3 м/с. Метели, урагана, бурана не наблюдалось».


   На месте гибели туристов к позднему вечеру-ночи 1 февраля температура воздуха понизилась предположительно до минус 18-21°С, а вот с оценкой скорости ветра в эту ночь стоит разобраться более детально, т.к. скорость ветра в горной местности на открытых склонах при определенных условиях может значительно превышать скорость ветра на прилегающей равнинной территории западней и восточней Уральского хребта.
   Из дневника группы нам известно, что 31 января туристы, поднявшиеся на границу леса, столкнулись с непреодолимым препятствием в виде сильнейшего теплого западного ветра, что заставило их благоразумно отступить в лес:

«31 января ...
Сегодня погода немножко хуже - ветер (западный), снег (видимо, с елей) ибо небо совершенно чистое... Постепенно отделяемся от Ауспии, подъем непрерывный, но довольно плавный. И вот кончились ели, пошел редкий березняк. Мы вышли на границу леса. Ветер западный, теплый пронзительный, скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета».


   Имея такой источник информации, можно даже, не обращаясь за подтверждением к данным метеостанций, констатировать, что 31 января дул сильнейший теплый западный ветер, а из метеосводки по Ивдельскому району и метеоданным таблицы Троицко-Печерское нам известно, что 1 февраля погода резко изменилась как в отношении температуры, так и в отношении влажности воздуха, при северо-северо-западном ветре, что свидетельствует в первую очередь о резкой смене направления ветра с западного (31 января) на северо-северо-западный (1 февраля).
   Что из этого следует?
   Как известно, Уральские горы простираются преимущественно в направлении север - юг, поэтому сила ветра на открытых горных склонах, возвышающихся над равнинной местностью с обеих сторон хребта, зависит в немалой степени от направления перемещения воздушных масс. Если, скажем, дует северный ветер, то воздушные массы движутся вдоль Уральского хребта, поэтому скорость ветра на склонах, ориентированных в соответствии с общей ориентацией Уральского хребта, будет незначительно отличаться от скорости ветра на равнинной части вдоль хребта, т.к. воздушным массам нет необходимости преодолевать препятствие на своем пути, обтекая Уральский хребет с обеих сторон.
   Однако когда будет дуть западный ветер аналогичной силы, то воздушным массам в этом случае придется преодолевать препятствие на своем пути в виде Уральского хребта, что приведет к значительному увеличению скорости ветра на склонах гор, возвышающихся на сотни метров над прилегающей равнинной местностью.
   При одинаковой скорости перемещения воздушных масс, движущихся с западного (№1), северо-западного (№2), северо-северо-западного (№3) и северного (№4) направления, и при прочих равных условиях, увеличение скорости ветра на склонах горного хребта, ориентированного с севера на юг, будет тем больше, чем больше угол атаки воздушных масс. То есть для случая №1 увеличение ветра на склонах горного хребта будет максимальный, а для случая №4 - минимальным. Это общие рассуждения, дающие в первом приближении представление о влиянии направления движения воздушных масс на скорость ветра на склонах горного хребта, ориентированного определенным образом. В реальности все намного сложнее, но описанная закономерность в некоторых случаях может играть решающее значение в оценке скорости ветра, в частности, на склонах достаточно пологого отрога горы Холатчахль при западном и северо-северо-западном ветрах.


   31 января дул западный ветер, атакуя Уральский хребет почти под прямым углом, что привело к значительному его усилению на склонах горы, зафиксированному туристами в своем дневнике группы.
   1 февраля ветер сменил направление, став северо-северо-западным, поэтому можно предположить, что скорость ветра на склонах горы была незначительно большей, чем усредненная скорость ветра трех метеостанций, естественно предполагая присутствие порывов ветра.


   По данным таблиц Климатических показателей трех метеостанций, скорость ветра 31 января составила: Няксимволь - 4 м/с, Ивдель – 2 м/с, Троицко-Печерское – 5,5 м/с.
   Однако ни одна из этих трех метеостанций не находится на одной широте с местом гибели туристов, т.к. Няксимволь и Троицко-Печерское расположены севернее, а Ивдель расположен южнее, поэтому будет затруднительно уточнить скорость ветра западного направления (31 января) на широте места гибели туристов на равнинной местности по обе стороны Уральского хребта. Но в этом нет большой необходимости, т.к. мы располагаем дневниковыми записями самих туристов, зафиксировавших сильнейший теплый ветер западного направления, когда они вышли на границу леса.


   По данным таблиц Климатических показателей трех метеостанций, скорость ветра 1 февраля составила: Няксимволь - 6 м/с, Ивдель – 5 м/с, Троицко-Печерское – 5,5 м/с.
   Опять же, ни одна из трех метеостанций не находится на одной долготе с местом гибели туристов, т.к. Троицко-Печерское расположена западнее, а Няксимволь и Ивдель восточнее Уральского хребта, поэтому на данные этих метеостанций о скорости ветра, измеренных с интервалом в 6 часов, нельзя в полной мере опираться в оценке скорости ветра северо-северо-западного направления непосредственно вдоль Уральского хребта. Но учитывая примерно одинаковый характер изменения погоды в треугольнике трех метеостанций, можно воспользоваться усредненным значением скорости ветра, на основании данных таблиц Климатических показателей, поскольку такое направление перемещения холодных масс воздуха происходило почти параллельно Уральскому хребту.
   Учитывая данные метеосводки по Ивдельскому району в части направления ветра и данные скорости ветра из таблиц Климатических показаний на 1 февраля трех метеостанций, усредненные до значения - 5,5 м/с, можно предположить, что на месте гибели туристов с 17:00 по 24:00 по местному времени 1 февраля скорость ветра была в пределах 5 - 10 м/с, при северо-северо-западном направлении ветра (340°).


     Что нам дает уточнение направления и скорости ветра на месте гибели туристов?


     1.   Вечером-ночью 1 февраля северо-северо-западный ветер дул преимущественно вдоль длинной двойной палатки туристов, установленной входом на юг, следовательно, противоположная от входа брезентовая стенка палатки принимала на себя в полной мере всю силу ветровой нагрузки. Это могло послужить причиной завала дальней от входа части палатки, если не было другой причины для вполне оправданного укорачивания размеров палатки теми, кто провел в ней остаток ночи, после того как туристы покинули её.
   Из показаний прокурора Ивделя В.И. Темпалова, цитата: «Палатка была растянута на лыжах и палках, забитых в снег, вход ее был обращен в южную сторону, и с этой стороны растяжки были целы, а растяжки палатки с северной стороны были сорваны и вся вторая половина палатки была занесена снегом».
   Для трех убийц большой размер палатки, рассчитанной на 9 человек, был излишне велик, поэтому они могли укоротить длину палатки, сорвав растяжки с северной стороны палатки и поставив в её центре бамбуковую палку, фигурирующую в УД, как аккуратно обрезанная часть лыжной палки туристов.
   Но эти уточнения уже не имеют никакого существенного значения в трагедии с группой Дятлова.


     2.   Важнее в данном случае отметить, что северо-северо-западный ветер при скорости 5-10 м/с был фактически боковым для туристов, спускавшихся вниз по склону в северо-восточном направлении от палатки к кедру. Это вполне объясняет выбранный туристами способ спуска вниз по склону – «плечом к плечу», «держась за руки» или шеренгой, при котором большая часть группы была защищена от бокового ветра телом рядом идущего товарища. Такой способ вынужденного спуска вниз по склону был более чем оправдан, учитывая отсутствие верхней одежды у большинства туристов.


     3.   Если северо-северо-западный ветер составлял градусов 70 к северо-восточному направлению спуска туристов от палатки к кедру, то в большинстве своем полуодетым и без обуви туристам, прошедшим эти 1,5 км по снегу, было бы разумнее укрыть костер за кедром от ветра, расположив его с юго-юго-восточной стороны кедра, экономя при этом срезанный поблизости ельник в качестве дополнительной защиты от ветра.
   Однако, спускаясь от палатки в сторону кедра в северо-восточном направлении при боковом северо-северо-западном ветре, туристы, дойдя до кедра, почему-то выбрали место для костра с восточной стороны кедра на продолжении линии палатка-кедр, фактически спрятав костер за кедром относительно палатки. Такой выбор местоположения костра у кедра в первую очередь свидетельствует о том, что костер был укрыт за кедром не от ветра, а от тех, кто, оставаясь в палатке, представлял для туристов смертельную угрозу.
   Если бы не существовало угрозы, исходящей со стороны палатки, что соответствует всем некриминальным версиям гибели группы Дятлова, то туристы развели бы огонь за кедром, используя его ствол, как дополнительное укрытие от ветра, соорудив около кедра ветровую защиту из срезанного возле него ельника. Однако в этом случае костер был бы разведен в нескольких метрах южнее от того места, где его обнаружили поисковики, и не располагался бы за кедром на одной линии палатка-кедр, поскольку направление ветра составляло градусов 60-70 к направлению движения туристов от палатки к кедру.
   Следовательно, реальное местоположение костра за кедром на продолжении линии палатка-кедр с учетом северо-северо-западного направления ветра является дополнительным веским аргументом в пользу присутствия посторонних людей на месте гибели туристов, причастных к гибели группы Дятлова.
   Таким образом, уточнение скорости и направления ветра в ночь трагедии нам позволяет понять мотивацию поведения туристов в тех обстоятельствах, в которых они оказались, незадолго до своей гибели, и выяснить некоторые детали этой трагедии.


   Что касается осадков, то данные таблиц Климатических показателей метеостанций Ивдель (0 мм/сутки), Няксимволь (0 мм/сутки) и Троицко-Печерское (0,2 мм/сутки) на 1 февраля, а также данные метеосводки по Ивдельскому району - «Осадков выпало меньше 0,5 мм», свидетельствуют о возможности только незначительных осадках, отметая любые домыслы о снегопаде, буране и пр.


   Погодные условия на момент установки палатки не представляли каких-либо существенных проблем для туристов при температуре воздух в минус 13-15°С и северо-северо-западном ветре скоростью 5-10м/с, дующим почти вдоль длинной двойной палатки, установленной входом на юг.
   Уточнение температуры воздуха в интервале 17:00 - 24:00 1 февраля по местному времени, начиная с минус 13-15°С в 17:00 и, предположительно, до минус 18-19°С к полуночи (плюс-минус 1-2 градуса), когда и происходили трагические события с группой Дятлова, позволяет более реально представить картину погодных условий на месте гибели туристов.
   О том, что основные трагические события стали разворачиваться спустя час, после того как туристы скрылись в палатке, может свидетельствовать в первую очередь отсутствие записей в дневниках за прошедший день 1 февраля.
   Наличие в палатке боевого листка "ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН" № I от 1 февраля 1959 года, фактически опровергает «предположение» о якобы невозможности заполнения личных дневников и дневника группы вечером 1 февраля из-за очень низкой температуры в палатке, опровергая тем самым возможность начала трагических событий глубокой ночью с 1 на 2 февраля. Для того, кто «издавал» боевой листок вечером 1 февраля как продукт коллективного творчества, не представляло особого труда ещё и сделать запись в дневнике группы, тем более что содержание боевого листка указывает на прекрасное настроение туристов и перспективы долгих дискуссий перед сном на обозначенные в боевом листке темы:

«" ВЕЧЕРНИЙ ОТОРТЕН " №1
1 февраля 1959 г. Орган издания профсоюзной организации группы "Хибина"
Передовица
ВСТРЕТИМ XXI СЪЕЗД УВЕЛИЧЕНИЕМ ТУРИСТОРОЖДАЕМОСТИ!
ФИЛОСОФСКИЙ СЕМИНАР
«Любовь и туризм»
проводится ежедневно в помещении палатки (гл. корпус). Лекции читают доктор Тибо и кандидат любовных наук Дубинина.
Армянская загадка.
Можно ли одной печкой и одним одеялом обогреть 9 туристов?
Н А У К А
В последнее время в научных кругах идет оживленная дискуссия о существовании снежного человека. По последним данным, снежные человеки обитают на Северном Урале, в районе горы Отортен.
НОВОСТИ ТЕХНИКИ.
Туристские сани.
Хороши при езде в поезде, на машине и на лошади.
Для перевозки груза по снегу не рекомендуются.
За консультацией обращаться к гл. конструктору тов. Колеватову.
СПОРТ
Команда радиотехников в составе тов. Дорошенко и Колмогоровой установила новый мировой рекорд в соревнованиях по сборке печки - 1 час 02 мин. 27, 4 сек.»


   Занимаясь обустройством ночлега, туристы даже не успели полностью переодеться и только приготовились поужинать, переместив часть продуктов, предназначенных для ужина, в правый ближний от входа палатки угол, нарезав там сало, когда трагические события стали стремительно разворачиваться, в результате чего приготовленные к ужину продукты остались нетронутыми. Об этом свидетельствуют показания прокурор Ивделя Темпалова В.И.:

«В правом углу, около входа лежала часть продуктов: банки сгущенного молока, 100 грамм нарезанного сала, сухари, сахар, фляжка пустая из под спирта или водки, запах ощущался, так же фляга с напитком, приготовленным к употреблению, какао разведено водой и естественно замерзло».

 

   Брусницын В.Д., принимавший участие в извлечении вещей из палатки, в своих показаниях дополняет показания Темпалова:

«Вещи в палатке разложены в следующем порядке. На дно постелили рюкзаки. Затем 2-3 одеяла. Дальше шли телогрейки и личные вещи участников. Ведра, печка, топор, пила лежали у входа справа. Здесь же находилась часть продуктов: сухари, сахар, сгущенное молоко, развязанный мешочек с корейкой. Остальная часть продуктов находилась в дальнем правом углу. ...
Видимо, группа к моменту происшествия находилась в последней стадии переодевания и подготовки к ночлегу. В ближней половине найдено несколько корочек от корейки. По всей палатке разбросаны сухари».


   В течение нескольких часов после оставления палатки, о чем свидетельствуют результаты деятельности туристов у кедра и в овраге, они ещё были живы, но ближе к полуночи или чуть позже в живых уже не осталось никого.
   Дальнейшее понижение температуры с часа ночи по местному времени 2 февраля до 07:00 утра, которое действительно могло быть на месте трагедии, произошло значительно позже основных трагических событий, послуживших причиной гибели группы Дятлова, не имея уже существенного значения. Тем более, что за последующие 6 часов к 13:00 по местному времени 2 февраля температура также «стремительно» повысилась до минус 17-18°С в Няксимволе, где и была зафиксирована шестью часами ранее температура – 28,4°С.


   Вполне возможно, что следователи прокуратуры располагали достоверными данными о погоде в месте трагедии, близкими по содержанию данным метеосводки по Ивдельскому району, не указывавшими на какие-то экстремальные погодные условия, такие как буран и ураган, поэтому естественно у них и не возникало веских оснований по собственной инициативе отрабатывать версию «стихийной силы» даже после снятия обвинений с манси в убийстве туристов.


   При более тщательном исследовании текстов Е.В. Буянова, в части описания им погоды, можно ещё выявить много других крайне спорных суждений о характере погоды, на что ему ранее указывали его многочисленные оппоненты. Приведенного выше анализа погодных условий с 1 на 2 февраля вполне достаточно, чтобы подвергнуть сомнению выводы Е.В. Буянова о погодных условиях в ночь гибели группы Дятлова, которыми он фактически пытается подтвердить существование «стихийной силы», «преодолеть которую туристы были не в состоянии».
   Волюнтаризм Е.В. Буянова в трактовке метеоданных вполне соответствует волюнтаризму, проявленному людьми, решавшими судьбы УД в 1959 году. Только волюнтаризмом этих людей можно объяснить, навязанную ими прокуратуре Свердловской области, причину гибели туристов, необоснованную материалами УД, как «достаточный» предлог для прекращения УД, подкрепив его лишь сакраментальным вступлением: «следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии».


   Таким образом, отсутствие экспертизы погодных условий в ночь гибели группы Дятлова в материалах УД свидетельствует, во-первых, об отсутствии у следователей прокуратуры веских оснований для выдвижения версии «стихийной силы» в течение 3-х месяцев, подтверждая её абсурдность, а во-вторых, об излишней поспешности властей закрыть УД, скрыв от широкой общественности истинную причину гибели туристов, которая была известна ограниченному кругу лиц высшего партийного руководства страны и следователям КГБ.

Октябрь 2013г. 

 


  

Версии. Чего быть не могло


   Перечислю некоторые особенности трагической гибели группы Дятлова, нашедшие подтверждение в свидетельских показаниях участников поисков и в материалах УД, которые противоречат тем или иным предположениям, лежащим в основе множества различных версий, что позволит правильно оценить достоверность таких версий:


     1.   Характер следов, уходивших от палатки туристов, позволяет однозначно отмести любые версии, основанные на домыслах о паническом бегстве туристов вниз по склону.
   Паники не было при спуске вниз по склону, о чем свидетельствуют:
     а) показания Алексея Чернышова: «При осмотре палатки создавалось впечатление, что туристы организованно оставляли палатку»;
     б) показания прокурора города Ивделя Василия Темпалова: «Следы показали мне, что люди шли нормальным шагом вниз с горы».
   Ещё допустимо предполагать «паническое» или скорее вынужденно незамедлительное оставление туристами палатки, после чего они, собравшись все вместе ниже палатки, начали спускаться вниз по склону без каких-либо признаков паники.


     2.   Факт отсутствия следов посторонних людей около палатки, «установленный» свидетельскими показаниями участников поисков, не свидетельствует однозначно против возможности такого присутствия, а означает лишь то, что следы возможного присутствия около палатки посторонних людей, как и следы самих туристов там же, были занесены снегом, о чем более подробно написано в разделе «Важное дополнение».


     3.   Из дневниковых записей группы известно, что 31 января, выйдя на открытые склоны, туристы действительно столкнулись с сильнейшим ветром: «скорость ветра подобна скорости воздуха при подъеме самолета», что заставило их благоразумно отступить: «Спускаемся на юг - в долину Ауспии».
   Эти дневниковые записи могут объяснить правдивость показаний некоторых свидетелей по УД, утверждавших весьма неопределенно, что «в первых числах февраля» дул очень сильный ветер.
   Более достоверная информация о погоде на 1 февраля 1959 года содержится в метеосводке:

«Метеорологическая сводка по Ивдельскому району: к вечеру 1 февраля 1959 года температура воздуха понизилась почти в два раза по сравнению с утром и составила -20... -21 °С. По сравнению с утренними значениями влажность воздуха невысокая - 56 /о, видимость 8 баллов (средняя). Осадков выпало меньше 0,5 мм. Ветер северо-северо-западный 1-3 м/с. Метели, урагана, бурана не наблюдалось».


   Данные метеосводки по Ивдельскому району в части силы ветра должны быть скорректированы в сторону увеличения, сообразно условиям горной местности трагической гибели группы Дятлова. Однако такая коррекция силы ветра не может соответствовать ураганному ветру, сбивающему с ног человека, т.к. это противоречит характеру следов туристов, шедших вниз по склону от палатки «нормальным шагом», что зафиксировано в УД показаниями прокурора города Ивделя Василия Темпалова.
   Поэтому любые домыслы об ураганном ветре в ночь трагедии можно считать несостоятельными, как и версии, основанные на этих домыслах.
   В связи с этим, некриминальная причина смерти Игоря Дятлова, замерзшего насмерть «без посторонней помощи» на обратном пути от кедра к палатке, отойдя от кедра и костра всего на 300 метров, выглядит просто нелепо.

 


     4.   Важная информация содержится в свидетельских показаниях Алексея Чернышова, уделившего в них особое внимание описанию рельефа склона и исследованию цепочек следов туристов:

«Палатка Дятлова была расположена на северо-восточном склоне горы «1079», а склон спускался и переходил в лощину. Склон представлял собой неровное понижение, пересекаемое поперек несколькими каменными грядами, идущими параллельно.
Начиная от палатки в 30-40 метрах обнаружены явные, хорошо различимые следы ног людей. Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли держась друг за друга. Цепочки следов тянулись как бы двумя направлениями – 6 или 7 пар следов мы насчитали от палатки вниз в лощину, а левее их, метрах в 20, шли еще 2 пар следов. Затем эти следы (2 и 7 пар) метров через 30-40 сошлись вместе и больше не расходились.
На каменных грядах следы исчезли, а ниже камней они появились вновь, а затем потерялись. Следы были очень хорошо различимы. В отдельных следах было видно, что человек шел или босой или в одном хлопчатобумажном носке, т.к. отпечатались пальцы стопы.
В силу особенности ветров, в горах хорошо сохраняются следы, причем они видны бывают не в виде углублений, а в виде возвышения столбиков – снег под следом остается спрессованным и не выдувается, а вокруг следов снег выдувается. Под действием солнечных лучей след снеговой еще более твердеет и в таком виде сохраняется всю зиму».


   Хоть и косвенно, но та тщательность, с которой Алексей Чернышов провел исследование особенностей «очень хорошо различимых» следов туристов на всей протяженности в 700-800 метров, судя по тому, что он описывает следы ниже каменных гряд, дает основание предположить, что туристы, преодолевая на своем пути каменные гряды, прошли их, сохраняя свой первоначальный строй. По всей видимости, у дятловцев не было причин изменять свой первоначальный строй, имея возможность спускаться вниз по склону буквально держась «друг за друга», что вполне соответствовало условиям чрезвычайно плохой видимости той безлунной ночи.
   Если учесть, что некоторые техногенные версии некриминальной гибели группы Дятлова целиком основаны на предположение о получении тяжелых травм головы большей частью туристов в результате их падений на каменных грядах, то такая повальная череда падений неминуемо бы привела к изменению характера следов всей группы туристов, что не могло бы не отразиться на результатах весьма тщательных наблюдений Алексея Чернышова.


   Если поверить авторам и сторонникам этих техногенных версий в возможность получения серьезных травм головы височно-теменной области, да ещё в придачу двусторонних у большинства из травмированных туристов, в результате их самостоятельных падений на каменных грядах, то после получения подобных серьезных травм головы, как минимум, последовало бы нарушение координации движений у большей части травмированных туристов, как результат сотрясение мозга, что самым естественным образом привело бы к изменению характера следов всей группы туристов после преодоления каменных гряд.
   Руководствуясь свидетельскими показаниями Алексея Чернышова, не отметившего какого-либо изменения характера следов туристов после каменных гряд, с большой достоверностью можно предположить, что 9 туристов преодолели несколько каменных гряд, спускаясь вниз по склону, без какого-либо серьезного членовредительства для себя, что ставит под сомнение состоятельность версии массового травмирования туристов на каменных грядах.
   А если к этому приплюсовать абсолютную статистическую невероятность получения 6-ю здоровыми и спортивными мужчинами в большинстве своем двусторонних травм головы в височно-теменной области в результате самостоятельных падений на каменных грядах, на чем настаивают сторонники техногенных версий, то отношение к этим версиям не может не вызывать, мягко говоря, недоумения.
   Вот и автор лавинной версии Евгений Буянов в своей книге «Тайна гибели группы Дятлова», написанной в соавторстве с Борисом Слобцовым, подвергает сомнению возможность массового травмирования туристов на каменных грядах, формулируя это следующим образом:
   «Невозможно, чтобы группа на полутора километрах пологого и ровного спуска без сбросов и крупных камней собрала такой богатый набор повреждений голов в результате падений!».


   Большинство сторонников и авторов некриминальных версий гибели группы Дятлова сосредоточены исключительно на обосновании причин внезапного оставления туристами палатки в полураздетом состоянии, абсолютно не утруждая себя заботой какого-либо вразумительного объяснения травм и увечий на телах погибших туристов, что вполне соответствует характеру официального заключения о причинах гибели группы Дятлова в 1959 году.


   В своей лавинной версии Евгений Буянов описывает возможность получения наиболее тяжелых травм головы и грудной клетки (Слободин, Тибо-Бриньоль, Дубинина, Золотарев) в результате сокрушительного удара «снежной доски», обрушившейся на палатку туристов. Вместе с этим травмы головы в височно-теменной области получили Дорошенко, Кривонищенко и Колеватов. Возможно, лишь Игорю Дятлову и Зине Колмогоровой «снежная доска» нанесла сравнительно несущественные травмы - множественные ссадины на лице.
   При таком массовом и серьезном травмировании головы у 7 из 9 туристов по версии Евгения Буянова, высока вероятность того, что какая-то часть из пострадавших туристов стала временно недееспособной в результате потери сознания, как вполне закономерного следствия серьезных травм головы, или болевого шока от сломанных ребер. В этом случае у остававшихся дееспособными туристов вполне хватило бы времени для извлечения из палатки не только тяжело раненных товарищей, но одежды и обуви, острая нужда в которых была очевидна, пока тяжелораненые товарищи не восстановят свою дееспособность.
   Отсутствие возможности и времени извлечь из заваленной снегом палатки одежды и обуви, в рамках лавинной версии, может говорить о том, что все туристы сохранили свою дееспособность, несмотря на тяжесть полученных травм головы и грудной клетки, что само по себе уже крайне сомнительно и вызывает справедливую критику в адрес версии Евгения Буянова.
   Сторонникам лавинной версии остается только поверить Евгению Буянову на слово, что, несмотря на тяжесть полученных травм, травмированным туристам удалось сохранить свою дееспособность и самостоятельно начать спуск вниз по склону, имея возможность при этом лишь держаться друг за друга, что следует из свидетельских показаний Алексея Чернышова: « Следы тянулись параллельными цепочками близко друг к другу, как бы люди шли держась друг за друга».
   В условиях плохой видимости безлунной ночи такой способ передвижения - «шли держась друг за друга» вполне был бы характерен и для нетравмированных в палатке туристов, которые при этом «шли нормальным шагом вниз с горы».


   Опять же, в каждом отдельно рассматриваемом случае таких травм ещё можно было бы с малой долей вероятности предположить быстрое восстановление дееспособности после полученной тяжелой травмы головы. Вероятность же быстрого восстановления дееспособности всех туристов после их массового травмирования должна быть многократно меньше и без того малой вероятности быстрого восстановления дееспособности каждого из них в отдельности, делая крайне сомнительным быстрое восстановление дееспособности всей группы туристов, как и в целом делая крайне сомнительной лавинную версию Евгения Буянова и подобные ей версии.

   Оптимистичные рассуждения автора лавинной версии о самой способности восстановления дееспособности Николая Тибо-Бриньоля, Александра Золотарева и Людмилы Дубининой после полученных ими травм головы и тяжелейших травм грудной клетки вообще выходят за рамки вероятностных оценок.
   Разговор о вероятности чего-либо весьма условен, но если мы все же согласимся с Е. Буяновым и с такой крайне малой вероятностью быстрого восстановления дееспособности всей группы туристов после сокрушительного удара «снежной доски», то дальнейший характер действий туристов, спускавшихся вниз по склону, соответствующий показаниям Василия Темпалова и Алексея Чернышова, мало согласуется с тем полуобморочным состоянием, в котором должна была находиться большая часть туристов из лавинной версии.
   Показания Василия Темпалова и Алексея Чернышова о характере снежных следов туристов дают основание считать, что координация движений каждого спускавшегося от палатки туриста была вполне нормальной, т.к. они «шли нормальным шагом».
Временное нарушение координации движений из-за элементарного головокружения должно было являться закономерным результатом сильных травм головы Кривонищенко, Дорошенко, Колеватова в палатке, а нарушение координации движений Золотарева, Дубининой, Слободина и Тибо-Бриньоля должно быть более сильным и продолжительным, вызывая вообще потребность в посторонней помощи, значительно большей, чем та, которую могли оказывать их менее травмированные товарищи.
   Нормальная координация движений, характерная для туристов, шедших «нормальным шагом», по свидетельству Василия Темпалова, едва ли сопоставима с тем состоянием тяжело травмированных в палатке туристов, которые умудрились по версии Е. Буянова не только быстро восстановить свою дееспособность, встав на ноги, но даже каким-то загадочным образом умудрились сохранить при этом нормальную координацию движений, несмотря на весь известный перечень травм головы у 7 из 9 туристов и тяжелейших переломов ребер у Александра Золотарева и Людмилы Дубининой:

 

«в правой височной области и затылочной области разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы. В левой височной области две ссадины буро-красного цвета пергаментной плотности, размером1,2х0,3 см и 1х0,2 см» - у  Юрия Кривонищенко;

 

«в области козелка и мочки правой ушной раковины плотные участки буро-красного цвета размером 6х1,6 см, на левой ушной раковине в области козелка участок такого же цвета размером 4х1см пергаментной плотности» - у Юрия Дорошенко;

 

«За правой ушной раковиной, в области сосцевидного отростка, рана неопределенной формы размером 3х1,5х0,5см, проникающая до сосцевидного отростка» - у Александра Колеватова;

 

«в области левой и правой височных мышц разлитые кровоизлияния с пропитыванием мягких тканей; от переднего края левой височной кости вперёд и вверх трещина длиной до 6,0см. и с расхождение краёв до 0,1см, трещина расположена от стреловидного шва на расстоянии 1,5см; расхождения височно-теменного шва костей черепа слева и справа» - у Рустема Слободина;

 

«вдавленный перелом правой височно-теменной области, на участке размером 9х7см с дефектом костной ткани и височной кости размером 3х3,5х2см. разлитое кровоизлияние в правую височную мышцу» - у Николая Тибо-Бриньоль;

 

«В правой теменной области - дефект мягких тканей неправильной формы размером 8х6 см с истонченными, слегка подмятыми краями, с обнажением теменной кости; перелом II, III, IV, V, VI ребер» - у Александра Золотарева;

 

«в области левой теменной кости дефект мягких тканей, размером 4х4см, дном дефекта является обнаженная теменная кость; множественный двусторонний перелом ребер справа II, III, IV, V по среднеключичной и среднеподмышечной линии, слева перелом II, III, IV, V, VI, VII ребер» - у Людмилы Дубининой. 


   Цепочки следов тяжело травмированных в палатке туристов из лавинной версии должны были бы выглядеть, как цепочки следов компании изрядно пьяных людей, неуверенно стоящих на своих ногах, координация действий которых нарушена в результате злоупотребления алкоголем, что может отчасти соответствовать тому полуобморочному состоянию тяжело травмированных 7 из 9 туристов, не говоря уже о тяжести состояния Слободина, Золотарева, Дубининой и Тибо-Бриньоль.
   Преодолеть каменные гряды на своем пути тяжело травмированным туристам из лавинной версии было бы в сотни раз сложнее, чем здоровым туристам из техногенных версии, которые обладая нормальной координацией спортивных молодых людей, умудрялись разбивать себе преимущественно только головы, да ещё при этом ударяясь о камни то правым, то левым виском, получая двусторонние повреждения головы.


   О сложности преодоления каменных гряд свидетельствуют участники поисков, что и послужило основанием для (техногенных) версии травмирования туристов на каменных грядах, поэтому нельзя сбрасывать со счета реальную сложность этого участка пути туристов.
   Если же авторы техногенных версий допускают, что большинство из молодых и здоровых людей получили свои травмы головы на каменных грядах, то даже трудно себе представить, как дополнительно могли покалечиться там же, уже еле стоящие на ногах, тяжело травмированные в палатке туристы из лавинной версии.
   Если с доверием отнестись к сложностям преодоления каменных гряд и высокой вероятности травмирования там даже здоровых людей, то вероятность преодоления этих каменных гряд туристами, пострадавшими в палатке по лавинной версии, настолько ничтожна, что они почти все должны были «поубиваться» там, а это неминуемо привело бы к весьма существенному изменению характера и взаимного расположения цепочек следов туристов после преодоления каменных гряд.
   Однако из показаний Алексея Чернышова следует, что им не отмечено изменение характера следов туристов после прохождения каменных гряд, цитата: «на каменных грядах следы исчезли, а ниже камней они появились вновь, а затем потерялись. Следы были очень хорошо различимы», а это в сочетании с показаниями Василия Темпалова: «шли нормальным шагом», свидетельствует о нормальной координации движений всей группы Дятлова на протяженности 700-800 метров от палатки.
   Поэтому можно констатировать, что, преодолевая каменные гряды, туристы были не настолько травмированы, как предполагается в лавинной версии Е. Буянова.
   Таким образом, лавинная версия Е. Буянова противоречит показаниям Василия Темпалова и Алексея Чернышева по вполне банальной причине несоответствия состояния тяжело травмированных в палатке туристов их способности пройти 700-800 метров по склону, преодолевая трудные участки каменных гряд, демонстрируя абсолютно нормальную координацию движений, выраженную в способности идти «нормальным шагом».


   Эти же доводы относятся и к версии массового травмирования туристов на каменных грядах, с её многочисленными приверженцами в Фонде «Памяти Дятлова».
   Если же к множеству справедливых и веских аргументов других авторов известных версий, подрывающих состоятельность лавинной версии Евгения Буянова, добавить вышеприведенный аргумент, то сторонникам лавинной версии можно только полагаться на свою ВЕРУ в версию Евгения Буянова, абсолютно игнорируя доводы здравого смысла.

 

 

     5.   Одним из фактов УД, подрывающим состоятельность всех некриминальных версий гибели группы Дятлова, является факт наличия на ногах мертвого Юрия Дорошенко добротных шерстяных носок: «шерстяные носки белые, с обшитой пяткой».
   Согласно некриминальным версиям, Юрий Кривонищенко и Юрий Дорошенко самым загадочным образом замерзли насмерть без чужой помощи у костра, имея возможность поддерживать огонь, в то время как находившиеся в овраге туристы прожили дольше и без костра. Даже у кедра можно было соорудить подобие изгороди из срезанного поблизости ельника для защиты от ветра, поэтому довод о решающей роковой роли ветра в этой ситуации не кажется убедительным.
   При большом желании сторонников некриминальной смерти туристов это ещё можно было бы как-то объяснить, но остается загадочным факт оставления добротных шерстяных носок на ногах замерзшего насмерть Юрия Дорошенко туристами, снимавшими и срезавшими одежду с мертвых Юр у костра, проявляя заботу о своих товарищах в овраге, нуждавшихся не только в дополнительной одежде, а ещё и в дополнительном утеплении ног.

   Только двое из девяти туристов имели полноценную обувь, поэтому они никак не могли недооценивать значимости дополнительного утепления ног своих товарищей, лишенных обуви, которым пришлось пройти от палатки до кедра полтора километра в носках по снегу, а затем более часа сушить у костра промокшие по этой причине носки.
   Вот здесь возникает вполне закономерный вопрос: почему А. Золотарев и Н. Тибо-Бриньоль, снимая и срезая ножом одежду с мертвых Юр, не сняли с Юрия Дорошенко добротные «шерстяные носки белые, с обшитой пяткой»?

   На ногах Людмила Дубинина имела: «Левая нога - область частично голени и стопы завернуты в серый шестяной обоженный лоскут из кофты с рукавом. На левой ноге одет рваный шерстяной коричневый носок. На обоих ногах хлопчатобумажные синие, рваные носки. Под ними серые шерстяные носки машинной вязки».

   Александр Колеватов имел «на ногах шерстяные носки грязные, белые, домашней вязки с участками обожжения, коричневые хлопчато-бумажные носки. На левой ноге одето три коричневых хлопчатобумажных носка».

   Учитывая отсутствие посторонних людей на месте гибели группы Дятлова, сообразно всем некриминальным версиям, у тех из туристов, кто срезал одежду с двух своих мертвых товарищей у кедра, времени было достаточно, поэтому о спешке рассуждать не приходится. Так почему он или они не сняли добротные шерстяные носки с Юрия Дорошенко, прекрасно зная в каком плачевном состоянии в плане утепления ног находились Людмила Дубинина и Александр Колеватов?
   Это ещё одна загадка, как порождение некриминальных версий.   
   Можно констатировать, что все некриминальные версии порождают больше дополнительных вопросов и загадок, чем дают вразумительных объяснений фактам, имеющимся в распоряжении исследователей этой «таинственной» трагедии.
   Ответ на этот вопрос напрашивается сам собойникто из туристов не снимал и не срезал одежду с Ю. Дорошенко и Ю. Кривонищенко.

   Неснятые с ног Юрия Дорошенко «шерстяные носки белые, с обшитой пяткой» свидетельствуют в пользу того, что срезал одежду с Ю. Дорошенко и Ю. Кривонищенко один из убийц, орудую ножом.
   Лишь после того, как убийцы ушли от костра, А. Золотарев и Н. Тибо-Бриньоль, имевшие полноценную обувь, обнаружив Ю. Дорошенко и Ю. Кривонищенко у кедра в бессознательном состоянии, могли только подобрать разбросанные вокруг их тел целые вещи и обрезки одежды, даже не пытаясь самостоятельно снимать или срезать с них одежду, тем самым усугубляя и без того безысходное состояние своих, возможно, ещё живых товарищей.

   Убийцы, спешно завершая расправу с двумя своими первыми жертвами, не знали долго ли будут находиться в бессознательном состоянии Ю. Дорошенко и Ю. Кривонищенко, поэтому для ускорения процесса замораживания своих жертв они и раздели их, принимая во внимание близость костра как источника тепла, у которого не задолго до этого согревались оба туриста, что могло дополнительно озлобить убийц, мотивируя их к подобным действиям.

 

 

     6.   Дополнительным подтверждением того факта, что двух Юр у кедра спешно раздевали убийцы, снимая целиком или срезая ножом с них предметы одежды, может служить найденная поисковиками возле кедра целая рубашка-ковбойка, что следует из показаний Слобцова Б.Е. и описи вещей, найденных возле кедра, согласно протоколу осмотра места происшествия.

   Из показаний Слобцова Б.Е.:

«могу отметить, что у кедра, под которым были обнаружены трупы Дорошенко и Кривонищенко, я видел, как манси Бахтияров нашел в снегу 8 руб. денег купюрами в 5 и 3 руб. в свернутом виде, а без меня нашли там же монету в 5 копеек, ковбойку целую, несколько простых х/б носок, кусок свитера, носовой платок. Лично я видел, как под этим кедром был обнаружен матерчатый пояс темного цвета с темляками на концах».

   Из протокола осмотра место происшествия: «Около кедра обнаружен полуобгоревший носок и рубашка-ковбойка. В рубашке деньги - 8 рублей…».

 

   Вполне возможно, что раздевать двух Юр у кедра трое убийц начали ещё до того, как они увидели трех туристов, убегавших вверх по склону к палатке, осветив светом фонарика склон в сторону палатки. Поэтому-то и завершать раздевание двух Юр пришлось уже в спешке, для чего один из убийц воспользовался ножом, т.к. срезать ножом предметы одежды гораздо быстрее, чем их снимать целыми.

 

   Перечень предметов одежды (вещей) из протокола осмотра места обнаружения трупов в овраге:

«На настиле  обнаружены вещи.

(Слева вверху) Штанина от лыжных брюк черного цвета

(Слева внизу) Свитр теплый шерстяной коричневый целый

(Справа вверху) Джемпер китайский шерст целый. бел. цвет.

(Справа внизу) брюки коричневого цвета с концов не целые …  

Половина свитра цвета беж. обнаружена в 15 метрах от ручья под деревом.

Половина лыжных брюк обнаружена в месте срезания вершин для настила, от настила 15 метров»

 

   Двое убийц, завершая расправу с двумя Юрами у кедра, спешили присоединиться к своему подельнику, бросившемуся первым в погоню за убегавшими вверх по склону И. Дятловым, Р. Слободиным и З. Колмогоровой. Поэтому, продолжая раздевать двух Юр у кедра, один из них снимал предметы одежды целыми, включая рубашку-ковбойку, с одной из жертв, а второй убийца, ускоряя этот процесс, орудовал ножом, срезая одежду со второй жертвы.

   В спешке убийцы затоптали в снег рубашку-ковбойку, затоптав в снег также и одну из своих обмоток, потерянную ими возле кедра, и найденную впоследствии поисковиками: «под этим кедром был обнаружен матерчатый пояс темного цвета с темляками на концах». Поэтому А. Золотарев и Н. Тибо-Бриньоль, подошедшие к кедру, забрали с собой в овраг только разбросанные вокруг костра вещи, снятые и срезанные с двух Юр, не заметив рубашку-ковбойку, втоптанную убийцами в снег. Не исключено, что убийцы, уходя от кедра вверх по склону, преследуя И. Дятлова, Р. Слободина и З. Колмогорову, не стали гасить костер у кедра, т.к. раздетым до нижнего белья Ю. Дорошенко и Ю. Кривонищенко тепло догорающего костра уже ничем не могло помочь.

   Трудно себе представить, согласно некриминальным версиям, что кто-то из туристов, обнаружив безжизненные тела двух Юр у кедра, и проявляя заботу о ещё живых своих товарищах в овраге, затратив много сил и времени, чтобы снять рубашку-ковбойку целой, не забрал бы её с собой в овраг вместе с остальными вещами, оставив целую рубашку-ковбойку у кедра.

   Если принять во внимание отсутствие посторонних людей на месте гибели группы Дятлова, сообразно всем некриминальным версиям, что предполагает отсутствие спешки в эпизоде с раздеванием двух Юр у кедра, то надо ли было вообще пользоваться ножом для того, чтобы снять, например, брюки, которые можно было бы просто стянуть с безжизненного тела? Ведь снимать рубашку-ковбойку целой с безжизненного тела  – это гораздо более трудоемкий процесс, чем целыми стянуть брюки. Да и ценность целых предметов одежды для замерзавших в овраге туристов представляется более значимой, чем разрезанные на части брюки и свитер.

 

 

     7.   В рамках некриминальных версий, смерть Игоря Дятлова и Зины Колмогоровой на обратном пути к палатке от кедра, где вся группа находилась вместе, выглядит крайне странной в плане как их одежды, так и удивительно незначительного расстояния от костра в 300 м, пройденного Игорем Дятловым, перед тем как он замерз насмерть без посторонней помощи.

   Уход от костра Игоря Дятлова и Зины Колмогоровой в некоторых версиях объясняется необходимостью поиска отставшего Рустема Слободина, брошенного товарищами в беспомощным состоянии, поскольку они якобы не заметили его отсутствие во время спуска всей группы вниз по склону.

   Такая трактовка событий авторами соответствующих версий скверно характеризует дух товарищеской взаимопомощи туристов в группе Дятлова, что выглядит крайне сомнительно, но в ещё большей степени удивляет отсутствие товарищеской взаимопомощи в эпизоде со снаряжением Игоря Дятлова, который отправился на поиски Рустема Слободина.

 

   Двое из девяти туристов имели полноценную обувь, поэтому было бы более правдоподобней ожидать их участия в поисках Рустема Слободина, чем Игоря Дятлова, имевшего на ногах: «на правой ноге одет шерстяной белый носок, под ним хлопчатобумажные коричневого цвета носки, на левой ноге хлопчатобумажный носок коричневого цвета, типа гольф».

   Собравшиеся у костра товарищи могли бы «с мира по нитке» более достойно экипировать обувью и головным убором Игоря Дятлова, перед тем как его отправить на поиски Рустема Слободина.

 

   Аналогичные рассуждения справедливы и в отношении Зины Колмогоровой, которую её товарищи у костра могли бы экипировать лучше, выделив ей обувь, а не отправлять её на поиск Рустема Слободина по снегу в одних носках. Зина Колмогорова имела «на ногах шерстяные коричневые носки с меховыми стельками, под ними синие и коричневые вигоневые носки».

 

   Авторы некриминальных версий, фактически, настаивают на полном отсутствии духа товарищеской взаимопомощи у всей группы Дятлова, допуская подобное объяснение обстоятельств дела некриминальной гибели группы Дятлова в условиях отсутствия смертельной угрозы со стороны третьих лиц.

   Если сами обладатели полноценной обуви Александр Золотарев и Николай Тибо-Бриньоль не могли принять участие в поиске Рустема Слободина, то, по крайней мере, они могли бы одну из пар своей обуви отдать Игорю Дятлову или Зине Колмогоровой для их, несомненно, благородной миссии по спасению товарища, фактически брошенного всей группой замерзать на склоне, случайно не заметив его отсутствия.

   Если же Игорь Дятлов и Зина Колмогорова по другим некриминальным версиям отправились к палатке за теплой одеждой и обувью для всей группы, то поведение их товарищей у костра также противоречит элементарным понятиям о духе товарищества и товарищеской взаимопомощи, что не может не производить отталкивающего впечатления от таких некриминальных версий, допускающих подобное развитие событий у костра возле кедра в условиях отсутствия смертельной угрозы со стороны третьих лиц.

   Судя по показаниям поисковиков, туристы у костра не могли испытывать трудности с поддержанием огня, поэтому оставшимся у костра туристам хватило бы и одной полноценной пары обуви для сбора хвороста, а вторую пару полноценной обуви можно было бы без особого ущерба для оставшихся у костра туристов отдать Игорю Дятлову или Зине Колмогоровой.

   Почему они этого не сделали?это ещё одна из многих загадок некриминальных версий, неспособных объяснить даже какие-то тривиальные вещи, попросту закрывая на это глаза.

 

   За завесой таинственности, окутывающей трагическую гибель группы Дятлова, можно скрыть что угодно, не заботясь объяснением вполне очевидных противоречий в поступках туристов, что особенно характерно для некриминальных версий, нагромождением дополнительных неразрешимых с позиции здравого смысла противоречий в поступках туристов группы Дятлова.

   Это лишний раз демонстрирует несостоятельность некриминальных версий, как различных вариаций на тему официального заключения о причине гибели группы Дятлова при закрытии УД 28 мая 1959 года - «… следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии».

 

   «…следует считать…», …Следует считать…, …Следует Считать… - сакраментальное словосочетание!

 

     Кому следует считать?

 

   Несомненно, на кого-то это сакраментальное вступление к официальному заключению о причине гибели группы Дятлова действует гипнотически, заставляя придерживаться «правильной» версии…

 Май - ноябрь 2013г.

 


 

Мотивация

 

   Не секрет, что некоторые исследователи таинственной гибели группы Дятлова относятся с неприязнью к самой возможности криминальной смерти туристов, выбирая для себя иные причины произошедшей трагедии.

   В связи с этим рассмотрим аргументы, отчасти отражающие точку зрения противников криминальных версий, приведённые Олегом Архиповым в книге «Смерть под грифом «СЕКРЕТНО», в которой он «обосновывает» собственную версию этой трагедии:

«Теперь что касается языка Люды Дубининой. Это очень страшный и неприятный момент во всей этой истории. По этому поводу есть много различных мнений, в том числе и спекуляций. Особенно мерзкой является версия о том, что у молодой девушки язык вырвали люди, которые убивали группу в результате зачистки. Мне совершенно не понятен факт такого откровенного зверства со стороны каких-то супостатов независимо от их мундира. Зачем это было делать?! Что, поиздеваться решили? Или несчастная девушка громко кричала и кого-нибудь укусила? Да, известно, что Людмила Александровна была остра на язык и принципиальна. Молчать бы она не стала.

Мифические злодеи действовали бы в точно таких же природных условиях, что и туристы, которые, по версии иных исследователей, от них при этом прятались. И зачем идти на такой чудовищный шаг, если трупы в итоге оказались найденными? Чтобы у следствия и свидетелей вскрытия появились бы дополнительные и никому ненужные вопросы? (стр. 256)

 

Людмила могла лишиться языка при сильнейшем лучевом ударе. До конца объяснить природу этого феномена мы не сможем по понятным причинам, но все, что происходило в тот роковой и смертельный вечер с группой свердловских туристов, не входит ни в какие рамки по определению.

Предположения о том, что дикие звери или грызуны могли приложить свои усилия по отношению к трупу Дубининой, кажутся мне в большей степени несостоятельными. Борис Алексеевич Возрожденный отметил бы это в данных экспертизы, которую проводил. Язык был вырван вместе с диафрагмой. И судмедэксперт написал в бумажном отчете, что язык отсутствовал, а не был частично поврежден. И это касалось только Люды Дубининой.

Золотарев, Тибо-Бриньоль и Дубинина погибли из-за агрессивного воздействия неизвестного Объекта. Тяжелейшие травмы, которые не могли нанести в тех условиях непонятные убийцы, всякие там группы зачистки, падения на камни с кедра, горы или вертолета. При этом кожный покров на трупах не был поврежден совершенно!»

 

   О. Архипов выражает вполне естественное для любого исследователя таинственной гибели туристов чувство омерзения к описанным им действиям убийц, согласно криминальным версиям, однако почему-то проецирует свое чувство мерзости на саму возможность такого сценария событий, ставя её под сомнение. Любой автор криминальной версии, включая меня, предполагая такой характер криминальной смерти туристов, испытывает чувство мерзости от содеянного убийцами с Людмилой Дубининой и её товарищами, что вполне естественно для любого нормального человека. Поэтому не совсем понятно, почему испытываемое нормальными людьми чувство мерзости к этим убийцам может принципиально закрывать саму возможность для существования подобных версий, учитывая, что некриминальные версии затрудняются в поиске правдоподобного объяснения травм и увечий у Людмилы Дубининой и Александра Золотарева.

   Такое впечатление, что О. Архипову вообще не известны факты вырезания языков и глаз, как садистские изуверства, в истории человечества минувших веков, и если ему не известна причина, побудившая убийц так жестоко расправиться с Людмилой Дубининой и Александром Золотаревым, то из этого не следует, что такой причины вообще не могло существовать.

 

   Само по себе его утверждение о принципиальной невозможности нанесения таких «тяжелейших травм» «в этих условиях» непонятными убийцами, закрывает для него, как для исследователя этой загадочной трагедии, возможность поиска более простого и реалистичного объяснения многих фактов УД, заставляя прибегать к привлечению какого-то «неизвестного Объекта», взваливая на его «агрессивное воздействие» ответственность за гибель туристов, что подкрепляется крайне субъективным в своей категоричности утверждением: «но все, что происходило в тот роковой и смертельный вечер с группой свердловских туристов, не входит ни в какие рамки по определению».

   По всей видимости, О. Архипов считает, что причина и картина гибели группы Дятлова должны удовлетворять его высоким эстетическим критериям, откровенно выражая чувство омерзения по отношению к самой возможности вырезания языка и глаз у Людмилы Дубининой какими-то «супостатами» в человеческом обличии. Более эстетичным для себя, как для автора своей версии, способом нанесения тяжелейших травм и увечий туристам он выбрал никому неведомое и неизвестное даже науке «агрессивное воздействие неизвестного Объекта», которое ещё и конкретизировано им, как «сильнейший лучевой удар». Вместо такого широко распространенного понятия как НЛО, в интерпретации которого больших разночтений нет, О. Архипов вводит нечто новое - «неизвестный Объект».

 

   Его не смущает даже то, что «агрессивное воздействия неизвестного Объекта» могло быть инициировано:

     а) либо какими-то инопланетянами, что было бы характерно для НЛО, мотивацию на редкость агрессивного поведения которых мы не может как-то вразумительно понять и объяснить, что не умоляет всей омерзительности содеянного ими с Людмилой Дубининой и Александром Золотаревым;

     б) либо какими-то «супостатами» в человеческом обличии, управлявшими этим неизвестным Объектом, что также должно вызывать у О. Архипова чувство омерзения от содеянного этими убийцами, включая аналогичную озадаченность отсутствием у них вразумительной мотивации к подобным действиям.

   Кем бы ни были убийцы, совершившие зверскую расправу с Людмилой Дубининой, будь-то неизвестные «супостаты» в мундирах, орудовавшие ножом, или «супостаты», управлявшие «неизвестным Объектом», как орудием нанесения этих увечий «при сильнейшем лучевом ударе», они не могут вызывать к себе иных чувств, кроме омерзения.

   Однако О. Архипов в первом случае выражает чувство омерзения к самой возможности участия «супостатов независимо от их мундира» в зверском убийстве туристов, распространяя это чувство фактически на авторов версий, предположивших такую возможность, а во втором случае, относящемся к его собственной версии, полностью игнорирует многое из того, что вызывало в нем это чувство омерзение, воспринимая свою версию как вполне правдоподобное объяснение причины трагической гибели туристов, не озадачиваясь при этом отсутствием мотивации для такой зверской расправы у «супостатов», управлявших его «неизвестным Объектом».

 

   Категорически, в эмоционально окрашенной формулировке, отвергая возможность участия в убийстве туристов «супостатов», как реальных представителей силовых структур, О. Архипов, должно быть, считает деятельность органов госбезопасности 30-50 годов безупречной в плане соблюдения элементарных человеческих прав жертв сталинских репрессий, закрывая глаза на многочисленные факты зверств, пыток и издевательств сотрудников госбезопасности как в тюрьмах, так и в лагерях, колониях ГУЛАГа, которые стали известны ещё со времен XX-го съезда КПСС в 1956 году из доклада Н.С. Хрущева, не говоря уже о доступности более полной информации на эту тему ещё в 90-е годы.

 

   Так, эмоционально критикуемые им криминальные версии зачистки и инсценировки появились на свет вполне обоснованно, в связи с убежденностью их авторов в криминальном характере смерти туристов, ведь даже у официального следствия первая версия была криминальная – «убивали манси», а также с наличием в материалах УД фактов несоответствия месторасположения трупных пятен на телах некоторых туристов положению их тел, зафиксированному при проведении поисковых работ, что свидетельствует о посмертном изменении положения тел туристов, до того как их тела были обнаружены поисковиками. Из чего делается вполне обоснованный вывод о присутствии на месте трагедии посторонних людей во время гибели группы Дятлова, а это дает авторам таких версий повод делать те предположения, на которых строятся их версии. В отличие от авторов критикуемых версий, сам О. Архипов не утруждает себя какой-либо привязкой своей версии к материалам УД, откровенно фантазируя на тему какого-то "сильнейшего лучевого удара" как «агрессивного воздействия неизвестного Объекта».

   Что касается критики версий зачистки и инсценировки гибели группы Дятлова, по которым туристы могли быть убиты в другом месте, после чего были перемещена в место их обнаружения, то более веским аргументом против этих версий может служить не столько личное чувство мерзости О. Архипова к этому, сколько изначальная бессмысленность этого огромного комплекса мероприятий с задействованным в нем большим числом людей и транспорта. В соответствии с посылом этих версий было бы проще и надежнее запаковать в мешки трупы туристов, собрав их снаряжение, и вывести вертолетом «груз 200» в любое глухое таежное место за несколько десятков или сотен километров от места происшествия, где и захоронить останки. «И концы в воду», «нет тела - нет дела».  До сих пор бы исследователи этой загадочной трагедии гадали, куда же подевались пропавшие туристы, что могло уже в этом случае на более правдоподобном уровне позволить развивать тему их похищения НЛО или «неизвестным Объектом». Поэтому версии зачистки и инсценировки являются несостоятельными из-за своей избыточной сложности в реализации, что противоречит здравому смыслу и некоторым материалам УД, не говоря уже о многих других справедливых аргументах А. Ракитина против таких версий.

  

 

   Сообразно данной версии убийства туристов тремя вооруженными людьми, как возможными сотрудниками Ивдельлага из поселка Вижай, после расправы с туристами в течение нескольких часов от момента изгнания полуодетых и разутых туристов из палатки на мороз до завершения физической расправы в овраге, убийцы не могли недооценивать реальной опасности для себя - существование предсмертных записей у туристов, поиском которых и объясняется обыск одежды с изменением положений тел уже мертвых туристов.

   Для того чтобы выявить мотивацию заказчика этого преступления или просто убийц, сообразно другим версиям, необходимо проанализировать возможность возникновения конфликтных ситуаций между туристами и потенциальными подозреваемыми в убийстве, т.к. давно известно, что жертвы убийства своим поведением часто сами провоцируют убийц на совершение преступления. Это азбучная истина для любого следователя, расследующего криминальное преступление, что соответствует в нашем случае первой же версии прокуратуры по расследованию гибели группы Дятлова – «убивали манси».

 

   Анализ дневниковых записей туристов, проведенный в этом расследовании, дает основание предположить реальной возможность возникновения конфликтной ситуации в поселке Вижай между туристами и кем-то из руководства колонии, включая местных жителей, имеющих прямое или косвенное отношение к колонии, что в совокупности могло усилить неприязнь к туристам заказчика убийства, которому мог стать известен как участок маршрута туристов, проходивший по потенциально опасным для жизни открытым склонам горного массива, так и более близкий путь к этому месту со слов руководителя Вижайского лесничества Ремпель И.Д.

 

   Остается открытым для каждого читателя этой версии вопрос: насколько известных фактов, свидетельствующих о возможности возникновения конфликтной ситуации между туристами и кем-то из руководства колонии-поселка Вижай, содержащихся в дневниковых записях туристов, достаточно для мотивации заказчика расправится с туристами чужими руками, привлекая к этому своих прямых подчиненных из ближайшего окружения?

   Конечно, для людей, имеющих поверхностные знания о специфике деятельности органов госбезопасности (…, НКВД, …) во времена правления И.В. Сталина, того набора фактов, косвенно свидетельствующих о возможности конфликтной ситуации в поселке Вижай, ставших известными нам из дневниковых записей туристов, маловато для безоговорочного признания достаточности этих фактов для объяснения мотивации так жестоко расправится с туристами у людей в форме, которые при этом не могли не понимать, чем для них обернется возможное раскрытие совершенного ими преступления. Вот и О. Архипов приводит в качестве несостоятельности таких версий аргумент: «И зачем идти на такой чудовищный шаг, если трупы в итоге оказались найденными? Чтобы у следствия и свидетелей вскрытия появились бы дополнительные и никому ненужные вопросы?»

   Фактически, подобная оценка «достаточности» мотивации для предполагаемого преступника к совершению тяжкого преступления близка такой позиции адвоката подозреваемого в преступлении: «Он же нормальный человек, как и мы с вами, тем более советский сотрудник «органов» (силовых структур). Поэтому он не мог не отдавать себе отчета …, трезво оценивая последствия своих действий. Следовательно, и не мог совершить инкриминируемое ему преступление».

 

   К такой несколько утрированной по своей нелепости позиции «адвоката», в оценке мотивации преступника, вернусь чуть позже, а пока хочется обратить внимание на следующее:

 

   По данным СМЭ наиболее пострадавшей из всех туристов оказалась Людмила Дубинина, а отсутствие у неё глаз, языка и жутким образом сломанные ребра могут свидетельствовать о том, что главным объектом для кровавой мести убийц, в рамках криминальной версии, была выбрана именно она, что может указывать на умышленное убийство из-за жгучего чувства ненависти заказчика (убийц) в первую очередь к Людмиле Дубининой, как один из основных мотивов для расправы со всей группой туристов.

   Если придерживаться противоположной точки зрения, характерной для большинства авторов криминальных версий, утверждающих, что Людмила Дубинина пострадала таким чудовищным образом от рук убийц, благодаря своей несдержанности в высказываниях уже во время расправы над четверкой, не будучи целенаправленным объектом для жестокой мести, что соответствует предположению О. Архипова: «Мне совершенно непонятен факт такого откровенного зверства со стороны каких-то супостатов независимо от их мундира. Зачем это было делать?! Что, поиздеваться решили? Или несчастная девушка громко кричала и кого-нибудь укусила? Да, известно, что Людмила Александровна была остра на язык и принципиальна», то недоумение по этому поводу О. Архипова отчасти справедливы, т.к. для убийц, нацеленных на уничтожение группы Дятлова по иным причинам, не содержащим цель мести персонально Людмиле Дубининой, подобное зверство по отношению к ней выглядит крайне странным и неправдоподобным.

   Допустим, убийцы по одной из версий жестоко мстят Александру Золотареву, как мотив для расправы с туристами, или просто по иным причинам расправляются с туристами, согласно другим версиям, не подразумевающим наличия фактора мести вообще, а по стечению обстоятельств среди невольных жертв оказывается ни в чем неповинная перед этими убийцами девушка (Дубинина), которая также прекрасно понимает, что её ждет смерть, и это входит в планы убийц. С чего вдруг авторы подобных версий берутся настаивать на том, что убийцы, нацеленные на месть Золотареву или вообще не руководствуясь чувством мести к жертвам, будут излишне близко принимать проклятия невинной лично перед ними девушки, понимающей свою обреченной на смерть от их рук? Выходит, по мнению этих авторов, она своим убийцам перед смертью «должна была глазки строить» для того, чтобы они не изувечили её таким чудовищным образом?

   Чтобы она им не наговорила в её ситуации и как бы она их не проклинала – это вполне нормальная реакция жертвы перед смертью, которая должна восприниматься убийцами, как вполне ожидаемая, и которая не может изменить планы убийц для переноса объекта хорошо спланированной мести с Александра Золотарева на Людмилу Дубинину при наличии этого фактора мести согласно одной из версий. А при отсутствии вообще фактора мести как Александру Золотареву, так и Людмиле Дубининой для расправы с туристами, подобное поведение убийц действительно выглядит крайне странным и неправдоподобным, что может иметь объяснение только при наличии жгучей ненависти у заказчика (убийц) персонально к Людмиле Дубининой и в меньшей степени к Александру Золотареву.

 

   Если все же попытаться предположить реальной такую ситуацию, в которой убийцы изувечили Людмилу Дубинину из-за её несдержанности в выражениях во время расправы с её тремя товарищами, не подразумевающую изначального присутствия фактора мести лично её, то для этого следует ответить на вопрос: имела ли Людмила Дубинина возможность сколько-нибудь продолжительно общаться с убийцами лицо к лицу перед смертью, чтобы успеть наговорить им многое из того, за что её могли бы так зверски изувечить?

   Для ответа на этот, только кажущийся странным, вопрос следует обратить внимание на то, что на телах четырех туристов, погибших в овраге, присутствуют в основном тяжёлые и смертельные травмы при отсутствии большого количества мелких травм, которые в избытке присутствуют на телах пяти туристов, обнаруженных вне оврага. Это может свидетельствовать о продолжительной драке или продолжительном избиении каждого из пяти туристов перед тем, как он (а) потерял (а) сознание, и одновременно с этим свидетельствует о молниеносной расправе с четырьмя туристами в овраге, исключающей возможность сколько-нибудь продолжительного слово препирательства Людмилы Дубининой с убийцами. В связи с этим нельзя не обратить внимания ещё и на то, что ни один из пяти туристов, погибших вне оврага, не имел травмы головы на затылке при наличии множества мелких травм на лице, свидетельствующих либо об избиении, либо о драке, когда убийца и жертва были в поле зрения друг друга, поэтому-то и большинство травм у пяти туристов было расположено с передней стороны тела, а на голове – лицо и виски, в то время как двое из четырех погибших в овраге - Александр Золотарев и Людмила Дубинина имели травмы головы на затылке, способные привести к потере сознания.

   Таким образом, это у пяти туристов, обнаруженных вне оврага, действительно было достаточно времени высказать все, что они думают о своих убийцах.

 

   Положение тел туристов в овраге в нескольких метрах от настила, свидетельствует о том, что смерть их настигла в момент, когда они метнулись прочь от настила и прочь от напавших на них убийц. Высока вероятность того, что Людмила Дубинина вообще не имела возможности лицом к лицу сколько-нибудь продолжительно общаться с убийцами, о чем свидетельствует травма на её затылке с рассечением кожного покрова, что уже впоследствии, через два месяца, привело в месте удара к обнажению теменной кости, зафиксированному в материалах СМЭ: «В области левой теменной кости дефект мягких тканей, размером 4х4см, дном дефекта является обнаженная теменная кость».

   Рану затылка она получила в результате сильного удара в голову сзади, нанесенного кем-то из догнавших её убийц, после того как она метнулась прочь от убийц и от настила вместе со своими товарищами. Даже «вязаный трикотажный шлем» не защитил её голову от рассечения кожного покрова в месте удара, что привело к потере сознания и лишило её возможности активно сопротивляться своим убийцам.

 

   Александр Золотарев получил аналогичную травму головы в области затылка с рассечением кожного покрова, что также привело впоследствии в месте рассечения кожного покрова к обнажению теменной кости, указанному в материалах СМЭ: «В правой теменной области - дефект мягких тканей неправильной формы размером 8х6см с истонченными, слегка подмятыми краями, с обнажением теменной кости».

   Даже «шапка ушанка, черная, отороченная черным мехом» и «спортивная вязанная шапочка» под неё, защищавшие голову Александра Золотарева, не смогли смягчить силу этого мощного удара и предотвратить травмирование (рассечение) кожного покрова головы на затылке.

 

   По данным СМЭ рану головы имел и Александр Колеватов: «За правой ушной раковиной, в области сосцевидного отростка, рана неопределенной формы размером 3х1,5х0,5см, проникающая до сосцевидного отростка», которую он никак не мог получить в результате удара кулаком, а это позволяет с большой вероятностью предположить, что удары в голову наносились убийцами преднамеренно либо рукояткой пистолета, либо прикладом автомата.

 

   Николай Тибо-Бриньоль получил такой сокрушительный по силе удар в височно-теменную область головы, которая в его случае была защищена шерстяной вязаной спортивной шапочкой и брезентовым меховым шлемом, «что смерть его наступила в результате закрытого многооскольчатого вдавленного перелома в область свода и основания черепа, с обильным кровоизлиянием под мозговые оболочки и в вещество головного мозга», как об этом написано в заключении СМЭ.

   Лишь после того, как убийцы лишили четырех туристов возможности сопротивляться, безжалостно нанеся им сокрушительные удары в голову, они проделали с Людмилой Дубининой и Александром Золотаревым то, результаты чего стали нам известны из материалов СМЭ. А это в свою очередь указывает на присутствие изначального фактора жестокой мести у заказчика для убийства туристов, направленного персонально на Людмилу Дубинину, т.к. после полученного удара в затылок, находясь в бессознательном состоянии, она не имела возможность своим «поведением» вызвать ненависть у убийц.

 

 

   Приведенный выше сравнительный анализ месторасположения травм на телах у четырех туристов в овраге и у пяти туристов вне оврага, во-первых, ставит под сомнение все криминальные версии, в соответствии с которыми Людмила Дубинина могла получить жуткие увечья по причине её несдержанности в выражениях при общении лицом к лицу с убийцами перед самой своей смертью, а, во-вторых, увеличивает вероятность присутствия фактора жестокой мести у убийц, сфокусированного персонально на Людмиле Дубининой, как одного из основных мотивов для умышленного убийства группы Дятлова.

   Поэтому любой следователь, расследующий гибель группы Дятлова в рамках криминальной версии умышленного убийства, учитывая данные СМЭ Людмилы Дубининой, должен первым делом исследовать все материалы УД, относящиеся к этой девушке, чтобы выявить возможные конфликтные ситуации с её участием, а это в первую очередь дневники туристов.

 

   Можно констатировать наличие тяжёлого душевного состояния у Людмилы Дубининой, соответствующего её записям в дневнике, которая 25 января столкнулась ещё и с нешуточными проблемами в гостинице пос. Вижай, пытаясь растопить печку сырыми дровами: «С Юркой сегодня дежурные. Решили варить на плите лапшу. Но очень трудно было натопить печку такими сырыми дровами, поэтому ушла на это масса времени. Наконец-то стали есть».

   Эта «масса времени» оценена Юрием Кривонищенко на следующее утро в дневнике группы в 6 часов: «вечером, пока сварили, часов 6 прошло», в то время как опытные туристы группы Дятлова тратили даже в лесу обычно мало времени для разведения костра, о чем свидетельствует констатация этого факта в дневнике группы за 30 января: «Как всегда, быстро разводим костер».

   Если даже принять во внимание возможное преувеличение в оценке времени, затраченного на растопку печи в гостинице, то при обычной практике быстрого разведения костра в лесу, такие возникшие трудности и задержки по времени при приготовлении ужина в «т. наз. гостинице» пос. Вижай, могли вывести из себя любого опытного туриста, для которого не составляло труда даже в лесу быстро развести костер.

   А учитывая непростое душевное состояние Людмилы Дубининой в эти дни, можно предположить, что возникшие трудности в «т. наз. гостинице» её окончательно могли вывести из равновесия, вызывая приливы справедливого гнева и злости на условия «гостиничного сервиса», выражаясь современным языком. Поэтому она могла высказать все, что она думает по этому поводу любому ответственному за этот «гостиничный сервис» лицу, невзирая на звание и должность. Это вполне согласуется с мнением  О. Архипова, характеризующего Людмилу Дубинину следующим образом: «Да, известно, что Людмила Александровна была остра на язык и принципиальна. Молчать бы она не стала».

   Таким образом, любой из сотрудников поселка-колонии Вижай, ответственный за «гостиничный сервис», включая человека, предоставившего туристам гостиницу, мог получить всю гамму негативных эмоций молодой девушки, учитывая особенности её характера и особенности её душевного состояния в эти дни:

 

«24 января…  Да и я вообще люблю подливать масло в огонь, черт бы меня подрал»;

«25 января … В общем, мне очень и очень тяжело»;

«26 января … Настроение плохое и, наверное, будет еще дня два. Зла как черт».

 

   Конфликтная ситуация в гостинице пос. Вижай, возможность которой не может вызывать сомнений на фоне многих прочих событий, известных из дневников туристов, относящихся к пос. Вижай, вполне могла мотивировать заказчика, как одного из руководителей или просто должностного лица колонии, к продуманной и хорошо спланированной мести туристам за нанесенные ему «оскорбления», учитывая возникшие благоприятные обстоятельства для сведения личных счетов с туристами:

     1. Местом преступления были выбраны открытые склоны уральского хребта, имевшие у местных жителей дурную славу в зимнее время года, суровостью своих погодных условий, на которые и планировалось списать гибель туристов.

 

     2. Организатор и заказчик этого убийства, оставаясь на своем рабочем месте, обеспечивал алиби исполнителям, что также создавало благоприятные условия для сокрытия факта причастности исполнителей к смерти туристов, чьи тела будут обнаружены спустя три-четыре недели.

 

     3, 4... Наиболее важными благоприятными обстоятельствами, побудившими заказчика и исполнителей к реализации плана мести, при планировании этой тайной операции, стали:

   во-первых, отсутствие открытого конфликта, в результате сдержанной реакции заказчика на нанесенную ему обиду;

   во-вторых, отсутствие необходимости преследовать туристов, идя по их следам, благодаря возможности выйти к известной точке маршрута туристов по одной из просек, упомянутой в показаниях Ремпель И.Д., что позволяло исполнителям воли заказчика скрытно подойти к запланированному месту убийства туристов, не оставляя своих следов на всем протяжении маршрута группы туристов;

   в-третьих, одновременно с этим позволяло им, обогнав туристов, дождаться выхода своих жертв на хорошо просматриваемые склоны горного массива, и не спеша приступить к заранее продуманному плану убийства туристов.

 

   Если возможность возникновения конфликтной ситуации в пос. Вижай и не вызывает серьезных сомнений, то оценка мотивации заказчика для сведения личных счетов с туристами, как его реакция на этот конфликт, даже с учетом возникших благоприятных обстоятельств для этого, не выглядит столь убедительной без необходимого в таких случаях анализа личных качеств заказчика.

   Для более глубокого понимания мотивации заказчика к жестокой мести туристам, необходимо оценить личные качества этого человека, имя которого уже большого значения не имеет, но его предполагаемое соучастие как сотрудника НКВД в многолетних сталинских репрессиях 30-50-х годов, не могло не отразиться на моральных качествах этого человека, ставшего уже каким-то начальником в системе ГУЛАГа. К 1959 году он уже являлся сотрудником МВД, сменив форму НКВД на форму МВД.

   Сам по себе факт присутствия в составе силовых ведомств сотрудников, злоупотребляющих своими полномочиями, совершая при этом преступление, не является чем-то исключительным для различных стран, вне зависимости от системы государственного устройства. Поэтому читателям данной версии не стоит бросаться в крайность, приписывая мне огульное охаивание всей системы правоохранительных органов СССР тех лет, большая часть сотрудников которой честно выполняли свои служебные обязанности, не преступая закон. Однако и существующей на сегодняшний день информации, включая официальные источники, о масштабных преступлениях в органах госбезопасности во времена сталинских репрессий, достаточно, чтобы не впадать в противоположную крайность, идеализирую позитивную оценку деятельности сотрудников госбезопасности.

 

   Возвращаясь к несколько утрированной и нелепой позиции «адвоката» в оценке достаточности мотивации у потенциального преступника, приведенной ранее, возникает вопрос: всегда ли преступники в форме, совершающие преступление как при исполнении своих прямых обязанностей, так и в свободное от службы время, осознают последствия своих преступных намерений, что, казалось бы, должно препятствовать преступлению?

   То, что законные представители власти всегда осознают последствия своих преступных намерений, в этом сомневаться не приходится, т.к. противное может свидетельствовать об их умственной неполноценности. Но всегда ли осознание очевидных последствий преступных намерений является достаточным сдерживающим фактором в мотивации к совершению преступления?

   Для ответа на этот вопрос достаточно обратится к нашей действительности - преступление полицейских из отдела полиции "Дальний" г. Казани. Они что не осознавали, что творят? Не осознавали последствий своего беспредела, выразившегося в физическом насилии (пытках) для получения признательных показаний по отношению к задержанному ими человеку, который впоследствии умер. По всей видимости, как сотрудники правоохранительных органов, они не могли не осознавать последствий своих преступных действий, но та атмосфера безнаказанности, возможно, за аналогичные менее тяжкие злоупотребления и пытки задержанных, в которой они несли свою службу в полицейском участке "Дальний", давала им ощущение вседозволенности, чем и объясняется совершенное ими преступление. Это косвенно подтверждается даже фактом расформирования полицейского участка "Дальний", часть сотрудников которого была уволена из правоохранительных органов, а некоторые из уволенных полицейских привлечены к уголовной ответственности.

   Т. е. в подобных случаях на первое место выходит не сдерживающий преступление фактор осознания фатальных для потенциального преступника в форме последствий раскрытия преступления, а уверенность, что этих последствий можно избежать, благодаря своему служебному положению.

   Это далеко не единственное преступление, совершенное в нынешнее время сотрудниками полиции как в служебное время, так и в свободное от службы время, не осознавать последствий которых они не могли, т. ч. далеко не всегда осознание последствий преступных намерений и действий может служить сдерживающим фактором для потенциального преступника в форме, особенно при благоприятных внешних условиях, предполагающих нарастающую уверенность в своей безнаказанности за менее тяжкие служебные злоупотребления.

   Достаточно и сегодня создать такие политически мотивированные благоприятные условия для злоупотреблений в полиции и других силовых ведомствах, чтобы уровень преступности в полиции и других силовых ведомствах зашкалил, благодаря осознанию потенциальными преступниками в форме общей атмосферы вседозволенности для политически (экономически - взятки) оправданных «злоупотреблений», поощряя их беспредел в целом.

 

 

   Для тех, кто сомневается в существовании  благоприятных политических условий для вопиющего беспредела сотрудников госбезопасности НКВД во времена сталинских репрессий, когда у невиновных подследственных выбивали под пытками признания, заставляя их оговаривать себя, приведу выдержку из закрытого доклада Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» участникам XX съезда КПСС:

«Комиссия ознакомилась с большим количеством материалов в архивах НКВД, с другими документами и установила многочисленные факты фальсифицированных дел против коммунистов, ложных обвинений, вопиющих нарушений социалистической законности, в результате чего погибли невинные люди. Выясняется, что многие партийные, советские, хозяйственные работники, которых объявили в 1937-1938 годах "врагами", в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т. п. не являлись, что они, по существу, всегда оставались честными коммунистами, но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения. …

Массовые репрессии резко усилились с конца 1936 года после телеграммы Сталина и Жданова из Сочи от 25 сентября 1936 года, адресованной Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро, в которой говорилось следующее:

"Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей НКВД". Следует кстати заметить, что с партработниками Сталин не встречался и поэтому мнение их знать не мог.

 

Эта сталинская установка о том, что "НКВД опоздал на 4 года" с применением массовых репрессий, что надо быстро "наверстать" упущенное, прямо толкала работников НКВД на массовые аресты и расстрелы.

Теперь, когда расследованы дела в отношении некоторых из этих мнимых "шпионов" и "вредителей", установлено, что эти дела являются фальсифицированными. Признания многих арестованных людей, обвиненных во вражеской деятельности, были получены путем жестоких, бесчеловечных истязаний.

Еще более широко практиковалась фальсификация следственных дел в областях. Управление НКВД по Свердловской области "вскрыло" так называемый "Уральский повстанческий штаб - орган блока правых, троцкистов, эсеров, церковников", - руководимый якобы секретарем Свердловского обкома партии и членом ЦК ВКП(б) Кабаковым, членом партии с 1914 года. По материалам следственных дел того времени получается, что почти во всех краях, областях и республиках существовали якобы широко разветвленные "право-троцкистские шпионско-террористические, диверсионно-вредительские организации и центры" и, как правило, эти "организации" и "центры" почему-то возглавлялись первыми секретарями обкомов, крайкомов или ЦК нацкомпартий. (Движение в зале.)

В результате этой чудовищной фальсификации подобных "дел", в результате того, что верили различным клеветническим "показаниям" и вынужденным оговорам себя и других, погибли многие тысячи честных, ни в чем не повинных коммунистов. Таким же образом были сфабрикованы "дела" на видных партийных и государственных деятелей - Косиора, Чубаря, Постышева, Косарева и других. 
В те годы необоснованные репрессии проводились в массовых масштабах, в результате чего партия понесла большие потери в кадрах.

Сложилась порочная практика, когда в НКВД составлялись списки лиц, дела которых подлежали рассмотрению на Военной Коллегии, и им заранее определялась мера наказания. Эти списки направлялись Ежовым лично Сталину для санкционирования предлагаемых мер наказания. В 1937-1938 годах Сталину было направлено 383 таких списка на многие тысячи партийных, советских, комсомольских, военных и хозяйственных работников и была получена его санкция.

Значительная часть этих дел сейчас пересматривается и большое количество их прекращается как необоснованные и фальсифицированные. Достаточно сказать, что с 1954 года по настоящее время Военной Коллегией Верховного суда уже реабилитировано 7679 человек, причем многие из них реабилитированы посмертно.

Массовые аресты партийных, советских, хозяйственных, военных работников нанесли огромный ущерб нашей стране, делу социалистического строительства.

Когда Сталин говорил, что такого-то надо арестовать, то следовало принимать на веру, что это "враг народа". А банда Берия, хозяйничавшая в органах госбезопасности, из кожи лезла вон, чтобы доказать виновность арестованных лиц, правильность сфабрикованных ими материалов. А какие доказательства пускались в ход? Признания арестованных. И следователи добывали эти "признания". Но как можно получить от человека признание в преступлениях, которых он никогда не совершал? Только одним способом - применением физических методов воздействия, путем истязаний, лишения сознания, лишения рассудка, лишения человеческого достоинства. Так добывались мнимые "признания".

Таким образом, самые грубые нарушения социалистической законности, пытки и истязания, приводившие, как это было показано выше, к оговорам и самооговорам невинных людей, были санкционированы Сталиным от имени ЦК ВКП(б).

Недавно, всего за несколько дней до настоящего съезда, мы вызвали на заседание Президиума ЦК и допросили следователя Родоса, который в свое время вел следствие и допрашивал Косиора, Чубаря и Косарева. Это - никчемный человек, с куриным кругозором, в моральном отношении буквально выродок. И вот такой человек определял судьбу известных деятелей партии, определял и политику в этих вопросах, потому что, доказывая их "преступность", он тем самым давал материал для крупных политических выводов».

 

   Таким образом, «самые грубые нарушения социалистической законности, пытки и истязания, приводившие, как это было показано выше, к оговорам и самооговорам невинных людей», указанные в докладе Н.С. Хрущева, применительно ко многим тысячам «партийных, советских, комсомольских, военных и хозяйственных работников» по всем необъятным просторам нашей страны, свидетельствуют о масштабной преступной деятельности органов госбезопасности.

   Вряд ли можно допустить, что сотрудники госбезопасности, облаченные властными полномочиями решать судьбы многих тысяч «партийных, советских, комсомольских, военных и хозяйственных работников», не отдавали отчет себе в том, чем они занимаются, выбивая под пытками признательные показания у невиновных в большинстве своем людей. Для таких грандиозных по своему масштабу репрессий были востребованы тысячи исполнителей с весьма специфическими моральными качествами, применительно к которым в докладе Н.С. Хрущева использовано выражение: «никчемный человек, …, в моральном отношении буквально выродок».

   Такое пренебрежительное отношение некоторой части сотрудников органов госбезопасности к судьбам и жизни людей, культивированное общей политической атмосферой многих лет правления И.В. Сталина, отражалось на моральных качествах сотрудников НКВД, впоследствии ставших сотрудниками как КГБ, так и МВД.

 

   Первый председатель КГБ Иван Серов к июню 1957 года уволил более 18 тысяч чекистов, отличившихся своим усердием в годы сталинских репрессий, в том числе сорок генералов. С 1953 года по 1964 год из «органов» было уволено более 60 тысяч бывших сотрудников НКВД.

   (Масштабная чистка «органов» в те годы была санкционирована высшим партийным руководством страны, поэтому укрывать от наказания преступников в форме, фигурировавших в деле гибели туристов, у руководства страны и КГБ не было резона, а вот обнародовать их причастность к смерти туристов было политически не оправдано, как и придавать широкой гласности содержание закрытого доклада Н.С. Хрущева.)

   Некоторые уволенные в те годы из «органов» сотрудники были привлечены к уголовной ответственности за преступления, совершенные ими в рамках выполнения своих прямых служебных обязанностей во времена сталинских репрессий.

 

   Так, фигурирующий в докладе Н.С. Хрущева следователь Родос Борис Вениаминович, в звании полковника госбезопасности, уволенный со службы в МГБ ещё в 1952 году, был арестован 5 октября 1953 года и изобличен в «преступлении против КПСС по статьям 58-1 «б» («Измена родине»), 58-8 («Террор»), 58-11 («Действие в составе группы лиц») Уголовного кодекса РСФСР». 26 февраля 1956 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу.

   Биография полковника госбезопасности Родоса Б.В., приведенная в Википедии, весьма показательна в плане того, какие люди были востребованы для работы в органах госбезопасности, сделавшие блестящую карьеру в годы сталинских репрессий, благодаря своим личным качествам:

«Звания

1936 — младший лейтенант госбезопасности

5 ноября 1937 года — лейтенант госбезопасности

25 февраля 1939 года — минуя одну ступень, из лейтенанта сразу стал капитаном госбезопасности

12 июля 1941 года — майор госбезопасности

14 февраля 1943 года — полковник госбезопасности».

 

   Кадровиков госбезопасности, которые должны были тщательно изучать биографии кандидатов на службу в этой серьезной организации, даже не смутил факт привлечения Родоса к суду в недалеком прошлом за попытку изнасилования:

«В 1930 г., будучи секретарём дирекции заповедника, Родос был обвинен в попытке изнасилования сотрудницы, исключён из комсомола и осуждён нарсудом Новотроицкого района Мелитопольского округа за «оскорбление действием» на 6 месяцев принудительных работ (сам Родос утверждал, что он всего лишь «обнял женщину за талию»)».

 

   Как бы чудовищно мое предположение не выглядело, но высока вероятность того, что именно в таких насильниках целенаправленно нуждалось НКВД к 1936 году, набирая их на службу, принимая во внимание сталинскую установку, упомянутую в докладе Н.С. Хрущева:

«Массовые репрессии резко усилились с конца 1936 после телеграммы Сталина и Жданова из Сочи от 25 сентября 1936 года, адресованной Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро, в которой говорилось следующее:

"Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей НКВД". …

Эта сталинская установка о том, что "НКВД опоздал на 4 года" с применением массовых репрессий, что надо быстро "наверстать" упущенное, прямо толкала работников НКВД на массовые аресты и расстрелы».

 

   Принимая на службу таких как Родос, кадровики НКВД прекрасно понимали, чем придется заниматься вновь принятым сотрудникам, выбирая из претендентов наиболее подходящие кандидатуры с учетом специфики предстоящей деятельности:

«Дела Родоса

В 1938—1941 годах Родос допрашивал руководителей страны, деятелей науки, искусства:

членов Политбюро ЦК ВКП(б) (Станислав Косиор, Влас Чубарь)

кандидатов в члены Политбюро (Павел Постышев, Роберт Эйхе)

генерального секретаря ЦК ВЛКСМ (Александр Косарев)

членов ЦК ВКП(б) (Алексей Стецкий, Николай Антипов, Ванников, Бори Львович)

секретарей обкомов (Бетал Калмыков, Кабардино-Балкария; Дмитрий Булатов, Омская область; Иван Носов, Ивановская область)

военачальников (Мерецков, Штерн, Локтионов, Смушкевич, Рычагов и другие военные и руководители оборонной промышленности, арестованные в 1941-м)

писателей (Исаак Бабель)

режиссёров (Всеволод Мейерхольд)

Родос участвовал в следствии по групповым делам на арестованных за так называемую антисоветскую деятельность: дела «Народной партии трудящихся», «Русской национальной партии», Польского подпольного правительства и руководства Армии Крайовой (дело Окулицкого и др.). Участвовал в следствии по делу командира партизанского отряда Никифора Коляды, в 1945 г. — по делу монашки Меньшовой-Радищевой, выдававшей себя за дочь Николая II, Татьяну Романову.

На допросах Родос зверски избивал арестованных».

 

   В прошении о помиловании Родос фактически признался в широкой практике жестоких избиений подследственных высокопоставленными сотрудниками госбезопасности в целях получения признательных показаний, что послужило ему примером для подражания:

«Первый раз я был невольным свидетелем применения к арестованному мер физического воздействия, когда непосредственно в ходе очной ставки между Левиным и Михайловым лично Ежов начал избивать Михайлова, дурному примеру которого последовали Фриновский и др. руководящие работники наркомата».

 

   Жалобы подследственных:

«Меня <…> клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам, по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам. В следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-синим кровоподтекам снова били этим жгутом… Следователь все время твердил, угрожая: «Не будешь писать, будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного окровавленного тела». И я все подписывал до 16 ноября 1939 года.

— Всеволод Мейерхольд, арестованный : Из заявления, поданного 11 января 1940 г.»

 

«Родос взял кручёную веревку с кольцом на конце и давай хлестать по ногам, ударит и протянет её по телу… Я извивался, катался по полу и наконец увидел только одно зверское лицо Родоса. Он облил меня холодной водой, а потом заставил меня сесть на край стула копчиком заднего прохода. Я опять не выдержал этой ужасной тупой боли и свалился без сознания. Через некоторое время, придя в сознание, я попросил Родоса сводить меня в уборную помочиться, а он говорит: «Бери стакан и мочись». Я это сделал и спросил, куда девать стакан. Он схватил его и поднес мне ко рту и давай вливать в рот, а сам кричит: «Пей, говно в человечьей шкуре, или давай показания». Я, будучи вне себя, да что говорить, для меня было все безразлично, а он кричит: «Подпиши, подпиши!» — и я сказал: «Давай, я всё подпишу, мне теперь всё равно».

Белослудцев, заведующий отделом руководящих комсомольских органов ЦК ВЛКСМ, арестованный. Из заявления Сталину 20 февраля 1940 года».

 

   Из свидетельских показаний на суде по делу Родоса бывшего начальника 1-го спецотдела Башкакова:

«Домогаясь от Эйхе ложного признания о том, что он якобы являлся шпионом, Родос, Берия и Эсаулов выбили у Эйхе глаз. Однако и после этого Эйхе виновным себя не признал. На моих глазах по указаниям Берия Родос и Эсаулов резиновыми палками жестоко избивали Эйхе, который от побоев падал, но его били и в лежачем положении, затем его поднимали, и Берия задавал ему один вопрос: «Признаешься, что ты шпион?» Эйхе отвечал ему: «Нет, не признаю». Тогда снова началось избиение его Родосом и Эсауловым, и эта кошмарная экзекуция над человеком, приговорённым к расстрелу, продолжалась только при мне раз пять. У Эйхе при избиении был выбит и вытек глаз. После избиения, когда Берия убедился, что никакого признания в шпионаже он от Эйхе не может добиться, он приказал увести его на расстрел».

 

   Как видим, у высокопоставленных сотрудников госбезопасности (Берия, Родос, Эсаулов) практиковалось не только жестокое избиение подследственных, но и нанесение увечий – «выбили у Эйхе глаз», на что нельзя не обратить внимания в связи с материалами УД о гибели группы Дятлова - отсутствие глаз у Людмилы Дубининой и Александра Золотарева.

 

   Полковник госбезопасности Родос Б.В. признался, что примером применения физических методов воздействия к подследственным ему послужили подобные действия его руководства. Как известно, «рыба гниёт с головы», поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что и подчиненные Родоса, присутствуя на его «показательных» допросах, перенимали опыт жестокого рукоприкладства Родоса как наивернейший способ выбивания признательных показаний у подследственных. Это неминуемо привело к широкому распространению подобной преступной практики в недрах органов госбезопасности, учитывая масштабы её преступной деятельности по всей стране, указанные в закрытом докладе Н.С. Хрущева.

   Если к невиновным в большинстве своем подследственным не применять меры физического воздействия, то мало кого из них можно вынудить заведомо оговорить себя, осознавая последствия самооговора, поэтому у следователей, которые принципиально могли не применять меры физического воздействия - избиение подследственных, было гораздо меньше шансов получить требуемый руководством результат, что не способствовало их успешному продвижению по службе, а могло ещё и указывать на пособничество «преступным элементам» со всеми вытекающими из этого последствиями.

 

"У чекиста есть только два пути – на выдвижение или в тюрьму". И. Сталин, Октябрь 1951 г.

 

   Сделать блестящую карьеру в годы сталинских репрессий в органах госбезопасности имели возможность наряду с действительно высокопрофессиональными специалистами, учитывая многообразие направлений деятельности НКВД, и люди с весьма специфическим набором моральных качеств, соответствующих выражению Н.С. Хрущева: «в моральном отношении буквально выродок».

   Преступная практика зверских избиений подследственных и даже уже приговоренных к расстрелу (Эйхе) в большей степени имела отношение к следователям госбезопасности, вынужденным во времена сталинских репрессий выбивать признательные показания у подследственных, которых по всей стране насчитывалось многие сотни тысяч. Поэтому общая атмосфера безнаказанного издевательства над людьми, оказавшихся во власти органов госбезопасности, куда относился и ГУЛАГ, разлагающе в моральном отношении влияла на весь штат сотрудников НКВД, так или иначе вынужденных подражать примеру поведения своего непосредственного руководства.

   Таким образом, нанесение увечий людям, в частности, выбивание глаз, не является чем-то абсолютно несвойственным в поведении взбешенного сотрудника госбезопасности. Поводом для выведения из психологического равновесия сотрудника НКВД, приводя его в бешенство, что соответствует зверскому избиению подозреваемого, могло быть сильнейшее личное желание незамедлительно получить требуемый руководством результат проводимого расследования, грубой силой выбивая признание.

   Поэтому такие легковозбудимые и агрессивные психопаты уже вне службы могли приходить также в бешенство в конфликтных ситуациях, подобных ситуации в гостинице пос. Вижай, с трудом сдерживая желание расправиться с обидчиком сиюминутно, затаив жгучую ненависть и лелея желание жестоко отомстить за нанесенные «оскорбления», невзирая на возраст и пол обидчика.

 

 

   В связи с известными фактами зверств сотрудников госбезопасности, включающими и факт нанесения увечья в виде выбитого глаза, было бы интересно узнать у О. Архипова, выразившего недоумение по поводу факта зверства в эпизоде с Людмилой Дубининой следующим образом: «Мне совершенно не понятен факт такого откровенного зверства со стороны каких-то супостатов независимо от их мундира. Зачем это было делать?!», насколько ему понятен факт «такого откровенного зверства» со стороны высокопоставленных сотрудников госбезопасности Берии, Родоса и Эсаулова в эпизоде с только подозреваемым в шпионаже Эйхе?  

   Если О. Архипов и в эпизоде с Эйхе, руководствуясь какими-то общечеловеческими ценностями, выразит свое недоумение по поводу «такого откровенного зверства» со стороны высокопоставленных сотрудников госбезопасности, то последует ли за этим его вывод о невозможности самого факта «откровенного зверства» этих высокопоставленных сотрудников госбезопасности в эпизоде с Эйхе, как это он делает, ставя под сомнение криминальный характер гибели группы Дятлова, в части нанесения травм и увечий Людмиле Дубининой и Александру Золотареву какими-то супостатами «независимо от их мундиров».

   Насколько вообще актуально понимать не столько мотивы действий, сколько степень зверства агрессивных психопатов, скорых на физическую расправу, как некоторых сотрудников «органов» госбезопасности, которые при очередной смене «вывески» стали сотрудниками МВД, пороча своими действиями вновь созданную силовую структуру?

   Пытаться как-то вразумительно с позиции общечеловеческих ценностей оценить достаточность мотивации у таких агрессивных психопатов для зверской расправы с Людмилой Дубининой и Александром Золотаревым столь же затруднительно, как пытаться понять мотивацию «агрессивного воздействия неизвестного Объекта» на Людмилу Дубинину по версии О. Архипова, что вообще никак не озадачивает автора, принимающего отсутствие такой мотивации как должное.

 

   Оценивая достаточность мотивации заказчика убийства для такой зверской расправы с туристами, следует ответить на три вопроса:

     1)  Установлена ли принципиальная возможность конфликтной ситуации в «т. наз. гостинице» между туристами и заказчиком?

     2)  Достаточно ли эта конфликтная ситуации способна объяснить мотивацию заказчика зверски расправиться с туристами, как результат его мести?

     3)  Могла ли присутствовать какая-либо дополнительная мотивация у заказчика для убийства туристов, кроме личной мести?

 

   На первый вопрос можно ответить утвердительно, т.к. материалы УД – дневниковые записи туристов, относящиеся к их пребыванию в поселке Вижай, вполне допускают возможность возникновения конфликтной ситуации между Людмилой Дубининой и кем-то из руководства поселка-колонии Вижай, принимая во внимание возникшие трудности в «т.ак наз.ываемой гостинице» и эмоционально тяжелое состояние Людмилы в эти дни, включая особенности её характера.

 

   Чтобы ответить на второй вопрос, нам никак нельзя выводить за рамки этих оценок личные качества предполагаемого заказчика, как одного из руководящих работников поселка-колонии Вижай, бывшего в недалеком прошлом сотрудником НКВД, опуская из рассмотрения общую атмосферу беспредела, царившую долгие годы в органах госбезопасности. Поэтому пытаться оценить мотивацию заказчика убийства группы Дятлова с позиции человека, незнакомого со спецификой деятельности НКВД, - это дело бесполезное, потому как он не сможет соотнести, казалось бы, вполне безобидную и будничную для наших дней конфликтную ситуацию с недовольством постояльца гостинице, выраженным, возможно, в достаточно грубой форме, с той степенью зверства, которая последовала, как результат мести второй стороны этого конфликта. Только особенности личных качеств заказчика убийства группы Дятлова могут объяснить степень зверства исполнителей его воли в эпизоде расправы с Людмилой Дубининой, т.к. формальная причина для конфликта в гостинице пос. Вижай присутствует.

   Учитывая специфику деятельности «органов» госбезопасности многих лет правления И.В. Сталина, можно с большой долей вероятности предположить, что таких сотрудников как Родос, в отношении моральных качеств которого Н.С. Хрущев использовал выражение: «в моральном отношении буквально выродок», могло немало остаться к началу 1959 года в ГУЛАГе. Заказчик и организатор убийства группы Дятлова мог быть как раз одним из таких представителей «органов» госбезопасности, до увольнения которого просто ещё не дошла очередь, учитывая, что увольнение из «органов» бывших сотрудников НВКД, отличившихся своим усердием в годы репрессий, продолжалось с 1953г. по 1964г.

 

   Вот для ответа на третий вопрос, проясняя наличие какой-либо дополнительной мотивации у заказчика и исполнителей для убийства туристов, необходимо акцентировать внимание на политическом аспекте трагической гибели туристов, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС и погибших как раз в дни проведения этого партийного съезда, являвшегося центральным событием во внутриполитической жизни СССР 1959 года.

   Для прокуратуры Ивделя и Свердловской области было несвойственно заниматься расследованием политически мотивированных преступлений, поэтому-то в материалах УД следователи прокуратуры и не акцентировали внимание на возможной политической подоплеке произошедшей трагедии, что вполне естественно. Только в компетенцию КГБ входило расследование преступлений, имеющих политическую окраску, которая по формальным признакам на все 100% присутствовала в деле о гибели группы Дятлова, что и обусловило активное участие КГБ в расследовании гибели туристов параллельно с прокуратурой. Руководство страны и КГБ, проводя масштабные увольнения из «органов» бывших сотрудников НКВД, «отличившихся» в массовых репрессиях, прекрасно отдавало себе отчет в возможности глубокой неприязни у таких сотрудников к политическим переменам в стране, повлекшим за собой «репрессии» уже в отношении бывших сотрудников НКВД.

   Кроме конфликтной ситуации в «т.ак наз.ываемой гостинице» поселка Вижай, как одного из основных мотивов для расправы с туристами, заказчик и исполнители планируемого тайного убийства туристов могли крайне негативно относиться к политическим переменам, происходившим в стане после смерти И.В. Сталина.

   Учитывая проходивший c 27 января по 5 февраля 1959 года XXI съезд КПСС и необузданную пропаганду по этому поводу в СМИ, уже бывшие к 1959 году сотрудники НКВД, с ненавистью воспринимавшие происходившие перемены в стране, наблюдая за тем, как их бывших «коллег» по НКВД увольняют со службы, а некоторых и привлекают к суду, могли иметь в качестве дополнительного мотива для тайного убийства туристов – ненависть к происходившим в стране политическим переменам, олицетворяемым проходившим в эти дни XXI съездом КПСС. Заказчик и исполнители вполне могли спроецировать свою ненависть к происходящим в стране переменам и XXI съезду партии на туристов группы Дятлова, посвятивших свой поход XXI съезду КПСС, что было указано в путевке профкома УПИ, предъявленной Игорем Дятловым руководству поселка-колонии Вижай вместе с командировочным удостоверением, и что послужило основанием для перевода туристов, остановившихся первоначально в клубе, в «т.ак наз.зываемую гостиницу» пос. Вижай.

   Не исключаю, что именно 27 января в день открытия XXI съезда КПСС заказчику и исполнителям, отмечавшим за «праздничным» столом это событие в атмосфере необузданной пропагандистской шумихи в СМИ по этому поводу, пришла мысль выместить на группе Дятлова как личную месть за нанесенное заказчику «оскорбление», так и выместить на туристах, формально прославлявших своим походом XXI съезд партии, свою ненависть к политическим переменам в стране, катастрофически ухудшившим положение бывших сотрудников НВКД, активно вовлеченных в реализацию внутриполитических установок И.В. Сталина в былые годы.

   Такая дополнительная политическая мотивация для тайного убийства туристов у заказчика и исполнителей, как бывших сотрудников НКВД, никак не могла быть проигнорирована следователями КГБ, расследовавшими гибель группы Дятлова, имевшую явную политическую окраску для партийного руководства страны и КГБ, принимая во внимание ещё и социальный статус погибших туристов и их родителей.

 

   Поэтому при оценке достаточности мотивации у заказчика и исполнителей к совершению убийства группы Дятлова нельзя исключать из рассмотрения наличие дополнительного повода для мести туристам, имеющего политическую подоплеку, связанную с проходившим в те дни XXI съездом КПСС, на фоне сильнейшей личной неприязни, как результата конфликта в «т.ак наз.ываемой гостинице» пос. Вижай, что в сумме многократно могло усилить ненависть заказчика и исполнителей его воли к туристам, мотивируя их к тайному убийству группы Дятлова.

   Благоприятные обстоятельства для планирования тайного убийства туристов, приведенные ранее, могли дополнительно стимулировать заказчика и исполнителей к совершению задуманного преступления, оставляя им надежду на возможность скрыть свою причастность к смерти туристов, трупы которых рано или поздно обнаружат. И если бы не обидные промахи исполнителей воли заказчика, такие как потерянные ножны, …, и следы драки на их лицах, в результате чего у следователей КГБ появились реальные возможности выйти на след убийц, то вполне возможно, что это преступление не было бы раскрыто даже КГБ.

 

   Дополнительно к вопросу выяснения мотивации заказчика убийства туристов, следует обратить внимание на факт отсутствия личного дневника Александра Колеватова, необнаруженного на месте гибели туристов, что свидетельствует в пользу присутствия посторонних людей и может указывать на возможное присутствие в этот дневнике информации, проливавшей свет на мотивацию заказчика жестоко расправиться с туристами.

   Даже предполагаемая некоторыми исследователями возможность естественной утраты этого дневника, как результат использования бумаги дневника для розжига костра у кедра, не выдерживает никакой критики, учитывая наличие в этом дневнике большого количества ещё пустых страниц, пожертвовать которыми можно было бы безболезненно, сохранив при этом уже сделанные записи в нем, а принимая во внимание наличие ножа у туристов, что позволяло им использовать бересту для этих целей, потребность в бумаге из дневника Колеватова вообще отпадает.

   После того, как стали очевидны намеренья вооруженных людей, выгнавших полуодетых туристов на мороз, Александр Колеватов имел возможность сформулировать в своем дневнике причины, побудившие этих людей к подобным действиям, подчеркнув роль заказчика, восстанавливая в памяти все нюансы пребывания туристов в пос. Вижай. Следовательно, отсутствие дневника Александра Колеватова на месте гибели туристов напрямую свидетельствует о содержавшихся в нем уликах против убийц, поиском и уничтожением которых они были озадачены уже после расправы со всеми своими жертвами, что объясняет посмертное изменение положения тел туристов, не соответствующее положению трупных пятен, и расстёгнутую на них одежду, включая вывернутый карман спортивных брюк Зины Колмогоровой при расстегнутых застежках на этих брюках.

   В рамках данной криминальной версии умышленного убийства группы Дятлова большое количество материалов УД о гибели туристов указывают как на присутствие посторонних людей на склоне во время гибели туристов, так и на наличие жгучей ненависти заказчика к Людмиле Дубининой (принципиальная возможность конфликта, результаты СМЭ), послужившей одним из основных элементов в мотивации заказчика и исполнителей для умышленного убийства туристов.

   Также как ядерный взрыв возможен только при условии достижения критической массы делящегося материала, например Урана-235, путем слияния двух или нескольких его частей в единое целое для подрыва бомбы, точно также и только слияние воедино всех, рассмотренных по отдельности мотивов у заказчика для мести туристам и сопутствовавших этому обстоятельств, побудило заказчика и исполнителей к реализации хорошо спланированного ими убийства группы Дятлова.

 

 

   Приведенные аргументы в данном расследовании, естественно, не устанавливают факт убийства туристов сотрудниками Ивдельлага из поселка-колонии Вижай, т. к. это расследование проводится не по горячим следам трагедии, а спустя более 53-54 лет, и всего лишь является одной из версий гибели туристов, тем более что в версии выдвинуто предположение о вполне реальных возможностях раскрытия этого преступления силами КГБ весной-летом 1959 года. 

   Нет серьезных оснований сомневаться в том, что расследование силами КГБ ещё по горячим следам не установило виновных в гибели туристов, которые понесли заслуженное наказание. Заказчик, оставаясь на своем рабочем месте, обеспечивал алиби исполнителям, что могло значительно затруднить раскрытие этого преступления даже для КГБ, и если бы не ошибки исполнителей, то шансы на раскрытие этого преступления даже силами КГБ были бы невелики.

   Если бы КГБ была поставлена формальная задача предъявить обществу виновных в криминальной гибели туристов, то, учитывая практику минувших лет, выбить признание под пытками не составило бы труда у кого угодно, включая манси. Однако изменившаяся к этому времени ситуация с осуждением подобных способов дознания, исходящая от руководства страны, естественно препятствовала такому методу ведения следствия в КГБ. Поэтому, думаю, следователям КГБ в этом случае пришлось действительно проводить следствие в рамках закона, добросовестно собирая улики, изобличающие реальных преступников, вне зависимости от их принадлежности к силовым ведомствам.

   Данная версия гибели туристов является одной из немногих криминальных версий, в рамках которой утверждается, что виновные в гибели туристов понесли заслуженное наказание, как результат успешного расследования этой трагедии КГБ в 1959 году. Поэтому эта версия в отличие от большинства криминальных версий не предполагает необходимости поиска виновных в гибели туристов убийц, не понёсших наказание по разным причинам, включающим как головотяпство и непрофессионализм следственных органов, так и умышленное сокрытие виновных в гибели туристов от наказания, прямо или косвенно предполагающее соучастие государства.

 

   Приведенные мной доводы, основанные на анализе материалов УД, в качестве обоснования мотивации заказчика убийства группы Дятлова для такой жестокой расправы с туристами, не являются 100% доказательством этого факта, придавая расследованию естественный статус версии. Если бы приведенные мной аргументы в пользу причастности к гибели группы Дятлова сотрудников Ивдельлага из пос. Вижай были бы 100%-ми, то данное расследование изменило бы свой статус с версии на доказанный факт.

   Поэтому расследование убийства группы Дятлова, как версия гибели туристов, вполне допускает присутствие недоказанного 100%-но факта мотивации заказчика для совершения зверского убийства туристов, что и делает это расследование всего лишь версией, оставляя в ней присутствие белых пятен, для заполнения которых исключительно на персонифицированном уровне требуется уже привлечение личных качеств читателей, способных принять или отвергнуть попытки автора заполнить эти белые пятна своими предположениями, оценивая их обоснованность и достоверность.

   Эти же соображения относятся к любой версии, потому что все версии без исключений уже по определению содержат белые пятна в большем или меньшем количестве, как предположения их авторов, нуждающиеся в субъективной оценке своей обоснованности и достоверности, находя своих сторонников и противников.

 

 

   В настоящее время «факт» убийства группы Дятлова или факт обоснованности иной причины гибели туристов, может быть установлен только в ходе судебного разбирательства, поэтому даже официальное заключение прокуратуры о причине смерти туристов от 1959 года - это не более чем одна из версий прокуратуры, вызвавшая к себе явное недоверие сразу после закрытия официального УД как у родственников погибших туристов, так и среди многих тысяч людей, неравнодушных к трагической гибели туристов.

   В этой связи становится актуальным вопрос: «А судьи – кто?»

 

   Надо обладать поистине детской наивностью, чтобы предположить возможность в современных условиях не столько возобновление официального следствия прокуратурой по делу гибели туристов, сколько возможности получения достоверных результатов этого расследования, пока не будут приданы огласке результаты расследования КГБ 1959 года.

   До тех пор пока истинная причина гибели группы Дятлова, выявленная в результате расследования КГБ, в чем по большому счету сомневаться не приходится, является государственной тайной, любое официальное «расследование» с государственным участием так или иначе будет стремиться увести следствие от истинной причины гибели туристов.

   Поэтому любое судебное разбирательство, призванное установить истинную причину гибели туристов, имеет много шансов превратиться в суд инквизиции, заранее обрекая на несостоятельность неугодные вершителям этого суда версии, что отчасти происходит уже сейчас, учитывая пристрастное отношение к любым фактам УД у противников криминальных версий, с упорством «попугая» повторяющих «вывод» прокуратуры 1959 года об отсутствии посторонних людей на склоне.

 

   Актуален также вопрос: кто в нашем обществе заинтересован в раскрытии тайны гибели группы Дятлова?

      - Разрозненные авторы серьезных версий, включая многих исследователей с форумов, которые сейчас проявляют реальную активность, как и умышленную псевдо активность?

      - Государство (?), которое не спешит раскрыть результаты расследования КГБ по делу гибели туристов, вряд ли будет содействовать этому, даже если общественность проявит немыслимую по своей трудоемкости настойчивость для возобновления официального расследования по закрытому прокуратурой в 1959 году УД.

      - «Фонд памяти Дятлова»?

 

   Один из пунктов устава «Фонда памяти Дитлова» сформулирован следующим образом:
     "2.1.Основной целью деятельности Фонда является: 
     ·   увековечение памяти группы Дятлова, 
     ·   содействие выяснению полных обстоятельств гибели группы Дятлова, 
     ·   воспитание молодежи в духе патриотизма, 
     ·   создание информационной базы фонда для проведения мероприятий по увековечению памяти группы Дятлова".

 

   Одна из основных целей деятельности Фонда, а это «воспитание молодежи в духе патриотизма», явно вступает в противоречие с различными криминальными версиями смерти туристов от рук сотрудников силовых ведомств СССР, поэтому нет ничего удивительного в том, что криминальные версии встречают активное сопротивление представителей Фонда, приводящих в качестве формального аргумента против, ссылку на официальное следствие: «Проведенным расследованием не установлено присутствия 1 или 2 февраля 1959 г. в районе высоты «1079» других людей кроме туристов группы Дятлова», на чем и основывается позиция некоторых «исследователей», отвергающих криминальный характер смерти туристов. Если прибегать к такой «весомой» аргументации, то не мешало бы признаться при этом, что официальное следствие не установило ещё и многое из того, что ему следовало бы установить, включая погодные условия в ночь трагедии, поэтому этот аргумент противников криминальных версий выглядит смехотворно на фоне многих упущений официального следствия.

   Вообще, странно называть себя исследователем таинственной гибели туристов, всецело уповая не столько на материалы УД, сколько на откровенно необоснованные материалами УД и субъективные выводы официального следствия, полностью игнорируя при этом множество прямых и косвенных указаний на присутствие посторонних людей, так или иначе фигурирующих в материалах УД.

   Тем более что сама формулировка из постановления о закрытии УД: «Проведенным расследованием не установлено присутствия 1 или 2 февраля 1959 г. в районе высоты «1079» других людей кроме туристов группы Дятлова», не отрицает принципиальную возможность присутствия других людей на месте гибели туристов, а констатирует лишь отсутствие положительного результата проведенного расследования в этом вопросе, и не более того. Поэтому категорическое отрицание факта присутствия «других людей» противниками криминальных версий формально противоречит смыслу обтекаемой формулировки этого в постановлении о прекращении УД, что лишний раз подчеркивает абсурдность такой аргументации.

   Если предположить, что одна из криминальных версий с участием сотрудников «силовых ведомств» СССР, совершивших преступление, скорее всего, на свой страх и риск, является истинной причиной гибели туристов, то такая версия явно противоречит одной из целей «Фонда памяти Дятлова» - патриотическому воспитанию молодежи. Следовательно, данное положение в уставе «Фонда памяти Дятлова» напрямую закрывает дорогу всем криминальным версиям такого рода, что в некоторой степени объясняет упорное, до фанатизма, противостояние сторонников некриминальных версий при «Фонде памяти Дятлова».

   Таким образом, одна из целей деятельности «Фонда памяти Дятлова», сформулированная, как «воспитание молодежи в духе патриотизма», вступает в явное противоречие с более важной, хотелось бы надеяться, целью деятельности Фонда – «содействие выяснению полных обстоятельств гибели группы Дятлова», фактически препятствуя «выяснению полных обстоятельств гибели группы Дятлова».

 

   Надеюсь, ни для кого не секрет, что сокрытие от населения СССР в 1956 году содержания закрытого доклада Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях»обнажившего масштабы преступной деятельности органов госбезопасности, было продиктовано в немалой степени высокими целями «воспитания молодежи СССР в духе патриотизма», что также объясняет и засекречивание результатов расследования КГБ гибели группы Дятлова, как нежелание властей обнародовать возможную причастность к смерти туристов бывших сотрудников НКВД.

   Фонду памяти Дятлова стоит определиться с приоритетами:

 - либо заниматься воспитанием «молодежи в духе патриотизма», закрывая доступ молодежи к неприглядным страницам нашей истории, по крайней мере, в деле о гибели группы Дятлова;

 - либо действительно содействовать «выяснению полных обстоятельств гибели группы Дятлова», вне зависимости от возможных негативных последствий этого для дела «воспитания молодежи в духе патриотизма».

 

   Поэтому правомерно в наше время задаться вопросом о мотивации у различных объединений исследователей трагической гибели группы Дятлова для выяснения истинной причины смерти туристов.

   Одновременно с явной или завуалированной незаинтересованностью государства и различных групп общества, включая «Фонд памяти Дятлова», в раскрытии истинной причины гибели группы Дятлова, можно констатировать, что ореол таинственности трагической гибели туристов, в некотором смысле, выгоден многим.

   В связи с этим вполне показательна бездеятельность Фонда памяти Дятлова на протяжении многих лет в вопросе уточнения погодных условий в месте трагедии в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года, что могло бы значительно уменьшить число некриминальных версий, основанных на предположениях об эфемерном буране или ураганном ветре и прочих сопутствующих этому явлениях. Одновременно с этим уточнение реальных погодных условий на месте трагедии могло бы приблизить нас к раскрытию тайны гибели группы Дятлова, что представляется вполне очевидным фактом. Существующее положение в этом вопросе явно кому-то выгодно из сторонников некриминальных (природно-стихийных) версий, принимая во внимание, что и официальное следствие в 1959 году умудрилось без результатов экспертизы погодных условий навязать обществу при закрытии УД буквально в приказном порядке версию про «стихийную силу, преодолеть которую …», уводя расследование от изначального криминального следа (первая версии – криминал - «убивали манси») как причины гибели группы Дятлова.

   Что-что, а выяснить реальные погодные условия в ночь гибели туристов – это большого труда не представляет, заказав экспертизу метеослужбам. Можно было бы объявить конкурс на наиболее полное и самое главное беспристрастное представление не столько результатов экспертного заключения, сколько всего объема метеоданных, послуживших обоснованием сделанным экспертами выводам о состоянии погодных условий на месте гибели туристов. А пока можно наблюдать значительные расхождения между результатами исследований погодных условий, приведенных Е.В. Буяновым и мной в разделе «Погода» данного расследования, что оставляет простор для фантазии у сторонников природно-стихийных версий, фактически заинтересованных в легализации официальной версии «стихийной силы» в качестве причины смерти туристов, выдвинутой при закрытии УД в 1959 году.

 

 

   Благодаря тому, что криминальная причина гибели туристов в настоящее время считается наиболее достоверной, вне зависимости от конкретной версии, противостояние сторонников некриминальных и криминальных версий выходит на более высокий уровень накала страстей. Примером этому может служить обострившийся характер отношений между двумя авторитетными в своих кругах исследователями таинственной гибели туристов - Е.В. Буяновым и А. Ракитиным. Что примечательно, инициатором обострения отношений выступает Е.В.  Буянов, как автор лавинной версии, с фанатичным упорством доказывающий существование той самой «стихийной силы, преодолеть которую туристы были не в состоянии».

   Позиция сторонников некриминальных версий становятся все более нетерпимой, о чем дополнительно свидетельствует выступление Олега Архипова на ТВ в программе «Дятловцы 55 лет спустя. Сумма мнений. Часть 2»:  (http://www.youtube.com/watch?v=M2fuyxGBrws#t=73)

 «Я встречался с ветеранами в Ивдельском районе, которые спешат сказать, что они знают…. Очень многие представители органов стараются помочь, потому что им надоело читать, что кто-то из их коллег убивал, вырывал язык и т.д. Понимаете, о чем я говорю.

То есть в данном случае идет противодействие общественности тому потоку … грязи, который есть в Интернете по теме, необоснованных на-думок и т.д. Люди хотят все таки разобраться, чтобы в конце-концов эта тема была раскрыта».

 

   Если учесть личное неприязненное отношение О. Архипова к некоторым криминальным версиям, открыто выраженное им в его книге: «Особенно мерзкой является версия о том, что у молодой девушки язык вырвали люди, которые убивали группу в результате зачистки», то можно констатировать, что, устраивая опрос ветеранов и других «представителей органов», материализуя этим свое чувство мерзости к некоторым криминальным версиям, О. Архипов занимается мобилизацией этой «общественности» для противодействия самой возможности выдвижения и существования подобных версий, которые с его легкой руки соотносятся уже с «потоком грязи».

   Надо заметить, что «необоснованными на-думками», используя его терминологию, можно назвать в равной мере все без исключения версии гибели группы Дятлова, известные на сегодняшний день, чисто по формальным признакам, что в максимальной степени относится к версию самого О. Архипова, поэтому его попытка субъективно навешать этот ярлык только на криминальные версии выглядит весьма неуклюже, указывая на его явную предвзятость.

   Что касается сопоставления некоторых криминальных версий с потоком «грязи» и последующим тезисом О. Архипова о потребности «людей» («общественности») «разобраться» в истинных причинах гибели группы Дятлова, «чтобы в конце-концов эта тема была раскрыта», то можно легко предположить, что в число возможных претендентов на истинную причину гибели туристов, по мнению О. Архипова и «мобилизованной» им «общественности», вряд ли попадут некоторые версии криминальной смерти туристов.

   По всей видимости, истинная причина гибели туристов, как одна из многих версий, должна соответствовать пожеланиям той «общественности», которую он мобилизует для борьбы с так называемым «потоком грязи».

 

   Надо отметить, что противостояние сторонников некриминальных и криминальных версий, которое уже имеет свою многолетнюю предысторию среди исследователей этой трагедии, усилиями О. Архипова выходит на новый уровень бескомпромиссной борьбы, низводящей криминальные версии до уровня «потока грязи», что до некоторой степени созвучно претензиям Е.В. Буянова к криминальным версиям.

   Опять же чисто формально то, чем занимается О. Архипов, руководствуясь своим нескрываемым чувством мерзости к некоторым криминальным версиям, можно соотнести с разжиганием ненависти между сторонниками различных версий гибели туристов, мобилизуя для этого противостояния «общественность» из рядов силовиков (МВД), что может иметь свои неблаговидные, мягко говоря, последствия.

   Так из высказывания О. Архипова: «Я встречался с ветеранами в Ивдельском районе, которые спешат сказать, что они знают…. Очень многие представители органов стараются помочь, потому что им надоело читать, что кто-то из их коллег убивал, вырывал язык и т.д.»

 

   Помочь в чем?

   В материализации чувства мерзости О. Архипова к некоторым версиям криминальной смерти туристов?

   В чем может выразиться материализация этого чувства при условии, что «ветеранам» и «представителям органов» «надоело читать…»?

     а) В физическом или ином устрашении авторов соответствующих версий, дабы другим было неповадно?

     б) Может быть, «общественность» (МВД), мобилизованная О. Архиповым, выступит с инициативой в Государственную Думу для принятия закона, запрещающего под страхом уголовного преследования, выдвигать версии криминальной смерти группы Дятлова от рук «сотрудников органов»?

   Которые, кстати, могли действовать на свой страх и риск, совершая преступление, тем самым пороча доброе имя вновь созданной силовой структуры - МВД.

   А может быть, за всю историю существования МВД, не говоря уже про НКВД, сотрудники этих «органов» не совершили ни одного преступления, чтобы вот так вставать на защиту чести своих гипотетических коллег?

 

   Ветераны органов, если они не имели отношения к КГБ тех лет, то они могли быть естественно не в курсе деталей расследования КГБ гибели группы Дятлова, и привлеченных по этому делу людей. Если же они имели отношение к КГБ и были в курсе всех нюансов следственных действий, то в таком случае, учитывая секретность подобного расследования, вряд ли они осмелятся раскрывать гостайну следствия КГБ по этому делу.

   Вероятность того, что партийное руководство страны силами КГБ не выяснили для себя истинные причины гибели группы Дятлова, учитывая могущество этой «конторы», представляется ничтожно малой, поэтому попытки сохранить эту гостайну могут стимулировать только появление дезинформации из источников, якобы обладающих достоверной информацией по этой теме, и не более того.

   В той же степени, в какой О. Архипов, руководствуясь своим чувством мерзости, сравнивает криминальные версии с участием сотрудников «органов» с «потоком грязи», ему, очевидно, придется соотнести содержание закрытого доклада Н.С. Хрущева, обнажившего масштабы преступной деятельности сотрудников («органов») госбезопасности с подобным же «потоком грязи», учитывая, что во времена сталинских репрессий лагеря и колонии были подведомственны НКВД.  

 

   Хочется надеяться на благоразумие ветеранов и сотрудников «органов», как потенциальных участников «общественности» О. Архипова, которые не возьмутся отстаивать доброе имя своих гипотетических коллег, изобличенных как «моральных выродков» из числа сотрудников «органов», фигурировавших в докладе Н.С. Хрущева.

   Во все времена и во всех странах среди добросовестно исполняющих свой долг и обязанности сотрудников силовых ведомств существовали «в моральном отношении буквально выродок(и)», используя терминологию Н.С. Хрущева.

   Поэтому «общественности» О. Архипова выступать в защиту «моральных выродков» из числа сотрудников «органов», совершивших убийство туристов группы Дятлова на свой страх и риск, столь же абсурдно, как и защищать «моральных выродков» из числа сотрудников «органов» (госбезопасности), совершавших преступления, указанные в докладе Н.С. Хрущева, которые впоследствии понесли заслуженное наказание, о чем свидетельствует смертный приговор Родосу Б.В. Так же и убийцы группы Дятлова понесли заслуженное наказание кем бы они ни были, учитывая официальный ответ одному из родителей погибших туристов в три слова: «виновные понесли наказание», что представляется вполне правдоподобным, а не вымышленным, фактом.

 

   Было бы большой ошибкой не признавать или скрывать факты присутствия в «правоохранительных органах …» сотрудников, совершавших преступления как в далекие годы сталинских репрессий (доклад Н.С. Хрущева), так и в нынешнее время («Дальний» - Казань), поэтому дело очищения «органов …» от проникших туда с преступными намерениями людей, было, есть и останется одной из важнейших задач для любого государства, включая Россию.  

   Было бы ещё большей ошибкой ограничиваться установленной в ходе этого расследования причиной гибели группы Дятлова от рук людей, долгие годы вынужденных нести свою службу в чудовищных условиях эпохи сталинского правления в органах госбезопасности, когда в среде сотрудников госбезопасности «культивировались» самые отвратительные моральные качества. Это привело к роковой встрече туристов в гостинице пос. Вижай с одним из немногих, оставшихся к этому времени на службе в МВД, представителем «сталинской гвардии», несмотря на значительное число уволенных со службы бывших сотрудников НКВД к 1959 году.

 

 

   Более глубокой причиной произошедшей трагедии как с туристами группы Дятлова, так и с их убийцами, включая заказчика, которых чуть позже настигло справедливое возмездие, является извечное российское разгильдяйство, как источник многих бед России, выразившееся в данном случае в пренебрежительном отношении к своим обязанностям, возможно, одного из подчиненных заказчика, ответственного за поддержание «гостиничного сервиса» на надлежащем уровне в части обеспечения сухими дровами постояльцев гостиницы, представлявшей собой обычную деревенскую избу.

   Даже несмотря на стечение обстоятельств, способствовавших этой роковой встрече участников конфликта в гостинице пос. Вижай, учитывая особенности их характеров, при наличии в гостинице сухих дров для печи, туристы как постояльцы гостиницы, и человек, предоставивший им гостиницу, могли бы расстаться хорошими друзьями, прожив ещё долгие годы, сохраняя теплые воспоминания о своей встрече.

 Август 2013г - апрель 2014г.

 


 

Сопоставляя факты УД

 

   Сопоставление разрозненных, казалось бы, фактов УД позволяет воссоздать весьма ясную картину отдельных эпизодов трагедии, произошедшей с туристами группы Дятлова, как можно было убедиться в этом на примере сопоставления и комплексного анализа совокупности всех травм и увечий у Людмилы Дубининой и Александра Золотарева по материалам СМЭ, в результате чего появилась возможность воспроизвести вполне реалистичную картину их трагической гибели, установив связь отсутствия органов (языка и глаз) с нетривиальном перелом ребер.

   Одна из основных задач этого расследования – выложить мозаику фактов УД таким образом, чтобы все они в совокупности и без внутренних противоречий позволили бы воспроизвести всю последовательность трагических событий в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года, делая возможным визуализировать реальную картину гибели туристов.

 

   Сопоставляя существенно различающийся характер травм у трех групп туристов, обнаруженных в разных местах: 2-е у кедра, 3-е на склоне, 4-о в овраге, можно детализировать как численность убийц, так и последовательность их действий в хорошо спланированном ими убийстве туристов. Можно отметить изменение тактики действий трех убийц в зависимости от численности своих жертв в каждой из трех групп, и даже персонифицировать отдельную роль каждого из убийц по характерным следам травм на телах погибших туристов.

   Если бы количество убийц было сопоставимо с численность туристов, скажем, человек 6-7 и более, то они легко могли бы ещё у палатки, применяя физическую силу, отобрать теплые вещи у всех туристов, обеспечив себе более легкий завершающий этап расправы с группой Дятлова, заведомо обрекая раздетых туристов на верную смерть от холода. В этом случае им не пришлось бы прибегать впоследствии к вынужденной необходимости, лишать своих жертв сознания для достижения поставленной цели. Единственно, что помешало убийцам раздеть туристов у палатки – их малочисленность, которую им удалось скрыть от своих жертв, используя фактор неожиданности своего нападения в темное время суток, ослепляя выходивших из палатки туристов светом фонарей в лицо. Это позволило лишь одному из них срывать с каждого туриста, выходившего из палатки по очереди, лишь мелкие предметы одежды, обнаруженные поисковиками возле палатки.

   Если бы убийц было пятеро или четверо, то им не пришлось бы изменять тактику своих действий во время расправы с четырьмя своими последними жертвами в овраге, реализуя свое численное преимущество и физическое превосходство, длительно избивая каждого из последней четверки по отдельности, как это было возможным во время расправы с двумя Юрами у кедра и тремя беглецами на склоне по отдельности. Однако этого не произошло, что свидетельствует об изменении тактики действий именно троих убийц, когда они в овраге, обнаружив четверых туристов, молниеносно сломили их сопротивления, нанося целенаправленные удары в голову, лишая своих жертв сознания.

 

   Следующим этапом в расследовании тайны убийства группы Дятлова будет сопоставление двух на первый взгляд несвязанных между собой фактов УД, анализ взаимосвязи которых поможет нам понять и объяснить некоторые недостающие пока в этом расследовании детали, завершая целостность и реалистичность версии тайного убийства группы Дятлова.

   Детальный анализ результатов криминалистической экспертизы палатки Дятлова может пролить свет на то, каким образом хоть и старенькая, но ещё целая на момент её установки вечером 1 февраля, палатка туристов приобрела тот печальный вид, который предстал перед поисковиками в день её обнаружения 26 февраля 1959 года.

   Разодранный во многих местах правый скат палатки, обращенный вниз по склону, имел следы разрезов, сделанных ножом изнутри палатки, что было установлено в результате проведения криминалистической экспертизы «№ 199 от 16 апреля 1959 года по делу о гибели студентов».

 

   Согласно версии данного расследования, эти разрезы сделали не туристы, как предполагается в большинстве существующих на сегодняшний день версиях, а их убийцы утром 2-го февраля, цитата:

   «Перед тем как определиться с возможной кандидатурой заказчика убийства туристов, следует прояснить один весьма существенный факт из УД о гибели группы Дятлова, ставший своеобразным камнем преткновения для других исследователей, а именно, ответить на вопрос: кто же разрезал палатку туристов, если они сами этого не делали?

   Ответ достаточно прост: палатку разрезали убийцы утром 2 февраля, когда всходило Солнце.

   Убийцы провели остаток ночи в палатке своих жертв, а утром с восходом Солнца они стали собирать свои вещи, завершая тщательный осмотр палатки, для чего им не было нужды использовать фонарик, а достаточно было просто разрезать скат палатки, обращенный в сторону восходящего Солнца, а это и был скат палатки, обращенный вниз по склону. И резали убийцы палатку опять же изнутри и абсолютно не для того, чтобы запутать следствие, а по вполне естественным для себя причинам. Как известно из материалов УД, у палатки нашли эбонитовые ножны, не принадлежавшие туристам. Возможно, как раз их и искали в палатке убийцы перед своим уходом, исполосовав палатку этим же ножом. Не исключено, что именно этим ножом орудовал профессиональный садист-мясник, исполняя волю заказчика».

 

   Кроме вполне объяснимой причины разрезать палатку ножом перед своим уходом, указанной в приведенной выше цитате из основного текста расследования, у убийц была ещё одна значимая для них причина дополнительно разорвать правый скат палатки, которую нам и предстоит выяснить.

   Для этого первоначально следует проанализировать результаты криминалистической экспертизы палатки, выдержки из которой приведены ниже:

«Лист 303.

…  3 апреля 1959г. из прокуратуры Свердловской области при постановлении от 16/3-59г. прокурора-криминалиста м. советника юстиции Иванова Л.Н. для производства криминалистической экспертизы поступила туристическая палатка группы Дятлова, обнаруженная на месте происшествия.

НА РАЗРЕШЕНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ ПОСТАВЛЕНЫ ВОПРОСЫ:

"1. Имеются ли разрезы палатки группы Дятлова?

2. Если имеются разрезы, то сделанные ли они с внутренней стороны или с наружной?"

Производство данной экспертизы поручено ст. эксперту-криминалисту Чуркиной Г.Е. с высшим юридическим образованием и стажем экспертной работы с 1954г.

Эксперт об уголовной ответственности по ст.ст.92 и 95 УК РСФСР предупреждён.

ОСМОТР И ИССЛЕДОВАНИЕ

Туристическая палатка группы туристов под руководством Дятлова, обнаруженная на месте происшествия, представлена на исследование в беспорядочно-скомканном виде.

Для воссоздания обстановки, близкой к обстановке места происшествия, данная палатка при помощи и консультации туриста Юдина Ю. была натянута и укреплена в таком виде, как она обычно разбивается туристами на привале (см. примерную схему № 1).

Сшита палатка из толстой хлопчатобумажной ткани защитного цвета. Общая длина палатки (по коньку) равна 4м.33см, длина одного скоса - 1м.14см, общая ширина примерно 2 м. Высота палатки зависит от её установки.

F1pD410x336.jpg 

(Под схемой палатки на фото №1 написан от руки следующий текст:

«Фото №1. Примерная схема палатки группы Дятлова. Заштрихованы отсутствующие лоскуты ткани. Разрезы отмечены красными стрелками. Разрывы отмечены не все.»)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В туристической палатке группы Дятлова на правом скосе полотна, образующего крышу, три повреждения длиной примерно 32, 89, и 42 см. /условно обозначенные № 1, 2, 3/ возникли как результат воздействия каким-то острым оружием /ножом/, т.е. являются разрезами.

Все указанные разрезы нанесены с внутренней стороны из палатки.

Печать

ЭКСПЕРТ

СТ. НАУЧН. СОТРУДНИК Чуркина (подпись) /ЧУРКИНА/»

 

   На основании результатов криминалистической экспертизы можно выделить два способа повреждения ткани палатки:

     а) повреждения, возникшие в результате «воздействия каким-то острым оружием /ножом/», обозначенные экспертом под № 1,2,3;

     б) повреждения, возникшие в результате разрыва ткани, к которым относятся, в частности, разрывы по краям двух больших отсутствующих лоскутов, отмеченных как заштрихованные участки. Не все повреждения палатки, произошедшие в результате разрыва ткани, нанесены на фото 1 примерной схемы палатки Дятлова.

 

   Можно без преувеличения сказать, что наиболее существенными повреждениями ткани правого ската палатки являются две большие зияющие дыры, образованные, по всей видимости, вследствие целенаправленного приложения физической силы для вырывания двух примерно одинаковых по размеру и форме лоскутов ткани.

   Учитывая приведенные в экспертизе размеры палатки и параметры разрезов, можно примерно оценить размеры двух отсутствовавших лоскутов ткани - длина = 80-95см, ширина = 60–75см.

   Эти два лоскута ткани не были вырезаны ножом, т.к. в этом случае эксперт Чуркина Г.Е. указала бы на разрезы ткани по периметру отсутствующих лоскутов.

 

   Таким образом, даже поверхностный анализ результатов экспертизы палатки позволяет поставить под сомнение все некриминальные версии, согласно которым палатку разрезали сами туристы изнутри. У полуодетых и в большинстве своем разутых туристов, спешно покинувших свою палатку, о чем свидетельствует недостаток времени для извлечения из палатки жизненно важных в их ситуации одежды и обуви, тем более не было бы времени на целенаправленное вырывание двух примерно одинаковых по размеру лоскутов ткани из разрезанного ими ската палатки.

   Насколько востребованными и актуальными для девяти туристов были эти два лоскута непрочной ткани примерно одинаковой формы и размера, чтобы тратить время на их вырывание, оказавшись за пределами палатки в полураздетом состоянии, в условиях ночной стужи, ветра и глубокого снега, забыв при этом об одежде и обуви?

   Даже у сторонников некриминальных версий не возникает сомнение в том, что туристы, спешно покидая палатку через разрез, не тратили время на вырывание двух прямоугольных лоскутов ткани.

   Кто-кто, а туристы точно не могли вырвать эти лоскуты ткани, и этот факт не подвергается сомнению никем из исследователей таинственной причины гибели туристов.

 

   В разделе «Палатка Дятлова» этого расследования можно будет ознакомиться с исследованием результатов экспертизы палатки, применительно ко всем некриминальным версиям.

   А здесь и сейчас гораздо важнее, в рамках этого расследования, ответить на вопрос: для чего потребовалось убийцам, скоротавшим остаток ночи в палатке своих жертв, кроме вполне понятной причины для разрезания ската палатки утром 2 февраля, ещё и вырывать из него два примерно одинаковых по форме и размеру лоскута непрочной ткани, захватив эти трофеи с собой?

 

   Эти два лоскута палаточной ткани вообще не были обнаружены на месте гибели туристов, и это при той тщательности поисков каких-либо предметов (возле палатки, на склоне, возле кедра и в овраге), увенчавшейся находками множества самых различных по величине предметов в течение, как минимум, двух месяцев проведения поисковых работ. Это может свидетельствовать об отсутствии этих двух лоскутов палаточной ткани на месте гибели туристов ещё до обнаружения поисковиками палатки туристов 26 февраля.

   Следователи прокуратуры, по всей видимости, под мягким давлением «компетентных органов», проводивших своё расследование, даже пытались скрыть некоторые вещественные улики, обнаруженные на месте гибели туристов, предельно просто объясняющие отсутствие этих двух больших лоскутов палаточной ткани.

   Что же пытались скрыть следователи прокуратуры, главным образом от тех, кому придется изучать УД спустя многие годы после гибели туристов?

 

   Юрий Юдин, привлеченный для опознания вещей его погибших товарищей, не опознал, как принадлежащую никому из туристов, одну из вещей – солдатскую обмотку, на чем он особо акцентировал внимание следователя прокуратуры, производившего опись вещей. Однако по «непонятной» причине солдатская обмотка почему-то не была внесена в эту опись вещей. Эта солдатская обмотка впоследствии послужила основанием для выдвижения Юрием Юдиным криминальной версии гибели его товарищей от рук посторонних людей, сторонником которой он оставался до конца жизни.

   Кроме воспоминаний Юрия Юдина о солдатской обмотке, в УД зафиксирован факт обнаружения предмета похожего на солдатскую обмотку в протоколе допроса Слобцова Б.Е., лично присутствовавшего при его (её) обнаружении возле кедра, что позволило ему подробно описать цвет и размеры этой находки:

«Лист 299 УД

Вопрос: Чем можете дополнить свои показания?

Ответ: Как и где были обнаружены трупы, я рассказывать не буду, ибо это известно из показаний других лиц, но могу отметить, что у кедра, под которым были обнаружены трупы Дорошенко и Кривонищенко, я видел, как манси Бахтияров нашел в снегу 8 руб. денег купюрами в 5 и 3 руб. в свернутом виде, а без меня нашли там же монету в 5 копеек, ковбойку целую, несколько простых х/б носок, кусок свитера, носовой платок. Лично я видел, как под этим кедром был обнаружен матерчатый пояс темного цвета с темляками на концах. Этот предмет кому принадлежит, я не знал. Длина этого предмета около 80 см, ширина около 10 см, на вид похож на пояс или лямку, которой манси тянут груз, но этот предмет для применения вместо лямки негоден, так как он непрочен».

 

   Как бы это не показалось странным, но и в перечне предметов, обнаруженных возле кедра, приведенном в протоколе осмотра места происшествия, также отсутствует «матерчатый пояс темного цвета с темляками на концах», свидетелем обнаружения которого под кедром был Слобцов Б.Е., цитата из УД:

«Лист 3

Протокол осмотра места происшествия

27 февраля 1959 года. Прокурор г. Ивдель Свердловской обл. мл. советник юстиции Темпалов в присутствии руководителя поискового отряда Масленникова Евгения Поликарповича, проживающего в г. Свердловск, ул. Заводская 32 кв. 84 и понятых Ярового Юрия Евгеньевича, …

составлен настоящий протокол обнаружения трупов, обнаруженных на северо-восточном склоне высоты "1079". К северо-востоку от высоты "1079" в полутора километрах в истоках правого истока реки Лозьвы, находящейся в седловине между высотами "1079" и "880" около кедра в 2-2,5 метрах обломаны сухие сучья. Сучья обломаны и на самом кедре. Под кедром в ямке обнаружены следы от костра, о чем свидетельствуют полуобгоревшие сучья. Около кедра обнаружен полуобгоревший носок и рубашка-ковбойка. В рубашке деньги - 8 рублей. Полу сгоревший подшлемник зеленоватого цвета. К северу от костра на расстоянии около метра головами на запад ногами (?) на восток рядом лежат трупы в количестве двух…».

 

   Как видим, рубашка-ковбойка (целая!), носки и 8 рублей присутствуют как в показаниях Слобцова Б. Е., так и в протоколе осмотра места происшествия, а вот матерчатый пояс длиной 80см и шириной 10см каким-то «загадочным» образом не вошел в протокол осмотра места происшествия.

   По всей видимости, Юрий Юдин и Борис Слобцов видели одну и ту же вещь, обнаруженную возле кедра, не зная в то время наверняка о её предназначении, судя по воспоминаниям Юрия Юдина и явному замешательству Бориса Слобцова в определении назначения этого «предмета», что следует из его свидетельских показаний.

   В обоих случаях составления перечня вещей под протокол, приведенных выше, эта солдатская обмотка, обнаруженная возле кедра, не упоминается в двух официальных документах УД!

   Случайность ли это?

 

   Эту череду закономерных случайностей дополняет ещё одна находка солдатской обмотки, указанная в майской радиограмме, отправленной после обнаружения четырех тел туристов в овраге рядом с настилом:

 «На дне раскопанного участка обнаружен настил из вершин срезанного ельника на площади 3 кв м сверх настила в скомканном вывороченном на левую сторону состоянии обнаружены

безрукавный чистошерстяной свитр китайского производства серого цвета

теплые улучшенные трикотажные брюки с начесом на левой стороне коричневого цвета

верхние и нижние резинки брюк разорваны

теплый шерстяной свитр коричневого цвета с сиреневой ниткой

правая штанина от первоначально найденных брюк

одна обмотка солдатского образца из шинельного сукна рядового состава с пришитой тесьмой коричневого цвета длиной около метра

появление обмотки мне непонятно тчк ортюков».

 

   Ортюков Георгий Семенович занимал должность преподавателя спецкафедры УПИ, т.е. военной кафедры Уральского политехнического института им. С.М. Кирова, поэтому нам не приходится сомневаться в его способности идентифицировать найденный предмет как обмотку солдатского образца, а её обнаружение на месте гибели туристов даже серьезно его озадачило.

   Эта майская радиограмма без даты не вошла в УД, однако в нем присутствует протокол  осмотра места обнаружения трупов в овраге, с перечнем обнаруженных там вещей:

«Лист 341, 342

ПРОТОКОЛ

Осмотра места обнаружения трупов

6 мая 1959 года прокурор гор. Ивдель Свердловской области мл. советник юстиции ТЕМПАЛОВ, в присутствии понятых Дилевич Юрия Давыдовича, проживающего г. Киев ул. Коминтерна дом 12 кв. 11, Федорова Вадима Ивановича, прож. г. Свердловск, … и Артюкова Георгия Семеновича прож. г. Свердловск …….   составил настоящий протокол места обнаружения трупов в количестве 4 человек. …

На настиле  обнаружены вещи.

(Слева вверху) Штанина от лыжных брюк черного цвета

(Слева внизу) Свитр теплый шерстяной коричневый целый

(Справа вверху) Джемпер китайский шерст целый. бел. цвет.

(Справа внизу) брюки коричневого цвета с концов не целые …   

Половина свитра цвета беж. обнаружена в 15 метрах от ручья под деревом. Половина лыжных брюк обнаружена в месте срезания вершин для настила, от настила 15 метров, …»

 

   В перечне вещей протокола «осмотра места обнаружения трупов» отсутствует, упомянутая Г.С. Ортюковым в радиограмме, уже вторая по счету обмотка солдатского образца, обнаруженная на месте гибели группы Дятлова.

 

   Вряд ли представляется возможным списать на случайность три случая невнесения в официальные протоколы УД двух одинаковых по размерам и предназначению предметов, обнаруженных на месте гибели туристов, один из которых Юрием Юдиным не был опознан как вещь принадлежащая туристам, а другой был уверенно идентифицирован Г.С. Ортюковым как обмотка солдатского образца.

   Ещё можно допустить, что при составлении протокола осмотра места происшествия (у кедра), найденный там «матерчатый пояс темного цвета с темляками на концах» действительно случайно не вошел в перечень обнаруженных вещей у кедра, в результате чего и оказался среди вещей туристов, попав на глаза Юрию Юдину.

   Вот в двух других случаях составления протоколов, отсутствие в них двух солдатских обмоток как вещественных улик против посторонних людей, предположительно совершивших убийство туристов, было уже неслучайным, после привлечения к этим находкам внимания следователей КГБ, наделенных более широкими полномочиями, в отличие от следователей прокуратуры, проводить следственные действия в воинских подразделениях, включая МВД.

   Эти две обмотки солдатского образца фигурируют в материалах УД КГБ по расследованию причины гибели туристов, которое проводилось параллельно с официальном расследованием прокуратуры Свердловской области.

   Такие улики могли значительно облегчить работу следователей КГБ по поиску виновных в гибели туристов, а помочь им в этом могли не столько поиски обладателя первой обмотки путем опроса множества свидетелей, сколько помощь служебной собаки, способной по запаху обмотки указать на человека, потерявшего её. Такая «процедура опознания» входит в курс дрессировки служебных собак, соответствующей специализации. В большей степени это касается первой обмотки, обнаруженной возле кедра в присутствии Слобцова Б.Е., после того как Ю. Юдин, не опознав её в качестве вещи, принадлежавшей его погибшим товарищам, обратив внимание следователя прокуратуры на этот факт.

 

   Находка двух обмоток солдатского образца на месте гибели туристов - у кедра и в овраге, в рамках данной версии убийства туристов может дополнительно пролить свет на некоторые нюансы произошедшей трагедии с группой Дятлова.

   Скорее всего, эти две обмотки солдатского образца принадлежали не одному, а двум из троих убийц, судя по тому, что их внешнее описание не совпадает, кроме совпадения размеров. По всей видимости, одна из них была самодельной, что не было редкостью при изготовлении такой обмотки, по мере внезапно возникшей необходимости в ней.

   Обмотка могла размотаться и соскользнуть с ноги, затерявшись в снегу, учитывая чрезвычайно активный способ действий каждого из убийц. Вполне вероятно, что эти обмотки были потеряны подручными мясника, что найдет позднее свое объяснение.

   Найти потерянную обмотку в глубоком снегу при значительной площади поисков, не зная точно, где она могла быть потеряна – дела сложное, поэтому убийцы даже на следующее утро, завершая свою грязную «работу» обыском одежды туристов, в поисках компрометирующих их предсмертных записей, тщательно искали обмотки в снегу и потерянные мясником ножны.

 

   К утру 2 февраля температура воздуха упала с ночных - 20-ти градусов до – 26-28 градусов, что не способствовало длительному пребыванию убийц на продуваемом склоне, значительно затрудняя поиск потерянных ими обмоток и ножен мясника.

   Возможный сценарий того, что происходило утром 2 февраля в палатке туристов, оставленной ими вечером 1 февраля в полной сохранности:

   Проснувшись утром с восходом Солнца, убийцы стали собирать свои вещи, вполне возможно, обнаружив пропажу ножен от клинка мясника и двух обмоток. Для улучшения освещенности внутри палатки мясник воспользовался ножом, сделав по мере необходимости три разреза в ближней от входа в палатку её половине, разрезав скат палатки, обращенный в сторону восходящего Солнца.

   Первый разрез в 32см был пробным и не давал нужной степени освещенности внутри палатки для тщательного поиска потерянных вещей, потому как оставлять улики на месте преступления было смертельно опасно для этой троицы. Поэтому мясник полоснул скат палатки ножом второй раз, значительно выше первого разреза, разрезав полотно ската на 89см. Затем он, взявшись за края разреза, рванул ткань ската резко вниз, в результате чего образовалось «окно» размером примерно 90-100см на 60-70см, через которое лучами солнца или светом утреннего неба осветилась вся ближняя от входа половина палатки.

   Такой способ улучшения освещенности внутри палатки позволил убийцам провести более тщательный поиск пропавших вещей в этой половине палатки, т.к. они не только провели ночь в ближней от входа половине палатки, но и ещё вечером, выгнав из палатки туристов, как минимум, часа два находились там, перед тем как приступить к завершающей части своего плана, а мясник в это время аккуратно и не спеша резал своим ножом бамбуковую лыжную палку, фигурирующую в УД.

   Третий разрез был сделан в центральной части палатки в нижней четверти ската, после чего последовал резкий рывок за края этого разреза вверх, что привело к образованию второго «окна» на правом скате, позволив всерьез озабоченным убийцам тщательно обыскать оставшуюся часть палатки.

 

PspDm2F410x293.jpg 

    На рис. PspDm2F410x293.jpg приведена примерная схема состояния правого ската палатки на момент окончания поисков в ней потерянных убийцами вещей утром 2 февраля, где красным цветом выделены три разреза, а зеленым цветом отмечены разрывы ткани ската, позволившие значительно увеличить освещенность внутри палатки, через образовавшиеся таким образом два «окна».

 

   Как известно, палатка была установлена входом на юг и её правый скат был обращен на восток, а особенностью восходов Солнца в зимнее время, в частности, на северном Урале является значительное смещение точки восхода Солнца на юг, относительно направления строго на восток. Поэтому к моменту начала обыска в палатке, солнечные лучи через первое «окно» в скате палатки освещали и центральную часть палатки, а второе «окно» позволило осветить дальнюю от входа часть палатки. Следовательно, убийцам не было необходимости ещё и вырезать дополнительное «окно» в дальней части палатки, тем более что они втроем провели время в ближней от входа части палатки, рассчитанной на 9 туристов. Несмотря на присутствие в дальней от входа части палатки ещё одного отсутствовавшего лоскут ткани длиной более метра, но достаточно узкого, заштрихованного на фото 1, вряд ли его вырывали для целей улучшения освещенности дальней от входа части палатки, поэтому, скорее всего, его вырвали несколько позже, если это непросто разрыв.

 

   Убедившись в безрезультативности поисков внутри палатки, троица покинула палатку не через её вход, остававшийся закрытым ими изнутри, а через «окна» в правом скате, после чего, надев лыжи, спустились вниз по склону, всерьез озадаченные не только обыском одежды туристов, но и поиском, дополнительно компрометирующих их улик, – двух обмоток и ножен. Именно факт выхода убийц из палатки туристов утром 2 февраля не через её штатный вход-выход, а через проделанные ими два окна в скате палатки, привел к тому, что поисковики обнаружили вход в палатку туристов отчасти застегнутым. Это в свое очередь и направило поисковиков и следователей по ложному следу, как их предположение о выходе туристов через разрезанный ими скат палатки.

 

   Если допустить, что убийцы обнаружили пропажу ещё глубокой ночью, то вряд ли пустились бы на поиски в полной темноте, поэтому даже в этом случае только с наступлением утра им пришлось бы обойти места гибели туристов как для поиска своих потерянных вещей, так и для обыска одежды туристов, но перед этим самым тщательным образом обыскать палатку туристов.

   Утро их встретило резким понижением температуры до минус 26-28 градусов, поэтому добросовестно обшарить одежду 9 туристов они ещё могли себе позволить, расстегивая пуговицы, обшаривая и выворачивая (у З. Колмогоровой) карманы, при необходимости и изменяя положение тел туристов, а вот на затянувшиеся поиски своих потерянных вещей им явно не хватило терпения и сил.

   «Бог шельму метит».

 

   Вернувшись обратно к палатке, кто-то из подельников мясника силой вырвал из уже разрезанной палатки два примерно одинаковых по длине и ширине куска ткани, заменив этими трофеями две потерянные солдатские обмотки. Для этого было достаточно свернуть в несколько слоев по диагонали эти прямоугольные лоскуты ткани, получив временное подобие привычных в употреблении солдатских обмоток, длиной чуть меньше метра и шириной 10 см.

 

PspD410x336.jpg

   Как видно на схеме палатки туристов PspD410x336.jpg, первый лоскут ткани был вырван в той части ската, которая с обеих сторон была уже разорвана по краям 2-го и 3-го разрезов. Фактически первым был вырван лоскут ткани, расположенный между первым и вторым «окном» в скате палатки. Для вырывания второго лоскута ткани также использовалось смежное со вторым «окном» полотно ткани ската.

   Убийцам предстояло ещё возвращаться домой по заснеженной тайге, а это путь неблизкий – дня два, как минимум, а принимая во внимание резкое похолодание утром 2 февраля, им и понадобились эти два лоскута ткани для изготовления двух самодельных обмоток солдатского образца, заменивших им две потерянные обмотки.

 

   Если бы мясник потерял одну из этих обмоток, то он по привычке воспользовался бы своим ножом для того, чтобы именно вырезать себе лоскут палаточной ткани для обмотки, что было бы зафиксировано в результатах криминалистической экспертизы палатки по исследованию краев отсутствовавших лоскутов ткани. Его подельники были моложе и более подвижнее, чем он, в результате чего и потеряли свои обмотки, выполняя основной объем физической «работы». По всей видимости, по этой же причине они первыми поднялись от кедра к палатке, разорвав её правый скат, вышеописанным способом.

   Таким образом, необнаруженные на месте гибели туристов два большие лоскута ткани, обозначенные на фото №1 экспертного заключения как заштрихованные участки, были вырваны, возможно, одним из двух подручных мясника, судя по идентичному характеру рисунка контура отсутствующих лоскутов, чему способствовала явно непрочная на разрыв ткань старой палатки Дятлова.

 

   Учитывая разный характер линий разрывов, идентичных для двух отсутствовавших лоскутах ткани, а это ровные линии разрывов по вертикали и ломаные линии разрывов по горизонтали, можно сделать вывод о серьезной разнице в прочности на разрыв нитей основы и утка ткани старой палатки Дятлова, что приводило при незначительном перекосе в приложении усилия по разрыву ткани ската вдоль горизонтального направлении к неожиданному разрыву более слабых нитей утка, расположенных вдоль 4-х метрового ската палатки, препятствуя возможности сделать ровный по горизонтали разрыв ткани. 

 

   Сокрытие следователями прокуратуры обнаруженных на месте гибели туристов двух обмоток солдатского образца, путем невнесения в протоколы УД этих вещественных улик, может иметь вполне простое объяснение – влияние кураторов КГБ. А кроме этого, ещё и осознание ограниченности своих возможностей, выраженной в принципиальной невозможностью проводить следственные действия в расположении воинских частей для идентификации принадлежности солдатских обмоток кому-либо из военнослужащих. Поэтому не следует обвинять сотрудников прокуратуры в попытке сфальсифицировать УД в надежде увести от ответственности истинных виновных в гибели группы Дятлова. В задачу прокуратуры входил лишь поиск виновных в гибели туристов среди гражданского населения, чем они и были заняты, добросовестно отрабатывая мансийскую версию убийства туристов. Кстати, окончательно подозрения в причастности манси к убийству туристов были сняты как раз после получения результатов криминалистической экспертизы палатки туристов, в результате которой было выяснено, что палатку разрезали изнутри.

 

   Расследование причины гибели туристов силами КГБ, проводимое параллельно с прокуратурой Свердловской области, приняло на себя всю инициативу по доведению этого расследования до успешного раскрытия истинной причины гибели туристов, ставшей по известным причинам государственной тайной.

   Было бы правильным не противопоставлять деятельность следователей КГБ и прокуратуры Свердловской области, т.к. они были в одной «упряжке» на государственном уровне, занятые общим делом - поиском виновных в гибели группы Дятлова. Поэтому-то и часть материалов (улик), якобы не вошедших по разным причинам в официальное УД или отсутствующие в нем (обмотки солдатского образца и ножны, путевка профкома и пр.), не пропали бесследно, заняв достойное место в материалах УД КГБ.

   Фактически, дошедшее до нас официальное УД со всеми его материалами можно сравнить с надводной частью айсберга, доступной нашему взору, а вот подводная часть айсберга содержит в себе более важные улики и перечень следственных действий по изобличению виновных в гибели девяти туристов.

 

   Как следует из проведенного в этой версии расследования тайны убийства группы Дятлова, имеющихся в нашем распоряжении материалов в УД и в других источниках, вполне достаточно для более чем реалистичного воссоздания всех эпизодов этой трагедии, на долгие годы ставшей притягательной загадкой для нескольких поколений исследователей таинственной причины гибели группы Дятлова.

Сентябрь 2014г. 

 


 

Палатка Дятлова

 

   Продолжая исследовать материалы УД, убедительно свидетельствующие о несостоятельности тех или иных версий, следует особо обратить внимание на результаты криминалистической экспертизы палатки Дятлова, которые при их детальном анализе смогут поставить крест на всех версиях, основанных на предположении о том, что палатку разрезали изнутри сами туристами. К таким версиям относятся все некриминальные версии гибели туристов, поэтому значимость этого исследования более важна по сравнению с несколькими пунктами раздела «Версии. Чего быть не могло», что и позволило мне выделить его как самостоятельный раздел проводимого расследования.

   Попробуем проанализировать результаты криминалистической экспертизы палатки Дятлова применительно ко всем некриминальным версиям, включающим в себя эпизод аварийного выхода туристов через разрезанный ими правый скат палатки.

   Для этого повторно приведу несколько цитат из криминалистической экспертизы палатки Дятлова:

«Лист 303.

…  3 апреля 1959г. из прокуратуры Свердловской области при постановлении от 16/3-59г. прокурора-криминалиста м. советника юстиции Иванова Л.Н. для производства криминалистической экспертизы поступила туристическая палатка группы Дятлова, обнаруженная на месте происшествия.

НА РАЗРЕШЕНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ ПОСТАВЛЕНЫ ВОПРОСЫ:

"1. Имеются ли разрезы палатки группы Дятлова?

2. Если имеются разрезы, то сделаные ли они с внутренней стороны или с наружной?"

Производство данной экспертизы поручено ст. эксперту-криминалисту Чуркиной Г.Е. с высшим юридическим образованием и стажем экспертной работы с 1954г.

Эксперт об уголовной ответственности по ст.ст.92 и 95 УК РСФСР предупреждён.

ОСМОТР И ИССЛЕДОВАНИЕ

Туристическая палатка группы туристов под руководством Дятлова, обнаруженная на месте происшествия, представлена на исследование в беспорядочно-скомканном виде.

Для воссоздания обстановки, близкой к обстановке места происшествия, данная палатка при помощи и консультации туриста Юдина Ю. была натянута и укреплена в таком виде, как она обычно разбивается туристами на привале (см. примерную схему № 1).

Сшита палатка из толстой хлопчатобумажной ткани защитного цвета. Общая длина палатки (по коньку) равна 4м.33см, длина одного скоса - 1м.14см, общая ширина примерно 2 м. Высота палатки зависит от её установки.

F1pD410x336.jpg

(Под схемой палатки на фото №1 написан от руки следующий текст:

«Фото №1. Примерная схема палатки группы Дятлова. Заштрихованы отсутствующие лоскуты ткани. Разрезы отмечены красными стрелками. Разрывы отмечены не все».)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В туристической палатке группы Дятлова на правом скосе полотна, образующего крышу, три повреждения длиной примерно 32, 89, и 42 см. /условно обозначенные № 1, 2, 3/ возникли как результат воздействия каким-то острым оружием /ножом/, т.е. являются разрезами.

Все указанные разрезы нанесены с внутренней стороны из палатки.

Печать

ЭКСПЕРТ

СТ. НАУЧН. СОТРУДНИК Чуркина (подпись) /ЧУРКИНА/»

 

   Продублирую здесь анализ результатов экспертизы, приведенный в предыдущем разделе «Сопоставляя факты УД», как исходную информацию, относящуюся ко всем версиям, включая криминальные.

   На основании результатов криминалистической экспертизы можно выделить два способа повреждения ткани палатки:

     а) повреждения, возникшие в результате «воздействия каким-то острым оружием /ножом/», обозначенные экспертом под № 1,2,3;

     б) повреждения, возникшие в результате разрыва ткани, к которым относятся, в частности, разрывы по краям двух больших отсутствующих лоскутов, отмеченных на фото 1 как заштрихованные участки. Не все повреждения палатки, произошедшие в результате разрыва ткани, нанесены на фото 1 примерной схемы палатки Дятлова.

 

   Можно без преувеличения сказать, что наиболее существенными повреждениями ткани правого ската палатки являются две большие зияющие дыры, образованные, по всей видимости, вследствие целенаправленного приложения физической силы для вырывания двух примерно одинаковых по размеру и прямоугольной форме лоскутов ткани. Учитывая приведенные в экспертизе размеры палатки и параметры разрезов, можно примерно оценить размеры двух отсутствующих лоскутов - длина = 80-95см, ширина = 60–75см.

   Эти два лоскута ткани не были вырезаны ножом, т.к. в этом случае эксперт Чуркина Г.Е. указала бы на разрезы ткани по периметру отсутствующих лоскутов.

 

   Таким образом, даже поверхностный анализ результатов экспертизы палатки позволяет поставить под сомнение любые версии, согласно которым палатку разрезали сами туристы изнутри. У полуодетых и в большинстве своем разутых туристов, спешно покинувших свою палатку, о чем свидетельствует недостаток времени для извлечения из палатки жизненно важных в их ситуации одежды и обуви, тем более не было бы времени на целенаправленное вырывание двух примерно одинаковых по размеру лоскутов ткани из разрезанного ими ската палатки.

   Насколько востребованными и актуальными для девяти туристов были эти два лоскута непрочной ткани примерно одинаковой формы и размера, чтобы тратить драгоценное время на их вырывание, оказавшись за пределами палатки в полураздетом состоянии, в условиях ночной стужи, ветра и глубокого снега, забыв при этом об одежде и обуви?

   Даже  у сторонников некриминальных версий не возникает сомнение в том, что туристы, спешно покидая палатку через разрез, не тратили время на вырывание этих двух прямоугольных лоскутов ткани.

   Кто-кто, а туристы точно не могли вырвать эти лоскуты ткани, и этот факт не подвергается сомнению никем из исследователей таинственной причины гибели туристов.

 

   Сторонники некриминальных версий, естественно, не допускают иной возможности разрезания ската палатки, обращенного вниз по склону, т.е. в ту сторону, куда и ушли туристы, чем та, которая объединяет эти версии – палатку резали сами туристы изнутри для аварийного выхода из неё.

   Формально, такое предположение не противоречит результатам экспертизы, при одном вполне оправданном допущении – 2-й и 3-й разрезы имели продолжение через отсутствующие два лоскута ткани, заштрихованные на фото 1, что единственно и могло позволить 9 туристам спешно покинуть палатку через большой разрез.

   При таком способе аварийной эвакуации туристов вполне допустимо возникновение ещё и дополнительных разрывов непрочной ткани правого ската палатки, однако даже сторонникам этих версий понятно, что туристы не могли сами ещё и вырвать два примерно одинаковых по форме и размеру лоскута ткани.

 

   В разделе «Сопоставление фактов УД» приведена причина отсутствия этих двух лоскутов ткани на месте гибели туристов, соответствующая криминальной версии проводимого расследования. Однако для ярых противников криминальных версий, как фанатичных приверженцев некриминальных версий, приведенные там доводы, вряд ли покажутся убедительными, ведь они уже определились для себя с возможной причиной утраты этих двух лоскутов ткани без участия посторонних людей на месте гибели туристов.

   Какова же причина отсутствия двух больших лоскутов ткани, заштрихованных на фото 1, и необнаруженных на месте гибели туристов, по мнению сторонников некриминальных версий?

 

   Логика сторонников некриминальных версий достаточно проста – если сами туристы явно не могли вырвать эти два лоскута ткани, то это, должно быть, сделал кто-то из поисковиков, в числе первых обнаруживший палатку туристов 26 февраля.

   Этими первыми поисковиками, обнаружившими палатку, руководил студент 3 курса УПИ Слобцов Борис Ефимович, из протокола допроса которого нам стало известно следующее:

«На место происшествия я прилетел вертолетом 23 февраля 1959 года. Я руководил поисковой группой. Палатка группы Дятлова была обнаружена нашей группой днем 26 февраля 1959 года.

Когда подошли к палатке, то обнаружили: вход палатки выступал из-под снега, а остальная часть палатки была под снегом. Вокруг палатки в снегу стояли лыжные палки и запасные лыжи – 1 пара. Снег на палатке был толщиной 15-20см, было видно, что снег на палатку надут, был твердый.

Около палатки рядом со входом в снег был воткнут ледоруб, на палатке, на снегу лежал фонарь карманный, китайский, который, как установили впоследствии, принадлежал Дятлову. …

26 февраля 1959 г. мы над палаткой прорыли снег и убедились, что людей нет, а находившиеся в палатке вещи не трогали. Со мной был студент Шаравин…

Когда я 26.2.59 г. смотрел, под палаткой увидел следующее: сама палатка была разорвана, у входа лежали продукты в ведре…».

 

   Как следует из показаний Слобцова Б.Е., они с Михаилом Шаравиным только прорыли твердый снег, лежавший на палатке, используя для этой цели ледоруб, в надежде обнаружить в ней кого-нибудь из туристов. При этом он утверждает, что палатка была разорвана.

   Таким образом, сам Слобцов Б.Е., как руководитель поисковой группы, обязанный контролировать действия членов своей группы, не берет на себя ответственность за нанесение палатке каких-либо серьезных повреждений, что в нашем случае подразумевает вырывание нескольких больших кусков ткани.

 

   Что же касается Михаила Шаравина, то Алексей Ракитин, как один из серьезных исследователей тайны гибели туристов, в своей версии приводит дословные воспоминания Михаила Шаравина, взявшего на себя (и Слобцова Б.Е.) ответственность за нанесение палатке Дятлова дополнительных повреждений, отсутствовавших на момент её обнаружения:

«15 февраля 2007 г. Михаил Шаравин, отвечая на вопросы исследователей Кунцевича (от "Фонда дятловцев") и Ельдера (от "Центра гражданского расследования трагедии дятловцев") вполне определённо сказал об этом. Дословно он сообщил следующее: "Там есть две прорези наискосок и вниз - это конечно прорезь сделана ножом, а вот что на коньке палатки, на центре, к примеру, там ещё одна большая дыра - это мы разрубили. Там вот есть ещё какой-то лоскут потерянный, вот это то, что мы нанесли..."».

 

   Взяв на себя и Слобцова Б.Е. ответственность за нанесенные палатке Дятлова дополнительных повреждений, Михаил Шаравин фактически легализует все некриминальные версии, т.к. в противном случае, ненайденные на месте гибели туристов два идентичных по размерам и прямоугольной форме лоскута ткани, поставили бы крест на всех некриминальных версиях, неспособных объяснить отсутствие двух больших кусков ткани.

   По всей видимости, Михаил Шаравин был вынужден взять на себя ответственность за утрату этих лоскутов ткани, учитывая атмосферу завуалированного неприятия криминальных версий, царящую на ежегодных собраниях Фонда памяти Дятлова, о чем свидетельствует своеобразная победная реляция Евгения Буянова, посвященная результатам одного из таких собраний:

«На последнем вечере в "Звездном" наконец достаточно определенно "криминальная версия" получила решительный "отбой". В ее защиту высказывались очень слабые аргументы и весьма далекие от событий аварии факты, например, Юдиным, который привел слабые аргументы насчет какой-то "драки" у кедра из-за того, что там был найден "обшлаг" от свитера и эта злополучная "обмотка" (этот его последний по сути "аргумент" в пользу криминала, - остальные он не решился повторить). Там были еще выступавшие, "склонные" к этой версии (например, Богомолов, Баталова), но вот никаких прямых фактов они не привели.

В то же время в Звездном убедительно прозвучало мнение от многих поисковиков (и наиболее веско - от Бартоломея), что нет и следов криминала и нет и никаких "мотивов" криминального преступления для убийства группы туристов».

 

   Из содержания этой цитаты следует, что многие поисковики так или иначе поддерживают некриминальные версии гибели туристов, согласно которым палатку резали сами туристы, а посторонних людей возле палатки не могло быть категорически. Поэтому исчезновению двух больших лоскутов палаточной ткани, отсутствовавших на месте гибели туристов, просто необходимо дать реалистичное объяснение в рамках некриминальных версий.

   Даже не сомневаюсь в том, что Михаил Шаравин был вынужден фактически оговорить себя и Б.Слобцова, взяв на себя ответственность за утрату этих кусков ткани, якобы вырванных ими, когда они откапывали занесенную снегом палатку.

   Однако, эти рассуждения о роли Михаила Шаравина в легализации некриминальных версий не более чем моё предположение, которое, как говорится, «к делу не пришьёшь». Поэтому следует более тщательно разобраться в этой ситуации и попытаться уже доказать обоснованность этого предположения, приводя более веские аргументы, чем влияние какой-то эфемерной атмосферы завуалированной нетерпимости к криминальным версиям, якобы царящей на ежегодных собраниях Фонда памяти Дятлова.

 

   Для начала хочу обратить внимание на дословный текст из воспоминаний Михаила Шаравина, относящийся к повреждениям палатки: "Там есть две прорези наискосок и вниз - это конечно прорезь сделана ножом, а вот что на коньке палатки, на центре, к примеру, там ещё одна большая дыра - это мы разрубили. Там вот есть ещё какой-то лоскут потерянный, вот это то, что мы нанесли…". 

   Дословное цитирование высказываний Михаила Шаравина может свидетельствовать о его явной неуверенности в воспроизведении тех событий, участником которых он лично был, что можно списать, конечно, на возраст, однако он упоминает явно с чужих слов о каком-то потерянном лоскуте, причем только в единственном числе!

   Однако, в соответствии с некриминальными версиями, сообразно которым палатка имела длинный разрез, единственно позволявший 9 туристам её быстро покинуть, таких лоскутов должно быть больше одного, и даже не два, а четыре!!!

 

   Но давайте разбираться по порядку.

   Борис Слобцов, как руководитель группы, должен был контролировать действия свое группы, во всяком случае, во время попытки прорыть снег над палаткой, чем он лично занимался вместе с Михаилом Шаравиным, располагая одним ледоруб на двоих.

   Несмотря на твердый снег, закрывающий доступ к палатке, трудно себе представить, что Михаил Шаравин, широко размахнувшись ледорубом, вонзает его в снег, пробивая при этом ткань палатки и все, что под ней находится, включая тела туристов. Ведь в надежде обнаружения тел туристов Борис Слобцов и предпринял попытку заглянуть в палатку, начав расчищать её от снега, согласно его свидетельским показаниям.

   М. Шаравин и Б. Слобцов использовали ледоруб, пытаясь откопать палатку, но из этого не следует, что один из них, скажем, Михаил Шаравин, не контролируя силу удара, чтобы пробить только твердый слой снега, наносил сильнейшие удар за ударом, многократно пробивая твердый снег и содержимое палатки под ним, где могли находиться тела туристов. При этом ещё и не был остановлен своим руководителем, спокойно наблюдавшим за этим «вандализмом».

 

   Вряд ли Б. Слобцов и М. Шаравин вели себя подобным образом, именно благодаря которому они и могли вырвать ну разве что один небольшой фрагмент от двух лоскутов прямоугольной формы, отсутствовавших после их якобы попыток расчистить палатку от твердого снега, сообразно утверждениям сторонников некриминальных версий.

 

   Давайте абстрагируемся от возможных действий конкретно М. Шаравина и Б. Слобцова, все же допустив такой немыслимый способ откапывания палатки двумя гипотетическими вандалами, не имеющими к Б. Слобцову и М. Шаравину никакого отношения.

   Чтобы легализовать все некриминальные версии, попытаемся оценить гипотетические возможности этих двух вандалов по вырыванию двух больших лоскута ткани, примерно одинаковых по размеру и прямоугольных по форме, из правого ската палатки.

   Для этого следует адаптировать примерную схему палатки Дятлова из криминалистической экспертизы под некриминальные версии на момент её обнаружения поисковиками. Такая адаптированная схема поможет более детально представить состояние разрезанной палатки Дятлова на момент её обнаружения группой Слобцова Б.Е. На месте заштрихованных участков, обозначавших ранее отсутствующие лоскуты ткани, расположены разноцветные «лоскуты» ткани, присутствующие на своих местах на момент обнаружения палатки. Как раз эти лоскуты ткани должны быть непреднамеренно, т.е. совершенно случайно, вырваны в результате действий гипотетических вандалов, занятых удалением 15-20см слоя твердого снега, лежавшего на палатке, при помощи ледоруба и рук.

 

PspD_ad_nk_vers410x295.jpg

   Итак, основным повреждением палатки, сообразно некриминальным версиям, являлся длинный разрез правого ската палатки, выделенный красным цветом на схеме палатки туристов PspD_ad_nk_vers410x295.jpg. Этот разрез включает в себя: разрез №2, его продолжение через первый прямоугольный лоскут ткани, плавно переходящее в разрез №3, продолжающийся через второй прямоугольный лоскут ткани.

   Первый и второй прямоугольные лоскуты ткани по некриминальным версиям присутствуют на своих местах на момент обнаружения палатки поисковиками – исходное условие.

 

   Таким образом, согласно некриминальным версиям, палатка на правом скате, не считая каких-то дополнительных разрывов, имела большой продольный разрез, фактически разделяющий два прямоугольных лоскута ткани, пока присутствующих на своих местах, на две части каждый, отмеченные разным цветом.

 

   Давайте сформулируем задачу перед нашими гипотетическими вандалами, выполнив которую они с честью смогут легализовать все некриминальные версии:

   нашим гипотетическим вандалам, откапывающим палатку Дятлова из-под твердого снега толщиной 15-20см, используя на двоих один ледоруб, необходимо абсолютно непреднамеренно вырвать ледорубом ли, руками ли, ни много ни мало, а четыре лоскута ткани строго определенной формы, обозначенной на схеме двумя цветами, и в строго определенном месте палатки, о чем, естественно, они ни сном ни духом не ведают, вонзая ледоруб в твердый снег, отделяющий их от палатки, пронзая при этом ткань палатки и многое из того, что находится под ней (возможно, тела туристов).

   Эта задача усложняется еще и тем, что в отличие от адаптированной под некриминальные версии примерной схемы палатки, на которой ткань по линии большого разреза состыкована, в реальных условиях аварийного выхода туристов из палатки, какими бы они ни были, две половины разрезанного полотна ткани правого ската, естественно, не были состыкованы о линии разреза, а располагались под снегом к моменту прибытия поисковиков в хаотическом состоянии друг относительно друга.

   Эту задачу придется ещё несколько усложнить, обязав этих вандалов не только её выполнить, но и впоследствии скрыть следы своего вандализма от следователей прокуратуры, утаив эти четыре больших лоскута ткани, абсолютно без злого умысла.

 

   Способны ли два гипотетических вандала справиться с поставленной задачей, чтобы легализовать все некриминальные версии?

 

   Даже не сомневаюсь, что, по крайней мере, фанатичные приверженцы лавинной версии, как один (и мы знаем его имя), с легкостью утвердительно ответят на этот вопрос, заявив, что не только каким-то гипотетическим вандалам, далеким от реального воплощения, но и конкретным поисковикам М. Шаравину и Б. Слобцову было по силам справиться с такой задачей – совершенно случайно и без злого умысла вырубить ледорубом под снегом четыре лоскута ткани, каждая пара из которых, будучи состыкованными по линии большого разреза, представляла собой прямоугольный лоскут ткани, указанный как отсутствующий в экспертизе палатки туристов. Причем эти две пары смежных лоскутов образуют прямоугольники примерно одинаковые по размерам.

   Воистину, вера в лавину творит чудеса!

 

   Если бы не эта слепая вера в чудеса, то легализовать лавинную версию было бы невозможно, т.к. она и все некриминальные версии не способны объяснить исчезновение двух примерно одинаковых по размерам и форме лоскутов ткани, вообще необнаруженных на месте гибели группы Дятлова.

 

   Попробуем детализировать работу уже М. Шаравина и Б. Слобцова.

   Михаил Шаравин указывает на повреждения в районе конька: « а вот что на коньке палатки, на центре, к примеру, там ещё одна большая дыра - это мы разрубили», однако эта дыра фигурирует в версии Алексея Ракитина и присутствует на скате палатки возле конька сама по себе, не имея отношения к двум большим вырванным лоскутам.

   Если Михаил Шаравин так отчетливо помнит о проделанной им прорехе ткани в районе конька, то тем более он должен был вспомнить о ещё двух продольных разрывах ткани, гораздо больших по размерам, образующих две ломаные линии границы, отсутствующих лоскутов в верхней части ската, недалеко от конька. Лишь после того, как прорубить ткань палатки по этим линиям можно легко вырвать только два верхних лоскута ткани, выделенных зеленым цветом.

   Казалось бы, половина задачи могла быть выполнена, однако Михаил Шаравин явно не может ничего вспомнить об этих разрывах, гораздо больших по размерам, чем разрыв в области конька.

   Аналогичные по длине два разрыва вдоль нижней границы ската по ломаным линиям нижней части, отсутствующих лоскутов, уже могли быть сделаны только с использованием измерительного инструмента для совмещения ровных вертикальных линий разрывов двух половинок каждого из двух отсутствующих лоскутов.

 

   Думаю, продолжать бессмысленно, т.к. это уже избыточная детализация, невыполнимой даже гипотетическими вандалами (из курса экстремальной кройки и шитья) задачи выкройки двух примерно одинаковых по размерам и форме лоскутов ткани из разрезанного надвое (с не состыкованными между собой краями разреза) полотна ткани правого ската палатки, покрытого слоем снега в 15-20 см., с использованием только ледоруба и рук, ещё и при полном отсутствии мотивации к умышленному вредительству.

   Таким образом, можно считать доказанным, что Михаил Шаравин и Борис Слобцов, откапывая палатку, не были в состоянии непреднамеренно, т.е. абсолютно случайно, вырвать четыре (!) лоскута ткани, обозначенных разным цветом на адаптированной под некриминальные версии схеме палатки. Если учесть, что ткань ската палатки в местах длинного разреза уж точно не была состыкована по линии разреза, то абсолютно случайно вырвать четыре лоскута ткани было бы невозможно ни этим поисковикам, ни вообще каким-либо иным непреднамеренным образом.

 

   Фактически, мы доказали принципиальную невозможность вырвать непреднамеренно, т.е.  совершенно случайным образом, эти четыре лоскута ткани кем бы то ни было после обнаружения палатки Дятлова, в случае присутствия длинного разреза, разделявшего два прямоугольных лоскута ткани на две части каждый.

   Следовательно, все некриминальные версии, в которых фигурирует длинный разрез палатки, якобы сделанный туристами, можно признать несостоятельными на все 100% и считать этот факт доказанным.

 

   Если сами туристы, покидая палатку в полураздетом виде, не вырывали этих лоскутов палаточной ткани, да и поисковики, откапывая палатку из-под снега, также не были в состоянии это сделать непреднамеренно, то спрашивается, кто вырвал эти лоскуты и унес их с собой до прибытия поисковиков?

   Исключив, как доказанный факт, из рассмотрения любую возможность непреднамеренного вырывания из правого ската палатки Дятлова двух больших лоскутов прямоугольной формы после обнаружения палатки поисковиками, нам ничего другого не остается, как признать доказанным факт преднамеренного вырывания этих лоскутов посторонними людьми до обнаружения палатки 26 февраля 1959 года.

 

   Наиболее реалистичный способ уже преднамеренного вырывания двух примерно одинаковых по форме и величине лоскутов не допускает продолжения разрезов 2 и 3 через эти отсутствующие лоскуты. Первый лоскут был преднамеренно вырван из цельного полотна ткани, с двух сторон по ширине ограниченного разрезами 2 и 3. Вырывать же второй лоскут начали от конца 3 разреза, копируя форму и размер первого вырванного лоскута.

   Такой способ умышленного вырывания двух близких по размерам лоскутов ткани единственно способен правдоподобно объяснить их отсутствие на месте гибели группы Дятлова, подтверждая реальность событий, описанных в предыдущем разделе «Сопоставляя факты УД».

 

   Таким образом, доказанная нами невозможность непреднамеренной (случайной) утраты этих двух прямоугольных лоскутов ткани, после обнаружения палатки поисковиками, является 100% доказательством присутствия посторонних людей на месте гибели туристов и криминальной смерти группы Дятлова, как результата злого умысла этих посторонних людей, о чем свидетельствует уже характер травм на телах туристов.

 

   Остается надеяться на то, что большинство адекватных исследователей таинственной причины гибели группы Дятлова, придерживающихся некриминальных версий, смогут наконец-то задаться вопросом: куда же подевались эти два прямоугольных лоскута ткани?

   Трезво оценивая отнюдь не вандальный способ действий реальных поисковиков М. Шаравина и Б. Слобцова, которые если и нанесли непредумышленный вред ткани палатки, откапывая её из-под снега, то он никак не может быть соотнесен с их реальной возможностью абсолютно случайно вырвать четыре отдельных лоскута ткани, каждая пара из которых образовала бы два лоскута ткани идентичные по размерам и форме.

 

   Несмотря на 100% доказательство факта несостоятельности всех некриминальных версий, «воистину верующие в лавину» приверженцы этих версий, в шутку названные мной «сектой свидетелей лавины» за свою нетерпимость к криминальным версиям и их сторонникам, как признак сектантства, сплотив свои ряды и объединив усилия с верующими в другие некриминальные версии, будут и дальше с нарастающей агрессивностью относиться к криминальным версиям, опираясь не столько на искренность своей веры, сколько на некоторые другие, стимулирующие эту веру, факторы.  

   Хочется также надеяться на то, что к 56-57 годовщине гибели группы Дятлова на собрании Фонда памяти Дятлова сторонники некриминальных версий либо найдут другой реалистичный способ объяснения утраты этих двух прямоугольных лоскутов ткани, разделенных большим разрезом на две части каждый, либо найдут в себе мужество  признать несостоятельность своих версий.

 

   И можно будет с уверенностью констатировать, что все «некриминальные версии» получили решительный "отбой", т. ч. Евгений Буянов в «Звездном» рано праздновал поражение сторонников криминальных версий, в числе которых был и Юрий Юдин, приводивший в качестве доказательства присутствия посторонних людей на месте гибели туристов, обнаруженные там обмотки солдатского образца.

 Сентябрь 2014г.